А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Позволь любви найти тебя" (страница 3)

   Глава 3

   – Понятия не имею, кто он такой, а выяснить пока еще не успела, – сказала Офелия. – Мы же только что вернулись в город, и я не слышала новых сплетен. Зато слышала, как несколько человек называли его Купидоном. Весьма интересно.
   Рейфел почувствовал укол ревности, услышав, что Офелия находит этого человека интересным, и стал дожидаться, когда она закончит отдавать распоряжения слуге для кухни. Разумеется, она хочет узнать, кто присутствует на ее приеме. Она всегда выясняла, кем являются незваные гости, еще до того, как они уходили, на случай если их нужно включить в список приглашенных на следующий прием.
   – Ну, на чем мы остановились? – спросила Офелия, обернувшись к Рейфу и одарив его своей очаровательной улыбкой.
   «Господи, какая она красавица!» – подумал он. Светлые, почти белые волосы, голубые глаза, кожа цвета слоновой кости, черты лица настолько изысканные, что ослепляют каждого, взглянувшего на нее. Маленький шрам на щеке, который остался после падения с лошади, никоим образом ее не портил. Рейфу даже хотелось, чтобы эта вмятинка сделала ее менее красивой, но это бы очень расстроило Офелию. Он искренне жалел, что до сих пор иногда ревнует, стоит ему увидеть, как она разговаривает с другими мужчинами. Черт побери, он просто не в силах с собой справиться, хотя прекрасно понимает, что у него нет никаких оснований для ревности. Но с другой стороны, никто никогда не сравнится красотой с его Офелией.
   – Мы разговаривали о твоем незваном госте-красавчике, – напомнил он.
   – Ах да. Я в самом деле пригласила его друга, достопочтенного Уильяма Пейса, потому что у него в этом году дебютирует сестра, но я никак не могла вспомнить ее имя. Я думала, он приведет ее с собой, но, видимо, она уже с кем-то обручилась.
   – Пейс, конечно же, теперь я вспомнил! Славный малый. Недавно потерял обоих родителей. Не думаю, что я знаком с его сестрой, хотя… Купидон, говоришь? – Кинув взгляд на пару в дальнем конце зала, Рейф возвел глаза к потолку. Именно так и рождаются сплетни и неверные слухи – люди не знают всех подробностей и сочиняют их сами. – Должно быть, кто-то что-то неправильно понял, иначе откуда возникли слухи, что он занимается сватовством?
   Офелия прыснула.
   – Вот уж действительно! Я уверена, этим увлекаются только женщины. Но все равно такое прозвище неспроста, потому что я не меньше трех раз услышала прозвище Купидон еще до того, как он пришел, и еще больше после его появления. Но прежде чем я успела спросить, в чем дело, мне задали вопрос про твоего отца. Кто-то его узнал, и всем сразу стало любопытно, что заставило его вылезти из берлоги.
   – Мэнди, разумеется. Вроде бы каждый должен прийти к такому заключению и забыть об этом.
   Офелия возразила:
   – Ничего подобного! Ведь она провела целых два сезона без его опеки.
   Оба взглянули в сторону Аманды, и Рейфел тут же нахмурился, заметив в окружавшей ее группе молодого человека, которого не видел там раньше.
   – Какого дьявола тут делает Экстер? Этот мерзавец пользуется дурной славой охотника за деньгами!
   – Он поселился у лорда и леди Дюррант. Я этого и не знала, пока они не появились тут вместе с ним. Но такие, как он, не смогут одурачить Мэнди. Она умная девушка, хотя и любит притворяться, что это не так.
   – Я ее ужасно люблю, но ты говоришь про мою сестру. У нее же ветер в голове гуляет и…
   Офелия ткнула его в грудь.
   – Ничего подобного! Она просто легко возбудима, но в этом ничего плохого нет. Сомневаюсь, что она не сумеет сообразить, кто из кавалеров влюблен в нее, а кто – в ее отца… – Офелия помолчала немного, и Рейфел разразился хохотом, – точнее, в титул ее отца.
   Он обнял жену за плечи.
   – Я понимаю, что, вероятно, беспокоюсь из-за пустяков. – Он похлопал себя по груди. – Просто чувствую здесь, как несчастлива Мэнди. Ты только посмотри на нее – она же очаровательна! Самая выгодная партия. Какого черта этой молодежи требуется столько времени, чтобы завоевать ее?
   – Ну конечно же, потому, что ни один из них ей не подходит. Время неподходящее, вот и все. Нельзя заставить любить, и с ней этого пока не произошло. Но в этом году в город приезжают новые джентльмены – новый выбор, новые возможности. Можно надеяться, что в этом году любовь ее найдет.
   Супруги снова перевели взгляды на незваного высокого красивого гостя. Видя, как он смеется, разговаривая с юной, недавно обрученной парой, Рейфел подумал, что тот вовсе не выглядит таким зловещим, как на первый взгляд. Вероятно, следует повести себя по-светски и познакомиться с ним, чтобы понять, не обманывает ли его интуиция.
   Офелия же размышляла совершенно о другом. Купидон? Только человек, исключительно преуспевший в сватовстве, мог заработать такое прозвище. Ну, или это просто шутка, и скорее всего так и есть. Ни один мужчина не захочет, чтобы его сравнивали с херувимом, верно? В любом случае она просто обязана все выяснить.
   На другом конце комнаты, едва сэр Генри и Элизабет Мэлкорт закончили беседу и отошли, Уильям Пейс обратился к своему лучшему другу:
   – Я же говорил, что ты отлично сюда впишешься и встретишь кое-кого из знакомых.
   Девин Болдуин рассмеялся. Оба они знали, что слово «впишешься» не о Девине. Он был слишком крупным, слишком загорелым, потому что проводил большую часть времени на улице, и слишком задиристым – он никогда не смягчал своих суждений и не собирался этого делать, невзирая на общество. Пусть его и учили быть джентльменом, он находил эти уроки бесполезными и нелепо смехотворными, даже лицемерными.
   Уильям уже несколько лет пытался убедить его ходить на приемы, подобные этому, но Девин лишь недавно увидел в них смысл. И дело не в том, что он отказывался от общения с людьми. Но приглашения от клиентов относились к другому роду деятельности, который он называл бизнесом, и не имели ничего общего с подобными пышными зваными вечерами, где каждый гость обладал тем или иным титулом. Однако теперь он начал получать приглашения от титулованных лордов, которых даже в глаза никогда не видел, и все потому, что помог нескольким клиентам в деле, никак не касавшемся разводимых им лошадей.
   До сих пор он эти роскошные приглашения игнорировал – до сегодняшнего вечера. Ему не нравились эти богатые лондонские набобы, если они не были его клиентами. Но даже и в этом случае он считал их глупыми, поверхностными людьми, озабоченными преимущественно всякими пустяками и развлечениями, а не настоящей жизнью. Они слишком напоминали ему отца, которого он ненавидел. Напоминали мать, отвернувшуюся от семьи, чтобы предаться грехам Лондона. Он больше привык к сельской аристократии, к лордам, лично управлявшим своими имениями, а не поручившим их доверенным лицам; к людям, которых уважал, потому что они не боялись испачкать руки.
   – Обворожительна, правда? – заметил Уильям.
   Девин перевел взгляд на замысловато украшенный камин и только потом спросил:
   – Которая?
   Уильям рассмеялся.
   – Ну, хозяйка дома замужем, и, по общему мнению, брак счастливый. И потом ты знаешь, что я говорю о маленькой мисс Счастье.
   – Я стараюсь ее не замечать.
   – Почему?
   – Ведь это ты подыскиваешь себе богатую жену, а не я, – ответил Девин. Кроме того, эта болтушка, к которой то и дело возвращался его взгляд, была чересчур хороша собой. Меньше всего ему хотелось увлечься женщиной, которую он никогда не сможет получить.
   – Конечно, прекрасно, что ты отказываешься от борьбы в мою пользу, старина, но я все же не совсем болван, – заметил Уильям. – У меня нет ни малейшего шанса с такой цыпочкой.
   – Чушь…
   Уильям оборвал его смешком.
   – Знаешь, признаюсь откровенно – в прошлом сезоне я сделал все, что мог. Но тогда я еще не знал, что ее отец герцог, а когда выяснил, то решил на это наплевать. Но она даже не запомнила, как меня зовут! Чертовски ударило по самолюбию, и я это дело бросил. Но ты-то у нас здоровяк и красавчик, никто и внимания не обратит, что ты слегка грубоват.
   Наконец-то Уильям добился того, чтобы его друг засмеялся, хотя сказал он чистую правду.
   – Пусть я восстановил семейную ферму, нельзя считать это моим доходом. И титул, когда-то принадлежавший семье, умчался от нас рысью несколько столетий назад из-за рождения дочери, его даже не передали дальним кузенам. Ты хоть понимаешь, что семейство маленькой мисс Счастье потребует соблюдения хотя бы одного из этих условий, а скорее всего – обоих?
   – Это ты так думаешь, – задумчиво произнес Уильям. – Да-да, ты так и думаешь, но некоторые семейства настолько богаты и величественны, что не обращают внимания на подобные условности.
   – Или делаются совсем неприступными.
   Уильям пожал плечами:
   – Кто знает? Но я больше ни слова не скажу. Имей в виду, только потому, что ты утверждаешь, будто жена тебе пока не нужна. Но мне кажется, тебе все же стоит рискнуть, вдруг какая-нибудь леди просто свалится тебе в руки…
   – Вроде ты собирался заткнуться?
   Уильям ухмыльнулся, внезапно взгляд его загорелся, и он произнес:
   – Ого! Мужайся, к тебе приближается цунами.
   – Что?
   Девин повернулся и увидел, что к ним направляются две пожилые леди. Та, что шла впереди, пухленькая, седовласая, выглядела очень разгневанной. Вторая, с аккуратной фигурой и все еще светлыми волосами, в которых лишь слегка проглядывала седина, казалась смущенной, но все равно тащилась вслед за полной дамой.
   – Молодой человек, я хочу предъявить вам счет! – рявкнула на Девина первая дама.
   – Мадам, сбавьте тон или несите свой счет куда-нибудь в другое место! – не менее резко ответил он.
   На мгновение та потеряла дар речи. Уильям ухватился за эту возможность, чтобы торопливо представить всех друг другу. Вторая леди, Гертруда Аллен, очень удивилась, услышав полное имя Девина.
   – Вы, случайно, не в родстве с Лидией Болдуин? – спросила Гертруда.
   Этой леди с мягким голосом Девин даже улыбнулся:
   – Да, это моя тетя.
   – О Боже, я прекрасно знаю вашу семью! Мой покойный муж нередко ездил в Ланкашир, чтобы купить лошадей. Превосходных лошадей! Старая семейная традиция, а? Насколько я помню, в то время ваши дед с бабушкой еще были живы. А позже ваша тетя, когда они с вашим дядей перебрались в Лондон, помогала мне с моим Флаффи. Она просто прекрасная дрессировщица! Мой Флаффи провел с вашей тетей всего неделю, но, вернувшись домой, он больше не грыз ножки стола. Мейбл, я рассказывала тебе…
   В этот момент более пожилая дама пришла в себя и оборвала приятельницу:
   – Он может разводить каких угодно лошадей, но пусть не сует свой нос в то, о чем знать не знает. Слушайте внимательно, Купидон, – презрительно бросила Мейбл, назвав Девина прозвищем, которое он заработал сравнительно недавно, – может, пока вы и сенсация, поскольку вам немного повезло на ниве сватовства, но с вашей стороны нелепо и самонадеянно даже пытаться пробовать себя в этом деле, поскольку вы новичок в городе и…
   – Я в Лондоне вовсе не новичок, – перебил ее Девин.
   – Разумеется, новичок. Кто о вас вообще слышал до этого сезона?
   Уильям попытался умерить пыл старушки, но, обидевшись за Девина, заговорил несколько раздраженно:
   – Леди Мейбл, видите ли, Девин мой лучший друг. Мы с ним вместе учились в школе. Если хотите знать, он и родился в Лондоне. Просто после окончания школы он уехал на север, чтобы возродить семейную ферму, поэтому в последние годы был слишком занят и не мог приезжать в город, чтобы посещать светские рауты. Но он купил себе имение рядом с Лондоном, чтобы быть ближе к клиентам, так что теперь вы будете встречаться с ним чаще.
   Мейбл была стреляным воробьем, поэтому ни капли не умиротворилась, а только метнула на Уильяма сердитый взгляд и заявила:
   – Не могу назвать эту новость хорошей, Уильям Пейс. – А затем погрозила пальцем Девину. – Пока вам везло, но вы суетесь в слишком серьезное дело и можете причинить людям боль, если направите их по ложному пути. Для вас это всего лишь забава, верно? Веселое развлечение?
   Девин пожал плечами:
   – Не буду отрицать, это забавно, но я и не планировал специально этим заниматься. Что называется, счастливая случайность. Никакого везения тут нет, хорошую пару составляет простой животный магнетизм. Мужчина и женщина должны испытывать друг к другу половое влечение, но чтобы их дальнейшие счастливые отношения не распались, когда страсть проходит, им необходимо иметь между собой что-то общее.
   – Да как… да как вы смеете?! – захлебнулась Мейбл.
   – А вы подумайте об этом на досуге, старушка, и поймете, что я прав. Сколько ваших удачных пар до сих пор счастливы? Или у всех мужей уже есть любовницы на стороне?
   Уильям закашлялся, подавившись то ли смехом, то ли стоном. Гертруда упорно смотрела себе под ноги. Мейбл снова потеряла дар речи и так побагровела лицом, что казалось, она сейчас лопнет. Девин и сам чувствовал, что перешел все границы, но ему было плевать. Проклятая завистливая старая склочница не имела никакого права укорять его за те методы, которые давали отличный результат.
   Хозяйка дома выбрала именно эту минуту, чтобы дать о себе знать. Судя по выражению ее лица, ее очень развеселило то, что она успела подслушать. Теперь Девин и сам покраснел. Черт бы все побрал!
   Офелия ласково положила ладонь на руку Мейбл.
   – Нет никаких причин так расстраиваться, моя дорогая. Немного откровенности время от времени оказывает освежающее воздействие. Представьте себе, что будет, если все художники начнут рисовать в одной и той же манере? Наши стены сделаются невыносимо скучными.
   – Неуместное сравнение, – пробормотала Мейбл, однако краснота с ее лица начинала спадать.
   – Возможно, но никто и не собирается присваивать себе ваши заслуги. Старые проверенные методы всегда действуют, однако должно быть и место для новшеств, разве нет? Но Боже мой, я еще даже не знакома с этим моим гостем! – Офелия ослепительно улыбнулась обоим джентльменам. – Я Офелия Лок. Очень мило с вашей стороны присоединиться к нам сегодня вечером. О, Уильям, я, как всегда, очень рада вас видеть.
   Тут Мейбл довольно громко хмыкнула.
   – Вам не следовало это делать, Фелия.
   – Делать что? – с невинной улыбкой уточнила та.
   – Вы прекрасно понимаете, что очаровали их обоих до потери дара речи. Так им и надо. – И Мейбл решительно зашагала прочь, волоча за собой Гертруду.
   – Полагаю, вы в любом случае это переживете, верно, джентльмены? Но скажите мне, Девин Болдуин, вас не раздражает сравнение с херувимом? Или это вас забавляет?
   Уильям все еще напряженно смотрел на нее, а Девину потребовалось несколько секунд, чтобы понять ее вопрос. Он думал, что эта женщина прекраснее всех, кого он когда-либо встречал, но, черт побери, улыбка у нее просто смертельная. Он даже пожалел ее мужа… «Черта с два я его пожалел!» – мысленно захохотал Девин.
   – Как утверждает миф, Купидон не просто сын Венеры, но еще и бог любви.
   Ее глаза загорелись.
   – Вот так так! А мне и в голову не приходило, что вас называют богом!
   Девин рассмеялся.
   – Что, конечно, совершенная глупость, так что да, меня это очень забавляет.
   – Методы сватовства, которые вы тут обсуждали, весьма интересны. И что, этот подход уже помог вам найти жену?
   – У меня нет времени на жену.
   Тут вмешался Уильям:
   – Сейчас Дев работает над выведением скаковых лошадей на своей новой ферме в окрестностях Лондона, к северу от ипподрома.
   – Да, – подтвердил Девин. – Я сменил направление, которое всегда предпочитала моя семья. Процесс, конечно, долгий, но уже грядущей весной я буду знать, получается что-нибудь или нет.
   – А у вас есть быстрые лошади на продажу? Скоро у моего мужа день рождения, и я как раз подумывала подарить ему новую лошадь.
   Девин усмехнулся:
   – Возможно, они даже быстрее тех, к которым он привык.
   – Восхитительно! Вот это будет для него отличный сюрприз. Жду не дождусь, когда мы с вами сможем оценить ваших лошадей.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация