А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Избранная" (страница 30)

* * *
   На концерт Маша пришла одна, но знала – Дэн обязательно явится. Она высматривала его среди посетителей, когда к ней присоединилась Катя. Она старалась казаться веселой и продолжила начатый в школе разговор:
   – Ты же хочешь его?
   – Ну да… Кажется.
   – Ничего себе – кажется! – возвела глаза кверху подруга. – Да за такой срок можно было сойтись, разойтись и снова сойтись, но уже с другим. А ей все кажется.
   Она долго давала Маше советы, и та слушала, понимая, что Катя права. Ей ведь в самом деле хотелось этого…
   В это время Дэн вошел в зал.
   – Ну, иди! – подтолкнула Катя. – Подавай сигналы.
   – Какие?
   – Ультразвуковые…
   И Маша подошла, посмотрела игриво, подмигнула.
   – Что? – не понял Дэн.
   – Подаю сигналы. Ультразвуковые.
   Она снова игриво подмигнула и прижалась к нему.
   Весь концерт они то целовались, то стояли, прижавшись друг к другу, им было хорошо вместе.
   А вот Катя страдала. Как она и предполагала, Гоша пришел с Зоей, и они целовались в уголке. Когда концерт закончился, зал взорвался аплодисментами. Многие бросились к темнокожей солистке за автографами, расценив ее как будущую звезду эстрады. Среди прочих подошла и Катя. Она протянула мулатке не блокнотик, а обнаженную руку.
   – Прикольно! – усмехнулась та. – Я еще не расписывалась на живых людях.
   – Можешь считать меня не живой, – в сердцах ответила Катя. – Просто мой парень… Он теперь с другой. Но я сама виновата. Напиши, что я дура!
   Мулатка посмотрела, улыбнулась ободряюще и написала на руке у Кати: «Мы круче всех!»
   – Прочти это сто раз, – велела она. – Я скоро закончу…
   – И что? Поплачешь со мной?
   – Нет. Помогу вернуть тебе твоего парня. Если хочешь, конечно.
   Катя, подумав, кивнула. И отошла ждать.
* * *
   Иван, после долгих и безуспешных поисков непутевого пасынка, вернулся в магазин. Но что это? Замок валялся на земле, а внутри сновали какие-то тени. Иван осторожно вошел внутрь…
   Несколько людей в масках держали в руках снятые со стен электрогитары, еще один рылся в открытой кассе.
   – Ну-ка положили инструменты! – закричал Иван.
   Люди в масках застыли в нерешительности. Но тот, который рылся в кассе, небрежным движением сунул деньги в карман и пошел прямо на Ивана. На нем тоже была маска, неумело вырезанная из вязаной шапочки, но даже сквозь эти прорези Иван узнал пасынка.
   – Тимур?!
   Ни слова не отвечая, тот сбил Ивана с ног и нанес ему, лежачему, несколько жестоких ударов прямо в лицо.
   Иван пошевелился, сплюнул кровь и просипел:
   – Так это твои друзья украли мои лучшие гитары?
   – Мои гитары! – заорал Тимур, срывая маску. – Это мой магазин! И если не хочешь сдохнуть – сваливай отсюда, урод!
   Осыпав отчима нецензурной бранью, он еще несколько раз пнул его ногой, и грабители ушли.
   Какое-то время Иван лежал неподвижно, потом превозмогая боль, попытался встать. Когда зазвонил мобильник, он хоть и не сразу, но снял трубку. Звонила Ада. Она хвасталась, что концерт прошел на ура, и наутро приглашала его к себе. То есть не к себе, а к своим друзьям, у которых она временно остановилась.
   – Хорошо, – хрипло ответил Иван. – Утром я приеду.
* * *
   Маша и Дэн, веселясь, в обнимку вышли из кафе. И вдруг Маша увидела, как Катя с Адой идут к машине. Но напрягло ее не это, а тот факт, что за рулем машины сидела девица, подозрительно похожая на Киру. Маша не успела даже окликнуть подругу – обе сели в машину и уехали.
   Моментально высвободившись из объятий Дэна, Маша пробормотала:
   – Извини, мне домой надо…
   И прежде чем он успел что-то понять, девушка помчалась вслед за машиной и исчезла за углом.
   Конечно, догнать машину было выше ее сил, поэтому Маша действительно прибежала домой и схватила Книгу.
   – Где она?! Скажи, где Катя? Я тебя очень-очень прошу, хоть нарисуй что-нибудь!
   Белые страницы замелькали в воздухе…
* * *
   Войдя в помещение, куда привезли ее Ада с Кирой, Катя остолбенела. Такого она еще не видела, это было покруче сегодняшнего концерта! Настоящие чернокожие музыканты отбивали такт на туземных барабанах, вокруг стояли статуи африканских божков, чернокожие танцовщицы извивались в каком-то диковинном танце. И черные свечи… Она что, к сатанистам попала?
   Между тем Ада вынула из деревянного сундучка соломенную куклу и длинную иглу с шариком на конце и протянула Кате.
   – Ой, а мне больше машинки нравятся, – попыталась пошутить девушка.
   Но Ада была серьезна:
   – Это твоя соперница. Это та, кто портит тебе жизнь.
   Катя испуганно оглянулась. Кира вышла, и они остались вдвоем, если не считать чернокожих «танцоров».
   – Можно, я пойду? Я больше не играю…
   – Это не игра! – властно сказала Ада. – Это твоя проблема, твоя беда. А может, и твоя смерть. На, смотри, запоминай ее!
   – На Баскова похожа…
   – Она уже забрала твоего парня. Теперь на очереди твоя семья, твоя учеба… И ты сама.
   Кате было страшно. Если это и правда сатанисты, то лучше их не злить, а найти способ поскорее сбежать.
   – Ладно… Скажите, что я должна сделать?
   – Убей ее!
   Катя взяла в руки куклу и иглу. В отличие от скептика Ивана, она немного знала о магии вуду. И – немного в это верила.
   – Убить куклу? Давайте я лучше выйду и убью хот-дог!
   – Нет! – повелительно сказала Ада, и Катя сникла. – Убей ее, или она убьет тебя.
   Катя замахнулась иглой сначала так, потом этак. Вонзить ее в куклу не хватало решимости. Отчего-то казалось, что этим она совершит что-то страшное и непоправимое.
   И тогда вся эта смуглая танцующая масса сошла со своей площадки и принялась кружить вокруг Кати. Девушка пришла в ужас.
   – Я здесь совершенно случайно, – закричала она. – И кукла не моя, забирайте! И иголку тоже. Я и шить-то не умею!
   Унган остановился перед ней:
   – Эшу говорит, что ты здесь не случайно. Судьба делает поворот, не мешай ей. Ты – только тень Луны. Сделай это! Ты должна.
   – Кому я должна? – забыв про страх, возмутилась Катя.
   – Не спорь с Унганом, – грозно сказала Ада. – Делай что тебе говорят.
   И Катя вновь занесла иглу над куклой. Долго примеривалась…
   Но тут в помещение ворвалась Маша. Растолкав танцующих, она пробилась к Кате и выбила куклу у нее из рук.
   – Машка?!
   – Идем, – подруга схватила Катю за руку.
   – А можно?
   – Нужно!
   Катя боязливо оглянулась. Ада стояла молча с досадливой миной на лице, Унган тоже молчал. Маша посмотрела на него выразительно – так учительница смотрит на двоечника, забывшего дома дневник, – и подруги вышли за дверь.
* * *
   Маша и Катя шли по школьному коридору.
   – Больше всего я люблю задачки на логику, – говорила Катя. – Считается, у женщин с этим проблемы. Вот у тебя есть проблемы с логикой?
   – Как могут быть проблемы с тем, чего нет? – беззаботно ответила Маша.
   Впереди появился Дэн. Маша улыбнулась, махнула ему рукой, окликнула. Дэн не прореагировал. И тут Маша увидела, что он не один. Дэн прижимал к себе и целовал в губы какую-то блондинку, стоявшую к ней спиной.
   Маша ахнула.
   – Не смотри на них! – тихо и тревожно заговорила Катя, пытаясь развернуть Машу в сторону. – Не смотри! Говори со мной. Задачки на логику. Теорема Пифагора. Химические формулы…
   Блондинка, которую целовал Дэн, медленно обернулась…
   Это была Лиза. Она жутко и пронзительно смотрела в широко раскрытые Машины глаза…
   – А-а!!! – Маша с криком села на кровати.
* * *
   Ян был в отчаянии. Он понимал, что план Марго вот-вот осуществится, но не мог, просто не имел права сказать Маше всего. Она сама должна была все узнать – таковы правила игры.
   Он обращался к Дэну, но безрезультатно – Дэн заявил, что любит Машу и не сможет без нее. И тот аргумент, что эта любовь может дорого стоить Маше, на него не подействовал.
   Тогда Ян решил обратиться к Марго.
   Демонесса встретила его на опушке леса. Обменявшись привычными в таких случаях колкостями, Ян спросил напрямую:
   – Есть ли способ заставить тебя не трогать Машу?
   В этот момент он готов был на многие жертвы, но Марго лишь засмеялась:
   – А я ее и не трону. Все сделает Дэн. Отличный способ для всех нас получить ее душу. Ты ведь хочешь, чтоб она пала?
   Ян удивился.
   – А если нет, почему ты ей не расскажешь, кто такой Дэн? Почему ты до сих пор не сделал этого?
   – Она должна сама все узнать.
   – Даже если будет слишком поздно?
   – Никогда не бывает слишком поздно, – твердо ответил Ян. – Это правило.
   – Ты строишь мир, созданный из правил, поэтому он будет разрушен, – с вызовом и отчаянием бросила Марго. – Маша падет, как пала я!
* * *
   Утром Иван был у Ады. Точнее, в квартире «друзей», у которых она остановилась, – Киры и Феликса. Только взглянув на его избитое лицо, мулатка все поняла. Она усадила мужчину в кресло, смазывала его раны какой-то жгучей мазью и приговаривала:
   – Терпи, ты же рокер! Будешь как новенький. Еще и песню напишем – «Как я защищал родную гитару».
   Но не та боль мучила сейчас Ивана.
   – Он больше не слушается меня…
   – Нет, – она торжествующе подняла палец. – Он не только не слушается. Он унижает тебя, гробит ваш бизнес, ворует деньги, которые ты с таким трудом зарабатываешь. Кстати, он тебя еще и избил, если ты не заметил.
   – Что же мне делать? Убить его?!
   – Нет, – Ада ласково погладила его спину. – Есть другой способ.
   – Опять чернокнижники? – хмыкнул он.
   Вместо ответа Ада прикоснулась к ране на боку Ивана. Он дернулся от боли, но женщина вдруг наклонилась и лизнула рану языком. Иван, несколько опешив, посмотрел на свой бок. Боль исчезла, а на месте раны оказался белесый шрам.
   – И боль вдруг прошла – о, чудо! Немножечко магии вуду! – продекламировала Ада.
   И Иван согласился на ее «способ».
* * *
   Маша с Дэном шли в обнимку по школьному коридору.
   – Скорее бы завтра, – сказал Дэн, заманчиво ей улыбаясь.
   – А что завтра?
   – Сюрприз!
   – Тогда скорее бы завтра, – кивнула Маша.
   – Но… Ты мне будешь нужна… на всю ночь!
   – Я попробую договориться с родителями, – девушка смущенно опустила глаза. Они как раз проходили мимо библиотеки. Маша сквозь открытую дверь увидела внутри фотообои с изображением аллеи. На миг ей стало страшно – она вспомнила свой сегодняшний сон.
   – Что? – не понял Дэн.
   – Ничего. Иди, я догоню, хорошо?
   Она осторожно вошла в библиотеку, внимательно глядя на изображение аллеи. Но в этот раз Лизы там не было, и Маша уже хотела уйти. Сделала шаг к двери и… чуть не столкнулась лбом с Яном.
   – Ян, хватит уже! Ты не можешь появляться как-нибудь… погромче?
   – А ты можешь объяснить, что ты здесь делаешь?
   – Мне показалось, что… я вижу призрак Лизы.
   – Часто?
   – Несколько раз было точно, – ответила Маша. – Еще и сон такой ужасный приснился, и она там была.
   – Вот как, – грустно ответил Ян. – Я пока не знаю, что это значит. А ты ничего не хочешь мне сказать?
   – Я? Нет…
   – Тогда я скажу, – строго ответил Ян. – Понимаю, ты влюблена и для тебя никого, кроме Дэна, не существует, но, пожалуйста, не забывай о своем предназначении. Ты нужна Тимуру.

   С Тимуром Маша честно попыталась поговорить в тот же день. Она нашла его в компании наркоманов где-то на задворках. Но разговора не получилось. Тимур решил, что Машу подослал его отчим, обхамил ее и велел убираться вон.
   Вот и помогай таким, с обидой думала Маша, уходя.

   Как и все хорошие дела, обряд проходил ночью. Жрицы-хунси дергались в экстатическом танце, под конец уже больше напоминавшем эпилептический припадок. Жрец Унган взывал:
   – Откройте свои сердца, впустите туда свет и кровь великого Эшу и детей его! Сила на силу! Кровь на кровь! Жизнь на жизнь!
   Иван стоял в уголке, комкая в руках шапку Тимура. Ада велела взять с собой какую-то его вещь.
   – Мракобесие какое-то. Вы всерьез в это верите? – осведомился он у Феликса, с участливым видом стоявшего рядом и выглядевшего среди этого «мракобесия» единственным нормальным человеком.
   – Ну я же здесь, – дружелюбно ответил тот. – И я, кстати, очень религиозный человек.
   И тут барабаны забили синхронно, Унган воздел руки – видимо, наступил какой-то торжественный момент.
   – Теперь все зависит от тебя, – к Ивану подошла Ада. – Идем. Нельзя отступать.
   – Ну что ж, – пожал плечами старый рокер. – Пойду знакомиться с Эшу, или с бароном Мюнхгаузеном, или с великим Мамбой… Надеюсь, это на телефон снимать не будут?
   Ивана заставили опуститься на колени, дали отпить из бутылки какой-то хмельной дряни.
   – Говори с собой! Говори с ночью! – велел Унган.
   – Да не вопрос. А как?
   – Открой свои двери, Эшу! Дай сойтись нашим мирам! Дай нам власть! – выкрикивал Унган, а потом достал из складок одежды куклу вуду и повелительно махнул рукой.
   – Дай ему шапку, – подсказала Ада.
   Иван протянул шапку. Одним ударом ножа ее располосовали на ленточки, завернули в них куклу и положили на дно деревянного сундучка.
   – Скоро будет ночь, и будет прилив, и ты узнаешь ответ!
   – А пораньше нельзя? – не удержался от шуточки Иван.
   – Приведите девственницу! – скомандовал Унган.
   – Девственницу?! – Иван отшатнулся. До сих пор ему все казалось игрой, но теперь стало жутко. Зато Феликс расторопно кивнул, выскочил за дверь и несколько секунд спустя привел девочку лет десяти с длинными волосами и мрачным недетским взглядом. Одета Агнесса была в обычное детское платье.
   – Нам нужна ее кровь, – сказала Ада, а Унган протянул Ивану темный кривой нож.
   – Не-ет… Я этого не сделаю…
   И тогда, к великому ужасу Ивана, девочка взяла у него нож и, даже не поморщившись, полоснула себя по руке. Кровь большими каплями падала прямо в ящичек, где лежала кукла. Ящичек закрыли, сверху бросили несколько горстей земли.
   Унган продолжил славословить Эшу, а Ада шепнула Ивану:
   – Тимур больше не будет мешать. Я не ошиблась в тебе.

   Тимур проснулся в полной темноте. Было холодно, но душновато, и он не мог понять, где находится. Огонек зажигалки развеял темноту, и парень закричал от ужаса. Он лежал в узком каменном ящике, больше всего напоминавшем гроб. В первый момент он не поверил своим глазам. Как такое могло быть – ведь только что они с Феликсом распили бутылочку, и… все. Больше ничего не было, тьма кромешная. И гроб. Но ведь он живой!
   – Блин, что за фигня! Эй!
   Похолодев от страха, Тимур стал колотить руками и ногами в стенки и крышку, во всю глотку звать на помощь, но все это оказалось бесполезным. Каменная крышка не поддавалась, и никто его не слышал. Тогда он нашел в кармане мобильник, но ни один номер не отвечал – связи не было.

   В это же самое время Иван, открывая утром магазин, с сожалением думал о том, что Тимура до сих пор нет. А вдруг он ушел из дома и уже не вернется? Несмотря ни на что, Ивану было жаль мальчишку, которого он привык считать своим сыном.
   Телефон трижды подряд объявил, что абонент находится вне зоны доступа. Тогда Иван послал голосовое сообщение:
   «Тим, я тебе звоню, звоню… Слушай… Короче, я не сержусь за ту драку. Просто возвращайся, я тебя очень прошу…»
   Не зная, что еще сказать, он положил трубку.
* * *
   Маша собиралась в гимназию, когда Книга упала с тумбочки и раскрылась. Девушка увидела кладбищенские аллеи, кресты, надгробия… И усыпальницу с колоннами и саркофагами.
   – Помогите! – раздался тихий голос.
   Маша оглянулась – в комнате никого не было.
   – Помогите, кто-нибудь!
   Приглушенный крик шел из Книги!
   – Эй! – негромко сказала Маша, догадываясь, что на этот раз Книга решила сыграть роль телефона. И тот, кто звал на помощь, похоже, ее услышал.
   – Я здесь, я здесь! Эй! – заорал он. – Не оставляйте меня!
   – Я помогу тебе, – Маша низко склонилась над страницами, с которых лился свет. – Ты где?
   – Не знаю! Я в гробу! Меня похоронили! Похоронили заживо! – захлебывался криком Тимур.
   – Кто ты? Мне знаком твой голос.
   – Я Тимур Тихомиров! Тим!
   – Тим! – хлопнула себя по лбу Маша. – Меньше кричи, береги силы и воздух. Я помогу тебе!
   Захлопнув Книгу, Маша первым делом отправилась в музыкальный магазин. Но Иван ничего не знал о местонахождении пасынка.
   – Иван, он в большой опасности! – выпалила Маша.
   – С чего ты взяла?
   – Нет времени объяснять, – отмахнулась девушка. – У него были враги? Кто-нибудь, кто желал бы ему смерти?
   Но Иван только рассердился:
   – Не надо паники, ладно? Все нормально, иди в школу или куда ты там шла. Спасибо, до свидания.
   – Вы в этом участвовали, да? – прищурилась Маша, а потом выпалила: – Он умирает, Иван! Он похоронен заживо! Ему осталось жить пару часов, пока не закончится воздух в гробу!
   – В гробу?!
   – Что вы сделали, Иван? Что?!
   Несчастный рокер оторопело хлопал глазами, не в силах вымолвить ни слова. Кто она, эта девчонка, откуда у нее такие сведения?!
   А Маша, поняв, что зря теряет время, бросилась вон из магазина.
   Через несколько минут раздумий Иван все понял. Задрал футболку, посмотрел на шрам, оставшийся от вчерашней раны…
   Выходит, магия вуду действительно сильна. Он разом вспомнил куклу в шапке Тимура, уложенную в ящик, присыпанный сверху землей, – чем не гроб? А теперь Тимур в гробу. Вот какой «способ» имела в виду коварная Ада!
   Спустя мгновение он уже ворвался в квартиру демонов, едва не сбив Феликса с ног.
   – Какие все нервные стали, – проворчал тот. – Ну и богема пошла, хуже могильщиков!
   – Где Тимур?! Что вы с ним сделали? – Иван бросился к Аде, которая вышла ему навстречу.
   – Не мы, а вы, – последовал спокойный ответ. – Кажется, это было твое решение – чтобы Тимур исчез.
   – Но я не думал, что это зайдет так далеко! Я не желал ему зла. Я просто хотел…
   – …чтобы его не стало, – закончила Ада.
   – Я умоляю, мы должны ему помочь! – взмолился Иван. – Он сейчас на кладбище, в гробу…
   И тут Ада изменилась в лице:
   – Откуда ты знаешь про гроб?
   – Мне сказали…
   – Кто?
   – Да какая разница!
   – Это важно, – властно сказала Ада.
   – Ну, девушка одна, Маша, не знаю, кто она… Что с Тимуром?!
   – Хватит! – резко оборвала Ада. – Хватит ныть! Я просто сделала, как ты хотел. Так что иди и молчи в тряпочку.

   В отчаянье Иван вышел на улицу. Что же делать, к кому обращаться? В полиции его сочтут психом, и будут правы. Остается только… Маша. Она одна не отнеслась равнодушно к его беде. Иван покопался в карманах, нашел смятую салфетку с записанным номером…
   Маша шла по Введенскому кладбищу, сверяя ряды могил с теми, что были нарисованы в Книге. И тут зазвонил телефон.
   – Иван? – обрадовалась девушка. – Я на Введенском кладбище. Спасибо, что вы мне поверили.
   Иван пообещал срочно приехать, а Маша пошла дальше. Ряды могил внушали тоску, лица умерших людей смотрели с памятников, казалось, в самую душу, и девушке было не по себе. Она подошла к самым свежим могилам, на которых еще не были убраны венки. И вдруг – знакомое лицо мелькнуло на памятнике. «Елизавета Туманова, 1990–2013» – гласила надпись, и Маша поняла, что не ошиблась.
   – Что тебе надо?
   Маша вздрогнула. Лиза, полупрозрачная, в чем-то длинном и белом, стояла у памятника и смотрела на нее недобро.
   – А что надо тебе? – набралась смелости Маша.
   – Маша! Маша! – раздалось издали, и наваждение исчезло. Иван спешил к ней, пробираясь между могилами.
   – Какие будут предложения? – спросил Иван, приблизившись. – Поставим на уши администрацию кладбища?
   – Не успеем. Он замерзнет раньше.
   – А ты вообще уверена, что он здесь? – в отчаянье воскликнул Иван. – Откуда такая информация, а?
   – Хотите сейчас об этом поговорить? – сухо ответила Маша.
   Он схватился за голову, согнувшись в немом рыдании. И вдруг увидел то, чего не заметила Маша. Вдали между могилами мелькнула какая-то фигура в черном балахоне. Нечто подобное он наблюдал на церемонии.
   – Это там, скорее!
   И они побежали. Следы привели их к небольшой часовенке, внутри которой обнаружился ход вниз.
   Иван и Маша долго спускались по винтовой лестнице, пока не оказались в огромной подземной усыпальнице, стены которой терялись где-то в полумраке, и только слабый свет из лестничного проема немного разгонял тьму. Потолок подпирали толстые колонны, там и тут стояли каменные гробы… Маша узнала это место – оно было нарисовано в Книге.
   – Он где-то здесь. Тимур!
   – Тима, Тима! – подхватил Иван.
   Слабый, сдавленный крик раздался из одного из каменных ящиков. Тимур, почти потерявший сознание от холода и духоты, нашел в себе силы ответить.
   Маша с Иваном, недолго думая, уперлись в каменную крышку, пытаясь ее сдвинуть, но она оказалась очень тяжелой.

   …Унган в это время стоял на коленях перед черной статуэткой богини ночи.
   – Мать ночи Мамбо! Царица моего сердца. Закрой глаза сыновьям своим, пусть они не видят гнева твоего. Приди, Мамбо! Помоги луне!

   Резкий порыв ветра прошелся по усыпальнице. Маша и Иван, так и не сдвинувшие плиту, оглянулись и увидели позади фигуру в черном балахоне, державшую в руках уже знакомую им куклу вуду. Резким движением отбросив капюшон, она шагнула к ним.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [30] 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация