А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Позволь любви найти тебя" (страница 27)

   Глава 40

   Днем Аманда с удовольствием покаталась по угодьям с Девином. Моя Сара оказалась такой же спокойной, как ее почти тезка, и Аманда вдруг поняла, что ей в самом деле начала нравиться верховая езда. Отец сказал, чтобы она даже думать не смела о дамском седле, с чем Аманда с радостью согласилась, потому что этих уроков боялась по-настоящему. А в общем, верховая езда больше не ассоциировалась у нее с опасностью.
   Она показала Девину все те места, где играла ребенком с Рейфом и Ребеккой, и напомнила:
   – Вы знакомились на балу с Ребеккой и моим кузеном Рупертом, за которого она недавно вышла замуж. А сегодня вечером увидитесь с ними на обеде. Тетя Джулия с семейством приехала еще утром.
   – Я не хочу мешать семейному обеду.
   – Не говорите глупостей. Вы наш гость. Будет очень невежливо отказаться.
   Девин с усмешкой взглянул на нее.
   – И что, по-вашему, это меня волнует?
   – Ах да! – Она прыснула. – Я и забыла, что грубость – ваша сильная сторона.
   Он засмеялся и произнес с плутоватой улыбкой:
   – Я много в чем силен, но только не в этом.
   Он ее просто поддразнивал, теперь Аманда это знала. И все же его замечание заставило ее немного покраснеть, поскольку она не сомневалась – он намекал на свое умение целоваться, которое продемонстрировал ей уже дважды, а может быть, на что-то еще более интимное, о чем она могла только мечтать.
   Но Девин тут же изгнал из ее головы все приятно возбуждающие мысли, напомнив, что одна из его сильных сторон – это умение обращаться с лошадьми. Он сказал:
   – Пока я здесь, буду тренировать вашу кобылу. Хочу убедиться, что она не доставит вам неприятностей.
   – Спасибо.
   Вечером Девин все же появился на обеде, хотя Аманда уже думала, что он не придет. Офелия и Рейфел приветствовали его, когда он вошел, правда, Рейфел проявил чуть меньше радушия, чем Офелия. Эсмеральда, самая старшая сестра Престона, ради дня рождения Рейфа тоже приехала рано. К обеду она вышла с пледом в руках, да еще и в пальто, надетом поверх толстого парчового платья, и наотрез отказалась его снимать, отмахнувшись от лакея, который попытался забрать у нее пальто. Собравшиеся обменялись улыбками. Ради Эсмеральды в столовой было значительно теплее, чем обычно. Она жаловалась на холод почти так же сильно, как ее мать, Агата, отказывавшаяся покидать из-за него свои комнаты. Этот вечер не стал исключением, но на следующий день Престон собирался настоять на ее присутствии.
   Джулия пришла в восторг, снова увидев Девина, и бурно поздоровалась с ним. Она сочла его самым подходящим фоном для своих резких манер, потому что он относился к ним спокойно и ни разу даже глазом не моргнул, а этим вечером Джулия была просто в отличной форме – и все из-за наряда Руперта. Руперт обладал необыкновенно привлекательной внешностью, а когда одевался в яркий атлас и принимал вид манерного неженки, женщины называли его красавцем. И делал он это нарочно, чтобы позлить мать. Срабатывало всегда.
   Джулия много лет назад подавила в себе все проявления женственности, чтобы стать маленьким сыновьям и матерью, и отцом, и так изменилась, что со временем стала невоздержанной на язык задирой, веселя этим всю семью. Руперт, надевая цветастую одежду, просто давал матери повод в очередной раз устроить ему публичную порку, что укрепляло ее уверенность, что мальчики по-прежнему в ней нуждаются. На самом деле на людях он такие щегольские наряды не носил, просто позволял ей думать, что носит. Кроме того, в последнее время он очень редко одевался вызывающе нелепо, поскольку становилось все труднее добиться от нее нужной реакции. Джулия слишком радовалась, что он наконец-то остепенился и женился.
   Однако этим вечером ему это удалось, его атласный сюртук ярко-лимонного цвета, с манжетами, отороченными кружевом, немедленно привлек внимание Джулии и вызвал язвительное замечание:
   – В один прекрасный день я найду, где ты прячешь эти гнусные наряды, и сделаю из них подушки.
   Руперт одарил ее ангельской улыбкой.
   – Мой портной меня обожает.
   Джулия недовольно фыркнула:
   – Твоего портного следует застрелить.
   – Не волнуйся, мама. Когда начнут съезжаться гости, я не стану вгонять в смущение дядю Престона.
   Престон, не отрываясь от еды, произнес своим самым властным тоном:
   – Я и не сомневаюсь.
   Но Джулия показала на Девина и заявила:
   – У нас уже есть гость!
   Руперт тоже взглянул на Девина, усмехнулся и сказал матери:
   – Купидоны не в счет, они любят порхать вокруг с голыми задницами и стрелять из маленьких луков. – И обратился к Девину: – Послушайте, старина, из нас получится отличная парочка, верно?
   Джулия нахмурилась. Все остальные, последовав примеру Престона, занялись едой, и только Девин с интересом продолжал наблюдать за необычной пикировкой.
   – Твои шутки не помогут тебе выйти сухим из воды, мальчик мой.
   Почему-то сегодня Джулия не оставляла эту тему, как делала обычно после нескольких колких замечаний. Возможно, потому, что у них в самом деле был гость и то, что старший сын напоминает павлина, смущало ее сильнее, чем всегда. Но тут вмешалась Ребекка, прошептав что-то на ухо мужу. Он хохотнул, но под строгим взглядом жены вздохнул, встал и с оскорбленным выражением (большинство обедающих не сомневались, что оно фальшивое) произнес:
   – Ты все-таки победила, мама. Теперь на твоей стороне и моя жена.
   – Чертовски вовремя, – пробормотала Джулия, когда Руперт пошел переодеться во что-нибудь более подходящее.
   Ребекка кинула на свекровь взгляд, ясно говоривший: «Довольно!», и Джулия моментально перенесла свое внимание на Девина. Она редко выбирала выражения, но заданный вопрос оказался слишком дерзким даже для нее:
   – Ну-с, молодой человек, нам интересно, а кем же заинтересовался сам Купидон?
   Если Девин и удивился тому, что ему задали настолько личный вопрос, сделавший его центром всеобщего внимания, то сумел хорошо это скрыть и всего лишь ответил:
   – Если бы такая леди и существовала, я бы не стал рассказывать про нее за обедом, мадам.
   – Но я уверена, что среди нас многих это интересует, – настойчиво повторила Джулия.
   – Правда? А почему?
   – Ну как это, по-вашему, выглядит – человек, устраивающий счастливые браки для других, не может сделать этого для себя?
   Это было чересчур даже для грубоватой Джулии, так что Престону пришлось вмешаться:
   – Джулия, дорогая, если ты не угомонишься, мне придется нанять Девина, чтобы он нашел подходящую пару тебе.
   – Неплохая мысль! – воскликнули сразу четверо родственников, включая обоих сыновей Джулии.
   Это на какое-то время заставило ее замолчать, и за столом началась спокойная беседа. Рейфел, сидевший рядом с Девином, заметил, что днем видел в конюшне новую красивую кобылу. Аманда не услышала ответа Девина, потому что перед обедом удивилась еще раз, спросив у отца, в какую сумму ему обошлась эта лошадь, и услышав в ответ, что Девин преподнес ее в подарок.
   – Он наотрез отказался брать за нее деньги, хотя я настаивал, – сказал Престон. – Заявил, что ты заслуживаешь такого дара за свою отвагу и стойкость. А ты не знала?
   – Нет, я… думаю, он так смущается своего широкого жеста, что не захотел упоминать о нем при мне. – Это все, что Аманда сумела выдавить.
   Он должен был ей сказать! Ведь отцу он все объяснил спокойно и просто, так почему не сказал то же самое ей? К сожалению, за столом они сидели не рядом, так что спросить Аманда не могла. Ей бы хотелось сидеть рядом с ним. Очень трудно, сидя напротив, не смотреть на него, и она уже потеряла счет случаям, когда их взгляды встречались. И всякий раз, когда ей казалось, что он заметил, как она смотрит на него украдкой, Аманда краснела. Даже Ребекка обратила на это внимание и теперь широко улыбалась ей. Брат тоже заметил и хмурился.
   К несчастью, и от отца это не укрылось, и после обеда он отвел Аманду в сторону.
   – Мне поговорить с Девином о его намерениях?
   Аманда ахнула:
   – Нет, конечно же, нет! Его единственное намерение – сделать из меня хорошую наездницу!
   Престон вскинул бровь.
   – Однако ты просто не можешь отвести от него глаз.
   Аманда мысленно застонала.
   – Девин очень привлекателен. Этого нельзя не заметить, вот я и смотрю на него. – И поспешно добавила: – Лорд Кендалл и лорд Роберт тоже.
   Престон скептически глянул на нее.
   – Я видел тебя рядом с Бригстоном, моя дорогая. За все время, что вы находились в одной комнате, ты на него едва взглянула.
   Аманда вздохнула:
   – Я просто в растерянности, вот и все. Чертовски сложно выбирать между ними, и хотя раньше я надеялась, что у меня будут такие сложности, и молилась о них, сейчас, когда они возникли, я поняла, что мне это вовсе не нравится!
   Престон посмеялся над такой жалобой, и вдруг Аманда вспомнила, на что он намекал, задавая свой главный вопрос.
   – И ты бы не возражал, если бы Девин стал моим мужем?
   – С какой стати?
   – Когда я впервые его увидела, то решила, что он хам и грубиян. Понимаешь, ему все равно, если кто-то так о нем подумает. А на самом деле он просто необработанный алмаз и в любом случае никак не типичный джентльмен. Он оскорбит любого, и глазом не моргнув, и даже не попытается проявить вежливость, как полагается.
   Престон рассмеялся, услышав настолько нелестный отзыв.
   – И все же он из хорошей семьи, и мне нравятся его открытость и прямолинейность. Он просто человек практичный и не витает в облаках, как многие сельские лорды, предпочитающие избегать лондонского легкомыслия. Кроме того, меня заботит только твое счастье. Не думаю, что я стал бы возражать против любого мужчины, которого ты полюбишь, если только он не замешан в скандале или преступлении. Но тут я доверяюсь твоему сердцу.
   Ее сердце. Так к кому же склоняется ее сердце? Боже милостивый, да разве это еще не очевидно?

   Глава 41

   – Он приехал!
   Аманда кинулась к окну спальни посмотреть, о ком говорит Феба. Лорд Роберт как раз выходил из кареты. Сегодня, в день официального начала загородного приема, появятся не все, и раннее прибытие Роберта было хорошим знаком. Это значит, ему не терпится снова ее увидеть.
   – Он такой красивый и модный, – сказала Феба, вздохнула и добавила: – Я почти жалею, что не подождала, как ты, вместо того чтобы выскакивать замуж в первый же сезон.
   Слова подруги потрясли Аманду.
   – Я думала, ты любишь своего Арчибальда.
   – Люблю, конечно, люблю, но расцвет наших чувств определенно позади. Он по-прежнему такой же внимательный, как и раньше, но его все чаще и чаще нет дома, и, – шепотом добавила она, – я этому рада.
   – Феба, мне так жаль!
   Феба вымученно улыбнулась:
   – Не будь дурочкой, дорогая. Все же это прочный брак. И я не особенно его виню. Просто ирония в том, что я бы даже не заметила, как мы с ним отдалились друг от друга, если бы не философия Купидона, о которой говорят все, кому не лень. Ну, о том, как он ищет общее в людях.
   Аманда презрительно фыркнула:
   – Достаточно посмотреть на моего брата, чтобы понять: подход Купидона – не единственный способ достичь счастья.
   – Нет, но это наверняка помогает. Просто я поняла, что у меня с мужем нет никаких общих интересов и никогда не было – ну, кроме посещений званых вечеров. Это мы оба до сих пор любим.
   – А ты пыталась говорить об этом с Арчибальдом? Может быть, вас еще что-то объединяет, просто ты об этом пока не знаешь?
   – Господи, нет! Мы редко разговариваем о таких личных делах!
   Это просто… печально. Два человека, которые делят одну постель… Аманда поморщилась, вспомнив, как Феба говорила ей, что они с мужем спят в разных спальнях. И все-таки это грустно. Муж с женой должны разговаривать обо всем на свете, а не кутаться в «приличия», даже оставаясь наедине.
   Аманда попыталась найти в ситуации хоть что-то положительное.
   – Могло быть и хуже. Он мог оказаться волокитой и не скрывать этого. Мог быть игроком и довести тебя до богадельни. И ты знаешь, что в самом начале что-то было, иначе ты бы никогда не сказала ему «да». Так что не сдавайся! Найди то главное, что когда-то вас сблизило.
   Феба обняла ее.
   – Тебя послушать, так будто замужняя дама дает совет юной девушке. Я не разочаровалась в браке, просто чуть раньше, чем ожидала, наша жизнь стала более размеренной и скучной. Но ты права, нет ничего, что могло бы помешать вернуть былые чувства.
   Они еще стояли у окна, когда подъехала очередная карета, и Феба спросила:
   – Это кто, лорд Калли? Я его с самого детства не видела. Думала, он уже слишком стар для светской жизни.
   Аманда хмыкнула:
   – Разве можно быть слишком старым для этого? Тем более что Оуэн Калли – старый друг моей тети Эсмеральды. Он женился на одной из ее школьных подружек.
   Прием устраивали не только для молодежи. Пригласили и старых друзей семьи, отчего список гостей и оказался таким длинным. Но прежде всего рассчитывали, что приедут те двое молодых людей, которые интересовали Аманду, чтобы она могла общаться с ними целую неделю и решить, кого из двоих предпочитает.
   То, что появился и третий, который теперь стал ей более симпатичен, могло отвлечь ее от главной цели. В особенности потому, что она узнала его тайну и от всей души ему сочувствовала. Так уж вышло, и как бы там ни было, но они невольно сблизились, стали по меньшей мере друзьями.
   А теперь пора бы спуститься вниз и поздороваться с лордом Робертом, возможно даже, показать ему дом. Аманда только собралась об этом сказать, как в дверь постучали.
   Ларисса просунула голову внутрь.
   – А-а, вот вы где! – К несчастью, за ней по пятам шла Джасинда Браун и, не стесняясь, тоже вошла в комнату. – Не думаю, что в твоей комнате ночует кто-то еще.
   Аманда усмехнулась. Похоже, Ларисса досадует на то, что ее с мужем разделили.
   – Поскольку это мой дом, то нет. Все же, как дочь хозяина дома, я пользуюсь определенными привилегиями. Сколько вас в спальне?
   – Там стоит шесть кроватей, но пока заняты только три.
   – Да ну, будет весело, – вмешалась Феба. – Помнишь, как было весело, когда в первом сезоне мы все поехали в Саммерс-Глейд и жили в одной комнате?
   – Мы тогда были не замужем, – отозвалась Ларисса. – Я уже скучаю по мужу!
   Феба ее поддразнила:
   – Шшш, а то Джасинда решит, будто в семейной жизни есть что-то приятное!
   – О, я знаю, что в ней особенно приятно, – промурлыкала Джасинда, обходя комнату и разглядывая вещи.
   Кажется, Феба не ошиблась насчет этой девицы. Джасинда не могла бы сделать подобное замечание, если бы она не была «искушенной». И ей все равно, если об этом узнают?
   Этой дебютантке вообще нечего делать в спальне Аманды. Может, подруги с ней уже знакомы, но Аманде ее никто не представил. Тут Ларисса с запозданием вспомнила о хороших манерах.
   – Ведь ты уже знакома с дочерью леди Браун, да?
   Аманда, даже не пытаясь изображать любезность, сказала только:
   – Нет, не знакома. – И тут же пожалела об этом, потому что Ларисса смутилась.
   – Прошу прощения, я не знала, – торопливо произнесла она и представила их друг другу по всей форме.
   Джасинда, даже не глянув в сторону Аманды, не обратив внимания на возникшую неловкость, нарочито скучающим голосом протянула:
   – Неплохой домик… вероятно.
   Это был великолепный дом! В спальне Аманды спокойно можно было устроить еще и гостиную. В ней стояли диван и кресла, обтянутые кремово-лиловой шелковой парчой, и лежал такой роскошный ковер, что по нему тут же хотелось пройтись.
   Своими словами Джасинда сама провела черту. Даже подруги Аманды оскорбились. Ларисса настороженно уставилась на нее, Феба сильно нахмурилась. Почему Джасинда вообще потащилась за Лариссой, если даже не пытается проявить дружелюбие? Но им всем тут же стало понятно, зачем она сюда вторглась. Всем прочим дебютанткам она уже дала понять, на кого претендует, а вот Аманде этого еще не сообщила.
   – Я видела там, внизу, Девина, – небрежно бросила Джасинда. – Говорят, вы берете у него уроки верховой езды. Ах вы, гадкая девочка, притворяетесь, что не умеете ездить верхом! Жаль, что я сама не догадалась.
   Аманда побледнела, но вовсе не по той причине, что пришла в голову остальным. Ее подруги подумали то же самое, что и Джасинда, – она пользуется уроками как предлогом проводить время с Девином, но в отличие от Джасинды пришли от этого в восторг.
   – Почему ты не сказала, что он тебе нравится, Мэнди? – воскликнула Ларисса.
   – Грубиян, говоришь? – весело засмеялась Феба, вспомнив последний разговор с Амандой.
   Не желая рассказывать правду, Аманда уклончиво ответила:
   – Эти уроки – совершенно неожиданная идея. Сначала меня просто мучило любопытство. – И поймав короткий злобный взгляд Джасинды, добавила: – Но признаюсь, я нахожу его очаровательным.
   Господи, неужели это и вправду ревность?
   – Он умеет избавить от скуки, правда? – промурлыкала Джасинда тоном, намекающим на ее близкие отношения с Девином. – Право же, я бы не стала тратить впустую целую неделю своей жизни на этот прием, если бы не Девин.
   – Думаю, вы тратите свое время впустую независимо от того, где находитесь, а вместе с вами и остальные! – сердито воскликнула Феба и демонстративно вышла из комнаты.
   Ларисса, придя в ужас от такой грубости, схватила Джасинду за руку и вытащила из спальни, бросив через плечо:
   – Я представления не имела, Мэнди! Прости, что привела к тебе эту злобную кошку.
   – Ты ни в чем не виновата, – попыталась Аманда успокоить подругу.
   Но дверь уже закрылась, а у нее от досады выступили слезы. Следовало хорошенько изучить список Офелии и вычеркнуть эту девицу. И как, черт возьми, Джасинда Браун узнала про ее уроки? И Аманда тут же поняла. Должно быть, она приезжала на ферму Девина на любовное свидание, и ей пришлось ждать, пока они закончат одно из этих занятий. А теперь Аманда будет беспокоиться, что об этом узнают все. И даже Кендалл!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация