А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Позволь любви найти тебя" (страница 22)

   Глава 32

   Молодой человек плюхнулся в чересчур мягкое кресло в большой гостиной. Его мать, Марианна, подняла глаза от книги, но голову не подняла. Он ненавидел, когда она так делала. Ему казалось, что ей просто лень уделить ему внимание.
   Как всегда, она сверкала драгоценностями. Даже никуда не выходя из своих покоев в фамильном особняке, она непременно надевала их. Разумеется, только эти драгоценности и не давали ему пока попасть в долговую тюрьму. Но она не любила отдавать их ему и с годами злилась все сильнее и сильнее каждый раз, как ей приходилось расстаться с одной из своих побрякушек, чтобы заплатить его долг, – а в один прекрасный день в порыве гнева рассказала ему тайну его рождения, объяснив, какую выгоду он может из этого извлечь.
   Правда сокрушила его. А она говорила об этом без всякого смущения, словно не случилось ничего необычного.
   – Через десять лет после рождения твоего брата я совершила неблагоразумный поступок, – заявила она.
   – Я на десять лет младше брата, – вот все, что он сумел сказать, так сильно его это потрясло.
   – Именно. Но теперь ты можешь извлечь из этого выгоду. Недавно я узнала, что твой настоящий отец умирает. Он младше меня. Но он вел слишком беспутную жизнь и сейчас за это расплачивается. Ирония судьбы в том, что он пережил всю свою семью – кроме тебя.
   – Да как ты могла!
   Она просто пожала плечами:
   – Такое случается. Твой отец… эээ… то есть граф, разумеется, знал о моей опрометчивости и простил меня.
   Это было больше, чем он смог тогда вынести. Человек, которого он всю жизнь считал своим отцом, на самом деле вовсе ему не отец? Старший брат, которого он обожал и которому никогда не завидовал, всего лишь сводный брат? И муж Марианны, граф, всегда об этом знал? Поразительно, но он никогда не относился к нему сурово. И не выгнал его мать из дома. Очевидно, она так нравилась графу в постели, что тот не хотел принимать крайние меры.
   Он вырос, пользуясь всеми привилегиями и льготами, какими только могла обеспечить человека богатая аристократическая семья, и никогда не подозревал, что на самом деле не имеет к ней отношения. Он считал совершенно естественным, что старший брат, Джастин, получает от отца все похвалы и все внимание, поскольку родился первым. И мать лишь недавно открыла ему, что перед смертью граф все же оказал ему плохую услугу, сообщив законному сыну об измене жены. После этого отношение Джастина к брату круто изменилось.
   Однако Джастин не сказал, почему любовь к брату обернулась презрением. Сначала он думал, что причина в его пристрастии к азартным играм и все растущих долгах (чертовское невезение!). Джастин приходил в ярость и отказывался платить. А затем Джастин дважды лишил молодого человека шансов на удачную женитьбу, сообщив отцам обеих женщин, что его младший брат не имеет ни гроша и никаких перспектив и что после женитьбы ему не будут рады в родном доме. Злонамеренный поступок, после которого яма, в которую он падал, становилась все глубже и глубже. Удивительно, что Джастин до сих пор не вышвырнул его из дома – видимо, только благодаря заступничеству матери.
   Теперь он ненавидел дом, в котором вырос; дом, лопающийся от роскоши, которая никогда не будет принадлежать ему. Ненавидел брата, которого когда-то боготворил, и начинал ненавидеть мать. Не расскажи она ему всю правду и не заставь попытаться втереться в доверие к настоящему отцу, он бы никогда и не рассчитывал на получение богатства. Но все его надежды оказались разбиты человеком, его презиравшим. Он бы никогда не погряз так в долгах, убежденный, что азартные игры – его единственное спасение. Никогда бы не узнал про еще одного сводного брата, которым их настоящий отец так гордился, что собирался оставить ему все свое состояние и титул. Проклятое везение доставалось всем, кроме него.
   Мать не знала про второго бастарда. Она не сомневалась, что ему только и нужно, что появиться на отцовском пороге и все сразу станет на свои места. А могла бы догадаться, что раз уж человек настолько развращен, что вступил в противозаконную связь с ней, значит, были и другие. Но это как раз ничего не значило. А этот, которого так высоко ценил отец, стоял на пути к богатству, которое, по заверениям Марианны, должно принадлежать ему.
   Он надеялся, что сумеет подтолкнуть своего соперника на путь порока, чтобы отец взъелся и на него тоже, но ничего не получилось. Не легче оказалось и убить его – тому просто чертовски везло, или же ему попались неумелые грабители, что весьма вероятно. Вероятно, нанимать головорезов на улице было не лучшим способом избавиться от соперника.
   Оставался последний вариант – убить Джастина, но несмотря на то, что теперь он брата ненавидел, все же так было не всегда, поэтому, обращаясь к матери с вопросом, он говорил не вполне серьезно:
   – А почему бы мне просто не убить твоего второго сына?
   Она резко вскочила, подошла к нему и влепила пощечину.
   – И твоих племянников тоже? Моих внуков? Этот титул никогда не станет твоим, и не вздумай на это рассчитывать!
   – Я и не собирался, – промямлил он. – У меня есть еще один туз в рукаве.
   – Вот и используй его. У тебя почти не осталось времени, твой отец может умереть в любую минуту.
   – Но он не испытывает ко мне никакой приязни! Я говорил тебе, он навел обо мне справки и назвал меня неудачником! Сказал, что не собирается оставлять мне ни гроша, потому что я все равно все проиграю…
   Марианна фыркнула:
   – Он просто разочарован в тебе, но оставлять деньги ему все равно больше некому. Если будешь изображать большую любовь к нему, он расчувствуется.
   Следовало бы рассказать ей про второго отпрыска отца, но он боялся, что, если мать узнает, тоже от него отвернется. Ведь она надеется, что он унаследует отцовское состояние и перестанет выпрашивать у нее обожаемые бриллианты.

   Глава 33

   Аманда готова была смеяться над собой, когда ехала в карете в Дюррант-Хаус на суаре. Каких-то три недели назад она не знала, чем заняться, чтобы рассеять скуку городской жизни. А последние недели пронеслись вихрем, и не только из-за балов, званых вечеров и примерок у модистки, но еще и благодаря урокам верховой езды, которые она брала почти ежедневно, и помощи Офелии с подготовкой к приему в Норфорд-Холле. Да еще Кендалл наконец-то явился на чай!
   Это волнующее событие произошло на прошлой неделе. Кендалл был таким же красивым, как ей помнилось, и она много о нем думала, пусть и не постоянно (но это только потому, что она не видела его несколько недель и была очень занята). Ей даже не пришло в голову предупредить дворецкого Офелии, чтобы он впустил лорда Госвика в дом. К счастью, он спросил, принимает ли Офелия, поскольку понятия не имел, что Аманда переселилась в дом брата, и его провели прямо в гостиную, где они с Офелией пили чай и уточняли список гостей.
   Очаровательно улыбнувшись Аманде, Кендалл произнес:
   – Вы должны простить меня, леди, за то, что я не пришел с визитом раньше. Я только что вернулся из Франции.
   – Да, Девин упоминал о вашей поездке, – сказала Аманда. – Все прошло успешно?
   – Еще как! Пока мы с вами разговариваем, чистокровку везут в мою конюшню.
   – Где она находится? – любезно поинтересовалась Офелия.
   – На западе Кента.
   – Кажется, это не так уж далеко от Норфорда?
   – Примерно полдня пути, – согласился он.
   – Офелия послала вам приглашение на загородный прием, который мы устраиваем в Норфорд-Холле на следующей неделе, – объяснила Аманда.
   – Если вы будете там, я буду счастлив приехать, – заверил ее Кендалл. – К тому времени я уже вернусь.
   – Вернетесь?
   – Да, поездка во Францию оказалась захватывающей. Я узнал, что у купленного мной жеребца есть сестра, кобыла от тех же родителей, хотя ее уже продали одному шотландцу. Но я раздобыл его адрес!
   Аманда с Офелией хором расхохотались. Очевидно, Кендалл собрался пуститься в новое путешествие. Хорошо, что Шотландия не так уж далеко. Если он не будет тянуть с отъездом, то успеет вернуться вовремя. Зато эта поездка не даст ему возможности пригласить ее на прогулку в Гайд-парк. К этому она пока не готова, ведь Девин еще ни разу не сказал, что она может попробовать снова испытать дамское седло.
   Войдя в Дюррант-Хаус, Аманда с изумлением увидела, как много народа собралось на суаре. Бальный зал располагался в задней части дома, и Дюрранты поступили исключительно экстравагантно, расставив в нем для ужина несколько дюжин столиков, как в ресторане. Пока за столиками сидели только несколько пожилых гостей. Блистающая, хорошо одетая толпа собралась у столов с прохладительными напитками в дальней половине зала.
   Аманда с отцом прибыли как раз вовремя. На балу у Хэммондов она поняла смысл позднего появления, но на этом суаре танцев не предполагалось, и ни один молодой джентльмен не кинулся в ее сторону. Впрочем, причина заключалась в ее компаньоне: Престон Лок устрашал еще сильнее, чем его сестра Джулия.
   Аманда мгновенно заметила, что Девин тоже тут и выглядит безукоризненно в черном сюртуке и свободно завязанном галстуке. Поскольку он возвышался над всеми остальными мужчинами в зале, не заметить его было невозможно. И раз уж он случайно взглянул в ее сторону, Аманда вежливо ему кивнула. Пусть она и не одобряет его дерзкие манеры, сейчас между ними возникли своего рода дружеские отношения, просто потому, что он ее инструктор по верховой езде. Что выглядело неподобающе, так это оценивающий взгляд его янтарных глаз. Аманде даже захотелось осмотреть свой наряд и убедиться, что все на месте, но она удержалась. Она знала, что выглядит потрясающе в шелковом платье кораллового цвета, с рубинами матери на шее и маленькими шпильками, увенчанными крохотными рубинами, в прическе.
   Второе, что она заметила, – что Роберта Бригстона тут нет, хотя многие холостяки присутствовали. Аманда невольно задумалась почему, но было бы неприлично спрашивать об этом хозяев дома, пригласивших на суаре множество самых разных людей, а не только молодежь с брачной ярмарки. Кроме того, он еще может появиться.
   – Давай я представлю тебя старой приятельнице, – предложил Престон.
   – Конечно.
   Он начал пробираться сквозь толпу, но Аманда замедлила шаг, когда увидела, куда он ее ведет – к двум самым известным свахам светского общества!
   Поняв ее колебания, отец ласково похлопал ее по руке.
   – Не будет вреда, если ты услышишь, что они могут посоветовать, верно?
   – Но в этом году у меня и так отличные перспективы!
   – Один все еще находится в довольно щекотливом положении, второй смог нанести тебе всего один визит, потому что все время в разъездах. И ты в самом деле так хорошо знаешь их обоих, что готова влюбиться в одного из них?
   Аманда засмеялась, так ей понравились доводы отца.
   – Очень хорошо, я тебя поняла. В любом случае давай выслушаем, что нам скажут старые дамы. Вдруг они в самом деле знают достойных джентльменов, с которыми я еще не знакома?
   Разумеется, ничего подобного не произошло. Мейбл Колликотт, более бесцеремонная в этом неразлучном дуэте, начала распространяться о троих молодых кавалерах, назвав их идеальной партией для Аманды. Оливера Норса и Карлтона Уэбба Аманда давно отвергла, а третьим вариантом Мейбл оказался, как это ни поразительно, Фаррел Экстер.
   Развеселившись, Аманда спросила:
   – Лорд Фаррел? Вы не можете говорить это всерьез. Разве он не азартный игрок? Он это любит, но играть не умеет.
   – Да какой молодой лорд не любит играть? Ему просто скучно, как и большинству молодых людей. А вот когда вы поженитесь, ты сумеешь удержать его в рамках, я-то знаю.
   Поскольку Аманда ничего подобного делать не собиралась, она напомнила старой даме:
   – Он хочет жениться на деньгах и нисколько этого не скрывает.
   Мейбл неодобрительно подняла бровь.
   – Любой на брачной ярмарке надеется пополнить свои карманы. Ты, девочка моя, редкое исключение, и Фаррел для тебя просто идеален.
   – Может быть, вам следует сказать, как есть – это я для него идеальна? – Желая остаться вежливой, Аманда добавила: – Спасибо за предложение, я непременно буду иметь его в виду.
   Пока Мейбл шумно расхваливала троих молодых людей, более учтивая Гертруда шептала что-то Престону. Аманду мучило любопытство, и когда они отошли от этой парочки, она спросила:
   – Что, Гертруда Аллен назвала тебе еще одно имя, причем не хотела, чтобы ее подруга об этом знала?
   – Довольно неожиданное, и похоже, они не сошлись во мнениях, потому что Мейбл невзлюбила его с самого начала. Возможно, оно и не стоит упоминания.
   – Но кто из них – твоя приятельница? Мейбл не сказала ничего нового, все ее три предложения мне известны, я знакома со всеми вот уже несколько лет и, кстати, сама решила дать им еще один шанс. Но если быть до конца честной, я считаю их всего лишь друзьями.
   – Я приятельствую с Гертрудой.
   – Ну так скажи, кого она порекомендовала.
   – Это не столько рекомендация, сколько предложение. Она сказала, что мне следует обратить внимание на искры, которые так и вспыхивают, когда вы с Девином Болдуином оказываетесь рядом.
   Аманда ахнула.
   Отец, услышав это, произнес:
   – В точности моя мысль. И я не совсем понял, то ли Гертруда советовала мне не подпускать тебя к Болдуину, поскольку между вами существует неприязнь, то ли она некоторым образом соотносит эти искры с… эээ… влечением.
   Аманда покраснела.
   – Не могу отрицать, что он привлекательный, но, на мой вкус, чересчур заносчивый, и ему недостает хороших манер.
   Престон многозначительно взглянул на нее.
   – Так стоит ли брать у него уроки верховой езды?
   Аманда глуповато улыбнулась:
   – Мы уже покинули поле боя и перешли к негласному перемирию. И нужно отдать ему должное – он понимает лошадей. За последнюю неделю я здорово продвинулась. Это заметили даже Элис и Беки, которые по очереди меня туда сопровождают. Кроме того, именно Девин сообразил, как я могу преодолеть свой страх. За это я ему благодарна, поэтому… ну, прикусываю язык, если он меня начинает раздражать.
   Престон расхохотался.
   – Ты? Придерживаешь язык? А с чего вообще началась война?
   Аманда хмыкнула:
   – Он дал мне непрошеный совет, который меня взбесил. Но в конце концов, он же Купидон и по какой-то дурацкой причине решил оказать мне благодеяние. Собственно, поэтому и делает из меня хорошую наездницу.
   – Ага, я начинаю понимать. Полагаю, он рекомендует тебе того поклонника лошадей, лорда Госвика?
   – Да-да, но только в том случае, если я все-таки сумею полюбить верховую езду. Ну разумеется, после того, как научусь.
   Престон внезапно остановился.
   – Ты же это не всерьез? Он не показался мне дураком, но это самый дурацкий повод для замужества, о каком я когда-либо слышал. Это ты от него почерпнула такую глупую идею?
   – Нет, ты не понял. Он просто заметил, что мне нравится Кендалл Госвик. И не думает, что брак получится удачным, если я не буду любить верховую езду. Я же тебе и раньше говорила, что лошади – это страсть Кендалла. Так что, полагаю, в этом есть резон.
   – А как насчет второго юноши, которым ты заинтересовалась? Может, предпочтешь Бригстона? Если ты к нему благоволишь, мы можем пересмотреть его первые неудачные шаги в обществе.
   – Пока еще рано о чем-то говорить, отец. Я с ним толком и не разговаривала. Но надеюсь, что оба, и он, и Кендалл, приедут на прием к Офелии.
   – Да, мне хочется лично с ними побеседовать.
   Аманда усмехнулась и поддразнила отца:
   – Но ты же не собираешься напугать их до смерти, нет?
   – Разумеется, нет. Ну, то есть если ты скажешь, что их необходимо отпугнуть, то я с удовольствием повинуюсь.
   – Я возлагаю большие надежды на прием Офелии в Норфорде. Если оба приедут, думаю, что к концу приема я уже буду знать, кого из них предпочту. Только вообрази, может быть, я все-таки выйду замуж!
   – Да, уже вообразил, – с куда меньшим энтузиазмом отозвался Престон, обняв дочь за плечи. – Я буду скучать по тебе, дорогая. Выбирай того из двоих, кто живет ближе к Норфорду.
   Аманда засмеялась.
   – Не волнуйся, я буду приезжать так часто, что ты начнешь спрашивать: «Как, ты опять тут?!» А теперь я, пожалуй, пойду поболтаю с подружками, пока обед еще не подали. Я только что заметила Фебу Гиббс. Оставляю тебя здесь, ищи наш столик, и тогда мне не придется читать имена на всех карточках подряд, достаточно будет найти тебя. Удивляюсь, что хозяйка воспользовалась карточками с именами, хотя обед не официальный.
   – Разве эта идея со столиками не оригинальна?
   – Да, но я думаю, она просто хотела обеспечить за каждым столиком хотя бы одного гостя, который известен умением вести оживленный разговор, чтобы вечер прошел успешно.
   – Ты имеешь в виду болтушек вроде тебя?
   Аманда засмеялась.
   – Именно!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация