А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Позволь любви найти тебя" (страница 28)

   Глава 42

   Джасинда Браун выбрала не самое подходящее время, чтобы прижаться своим сластолюбивым телом к Девину якобы из-за того, что случайно столкнулась с ним в коридоре. Девин так быстро оттолкнул ее, что у девицы даже голова дернулась. Он и в самом деле нуждался в женщине. В тот день на реке Аманда возбудила в нем желание, и даже спустя два дня он не мог не думать о том, как сильно хочет заняться с ней любовью, хотя понимал, что это невозможно. Рядом с ней он снова чувствовал себя мальчишкой, не властным над своими желаниями. Но ведь это бессмыслица какая-то, они всего лишь поцеловались!
   Но хотя он действительно желал женщину, причем немедленно, ею никак не могла стать порочная дебютантка, ведущая себя так, словно она куда более искушена, чем допускает ее статус. К несчастью, их с Джасиндой поселили в одном крыле дома, и она уже не в первый раз появлялась перед ним в коридоре, когда он шел к себе в комнату. Девин уже начинал подумывать, что она сидит в засаде и поджидает его. Точнее, он в этом не сомневался.
   С того самого дня, как они с матерью обратились к его тетушке за помощью, он знал, что Джасинда к нему неравнодушна. Она флиртовала слишком дерзко, и взглядами, и чувственными телодвижениями давала понять, что доступна, но только прошлым вечером сказала об этом открыто.
   Проходя по коридору мимо Девина, она провела ладонью по его руке и прошептала:
   – Загородные приемы просто созданы для любовных свиданий. Здесь куча мест, куда мы можем ускользнуть вдвоем, и никто нас не хватится.
   Он пошел дальше, будто ничего не услышал. И вот она снова здесь и очаровательно надувает губки, недовольная тем, что он так резко прервал разговор. Девин попытался ее обойти, но она загородила ему путь.
   – Вы же знаете, что хотите меня! – Она потянулась, чтобы погладить его по щеке.
   Девин перехватил ее руку.
   – Вы ищете мужа, а я жену не ищу. Окажите нам обоим любезность, высматривайте добычу где-нибудь в другом месте.
   Джасинда похотливо посмотрела на него.
   – Это же не значит, что мы не можем пока поразвлечься, правда?
   Девин ответил напрямик:
   – Это значит – держитесь от меня подальше, между нами ничего не будет.
   Слегка рассердившись, она презрительно спросила:
   – Что за дьявольщина? Вы первый мужчина в моей жизни, кто отказывается от того, о чем другие мечтают.
   – Вы это говорите, исходя из собственного опыта?
   – Я…
   Девин саркастически засмеялся.
   – Может, в этом все дело? Может, я не хочу того, что достается так легко? Или вы думаете, я не вижу потайные ниточки, за которые вам так хочется дернуть?
   Джасинда уже пришла в себя и попыталась высмеять его.
   – Не будьте глупцом, Девин. Не хотите на мне жениться – не надо, но мне все же хочется отведать…
   Она все еще настаивает? Девин никогда не обладал особым терпением по отношению к испорченным девицам, любящим поиграть с огнем, но эта, предлагая себя, выбрала и вовсе неудачный момент – он, полный нерастраченной страсти, и так напоминал пороховую бочку. Как ни странно, он сумел остановить ее ледяным голосом:
   – Хватит мне надоедать. Или я должен обратиться к вашей матери и рассказать ей о вашей безнравственности?
   Джасинда мгновенно отступила в сторону и, сдаваясь, подняла руки.
   – Не делайте этого! Если вы во мне не заинтересованы, я… я поищу другое развлечение.
   Девин пошел дальше, радуясь, что сумел достаточно ее напугать, и надеясь, что теперь она перестанет его преследовать. Пусть все это выглядит крайне лестно, но он отнюдь не дурак. Человек не занимается любовью с дебютанткой, если не собирается на ней жениться.
   Но какая ирония – стоило ему, переодевшись после верховой езды, спуститься вниз, сын хозяина дома припер его к стенке почти по этой же причине. Рейфел подошел к нему в музыкальном салоне, держа в руке тарелку с едой. В доме было столько гостей, что решили общие трапезы за столом не устраивать. В комнате еще оставалось несколько свободных кресел, но Девин, пребывающий в воинственном настроении, ими не воспользовался. Будь проклята эта страсть! Днем он несколько раз проскакал на своем жеребце до Норфорда и обратно, но это не уняло его смятения, а стычка с Джасиндой только усугубила смуту в душе.
   К счастью, Рейфел не стал сразу выкладывать, что у него на уме. Сначала он еще раз поблагодарил Девина за помощь Офелии в выборе подарка (Рейф получил его вчера) и только потом перешел к личному.
   – Каковы ваши намерения касательно моей сестры?
   – Как я сказал еще в прошлый раз, когда вы затронули эту тему, – у меня никаких намерений нет.
   – Почему? – с любопытством спросил Рейфел. – Ведь она просто блестящая партия! Красавица, правда, болтает иногда лишнее, но это легко поправимо, и вы ей нравитесь.
   Девин рассмеялся.
   – Во время нашего последнего разговора вы посоветовали мне держаться от нее подальше.
   Рейфел слегка сконфузился.
   – Это было прежде. Мы вас еще не знали. Наш разговор случился до того, как вы решились помочь ей завоевать другого мужчину, доказав собственное бескорыстие. Она вам не нравится?
   Девину просто не верилось, что он ведет подобную беседу с ее братом.
   – Дело не в том, нравится она мне или нет. Мне кажется, она может найти человека лучше, чем я.
   – Так это или нет, но мы хотим, чтобы она была счастлива. Имейте это в виду.
   Черт побери, неужели брат только что дал ему разрешение ухаживать за Амандой?
   Рейфел отошел, а Девин понял, что ему немедленно нужно выпить. Собственно, напиться как следует – не самая плохая мысль.
   Но во время поисков стола с прохладительными напитками он увидел лорда Калли и направился прямо к нему. После стычки с Лоренсом Вулзли в Лондоне, не давшей выхода гневу, поскольку Вулзли убедил его в том, что не отец ему, в голову закралась мысль, что он может никогда не выяснить, кто же был его настоящим отцом. Но Девин не желал с этим мириться. И может быть, и не придется – благодаря Лоренсу.
   Вулзли, сам того не зная, дал ему несколько подсказок. Золотисто-карих глаз, скорее золотистых, чем карих, не так уж и много. Кроме того, Лоренс сказал, что у отца темные волосы и ростом он выше шести футов. Просто нужно поспрашивать пожилых людей, не помнят ли они кого-нибудь, подходящего под это описание. Ради этого он и провел всю субботу на ипподроме. Но из полудюжины присутствовавших там лордов только один припомнил мужчину с глазами, как у Девина, но знавал он его так давно, что имя успел забыть.
   Вероятно, Калли тоже слишком стар, чтобы помнить, ему уже давно за семьдесят, но попытаться все-таки стоит. Когда-то старый лорд упоминал, что в первые годы брака они с женой любили развлекаться в Лондоне, до тех самых пор, пока она не умерла, после чего он вернулся в деревню.
   Когда Девин подошел к старику, они, конечно, сначала заговорили о лошадях.
   – Как новая упряжка, хорошо идет? – спросил Девин.
   – А вы сомневались? Отличный ровный ход. Мои кости его одобряют, а кучер все еще в восторге. Он не привык к таким отлично вышколенным лошадям.
   Оба рассмеялись и обменялись еще несколькими любезностями, а затем Девин все же затронул вопрос, не дававший ему покоя, причем воспользовался тем же предлогом, что и на ипподроме несколько дней назад.
   – Недавно мой дядя предавался воспоминаниям о нашем семействе и упомянул старую ветвь, о которой я ничего не знаю. Теперь мне очень интересно, живы ли еще кузены из той ветви, хотя связь с ними давно утрачена.
   – Еще Болдуины? – удивился Оуэн. – Не думаю, что я таких знаю.
   – Нет, в том-то и дело. Дочь Болдуина вышла замуж, уехала из Лондона, и семья потеряла всякую с ней связь. Единственное, что о ней известно, – это то, что у нее такие же золотисто-карие глаза, как у меня, и черные волосы. Я понимаю, тут почти не от чего отталкиваться, и все-таки не такой уж это распространенный цвет глаз.
   Оуэн нахмурился и предупредил:
   – Нужно быть очень осторожным в этих поисках. Если, как вы говорите, вы ищете дальних родственников, то можете привлечь к себе внимание нежелательных личностей, готовых солгать, лишь бы использовать вас в своих интересах.
   Девин внутренне поморщился. Это он солгал и теперь чувствовал себя виноватым. Вот перед ним стоит Оуэн, искренне старающийся уберечь его от беспринципных людей, но с другой стороны, в их семье не существует никаких забытых ветвей, поэтому и беспокоиться об этом не приходится.
   – Важное замечание, – согласился Девин, – но раз уж мы об этом заговорили, вдруг вы знаете мужчин с глазами, как у меня?
   Оуэн хохотнул.
   – Откровенно говоря, я меньше всего обращал внимание на цвет мужских глаз. Женских – да, и могу припомнить по меньшей мере двух дам со светло-карими глазами, хотя и не такими яркими, как ваши, но обе они в состоянии проследить свои генеалогические древа сквозь века, так что я в высшей степени сомневаюсь, смогут ли они вам помочь.
   Девин кивнул. Ему была ненавистна мысль даже о простом упоминании имени, но, вероятно, придется подправить свою историю и вплести в нее мать, ограничив вопросы годом, когда она приехала в Лондон и встретила того развратного ублюдка, соблазнившего ее. Но говорить об этом лорду Оуэну уже поздно, поскольку он преподнес ему байку о фамильном древе.
   В год своего дебюта в Лондоне мать наверняка познакомилась со множеством людей своего возраста. Сейчас они в средних годах. Ей требовались опекуны и поручители, и кто бы они ни были, они наверняка видели ее с золотоглазым мужчиной, пытавшимся ее соблазнить.
   Черт бы все побрал, дядя должен знать эти имена! Девин никогда его не спрашивал, не сомневаясь, что его отец – это лорд Вулзли. А теперь придется ждать возвращения в Лондон, чтобы поговорить с Дональдом. А пока что ж, в Норфорд-Холл приглашены и другие пары средних лет.

   Глава 43

   В первый официальный вечер загородного приема Аманда спустилась вниз довольно поздно, потому что Элис сильно задержалась с ее платьем.
   – Я предполагала, что в гладильной будут и другие горничные, поэтому пошла туда пораньше, но не представляла себе, что их будет так много. Очередь вытянулась даже в коридор! – воскликнула Элис, ворвавшись с платьем в спальню Аманды.
   – Все в порядке, – успокоила ее Аманда. – Я поздно съела ленч, поэтому пока не голодна. Но хочу, чтобы платье выглядело безупречно. Как оно?
   – В самом деле безупречно. – Элис помогла ей одеться.
   Голубой бархат выгодно подчеркивал цвет глаз Аманды, а само платье смотрелось слегка вызывающе, поскольку было темнее, чем те пастельные оттенки, которые предписывалось носить ей и прочим незамужним молодым женщинам. Однако платье было не настолько темным, чтобы гости многозначительно поднимали брови, и так ей подходило, что она бы выбрала его, даже будучи замужем и имея право носить любые цвета. Аманда с таким нетерпением хотела заполучить это преимущество статуса замужней женщины! Бледные оттенки не давали ей сверкать, а она очень хотела сегодня выглядеть блистательно, раз Роберт уже здесь, и Кендалл тоже должен приехать – а может быть, уже и приехал.
   Спускаясь вниз по большой центральной лестнице, Аманда заметила Блайт Пейс, входившую в гостиную в сопровождении мужчины, который в кои-то веки не был Девином! Она поспешила им навстречу.
   – Добро пожаловать в Норфорд-Холл, Блайт, – сказала Аманда и улыбнулась ее брату. – А вы, должно быть, Уильям?
   Тот склонился над протянутой рукой Аманды.
   – Мы встречались, леди Аманда.
   – Да, разумеется, Девин об этом упоминал. Просто за последние несколько лет я встретила столько людей!
   Уильям театрально вздохнул:
   – Таков мой горестный удел – быть забытым красивыми женщинами.
   – Ни в коем случае. – Аманда улыбнулась. – Теперь я вас вспомнила. Я рада видеть, что вы полностью оправились после несчастного случая, и как раз вовремя, чтобы присоединиться к нам.
   Он немного покраснел, сконфуженный, что ей об этом известно, но Аманда быстро повернулась к Блайт и сказала с улыбкой:
   – Лорд Оливер здесь, если вы еще не знаете.
   – Где? – возбужденно спросила Блайт.
   Аманда окинула взглядом комнату, заметила Оливера, беседующего с Джоном Траском, и показала Блайт. Уильям хмыкнул:
   – Полагаю, самое время познакомиться с парнем, вскружившим голову моей сестре.
   Блайт вспыхнула и ткнула брата в бок, чтобы он замолчал. Судя по ее лицу, ей не терпелось скорее поздороваться с Оливером, и Аманда сказала:
   – Я как раз шла к буфету. Увидимся с вами позже.
   Блайт буквально потащила брата прямо к Оливеру, и Аманда даже успела заметить радостное лицо Оливера, увидевшего направлявшуюся к нему девушку. Похоже, обоим не терпится. Как здорово!
   На самом деле буфет ее пока не интересовал. И еще, разыскивая Оливера, она заметила Девина, беседовавшего с лордом и леди Доулинг, и хотела услышать от него объяснения касательно того, каким образом всем стало известно, что она берет уроки верховой езды. Так что туда она и направилась.
   – Господи, Девин, за эти годы я перезнакомился с таким количеством людей! Все имена давно забылись. Спросите лучше лорда Калли, он со своей женой жил в то время в Лондоне.
   Аманда нетерпеливо постукивала ногой. Когда уже Девин закончит свой разговор с лордом и леди Доулинг и обратит внимание на нее? Может, вмешаться в их беседу? Уж лучше так, чем подслушивать. Ну разве он не видит, что она стоит рядом?
   Но похоже, он жадно искал нужные сведения, и виновата в этом была скорее всего она, потому что на днях напомнила ему о матери. Теперь он пытается найти ее друзей – или хотя бы знакомых. Хочет выяснить о ней побольше, потому что потерял ее еще совсем маленьким… И тут ей пришла в голову совсем другая, более вероятная причина. Он пытается найти своего отца!
   – Вот вы где и совсем одна! Смею ли я надеяться, что это ради меня?
   Аманда резко повернулась и увидела обаятельную улыбку Роберта. Да как он, черт возьми, посмел сказать «совсем одна»? Гостиная так переполнена, что невозможно повернуться, не натолкнувшись на кого-нибудь… да что с ней такое? Она в самом деле чувствует раздражение и досаду из-за того, что ее побеспокоил Роберт Бригстон? И это вместо того, чтобы прийти в восторг – ведь он разыскал ее в переполненной комнате! Но он отрывал ее от важного дела. Она должна узнать, откуда Джасинда узнала об уроках верховой езды, поэтому сейчас предпочтет поговорить с Девином…
   Аманда вздохнула, взяла Роберта под руку и позволила увлечь себя в холл. Девину придется подождать. Она еще не имела возможности поговорить с Робертом с момента его появления. Когда она в прошлый раз спустилась вниз, он, вероятно, устраивался в своей комнате. А потом она просто не стала ждать, когда он появится, хотя следовало бы. Ну в самом деле, надо заниматься первоочередными делами, а Роберт как раз одно из них.
   Холл тоже оказался переполнен. Разумеется, этого следовало ожидать. Несмотря на размеры дома и на то, что на первом этаже не меньше полудюжины комнат оставались пустыми, гости собирались вместе, то есть около гостиной, куда уже спустилась основная масса приглашенных. На сегодня Офелия не назначила никаких развлечений, кроме великолепного обеда. Наверное, ей стоило открыть для этого бальный зал, раз многие гости уже прибыли.
   Медленно шагая с Робертом по коридору, заглядывая в каждую комнату и проверяя, есть ли хоть одна, не совсем заполненная гостями, Аманда начала разговор:
   – Позвольте признаться, как я рада, что вы сумели присоединиться…
   – Она была не одна, Бригстон, как вы изволили выразиться, и уж точно не останется наедине с вами.
   Аманда ахнула и резко остановилась. Роберт тотчас же отпустил ее руку, и, право же, она не могла его за это винить. Слова Девина прозвучали не просто грубо, в них слышалась откровенная угроза! Выходит, он знал, что она стоит рядом с ним в гостиной, и слышал, что сказал ей Роберт.
   Она повернулась. Роберт оскорбился и правильно сделал. А Девину, конечно, опять все равно. У него просто талант оскорблять людей! Но его голос не показался ей фальшивым, и выглядел он по-настоящему разгневанным.
   Роберт, стараясь совладать с собой при виде такой откровенной враждебности, попытался все сгладить.
   – Понимаете, старина, не знай я правды, я бы решил, что вы сами заинтересованы в этой леди.
   – Я заинтересован в ее счастье, но мы с вами об этом уже говорили, верно? Хотите вернуться к тому разговору – прошу. Прямо сейчас!
   Роберт застыл и тут же пошел на попятный. Собственно, он больше не произнес ни слова, а просто ушел, оставив Аманду в ярости из-за грубого поведения Девина. Она взглянула на Девина, но тот пристально смотрел вслед Роберту, и ей показалось, что он вот-вот кинется следом. Ну уж нет, сначала она его хорошенько отчитает!
   – Меня зовут не Блайт! – гневно воскликнула Аманда. – Вы мне не опекун! Я нахожусь в собственном доме. Какого дьявола вы тут устраиваете, пугая до смерти лорда Бригстона? Что все это значит?
   Он взял ее за руку и повел к главному холлу. Только когда они оказались в стороне от остальных, он сказал:
   – Я вам уже говорил – он не для вас. Почему бы просто не довериться мне?
   – Так почему бы не довериться мне и не сообщить причину?
   Их взгляды пересеклись. На какой-то миг Аманде показалось, что сейчас он все расскажет, но вместо этого Девин поставил ее в неудобное положение, спросив напрямик:
   – Вы его любите?
   – Нет, но…
   – Одного «нет» вполне достаточно. Так окажите себе услугу и не пытайтесь его полюбить.
   Они дошли до конца длинного коридора. Девин не пытался найти пустую комнату для разговора наедине. Он даже не заглянул ни в одну из тех, мимо которых они проходили, просто направлялся к собравшимся гостям, только чуть замедлил шаг.
   Неизвестно, что он знал о Роберте, но делиться с ней этим совершенно не собирался. Наверняка все дело было в том, что он выбрал для нее не Роберта, а Кендалла. Нет, это какая-то мелкая причина, а Девин вовсе не такой. И не ревность, конечно, как бы ей этого ни хотелось, потому что он делает все возможное, чтобы она стала женой Кендалла Госвика.
   Стоило вспомнить Кендалла, ее гнев вернулся, и теперь уже Аманда поставила Девина в неловкое положение.
   – То, что я учусь ездить верхом в таком возрасте, должно было оставаться в тайне. Мне казалось, что вам это известно. Так каким образом Джасинда Браун, которую я встретила сегодня впервые в жизни, знает об этих уроках?
   Девин нахмурился.
   – Знает?
   – Вы ей не рассказывали?
   – Нет. Я однажды сказал об этом Блайт, когда она просила сопроводить ее на какой-то утренний прием. Мне пришлось объяснить ей, почему это невозможно – я ждал на урок вас. Должно быть, она упомянула об этом при мисс Браун, в последнее время сильно старавшейся с ней подружиться.
   И никакого любовного свидания? Гнев Аманды слегка остыл, но не до конца.
   – Почему вы вообще с ней об этом заговорили?
   Девин вскинул бровь.
   – Я не знал, что вы храните это в секрете.
   – Разумеется, в секрете! – яростно прошептала она. – Мне стыдно, что я до сих пор не умею ездить верхом, да еще и Кендалл может об этом узнать!
   Девин колко взглянул на нее.
   – Почему вы должны этого стыдиться, если ему будет крайне лестно узнать, что вы научились ездить верхом только ради него?
   – Я не могу ему об этом рассказать! Только после свадьбы, но ни в коем случае не раньше!
   – Да почему?
   Аманда вспыхнула:
   – Ну понятно же, правда? Потому что он решит, что уже меня завоевал, и не будет больше стараться!
   Девин возвел глаза к потолку. Похоже, хорошее настроение вернулось к нему сразу же, поскольку Аманда волновалась из-за того, что казалось ему глупостью. Ну да, она слишком мнительна, но все-таки готова взорваться от раздражения, или злости, или… ой, да не знает она, что ее так сильно бесит, из-за чего она словно нарочно выискивает, к чему прицепиться. А от того, что она так близко стоит рядом с ним, все становится еще хуже.
   Девин внезапно остановился. Аманда проследила за его взглядом и увидела, что лорд Кендалл только что вошел в парадную дверь и протягивает пальто дворецкому. Она посмотрела на Девина, чтобы сказать об этом, и обнаружила, что тот словно борется с собой. Его лицо на мгновение стало растерянным, даже несчастным. Он запустил руку в волосы и резко повернулся спиной к двери.
   Потом посмотрел на Аманду, вздохнул и сказал:
   – Кендалл здесь.
   – Да, я заметила, – скованно отозвалась она.
   – Мне следует отвести вас к нему.
   – Я прекрасно могу справиться сама, большое спасибо. Это мой дом. Мне разрешается ходить среди гостей и приветствовать их – или есть какая-то причина, по которой я должна вычеркнуть из списка и Кендалла?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация