А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Позволь любви найти тебя" (страница 17)

   Глава 24

   – Можете открыть глаза.
   Нет, она не может. Он все-таки посадил ее на проклятую лошадь! Не на спокойную кобылу, а на вторую, которую привел для себя, с обычным мужским седлом, и она сидит боком на его колене, а он скачет по дорожке.
   – Вы не упадете, я же вас держу.
   Эти слова прорвались сквозь панику, окутавшую Аманду. Она ощущала его сильные руки, крепко державшие ее, словно спрятавшие в кокон безопасности. Это успокаивало, причем сильнее, чем она могла представить. Но несмотря на эти надежные руки, страх не отпускал. Не до конца. И все же был не таким всепоглощающим, как раньше.
   – Поговорите со мной, – мягко произнес Девин. – Расскажите, из-за чего все это случилось, вдруг поможет?
   Больше он ничего не сказал, просто все ехал и ехал по кругу. Прошло какое-то время, и Аманда вдруг почувствовала себя настолько уютно, что едва не прижалась к нему. Но чувство безопасности, которое он ей давал, было, конечно, ложным. Это не она едет верхом, а он. Будь она в седле одна, сидела бы по-прежнему перепуганная до смерти, а не убаюканная и уверенная, что ее оберегают. Оберегают? Да, он заставил ее почувствовать себя именно так!
   Аманда открыла глаза и взглянула вверх, на него. Он смотрел на нее сверху вниз с совершенно непроницаемым лицом и ждал, скажет ли она хоть слово.
   Аманда отвела взгляд.
   – Дело не в боли в момент падения. И дело даже не в той боли, которую мне пришлось пережить, когда вправляли кость на место, хотя она была еще сильнее. Я помню, как кричала, но я потеряла сознание раньше, чем доктор все сделал.
   – И сколько вам было лет?
   – Восемь.
   – Прошло столько времени – от всего этого должны были остаться только смутные воспоминания. Почему же они до сих пор такие яркие?
   – Доктор сказал, может получиться так, что я никогда больше не смогу ходить. Мне целых четыре месяца не разрешали наступать на эту ногу. И четыре месяца я по ночам плакала, пока не засыпала.
   – Но вы даже не хромаете! Какого черта доктор сказал такое ребенку?
   – Он и не говорил. Просто я проснулась раньше, чем они думали, и услышала, как доктор рассказывает об этом папе. Мне никто этого не сказал, но я-то знала и столько месяцев жила в страхе!
   – Вас должны были посадить на коня сразу же, как только вы поправились, а не позволять лелеять этот неестественный страх.
   Это что, гнев в его голосе? Из-за нее? Но он не понимает. Никто бы не стал заставлять ее в тот год делать что-то насильно. Весь дом тогда погрузился в глубокий траур.
   Тихим голосом Аманда произнесла:
   – В том году я потеряла маму, и мы все очень горевали.
   – Извините.
   Она почувствовала, как обнимавшие ее руки Девина напряглись. Ей показалось или он в самом деле легонько коснулся щекой ее макушки? Его сочувствие удивило Аманду. Она никак не ожидала подобного отклика от… нет, в тот миг она была не в состоянии думать о нем как о грубияне.
   – Впрочем, не думаю, чтобы отец в любом случае начал настаивать и сажать меня на лошадь, – сказала Аманда. – Верховая езда не относится к тому, что я обязана уметь делать. Все эти годы я отлично обходилась каретами… ну, до этого случая.
   Девин вернулся обратно на поросший травой пятачок в центре скаковой дорожки, остановил коня, осторожно опустил Аманду на землю, а потом спешился сам.
   – Падение с лошади случается редко, Аманда. И большинство таких падений не заканчиваются переломами, честное слово. Но верховая езда – это не то, что вы обязаны уметь.
   – Нет, то самое. – Ее подбородок внезапно вздернулся вверх, упрямство опять давало о себе знать. Она только что сидела верхом, но чувств не лишилась! Должно быть, разговор об этом действительно помогает. И пока эти отважные мысли не улетучились, Аманда протянула Девину руку, чтобы он помог ей сесть на кобылу.
   Он какое-то время молча смотрел на протянутую руку, потом уставился ей в глаза. Но в конце концов руку принял и подтянул Аманду к себе. Чтобы увидеть его лицо, ей требовалось посмотреть вверх, так близко они стояли, но Аманда отвела взгляд. И ахнула, ощутив его руки у себя на талии – пальцы заключили ее почти в кольцо, такие они у него оказались длинные. Несколько секунд он просто стоял так, удерживая ее. Не понимая почему, Аманда посмотрела вверх и столкнулась со взглядом янтарных глаз, в которых сверкало что-то такое, от чего у нее перехватило дыхание. Сердце отчаянно заколотилось, и вовсе не от страха!
   – Сразу же согните правое колено так, чтобы рожок седла оказался под ним, – велел он, подняв Аманду и усадив ее в седло. – Это удержит вас на месте.
   Потом подтянул стремя под левой ногой и даже проверил, плотно ли сидит на ноге сапожок. Но Аманда только ощущала все это, потому что сидела в седле одна, намертво вцепившись в луку и плотно зажмурившись.
   Должно быть, он все это заметил, потому что произнес:
   – Вы так сильно хотите получить Госвика?
   Аманда процедила сквозь стиснутые зубы:
   – Я это делаю… чтобы доказать вам… я не трусиха.
   – Господь с вами, Мэнди, я это и так знаю. – Он засмеялся. – Вы слишком вспыльчивая, чтобы быть трусихой.
   Она резко открыла глаза, увидела его усмехающуюся физиономию и с трудом подавила соблазн усмехнуться в ответ. Боже правый, этот человек действительно сумел сделать так, что она почувствовала себя непринужденно! Посмотрев вниз, Аманда поняла, что и земля вовсе не так уж далеко. Ничего общего с тем, что она помнила из детства. И Девин все еще рядом. Даже если она случайно соскользнет с лошади, он ее поймает.
   Охваченная неожиданной уверенностью в себе, Аманда подвинулась так, чтобы бедра были направлены вперед – это она помнила еще по прежним урокам. Кобыла помогала – стояла совершенно неподвижно.
   – Я немного проведу вас вперед. – Девин взялся за поводья.
   Аманда кивнула. Он прошел целый круг по дорожке, одновременно объясняя:
   – Когда захотите потянуть поводья, чтобы остановить ее, делайте это медленно. Она не пугливая и не встанет на дыбы, даже если вы дернете их резко, но в этом обычно нет необходимости. И не забудьте – под вами дамское седло, поэтому даже не пытайтесь перенести вес на единственное стремя. Двигайтесь медленно и спокойно. Кроме того, не нужно сбивать Сару с толку противоречивыми сигналами. Она должна знать, что у вас все под контролем. Если вы начнете нервничать, она это может почуять, поэтому просто расслабьтесь и наслаждайтесь верховой ездой.
   Но когда Девин повел ее на второй круг, Аманда вдруг почувствовала себя избалованным ребенком. Она вспомнила Амелию, такую счастливую со своим пони. Девочке всего шесть лет, но никто не водит под уздцы ее лошадку. И потом, она отлично сохраняет равновесие на этой кобыле, сидит удобно, ее заверили, что лошадь очень спокойная и не рванет вперед, так что теперь она полностью готова к следующей части урока – самой управлять животным.
   – Позвольте мне попробовать.
   Девин остановился. Лошадь остановилась вместе с ним. Передавая Аманде поводья, он ее поддразнил:
   – Обещаете ехать с открытыми глазами?
   Она засмеялась.
   – До тех пор, пока вы будете готовы поймать меня, если я упаду.
   – Это за отдельную плату.
   Улыбаясь этой шутке, Аманда дернула поводья, но ничего не произошло. Она попыталась дернуть чуть настойчивее, даже качнулась взад-вперед в седле, словно это могло заставить кобылу сдвинуться с места. И вдруг та рванулась вперед, причем сразу чертовой рысью! Дыхание перехватило, сердце внезапно заколотилось прямо в горле, началась паника… Аманда не понимала, как ей удается удерживаться на лошади. С каждым подскоком она больно шлепалась о седло и не представляла, как заставить эту дурацкую кобылу сменить аллюр на что-нибудь более спокойное и плавное.
   Будучи слишком занята тем, чтобы удержаться в седле, Аманда толком не замечала, что проскакала уже половину круга и до его конца остается еще половина. Она оглянулась назад посмотреть, где там Девин. Слава Богу, он скачет вслед за ней! Если она сумеет заставить кобылу замедлить шаг хотя бы чуть-чуть, он ее догонит и остановит…
   Она попыталась потянуть поводья медленно, как он велел, но для этого пришлось слишком отклониться назад – охваченная паникой, Аманда не догадалась, что можно просто перехватить их поближе. Вместо этого она, натягивая поводья, привстала в стремени и слишком поздно вспомнила, что этого делать нельзя!
   Глаза девушки широко распахнулись. Седло заскользило влево вместе с ней. Земля все приближалась, седло окончательно перекосилось, и, пытаясь как-то выпрямиться, Аманда только сталкивала его все дальше.
   Это вот-вот произойдет снова! История повторялась…

   Глава 25

   Собственный крик звенел у нее в ушах, но резко оборвался, как только она ударилась о землю и у нее перехватило дыхание. Аманда боялась шевельнуться. Она ощущала боль, точно такую же боль в том же самом месте, что и тогда. История в самом деле повторилась, подумала она, чувствуя, как слезы обжигают глаза.
   Девин не успел догнать ее вовремя, но теперь упал перед ней на колени, взметнув пыль. Аманда боялась, что он дотронется до нее и сделает еще больнее. Она помнила те давние страдания много лет назад. Ее перенесли в дом, и от боли она потеряла сознание, что стало даже благословением – до того момента, как она очнулась.
   – Вы ушиблись? – взволнованно спросил Девин. – Скажите – где?
   Тут он увидел ее слезы и выругался.
   Наверное, следовало покраснеть, услышав эти слова, да только Аманде и самой хотелось покрепче выругаться. Она все еще боялась шевельнуться, даже приподняться, чтобы взглянуть на него. А слезы лились не переставая. Аманда понимала, что шевельнуться все равно придется, но безумный страх той боли, которую она при этом почувствует, словно парализовал ее.
   – Где вы ушиблись? – повторил Девин более настойчиво.
   – Левая нога.
   – Еще где-нибудь?
   – Не знаю. Я боюсь пошевелиться.
   – Позвольте, я помогу вам сесть, чтобы…
   – Нет! – закричала Аманда. – Не трогайте меня!
   Вероятно, истерическая нотка в ее голосе заставила его сказать:
   – Вам не кажется, что вы слегка переигрываете? Мы даже не знаем, сломано ли что-нибудь. Или причина в том, что случилось когда-то? Возможно, за тем старым несчастным случаем скрывается еще что-то, о чем вы мне не рассказали? Или вы просто решили пожеманничать, потому что вы женщина?
   – Да как вы смеете…
   – О, это уже лучше. Гнев иногда бывает очень кстати.
   Он сказал это нарочно? И вдруг Аманда поняла, что это помогло. Паника и ужас отступили. Хотелось бы, чтобы вместе с ними ушла и боль, но… впрочем, и боль уменьшилась. Хотя, конечно, она еще даже пальцем не шевельнула и не сомневалась, что стоит двинуться, и боль снова ее поглотит.
   – Вы готовы убраться подальше с холода?
   – Нет. – На случай если Девин снова решит, что она переигрывает, Аманда добавила: – Я вовсе и не замерзла.
   Что было не совсем правдой. Обычно она не имела ничего против холодной погоды, если при этом активно двигалась, но лежа неподвижно на земле, хорошо чувствовала, как осенний холод покусывает щеки и руки без перчаток. Скоро она начнет дрожать. И сразу станет очень больно!
   – Ну хорошо, подождем еще пять минут, но хотя бы поднимите лицо из грязи!
   Девин улегся рядом с ней на землю и подсунул руку ей под голову так, чтобы щека Аманды оказалась на его предплечье, причем шевелиться ей не пришлось. Очень галантный поступок. И когда она приподнимала голову, больно не было. Может, она и вправду переигрывает?
   Теперь Аманда видела его озабоченное лицо. Его голос был спокойным, но вот лицо… ее страх вспыхнул снова.
   Но тут он успокаивающим тоном произнес:
   – Нужно выяснить, где у вас перелом, если он вообще существует. Если вы покажете мне, где болит…
   – Нет. Я не хочу знать – я боюсь! Вы не понимаете. Это слишком похоже на мое первое падение!
   – Вы уверены? Вы же говорили, что в тот раз потеряли сознание, а сейчас нет.
   Это правда. И боль не такая сильная – и пока она не шевелит левой ногой, вообще не больно. Но если нога сломана, она же могла просто онеметь?
   – Сейчас я расскажу вам, что мы сделаем дальше, – все тем же успокаивающим голосом продолжал он. – Я возьму вас на руки и отнесу в конюшню. Я буду очень нежен, а вы стиснете зубы и постараетесь не кричать мне в ухо. Мы оба знаем, какая вы храбрая, Мэнди. Вы сможете это выдержать. Готовы?
   – Нет, – всхлипнула она.
   Девин подождал еще несколько минут и спросил снова:
   – А теперь вы готовы?
   Аманда уже слегка замерзла. Она кивнула, зажмурилась и стиснула зубы, как он предложил, ожидая вспышки боли, от которой скорее всего потеряет сознание. Девин не стал тянуть. Он быстро поднял ее с земли. Накатила сильная боль, вверх по ноге и дальше, прямо в голову – но это могло случиться из-за резкой смены положения. Сознание Аманда не потеряла, но в какой-то миг боль сделалась невыносимой. Она с трудом удержалась от крика. Девин шел такой ровной походкой, что она почти не ощущала движения, и боль снова ослабла. А может быть, она слишком остро ощущала, что лежит, как в колыбели, в его объятиях и поэтому больше ничего не чувствовала?
   Ее окутывало его тепло. Он даже прижал подбородок к ее макушке, чтобы она не двигалась, и, вероятно, продавил шляпку. Зато холод куда-то исчез! А потом ее охватило тепло конюшни. Аманда услышала, как Девин отправил работника за их лошадьми, а через несколько мгновений вошел в маленькую контору в задней части конюшни, но дверь оставил открытой. Аманда увидела старый письменный стол, парочку деревянных стульев и узкую кушетку, на которую он ее осторожно положил. Когда нога коснулась кушетки, Аманда легонько застонала.
   Девин выпрямился и посмотрел на нее. Затем улыбнулся, провел пальцем по ее щеке и показал ей.
   – Пыль и слезы, не самое лучшее сочетание. Давайте-ка я принесу воды. Только никуда не уходите.
   Он что, шутит? Куда она пойдет со сломанной ногой? Но стоило Девину выйти, Аманда приподнялась на локте и посмотрела вниз, на свои ноги, спрятанные под амазонкой и сапожками. Она как раз набиралась храбрости, чтобы приподнять юбку и оценить повреждения, и тут вернулся Девин с ведром воды. Вот еще бы минутку – и она бы побагровела от стыда.
   Девин поставил ведро возле кушетки.
   – Мне бы, конечно, не помешал шкаф для всего этого хлама, но тут не хватает места.
   Он перегнулся через кушетку, пытаясь дотянуться до висевшей над ней полки. У Аманды широко распахнулись глаза, когда она увидела над собой его тело, но Девин всего лишь достал с полки небольшое полотенце. Затем он сел рядом с ней на кушетку. Места для этого едва хватило, но Аманда так боялась шевельнуться, что не подвинулась ни на дюйм.
   Сначала Девин развязал ее шляпку и швырнул на стол, затем намочил край полотенца в ведре и начал протирать ей лицо. Опять обращается с ней, как с ребенком?
   – Я и сама могу справиться!
   – Лежите спокойно. – Он продолжал отмывать ее щеки и вел себя очень деликатно. И пусть Аманде вовсе не хотелось такой его деликатности, пожаловаться ей было не на что. Но ему потребовалось чертовски много времени, чтобы отмыть ее лицо, и делал он это так осторожно, что не столько умывал ее, сколько, казалось, ласкал. Аманда начинала чувствовать что-то непонятное; его пристальное внимание некоторым образом ее беспокоило.
   Чтобы не думать о том, что он делает, Аманда спросила:
   – Какой хлам?
   Их взгляды встретились. Девин выглядел растерянно.
   – Что?
   Он так увлекся, что забыл, о чем говорил?
   – Вы сказали…
   – Ну, просто вещи, необходимые для ухода за лошадьми, – мази, микстуры и все такое. Время от времени я захожу сюда и обнаруживаю бутылку, упавшую с полки на кушетку; проклятая полка настолько древняя, что вся перекосилась.
   Он что, пытается ее рассмешить?
   – Но вы же понимаете, что один-единственный гвоздь мог бы все исправить?
   – Я что, похож на плотника?
   «Нет, – подумала Аманда, – ты похож на мужчину настолько привлекательного и мужественного, что лучше бы тебе не сидеть рядом со мной на кровати!»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация