А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Позволь любви найти тебя" (страница 32)

   Глава 50

   Его отец. Внезапно все обрело смысл. Человек, не хотевший его, не желавший даже взглянуть на него, не захочет лицом к лицу столкнуться со своей ошибкой. Наверное, ему не понравилось, когда Девин переехал в Лондон, где их пути могли пересечься. Эти несколько неудач подряд с лошадьми… Это вполне мог быть его отец, пытавшийся разорить его, чтобы он снова уехал из города. Ничего не вышло, и тогда он организовал тот выстрел на ферме – никакой не браконьер, а предупреждение. Или же вовсе пошел по самому простому пути – если Девина убить, они никогда не встретятся. Боже правый, даже нападение на Уильяма могло произойти по ошибке! Ведь той ночью Уилл воспользовался той самой каретой, в которой обычно ездил Девин, когда в городе ему требовалось куда-то попасть. А теперь он начал всех расспрашивать, и его вопросы могли насторожить отца. Тот понял, что Девин его разыскивает.
   Неужели он паникует? Боится, что Девин появится у него дома и семья узнает о его юношеских прегрешениях? Девин даже представить себе не мог, что происходит в душе у такого человека. При всей своей ненависти к отцу он никогда не думал об убийстве. Ему всего лишь нужны ответы. Он хочет понять, почему от него так решительно отказались.
   Девин взлетел в седло и еще раз посмотрел на захлопнувшуюся дверь. Его радовало, что Аманда так рассердилась. Уж лучше это, чем боль во взгляде, ведь он не мог сказать ничего, чтобы утешить ее. Она не понимает, а он не знает, как все это исправить, но ни в коем случае не может допустить, чтобы она привязалась к нему. За это она ему точно спасибо не скажет. Но сейчас Девин не мог об этом думать. Сначала нужно защитить Аманду. Разговор с дядей больше откладывать нельзя. И он отправился прямиком в Лондон, чтобы добиться наконец ответов.
   Доехав до дядиного дома, Девин пошел в его кабинет. Теперь оттуда убрали всю мебель, расставили мольберты. В основном это были холсты с уже законченными работами, но некоторые оставались еще незавершенными. Дональд проводил тут каждое утро, предаваясь своему новому увлечению, и получалось у него на удивление хорошо. Предпочитая пейзажи, он пробовал себя и в портретах, и один такой портрет, написанный с Лидии, висел в гостиной над камином.
   Две гончие Дональда лежали снаружи, под дверью, и ждали, когда выйдет хозяин. Обе собаки сели, увидев Девина, вероятно, понадеявшись, что он впустит их в кабинет. Девин с трудом проскользнул внутрь, поскольку обе собаки попытались войти вместе с ним.
   – Почему ты не впускаешь собак? – спросил он, закрывая за собой дверь.
   Дональд рассмеялся.
   – Потому что мне надоело счищать их шерсть с картин, в особенности с тех, над которыми я еще работаю, ведь они не до конца высохли. Но я думал, что ты пробудешь в Норфорде всю неделю.
   – Я приехал домой, потому что мне нужно кое-что узнать. – Девин пробирался между мольбертами и вдруг остановился – на одном из холстов был изображен он сам. – Когда ты нарисовал это?
   Дональд подошел к нему и критически посмотрел на свою работу.
   – Недавно.
   – Неужели я и вправду выгляжу таким несчастным?
   – Ну разумеется, нет, ты просто… всегда слишком занят своим делом. И… – Дональд коротко хохотнул: – Мне никак не удавалось сделать с тебя набросок, когда ты в более беспечном настроении. Виноват. Нужно было просто попросить тебя попозировать, а не делать наброски украдкой, когда ты не видишь. Но мне хотелось сделать тебе сюрприз.
   – Он выглядит законченным. Почему ты мне его до сих пор не подарил?
   – По той самой причине, о которой ты сказал. Ты на нем слишком серьезный. Я хотел попытаться еще раз.
   – Напомни мне, я с удовольствием попозирую. Скоро или не очень скоро. Вообще-то мне кажется, что некоторое время ты не увидишь меня беспечным.
   – Что-то случилось?
   – Куда больше, чем я ожидал. – Девин коротко рассказал про покушения на его жизнь и закончил так: – Больше невозможно от этого отмахиваться и говорить «лучше ничего не знать». Я должен найти своего отца, чтобы положить конец его подлому безумию.
   – Но ты же только предполагаешь, что это он!
   – Положа руку на сердце, ты можешь представить себе более вероятного негодяя?
   – Это может быть кто угодно, помимо твоего отца, Девин. Но если честно, в таком случае у него должно быть самое черное сердце…
   – А кто сказал, что это не так?
   – Но он заплатил за твое обучение! Настолько гнусный негодяй не стал бы этого делать.
   – Ты говорил, то письмо было анонимным. Ты только предположил, что оно от него. А я выяснил, что мою мать поддерживал Вулзли и любил ее все те годы, что она прожила в Лондоне. Скорее именно он заплатил за мое обучение, сделав матери последний подарок. – Девин пожалел, что не спросил Вулзли об этом, когда имел такую возможность. – Мы ни черта не знаем про моего настоящего отца, и пора уже все узнать. Мне нужно имя, дядя. Кто был поверенным моей матери? Попечителем в первый год ее жизни в Лондоне? Имя горничной? Дай мне хоть какую-нибудь зацепку!
   – Между нами было десять лет разницы, Девин. Я никогда не занимался ее выходом в свет, все это устраивала наша мать перед своей смертью.
   – И ты не знаешь ни единого имени?
   – Прости, нет. Но у меня сохранились все ее личные вещи. Они сложены на чердаке в Ланкашире, даже ее последнее письмо. Ты же сохранил ту статуэтку, что она тебе прислала? В записке было кое-что, о чем я не считал нужным рассказать тебе в то время. Кое-что об этой статуэтке.
   – Что?
   Дональд потер лоб и вздохнул:
   – Проклятая память. Не могу вспомнить точные слова, но хорошо помню, как я подумал: «Почему ее так волновала чертова статуэтка, если она умирала?»
   – Почему ты сказал «волновала»?
   – Это все то письмо, написанное ею на смертном одре. Там говорилось про ту фарфоровую лошадку. Она у тебя?
   Девин уставился в пол, вспоминая ночь, когда закопал статуэтку у могилы матери.
   – Да, в Ланкашире. И если я отправлюсь прямо сейчас, то, может быть, доберусь туда еще до полуночи.
   Дональд недовольно фыркнул:
   – Ты же знаешь, что это невозможно. Я поеду с тобой, чтобы заставить тебя по дороге немного поспать.
   Девин усмехнулся:
   – Я пошутил, но все равно я поскачу очень быстро. И расскажу тебе, что выяснил, сразу же, как только вернусь.
   Он тотчас же отправился в путь. Дорога была долгой, но никогда еще он не преодолевал это расстояние так быстро. И Аманда никак не покидала его мысли. Девин в жизни не представлял, что можно так сильно желать женщину и хотеть провести с ней всю оставшуюся жизнь до последнего дня. Но это невозможно. Он вспомнил слова матери, обращенные к нему много лет назад: «Ты не знаешь, что значит так сильно любить. Надеюсь, что никогда и не узнаешь». Но он сделал именно то, от чего мать его предостерегала, – полюбил женщину, которую не может получить, и сердце его разбито.
   Он не мчался в Ланкашир – он убегал от своих мыслей, и усталость ему в этом помогала. Сон все равно не шел. Он пытался уснуть две ночи подряд, но в общей сложности ему удалось поспать не больше десяти часов. А оказавшись совсем близко к ферме, Девин решил не останавливаться на третью ночь и действительно добрался до нее около полуночи. Какая ирония! Ведь и статуэтку он закопал примерно в это же время.
   Он все еще не знал, о чем она должна ему поведать, но все равно вырыл ее из земли и отнес в свою старую комнату. Поставил на каминную полку, развел огонь. Вряд ли он еще когда-нибудь вернется в этот дом, но слуги продолжают поддерживать все в полной готовности – дрова у камина, свежие полотенца возле умывальника, чистые простыни, удобная постель, которую он сегодня особенно оценит. Но сначала другое.
   Девин зажег несколько ламп и взял одну из них с собой на чердак. Все вещи Элейн хранились в одном углу огромного помещения – пять сундуков с одеждой, две небольшие шкатулки. Девин не собирался сегодня ночью перерывать все вещи, но открыл обе шкатулки. В одной лежали драгоценности, в другой – вся корреспонденция Элейн, довольно много писем и записок. Вот это и поможет ему уснуть, так что Девин забрал шкатулку в свою комнату, вывалил содержимое на кровать, лег и начал читать.
   В основном письма были от ее старых школьных подруг в Ланкашире, два от Дональда, написанные во времена их отчужденности. Эти Девин решил не читать, Дональд уже рассказывал ему, что отнюдь не гордится тем, что наговорил тогда сестре. Множество записок от Лоренса Вулзли, в основном глупые любовные. Он не врал, он в самом деле любил мать Девина. И ничего от мужчины, чье имя ему неизвестно.
   И наконец Девин нашел записку, написанную самой Элейн. Дональд добавил ее в общую стопку.

   «Отдай статуэтку Девину. Очень важно, чтобы он ее не потерял. Пока он слишком мал, чтобы понять, но когда подрастет, он во всем разберется и поймет, как сильно я его любила. Когда он станет взрослым мужчиной, напомни ему про лошадку».

   И все? Как, дьявол вас всех побери, эти таинственные слова приведут его к отцу? Девин сурово уставился на статуэтку, испачканную в земле. Может, имя выгравировано на фарфоре или написано на нем, просто слишком мелкими буквами, и ребенком он бы его не заметил? Да он вообще рассматривал эту статуэтку прежде, чем закопать, или нет? Девин не помнил, но очень в этом сомневался.
   Он встал, взял полотенце и начал стирать землю. Отчистить не удалось только тонкий стык на животе лошади, там, где соединялись две фарфоровые половинки. Стык на спине фигурки отполировали до гладкости, но на животе особо не старались, все равно его не видно, даже если выставить лошадь на всеобщее обозрение. Но на красивом убранстве, нарисованном на лошади, никаких скрытых слов он не увидел.
   Девин слишком устал, чтобы догадаться о значении таинственной записки Элейн. Даже если он отыщет на фигурке имя, это будет скорее всего имя мастера, ее сделавшего. Боже мой, по-прежнему нет ответа! Разозлившись, Девин уже собрался швырнуть статуэтку в камин, что следовало сделать много лет назад. И так и не понял, что его вдруг остановило, но он зачем-то спустился в кухню, чтобы взять нож и выковырнуть землю из стыка. Сначала он изучит каждый дюйм статуэтки, а уж потом с удовольствием ее разобьет.
   Вернувшись в комнату, Девин схватил лошадку и сел на кровать, поближе к лампе. Но стоило ему кончиком ножа ковырнуть грязь, как лезвие провалилось внутрь. Скрытая трещина, причем шире, чем следовало бы, словно кто-то сделал это специально… Значит, туда можно было что-то засунуть?
   Его охватило возбуждение. Он просунул лезвие внутрь до конца и повернул его. Лошадь не развалилась пополам, но кусочек фарфора откололся. К черту, он не будет даже пытаться сохранить статуэтку в целости. Девин завернул лошадь в полотенце, подошел к камину и стукнул ею по гранитной полке. Затем развернул полотенце и вытащил из обломков свернутый лист бумаги.

   «Мой ненаглядный Девин!
   Надеюсь, ты нашел это, уже повзрослев достаточно, чтобы понять. Я не могла рассказать тебе правду, пока ты был ребенком, хотя всегда собиралась сделать это, когда ты подрастешь. Мне очень жаль, что ты не услышал это от меня, но так распорядилась судьба. Я не ищу себе оправданий. Я очень любила твоего отца, даже когда узнала, что он недостоин любви. Сердце бывает слишком глупым. А лорд Гарт был очаровательным, красивым и говорил, что тоже любит меня. Я была слишком юной и поверила ему безоговорочно. Но он лгал. Он говорил это всем женщинам, а потом соблазнял их. Никогда не поступай так, Девин. Никогда не произноси этих слов, если они идут не от сердца.
   Даже после того, как он перестал преследовать меня, добившись своего, я думала, что он женится на мне. Я не знала, что он уже был женат и даже имел детей. Он не признавался в этом до тех пор, пока я не отыскала его и не рассказала о тебе. Это меня сокрушило. Мне вдруг открылась его истинная натура. Он был всего лишь бессердечным развратником, а вовсе не человеком, которым ты бы мог гордиться. Он даже не принес своих извинений за то, что сотворил со мной, и думал, что, подарив мне дом, щедро расплатился за то, что погубил меня. Он посмел предложить мне отдать тебя в сиротский приют – самое простое решение! Вот таков зачавший тебя человек. Разумеется, я тебя никуда не отдала. Ты еще не родился, а я тебя уже любила.
   Ты можешь спросить, почему я рассказываю тебе об этом теперь. Должна признаться, что я по-прежнему любила Гарта Калли, несмотря на его подлое предательство, и была очень несчастлива. И все-таки я лелеяла глупую надежду – вдруг в один прекрасный день он оставит свою семью и придет к нам? Эту надежду дарил мне его интерес к тебе после твоего рождения. Сам он не хотел тебя видеть, но прислал своего друга, лорда Вулзли. Это был единственный его хороший поступок по отношению ко мне. На любовь лорда Вулзли я могла положиться, но это письмо не про Лоренса.
   Кончилось тем, что у меня не осталось к твоему отцу никаких чувств, кроме презрения, которого он и заслуживал. Это все, что я испытываю к нему сегодня. Ты уже взрослый мужчина, ты имеешь право знать, кто он такой, и составить свое мнение о нем. Может быть, он изменился и сожалеет о том, каким был когда-то. Полагаю, возможно все, и если это так, мне жаль, что я рассказала тебе правду.
   И последнее. Знай, то, что мне пришлось отослать тебя к моему брату, разбило мне сердце, но становилось все труднее и труднее лгать тебе. Ты был таким умным мальчиком и слишком быстро начал разбираться, что к чему. А я боялась, что не выдержу и расскажу тебе правду до того, как ты подрастешь и сумеешь все по-настоящему понять. Больше всего я боялась, что ты захочешь встретиться с Гартом и он произведет на тебя впечатление, может быть, даже понравится тебе. Он умел быть очень обаятельным, если это служило его целям. Вот этой мысли я просто не могла вынести. Поверь, я не собиралась оставлять тебя в деревне навсегда, мне тебя очень не хватало. Но оказалось, что я ждала слишком долго и уже не могу забрать тебя домой».

   Еще до того как Девин прочитал последние слова, в его груди возник тяжелый узел. Гнев на мать, с которым он так мучительно жил все эти годы, медленно таял, и слезы лились у него из глаз. Она не бросила его. Она пыталась уберечь его от мужчины, которого презирала, мужчины, который сейчас хочет его смерти. Но какая ирония! Ради него она надеялась, что Гарт Калли может измениться к лучшему, а он изменился только к худшему. Но зато теперь Девин знал, кто его враг.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация