А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Позволь любви найти тебя" (страница 14)

   Глава 18

   К концу долгого вечера Девин искренне понадеялся, что ему больше не придется посещать балы, чтобы найти для Блайт и Аманды идеальных мужей.
   – Устала? – спросил он Блайт по дороге домой.
   – Ни капельки! – возбужденно ответила она. – Было так весело! Как ты думаешь, лорд Оливер считает меня привлекательной?
   – Понравился тебе?
   Она улыбнулась:
   – Да. Мы начали разговаривать и никак не могли остановиться. Боюсь только, он недостаточно богат, чтобы оправдать надежды брата. Или богат? Ты не знаешь?
   – У семьи Норс кошельки набиты туго. Так что Уильям будет доволен, если, конечно, ты будешь счастлива, это для него на первом месте.
   – В таком случае Оливер просто идеален! Не могу дождаться, когда мы приедем домой и я все расскажу Уильяму.
   Похоже, Оливер Норс оказался первым кандидатом в мужья Блайт, хотя он все еще надеется завоевать Аманду. С другой стороны, все эти юнцы мечтают об Аманде, но повезет только одному. Значит, остальные, несмотря на разочарование, будут доступны.
   Следовало бы рассказать Аманде, что, по собственному признанию Бригстона, отец велел ему на ней жениться, но Девин боялся, что это только подтолкнет ее к лорду Роберту. Скорее всего так и произойдет. Глупая девчонка! Только вспомнить, как она его защищала. Подняла на смех слухи, которые обрели злобный оттенок.
   Аманда жаждет любви, значит, она человек романтичный. Ей кажется, что любовь может победить все, в том числе и закоренелых холостяков самого распутного толка. Все это, конечно, прекрасно, и кто сказал, что Роберт Бригстон не может в нее влюбиться? Но мальчишка в самом деле хочет получить от жизни как можно больше и, несомненно, сделает для этого все возможное, будет он женатым или нет. Но тогда счастливый брак Аманды рухнет. Зачем идти к неизбежной катастрофе, если из Госвика получится прекрасный муж? Он ей уже нравится, и чтобы завоевать его сердце, Аманде всего-то и нужно сесть на лошадь. Просто, гарантированно – и никаких скандалов, связанных с ее именем.
   Нет, Девин не испытывал никаких угрызений совести, сделав все возможное, чтобы семья Аманды вмешалась и приказала ей держаться подальше от Роберта Бригстона. Судя по хмурому лицу Руперта Сент-Джона, когда Девин подвел ее к нему, это случится сегодня же вечером. Но чтобы быть абсолютно уверенным, он решил написать завтра записку леди Офелии и предупредить, что интересы Аманды повернули в опасном направлении.
   Лучше пусть услышит все это от родственников, чем от него. Ему и так придется с ней нелегко, раз уж она отказывается с ним сотрудничать. И Девин не хотел, чтобы она думала, будто и он присоединился к толпе ревнивцев.
   Разумеется, он не ревнует. Правда. Нужно признать, что на какой-то миг он вдруг почувствовал, что его влечет к ней, но это все из-за тех ее беспечных слов. «Я предпочитаю, чтобы подо мной было удобное сиденье…» Она вообще представляет себе, какие образы возникают в голове у мужчины при подобных словах? Конечно, нет. Аманда – сама невинность, а он уже не в первый раз желает женщину, которую получить не может.
   Высадив Блайт с горничной у их дома, Девин зашел внутрь, чтобы перекинуться парой слов с Уильямом, а уж потом ехать к себе. Но несмотря на столь поздний час, Уильям еще не вернулся со своей встречи, так что Девин просто напомнил Блайт, чтобы завтра брат отправился с ней на променад в Гайд-парк. Превосходная возможность продолжить знакомство с теми, с кем она сегодня танцевала, а возможно, встретиться с Оливером Норсом, и тогда любовь между ними расцветет без помощи Купидона.
   Кучер Пейсов быстро довез Девина до Джермин-стрит – в это время на улице почти не было экипажей. Но едва Девин вышел из кареты, кучер сверху крикнул:
   – Осторожно, сэр, что-то валяется на дороге к вашему дому!
   Девин уже и сам увидел препятствие и покачал головой. На первый взгляд казалось, что это огромная куча тряпья, но тут он заметил торчавшую из тряпок ногу. Пьяный? Решил свалиться без памяти прямо перед Болдуин-Хаусом? Девин подошел поближе. Кучер спросил, не нужна ли помощь.
   Девин наклонился, перевернул пьянчугу и резко втянул в себя воздух. Не оборачиваясь к кучеру, он прокричал:
   – Привезите доктора! Или доктора Пейсов, если знаете его, или любого другого, только быстро!
   Девин едва узнал своего друга, так сильно того избили. Кровь запеклась коркой на лице, залила сюртук и пальто.
   – Уилл! – позвал Девин и осторожно потряс друга за плечо. – Что, во имя Господа, случилось?
   Уильям не отвечал. Девин приложил руку к груди друга и с облегчением услышал, как бьется сердце. Но где, черт побери, экипаж дяди Девина, в котором Уильям сегодня уехал? Кучер Дональда не мог оставить Уильяма в таком состоянии.
   Девин осторожно поднял друга, боясь, что у того могут быть переломаны кости, и внес его в дом. Слуги уже спали, поэтому никто не помог нести его вверх по лестнице. Но Девин не сомневался, что скоро они встанут, потому что собаки Лидии громко лаяли, а не радостно прыгали вокруг него, как обычно. Сам Девин не заметил, что за ним остается ручеек крови, но собаки его чуяли.
   Проходя мимо спальни тети и дяди, он прокричал:
   – Дядя, мне нужна твоя помощь!
   Он внес Уильяма в свободную спальню, положил на кровать и включил свет. Вошла Лидия, что-то бормоча себе под нос и надевая на ходу халат, но увидела, кто лежит на кровати, и громко ахнула.
   Она кинулась вперед, но тут же отшатнулась и ахнула еще раз.
   – Это в самом деле твой друг Уильям? – с недоверием спросила она. – Боже милостивый, кто пытался его убить?
   В комнату вошел Дональд.
   – Что случилось?
   – Не знаю. – Девин покачал головой. – Я нашел его у крыльца, он лежал бесформенной грудой, а кареты твоей нигде не видно. Он же брал ее сегодня вечером, так?
   – Да, вскоре после того, как сестра его сюда подвезла и вы с ней уехали.
   – Значит, он мог пролежать тут весь вечер!
   – Вообще-то полчаса назад я слышал, как лаяли собаки, – сказал Дональд. – Выглянул в окно, но ничего не увидел. Но надо признать, что я высматривал карету, а не человека у парадной двери.
   Лидия, тревожась за Девина, поспешила его ободрить:
   – С ним все будет хорошо. Он еще дышит. – Но сама украдкой глянула на Уильяма, желая в этом убедиться. – Да, дышит.
   – Он даже до чертовой двери не смог добраться!
   Лидия торопливо обогнула кровать и обняла Девина.
   – Я знаю, что он твой друг и ты любишь его, как брата. Завтра мы выясним, что случилось, но сейчас, мне кажется, нам нужен доктор…
   – Я за ним уже послал.
   – Тогда давай, пока ждем, вымоем его. Вы с Дональдом снимите с него сюртук, а я принесу воды.
   Они сумели только высвободить руки Уильяма из рукавов пальто и оставили его на нем лежать – он страдальчески застонал, едва они его шевельнули. Сюртук облегал его слишком плотно, так что они и его не сняли.
   – Думаю, нам придется просто срезать с него одежду, иначе мы не увидим всех повреждений, – заботливо сказала Лидия, вернувшаяся с водой. – У меня в комнате есть ножницы, я их сейчас же принесу.
   Девин никак не отозвался. Он смотрел на то, чего тетя с дядей еще не заметили, – влажное темное пятно с правой стороны сюртука Уильяма, внизу. Девин его тоже не сразу увидел, сюртук был из черной ткани.
   Едва Лидия вышла из комнаты, он разорвал на Уильяме рубашку и откинул ее в сторону. В боку внизу были две раны, словно кто-то подошел к другу сзади и ударил его ножом. Теперь Девин особенно боялся пошевелить Уильяма, хотя и хотел убедиться, нет ли еще ран на спине. Боже правый, да Уильям в жизни мухи не обидел! Кто мог сотворить с ним такое?
   – Это выглядит скверно, – произнес Дональд, стоявший рядом с Девином.
   Вернулась Лидия и сказала:
   – Кажется, я слышала, что к двери подъехала карета.
   Не глядя на нее, Девин ответил:
   – Я обнаружил два ножевых ранения. Их может быть и больше.
   Она резко повернулась.
   – Я сейчас же приведу сюда доктора!
   Врач, живший всего в двух кварталах отсюда, Уильяма не знал, просто это был ближайший известный кучеру доктор. Выглядел он достаточно компетентным, но манеры его подходили скорее гробовщику, чем целителю. Он провел почти два часа, прочищая, фиксируя, зашивая и бинтуя раны Уильяма, а когда закончил, особого оптимизма не проявил.
   – Переломов нет, но он потерял очень много крови. Если переживет ночь, может выжить. Молитесь, чтобы не началась горячка. Если разовьется воспаление, можете сразу с ним попрощаться.
   Девин не стал ему отвечать, чтобы не наговорить гадостей. Дональд это заметил и торопливо проводил доктора из дома. Утром Девин пошлет за Блайт и велит ей привезти с собой их семейного доктора.
   – Я посижу с ним, если хочешь, – предложила стоявшая в дверях Лидия.
   – Нет, лучше заменишь меня утром – или Блайт заменит. Она очень расстроится, когда его увидит.
   – Ты ей уже сообщил?
   – Она провела утомительный вечер и наверняка крепко спит. Ночью она для него все равно ничего сделать не сможет.
   Лидия кивнула, подошла к Девину и еще раз его обняла. Он устало сидел в кресле, которое пододвинул к кровати.
   – С ним все будет хорошо. Он мальчик крепкий и здоровый, так что обязательно поправится, тем более доктор все зашил и перевязал.
   «Но что случилось и почему? – мрачно размышлял Девин. – В какую чертовщину Уилл впутался?»

   Глава 19

   – Ну, как прошел бал?
   Девин поморгал и резко выпрямился в кресле. Его друг открыл один глаз, точнее, приоткрыл, и смотрел прямо на него. Второй глаз, где пришлось наложить в уголке несколько швов, был покрыт повязкой и забинтован.
   Стряхивая с себя сон, Девин с недоверием спросил:
   – Ты едва не погиб, а теперь спрашиваешь про чертов бал?
   – Должно быть, выгляжу я ужасно, но умирать не собираюсь. Впрочем, болит чертовски.
   – Ты потерял много крови.
   – Отчего это? – удивился Уильям, трогая повязку на глазу. – Меня всего лишь побили. Правда, я этого не ожидал, но чертов придурок заявил, что иначе я не пойму.
   – Не поймешь чего?
   – Что вернуть долг вовремя – единственный способ его заплатить. И задал мне небольшую взбучку, чтобы я этого не забывал.
   – Тебя едва не убили из-за долга?! – воскликнул Девин. – Да у кого ты, черт возьми, занимал?!
   Уильям вздохнул:
   – У того же парня, у которого занимал в конце лета, чтобы обеспечить Блайт нарядами. Узнал его имя у своего лакея. Тот сказал, что ему не требуется поручительство, как в банке, и не ошибся. С тем долгом у меня никаких сложностей не возникло, я его нормально выплатил. А в последний месяц перед сезоном снова к нему пошел, чтобы занять денег на приданое Блайт. А вчера вечером один из его головорезов потребовал немедленной выплаты займа. Даже месяц еще не прошел! Но он заявил, что на более крупную сумму и проценты идут больше, и расплачиваться нужно быстрее. Не помню, чтобы мне об этом говорили.
   – Отработанная схема… Они что, мошенники?
   – Да я уже и сам так подумываю. Но какой, черт возьми, смысл занимать деньги, если сразу же их возвращать? Знай я об этом, не подписывал бы вторую расписку.
   Девин приподнял голову Уильяма, дал ему выпить несколько глотков красного вина и снова сел.
   – Надо было сначала прийти ко мне. Нельзя обращаться к подпольным ростовщикам, которые даже условия толком не объясняют!
   – У тебя нет столько наличных. Тебе пришлось бы продать половину своего табуна, погубив ферму, и уж тем более я не собирался занимать у твоего дяди.
   – Не так уж я стеснен в средствах, Уилл. У меня есть и другое имущество, не только ферма.
   – Имущество, о котором ты никогда не упоминал?
   Девин пожал плечами:
   – Я получил небольшое наследство от мамы, но почти все использовал, чтобы завести новую ферму…
   – Да, я знаю.
   – Но остался еще дом, и он мне не нужен. Просто руки не дошли от него избавиться.
   – А-а, от мамы, – осторожно произнес Уильям. – Значит, ты перестал ее ненавидеть за то, что она умерла? Естественная реакция для мальчишки, но ты уже перерос…
   – Я ее почти не помню.
   Это было вранье, но Девин никогда не говорил о матери ни с кем, кроме дяди, и не собирался начинать сейчас. Кроме того, он сомневался, что Уильям поймет. Гнев, вызванный болью, которую он чувствовал, когда думал о матери, о том, что она сделала и что сделали с ней, перерасти невозможно. Он никуда не делся, а навеки поселился в его душе.
   Но Уильям был человеком чутким и настаивать не стал. Вместо этого он сказал:
   – В общем, ради меня ты ничего продавать не будешь. Кроме того, это только моя проблема, к тому же временная. Как только Блайт удачно выйдет замуж, я займу денег у ее мужа, а верну ему сразу же, как только найду себе богатую жену.
   – Вот с этого и следовало начинать, а не пытаться сначала выдать замуж ее.
   – Я неудачно рассчитал время, Девин. Я начал искать жену еще до того, как Блайт исполнилось восемнадцать, мне просто не повезло. Надо было попросить помощи у тебя, но я не думал, что найти богатую жену будет так сложно. Познакомился с несколькими дамами, с кем счел бы честью обвенчаться, одна мне понравилась даже слишком сильно, но все они были такими же нищими, как я.
   – Я знаю кое-кого, кто тебе наверняка понравится, – отозвался Девин. – Нужно было познакомить вас раньше, но ты слишком решительно вознамерился сначала выдать замуж Блайт, и я побоялся, что ты эту возможность упустишь.
   – Возможно, ты и прав. Но теперь Блайт уже восемнадцать, и я не могу попросить ее подождать. Ты же знаешь, нет никакой разницы, сколько лет мужчине, когда он женится, но для женщины это чертовски важно. Она не знает, насколько мы на самом деле стеснены в средствах, и я не хочу, чтобы узнала. Не хочу, чтобы Блайт приняла первое же предложение просто ради того, чтобы помочь мне выпутаться, даже если парень ей не понравится. Ты бы не захотел такого для своей сестры, верно?
   – Ты занял денег, чтобы приодеть ее к сезону. Она получает приглашения. Твой план уже действует, так зачем все усложнять, занимая еще?
   – Я не могу не дать за ней приданого, пусть даже это больше не модно. Она должна знать, что вышла замуж не с пустыми руками.
   С простой гордостью спорить очень сложно.
   – И сколько ты занял?
   – Немного, всего несколько сотен фунтов.
   Девин покачал головой:
   – Ты должен их вернуть. Ничто на свете не стоит того, чтобы иметь дело с людьми, которые могут поступить так, как с тобой.
   Уильям, вздохнув, закрыл глаз.
   – Согласен. Даже не думал, что подобное может произойти.
   – А когда тебя ударили ножом? До того, как разбили лицо, или после?
   – Ножом? – Легкий румянец, окрасивший щеки Уильяма после нескольких глотков вина, исчез. – Я этого не помню, но точно не когда меня избивали. Какой им смысл меня убивать? Так они своих денег не получат.
   – И все-таки тебя дважды ударили ножом в живот справа, внизу. И судя по всему, со спины.
   – Тот головорез даже не заходил ко мне за спину, только когда вышвырнул меня на улицу.
   – Может, тебе было так больно, что ты этого просто не почувствовал? – спросил Девин.
   – Да меня могла переехать упряжка лошадей, и все равно хуже бы не стало! Но я толком не помню, что, черт возьми, произошло после того, как я велел кучеру увезти нас к чертовой бабушке из тех закоулков. Помню, что лежал лицом вниз на полу кареты и меня трясло, а потом, наверное, потерял сознание, потому что дальше я помню, как лежал где-то на холодной земле. Помню, что встал и какое-то время с трудом брел по пустым улицам. Должно быть, после этого я снова потерял сознание. Наверное, какой-нибудь грабитель увидел, как я выходил из дома ростовщика, и решил, что у меня полные карманы. Или я показался ему легкой добычей, такой избитый.
   – А куда делся кучер Дональда, когда все это происходило? Как ты попал сюда? Пришел пешком? И где сейчас карета?
   Уильям покачал головой:
   – Не знаю, но не сомневаюсь, что такие случаи то и дело происходят в той сомнительной части города.
   – Тебя ограбили?
   Уильям попытался рассмеяться, но мгновенно замолчал.
   – И что взяли? Из пустых-то карманов? Я отдал ростовщику все, что у меня было. Значит, меня ударили ножом ради пары монет и грабителю ничего не досталось… Наверное, это и есть светлая сторона всего случившегося.
   Девин не назвал бы это светлой стороной, но попытка грабежа была единственным, что имело хоть какой-то смысл. Хорошая карета с гербом в местности, наводненной ворами. И любой из них мог запрыгнуть на запятки, дождаться, когда карета завернет на пустую улицу, избавиться от кучера, забраться в карету и обнаружить на полу лежащего без сознания Уильяма. Разозлившись, что в карманах у него пусто, мерзавец запросто мог ударить его ножом, вышвырнуть из кареты и угнать ее.
   Кучер Дональда подтвердил почти все эти предположения, когда вскоре после рассвета вернулся домой. Она рассказал Девину и Дональду, что на него набросились сзади, столкнули с облучка, он сильно ударился головой и почти всю ночь пролежал на обочине без сознания. Однако на обратном пути он обнаружил карету Дональда, брошенную в более благополучной части города. Вероятно, только поэтому никто ее и не угнал. Вот это, подумал Девин, и есть единственная светлая сторона ночного происшествия.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация