А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Позволь любви найти тебя" (страница 31)

   Глава 48

   Услышав, что Элис несет ей завтрак, Аманда спрятала лицо под одеяло. Или это Девин уходит? Нет, она смутно припоминала, что, проснувшись среди ночи, обнаружила, что лежит в постели одна, и снова заснула, улыбаясь. А сейчас ей больше не спалось, уж слишком рано она… они… легли в постель.
   Аманда продолжала прятать лицо просто потому, что снова улыбалась, не могла ничего с этим поделать, и ей не хотелось, чтобы Элис приставала с расспросами. Боже милостивый, и как она собирается прожить этот день, если чувствует себя такой счастливой, что ей хочется кричать?
   – Ну просыпайтесь, – позвала ее Элис. – Вы же не думаете, что мне хотелось вставать в такую рань?
   Рань? Аманда откинула одеяло и увидела, что в комнате еще совсем темно и сквозь шторы не просачивается даже серый утренний свет.
   – А зачем ты меня будишь?
   – Потому что вы мне так велели. Урок верховой езды на заре, до того как встанут гости. Вы что, забыли?
   Аманда засмеялась и выпрыгнула из постели. Вчера ночью Девин сказал, что ей больше не нужны уроки, и они ей в самом деле не нужны – теперь. Выбор сделали за нее, но после того, что они вместе пережили ночью, она не сомневалась, что он все равно ждет ее в конюшне.
   – Что-то вы сегодня с утра очень веселая, – заметила Элис, помогая Аманде одеться. – Так устали ночью, что даже ночную рубашку не надели? Должно быть, хорошо выспались.
   – Да, пожалуй, лучше мне никогда не спалось. – Аманда подошла к подносу и стала рассматривать сдобу.
   – Надо полагать, вы приняли решение? – догадалась Элис.
   Аманда стояла к горничной спиной и не собиралась поворачиваться. Она опять улыбается! Но ей не хотелось никому, даже Элис, объяснять почему. Во всяком случае, до тех пор, пока она не поговорит с Девином и не поделится с ним своими чувствами. Удивится ли он? Нет, скорее всего он знал, что она его любит, еще до того, как она сама догадалась! Ничего удивительного, что ночью он наконец-то сдался.
   – Ну?
   Аманда, сияя, повернулась к Элис.
   – Ничего не скажу, пока он сам не объявит – что может случиться прямо сегодня!
   Элис рассмеялась, сделав какие-то собственные выводы. И тут она направилась к кровати, собираясь поменять постельное белье, как делала каждое утро. Аманда широко распахнула глаза, придя в ужас – ведь Элис сейчас обнаружит явное свидетельство того, что произошло ночью! Как она могла забыть?
   Аманда поспешно сказала:
   – Белье подождет. Вчера вечером я поела так рано, что сейчас мне требуется что-нибудь посущественнее, чем это. Только поторопись, не хочу опаздывать на урок.
   Элис кивнула и пошла к двери.
   – Не думаю, что вам стоит волноваться из-за опоздания. Утром в кухне была такая суматоха! Кто-то из гостей перекрыл черную лестницу. Наверное, заплутал, а напился так, что прямо там и заснул. А когда дворецкий попытался его разбудить, ужасно разозлился. Тут появился ваш Купидон, хотел перекусить. Он услышал шум и сказал, что сам этим займется, так что сейчас помогает молодому лорду улечься в постель.
   К счастью, Элис не ждала ответа, потому что Аманда ничего не могла придумать. Девин помогает Фаррелу? Выставляет его из имения скорее всего.
   Оставшись на несколько минут одна, она кинулась к умывальнику, торопливо поплескала себе в лицо, сама поменяла простыни и спрятала старые.
   Вчера ночью Экстер отделался слишком легко. Аманда понадеялась, что сегодня он получит от Девина еще порцию. Собственно, следовало бы рассказать о гадком плане Фаррела отцу, но она не могла этого сделать, пока не поговорит с Девином. Престон захочет знать, почему Девин так внимательно за ней присматривал и зачем поднялся в ее комнату. И хотя Аманда не сомневалась, что Девин предложит ей руку и сердце, она хотела сначала услышать это сама, а уж потом поделиться такой чудесной новостью с отцом.

   На улице Девин вел Фаррела Экстера к конюшне. Точнее, тащил волоком. Положил руку ему на плечи, будто они лучшие друзья. Фаррел и не догадывался, как близок он к еще одной взбучке. Пока он придерживал язык – ни извинений, ни объяснений. Да помнит ли он вообще вчерашнее? В конце концов Фаррел заметил, куда они направляются, и остановился.
   Девин потащил его дальше.
   – Ты уезжаешь.
   – Нет, я…
   – Уезжаешь прямо сейчас. И позволь освежить твою память на случай, если спьяну ты все забыл. Еще раз приблизишься к Аманде Лок, я тебя убью!
   Фаррел побледнел.
   – Я был пьян, приятель. Не ведал, что творю.
   – Не имеет значения. Мое обещание остается в силе.
   Девин подтолкнул Фаррела вперед, до конюшни оставались последние несколько футов.
   Фаррел отбросил притворство, резко повернулся и заорал:
   – У меня в доме остались вещи!
   – Я прикажу слугам выставить твои пожитки к задней двери. Седлай коня, забирай вещи и убирайся. И советую в будущем держаться от меня подальше. Ты не представляешь, как я ночью был близок к тому, чтобы убить тебя.
   С искаженным от страха лицом и бессильным бешенством в глазах Фаррел повернулся и скрылся в конюшне. Жалкий человек. Такой же скверный, как Джон Траск, оба по рукам и ногам связаны собственными слабостями. Траск умолял Девина никому не рассказывать, что он еще глубже увяз в долгах тому отвратительному ростовщику. Однако Девин видел, как Траск опять играет на деньги. В отличие от Уильяма, долги которому оставили родители, у этих двоих нет никаких оправданий. Рассчитывают на крупный карточный выигрыш, вместо того чтобы поступить так, как большинство вторых сыновей, – пойти в армию и добиться славы там, а не позорить свои семьи долговой тюрьмой, куда обоим прямая дорога.
   Девин вернулся в дом, проследил, чтобы вещи Фаррела собрали, и зашел за угол дома, откуда мог увидеть, покинет ли Фаррел имение, – и остановить Аманду, если она выйдет из дома до этого. Он не хотел, чтобы она обменялась с мерзавцем хоть словом, если можно это предотвратить.
   Но по правде сказать, он не думал, что она сегодня появится рано. И не знал толком, что он ей скажет, если это все-таки произойдет. Ему необходимо тоже быстро убираться отсюда, как и Фаррелу. Аманда заслуживает куда лучшего.
   Ночью он утратил последние крохи здравого смысла. Он ненавидел Фаррела Экстера за то, что это произошло из-за него, из-за того, что тот попытался сделать с Амандой, из-за того, к чему он подтолкнул его, Девина. Девин так за нее испугался, что утратил власть над собой и позволил чувствам взять верх.
   Ночь была восхитительной. И такое искушение поверить, что она и вправду его любит, что он может прожить с ней всю жизнь. Но Девин все понимал и сейчас погряз в чувстве вины за то, что ему не хватило сил устоять перед Амандой Лок.

   Глава 49

   Аманда опоздала к восходу солнца, но всего на несколько минут. В такую рань было особенно холодно, но Элис одела ее по погоде, в самое длинное и теплое пальто. Помимо всего прочего, оно прикрывало юбку для верховой езды, во всяком случае, пока она не сядет верхом. А верховая прогулка поможет согреться – всегда помогала, особенно если учитывать, кто поедет рядом.
   Она шла к конюшне торопливо, почти бежала, потому что ей не терпелось увидеть Девина. Дверь в конюшню была открыта. Девин внутри, уже оседлавший своего коня, подтягивал ремни. Все эти дни кобылу для Аманды готовил по утрам Герберт (после того, как она рассказала ему про уроки), но сегодня конюх, вероятно, проспал – после вчерашнего праздника.
   Девин услышал ее шаги, поднял голову, но лицо его было серьезнее, чем когда-либо, и улыбка Аманды увяла. Она было подумала, что он просто не разглядел, кто это, поскольку солнце било ей в спину, но тут Девин произнес:
   – Я не ожидал вас сегодня утром.
   Аманда в растерянности замедлила шаг.
   – Ты собирался поехать верхом без меня?
   – Нет. Я уезжаю.
   Это ее сокрушило. В груди медленно нарастала боль, но Аманда старалась ее перебороть. Не время делать поспешные выводы. Должно быть, случилось что-то, о чем она не знает, и это вынудило его на время уехать… и выглядеть таким серьезным.
   – Почему? – неуверенно спросила она.
   – Этой ночи не должно было случиться. Предполагалось, что я помогу вам выбрать подходящую партию, а не встану у вас на пути. Мое место не здесь, Мэнди, и уж конечно, не в вашей жизни. Я мог быть для вас только инструктором по верховой езде. Но уроки уже закончились.
   То, что он ее отвергает, так потрясло и ранило Аманду, что она не могла произнести ни слова и уже хотела кинуться обратно в дом, но тут увидела старика Герберта. Он вел по проходу ее белую кобылу, и тогда Аманда метнулась мимо Девина к нему. Герберт хотел помочь ей забраться в седло, но с юбкой-штанами этого не требовалось. Аманда пришпорила кобылу, тронулась к двери и ускакала бы прочь, но Девин загородил ей выход.
   – Прочь! – крикнула Аманда. – Я поеду, хоть с тобой, хоть без тебя!
   – Мэнди…
   Вот теперь пришел гнев, но, к сожалению, вместе со слезами. Она обрадовалась гневу.
   – Не волнуйся, я буду считать прошлую ночь одним из уроков, которые я, по твоему мнению, должна забыть!
   – Не плачь!
   Аманда не стала ждать, когда он отодвинется. Она пустила кобылу мимо него и вылетела во двор, направляясь к лесу, к одной из тропинок для верховой езды, проложенных ее братом. Она подстегивала кобылу и скакала так быстро, как только та могла, словно хотела умчаться прочь от боли в разбитом сердце. Аманда оказалась в лесу, даже не успев этого понять, но тропы Рейфа были достаточно широкими. Впрочем, она почти ничего не видела из-за слез, застилавших глаза, но ей было плевать.
   А Девин скакал следом. Он кричал на нее и догонял. Его жеребец был быстрее. Как бы Аманде этого ни хотелось, в лесу она от него избавиться не сможет, для этого требовалось вернуться к дому. Эта мысль пришла ей в голову как раз в тот момент, когда его жеребец оказался рядом, а рука Девина обвила ее талию. Он хочет сдернуть ее с лошади! Аманда крикнула, чтобы он этого не делал, но выстрел из ружья, слишком близкий, заглушил ее слова.
   Девин сдернул ее, но не остановил жеребца. Он просто упал с него вместе с ней. Нет, не упал, он приземлился на ноги, прижимая Аманду к себе, и мгновенно пригнулся вместе с ней за кустом, росшим у тропы.
   – Не высовывайся! – прошипел он.
   – Это был…
   – Тихо!
   Шикнув на нее, он громко свистнул. У нее бы так не получилось. Обе лошади ускакали прочь, но его жеребец вернулся на свист. Девин вскочил на ноги, сдернул с седла ружье, которого она даже не заметила, шлепнул жеребца по крупу и вернулся к Аманде.
   Она смотрела на него широко распахнутыми глазами, забыв на время про разбитое сердце и неистово высматривая на нем кровь, из-за потери которой он так побелел. Но увидела только разорванный рукав – всего лишь небольшую дырку у плеча. Однако сообразила, что если бы он не нагнулся, чтобы сдернуть ее с седла, пуля пробила бы ему грудь. Аманда задрожала, как лист на ветру.
   Она молчала, как он велел. Девин внимательно прислушивался, пытаясь уловить звук чужих шагов, но, похоже, стрелявший, кем бы он ни был, делал то же самое. Или же находился гораздо дальше, чем им показалось по звуку выстрела, и уже давно ускользнул прочь.
   Добрых десять минут спустя, так ничего и не услышав, Аманда прошептала:
   – Ты возишь с собой ружье. Зачем?
   – С тех пор как в меня начали стрелять, я подумал, что это хорошая мысль.
   – Кто в тебя стреляет?
   – Если бы я это знал, то от пуль уклонялся бы кто-то другой.
   – Фаррел?
   Девин негромко хмыкнул:
   – Было бы неплохо, но нет, все началось задолго до того, как Экстер показал себя таким мерзавцем.
   – У тебя есть враги?
   – По меньшей мере один.
   – Так кто же это?
   – Повторяю – я не знаю!
   – Но ты сказал…
   Он приложил палец к ее губам.
   – Сейчас не время это обсуждать. Пуля могла попасть в тебя, Мэнди. До сих пор я просто принимал меры предосторожности, а сейчас жажду крови. Я найду того, кто поставил под угрозу твою жизнь, чтобы добраться до меня, но пока нужно доставить тебя в безопасное место.
   Так вот почему он побелел? Испугался за нее? Вот и правильно, подумала Аманда, чувствуя возвращение гнева. Она не собирается рисковать из-за него, раз он не хочет быть частью ее жизни.
   Девин снова свистнул, и его жеребец опять вернулся. Не будь Аманда переполнена гневными, болезненными чувствами, она бы попросила его научить ее этому тоже. Но больше уроков с ним не будет, никаких.
   Девин по-прежнему не полагался на волю случая. Он посадил ее в седло и запрыгнул сзади сам, но все равно заставил Аманду пригнуться к шее жеребца и сидеть так, пока они не выбрались из леса. Впрочем, больше никто не стрелял. Враг либо спрятался, решив, что промахнулся, либо давно скрылся, решив, что цель достигнута.
   Девин доставил ее не в конюшню, а прямо к парадной двери, спрыгнул сам и помог спешиться ей. Он хотел прикоснуться к ее щеке, но Аманда резко отдернула голову.
   – Вы можете ехать, – чопорно произнесла она.
   – Думаешь, это не убивает меня – то, что я должен направить тебя на правильный путь? Но ты заслуживаешь лучшего. Никто не должен знать, что мы наделали. Кендалл слишком невинен, он просто не догадается. Скорее всего он даже не знает, что такое девственность, поэтому в первую брачную ночь не поймет, чего лишился.
   За это Аманда влепила ему пощечину.
   – Зато я буду знать! Но ты прав, я могу сделать партию лучшую, чем с ублюдком, который берет то, что хочет, и плюет на последствия! Напоминает твоего отца, нет?
   – Мэнди…
   Но она уже вошла в дом, хлопнув хорошенько дверью, и не увидела, как ее слова подействовали на Девина.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация