А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Избранная" (страница 12)

   Глава 8
   Дьявольский пациент

   Была уже глубокая ночь, в свете фонарей роились крупные снежинки. Елена Аверина ехала с корпоратива в приподнятом настроении. Сесть за руль после пары бокалов вина она не сочла зазорным. У Нины, заведующей больницей, а по совместительству доброй приятельницы Елены, был день рождения, а за такое грех не выпить! Благо ехать недалеко, дорога практически пуста, да и пешеходов в такой поздний час уже не видно. Несмотря на мороз, в машине было жарко, и Елена опустила боковое стекло.
   Она остановилась на светофоре, бросив беглый взгляд на черный внедорожник слева от себя – откуда он взялся так неожиданно? Впрочем, ей до этого не было дела, и она снова улыбнулась, вспоминая веселую вечеринку.
   – И чем это я вас насмешил? – раздался вдруг голос с легким акцентом. Женщина увидела, как на внедорожнике опустилось боковое стекло и водитель игриво ей улыбнулся.
   – Извините, вы тут ни при чем, – беззаботно ответила женщина.
   – А может, кофе выпьем? – не отставал ловелас из внедорожника. – Или чего покрепче? Вместе и посмеемся. Кстати, я – Мартин.
   Конечно, Елена не собиралась заводить никаких несерьезных знакомств, но все же ей было приятно внимание этого молодого вальяжного незнакомца.
   – Вы боитесь? – усмехнулся он.
   – Извините, уже поздно. Меня ждут дома, – улыбнулась она, подняла стекло и поехала дальше. Пару раз оглянулась, не преследует ли ее черный внедорожник, но тот, видимо, куда-то свернул, потому что трасса снова была пуста.
   И вдруг…
   Все произошло молниеносно. Позади кто-то засигналил, Елена оглянулась, а в следующее мгновение с ужасом наблюдала, как ее машина летит прямо на темную фигуру пешехода, неподвижно стоящего на трассе…
   На подгибающихся ногах женщина вышла из машины. Пешеход лежал без признаков жизни, и это оказался… тот самый Мартин, с которым она разговаривала пару минут назад.
   Вокруг не было ни души.
* * *
   – Это не телефон, а лом какой-то! – Саша в ярости швырнул на стол свой мобильник, который уже отчаялся отремонтировать.
   – Возьми мамин старый, – посоветовал отец. – Я в твое время из телефона-автомата за две копейки звонил, и ничего.
   Семья завтракала. Отец с сыном налегали на жареные колбаски, а Маша задумчиво чистила апельсин. Она вспоминала жуткий, недобрый сон, который ей сегодня приснился. Сон был о маме – она во сне кого-то сбивала на машине, кому-то что-то кричала по телефону, в ужасе отбивалась от какого-то злодея… Последнее, что видела Маша, были исполненные ужаса мамины глаза – и окровавленный скальпель в руке.
   И теперь Маша не могла найти себе покоя – что-то должно было случиться…
   Между тем отец заметил, что она не прикоснулась к своей тарелке.
   – Опять апельсин? – осведомился он. – На завтрак, обед и ужин?
   – Ты же сам сказал – человеку нужны витамины! – пожала плечами Маша.
   – Человеку нужен телефон! – зло выкрикнул ее брат.
   Мама вышла из спальни позже обычного. Она была мрачна, выглядела неважно и от предложенного завтрака отказалась.
   – Все нормально, мам? – с тревогой спросила Маша.
   – Да, только голова болит…
   – Это называется – похмельный синдром, – усмехнулся папенька. – Ваша мама, детки, пришла среди ночи пьяненькая, буянила…
   – Был бы телефон – можно было бы снять! – не утерпел Сашка.
   Но мама только поморщилась – похоже, она о чем-то напряженно думала. Так и не прикоснувшись к еде, она рассеянно попрощалась и заторопилась на работу. Но когда она, надев сапоги и куртку, уже собиралась выходить, в коридор выглянула Маша:
   – Мам?
   Елена обернулась.
   – Я видела странный сон про тебя… Будь осторожна!
   Мама отвернулась, но в следующий момент взяла себя в руки и сказала своим обычным строгим тоном:
   – У меня трудная операция. Мне пора.
   И Маша, исполненная смутных недобрых предчувствий, вернулась в кухню. Как всегда в таких случаях, она остановилась у фотографии Романа, пропавшего без вести старшего брата. Всю жизнь он был самым родным для нее человеком, ему она поверяла все тайны, с ним делилась всеми бедами, которые Ромка нередко мог решить в одно мгновение. Но теперь ей оставалось лишь с грустью смотреть на фотографию в рамке – и считать дни, прожитые без брата.
   Но что это? Рядом с фото на полочке лежали мамин мобильник и талисман. Да, именно талисман. Дело в том, что, сколько Маша себя помнила, ее мама не расставалась с круглой блестящей вещицей, напоминавшей колесико. По словам мамы, эта вещица досталась ей в юности при каких-то мистических обстоятельствах, о которых мама не желала говорить. Но всякий раз в сложные моменты она брала талисман в руки. Вот и сегодня утром, припомнилось Маше, мама нервно теребила его в руках. Нет, что-то все же случилось.
   Стоп! Да ведь мама говорила о предстоящей операции! Мама, лучший хирург в клинике, еще ни разу в жизни не пошла на операцию без своего талисмана, а теперь он остался дома…
   Маша долго не раздумывала. Быстренько собравшись, она сунула забытые мамой вещи в карман и отправилась к ней в клинику.
   В своем кабинете мамы не оказалось. Девушка шла по больничному коридору, удивительно пустынному в такое время, и искала, кого бы спросить. И тут ей навстречу вышел человек в белом хирургическом костюме. Вообще-то Маша знала практически всех маминых сотрудников, но этот приятный на вид доктор со светло-русыми волосами и коротко стриженной бородкой был ей явно не знаком. Лицо его было встревоженным.
   – Извините, – обратилась к нему Маша. – Я ищу доктора Аверину, а в кабинете ее нет…
   – А вы кто? – повернулся к ней доктор.
   – Ее дочь, – пояснила девушка. – Это срочно, понимаете… Она забыла телефон и…
   Она осеклась под его пристальным взглядом. Он не торопился с ответом, вместо этого смотрел на нее внимательно и с некоторым удивлением, будто увидел какого-то неизвестного науке зверя.
   – Что? Почему вы так смотрите?
   – Извините, – добродушно улыбнулся доктор. – Надо выспаться после ночной смены, а то уже людей пугаю!
   – Маша, ты что здесь делаешь?
   – Инга Олеговна! – обрадовалась та, увидев знакомую медсестру. – Вы маму не видели?
   – Не знаю, может, она на «летучке» у главного…
   Странный доктор повернулся и пошел прочь по коридору. Маша невольно проводила его глазами. Было в нем действительно что-то… не то. Вот почти как в Яне. С виду обычный человек, но это только на первый взгляд.
   – Маша! – окликнула медсестра. – Ты меня слышишь?
   – А? Что?
   – Мама твоя, говорю, просто герой! Мужчину ночью сбили какие-то уроды и уехали, а она сюда доставила. Без нее, может, и не выжил бы!
   У Маши оборвалось сердце, она тут же вспомнила свой сон. Мама резко жмет на тормоза, темная фигура перед машиной падает… Мама в ужасе выхватывает телефон…
   И тут из-за угла вышла мама:
   – Маша? Ты откуда здесь?
   – Ты забыла! – девушка сунула ей в руку талисман. – Как же ты без него на операции? И мобильник вот…
   Елена опустила оба предмета в карман и спросила строго:
   – Как я понимаю, в школу ты сегодня не пошла?
   – Но мам…
   – Спасибо. Тебе пора на уроки.
   – Мам, подожди! А что это за мужчина, которого ты ночью спасла? Что там произошло?
   Елена, уже повернувшаяся, чтобы уйти, вздрогнула и резко остановилась.
   – На уроки! – тихо и гневно велела она дочери. – Ты меня слышишь?!
   Что было делать? Маша кивнула, тяжело вздохнула и поплелась на выход. Похоже, ее вопрос попал в цель – но чем она могла помочь?

   Елена шла по направлению к кабинету заведующей, и сердце ее сжималось от страха. Только поистине железное самообладание и воля помогали женщине сохранять видимое спокойствие и хладнокровие – как, впрочем, и всегда. Никто и никогда не видел Елену Аверину на работе испуганной, взбешенной или задерганной. Только спокойствие, только хладнокровие, только трезвый рассудок. Хирургу иначе нельзя. А она по праву считалась лучшим хирургом больницы.
   Вот только сегодня у нее был нешуточный повод нервничать…
   С Ниной, заведующей, Елена столкнулась в дверях ее кабинета.
   – Тебе повезло, – сдержанно сказала Нина, протянув Авериной папку с анализами и снимками. – Серьезных повреждений у него не обнаружено.
   – Когда он очнется, я поговорю с ним, – облегченно вздохнула Елена и добавила смущенно: – Если бы не ты…
   – Поговори-поговори, – жестко ответила Нина. – Лена, пойми, из-за тебя я пошла на должностное преступление! И если он напишет заявление в полицию…
   – Не напишет, – голос Елены прозвучал не слишком уверенно. – И… ты очень выручила меня, Нина. Спасибо.
   Нина была права. Елена так и не решилась признаться, что она сама сбила этого Мартина. Приехавшей бригаде «Скорой помощи», а также сотрудникам больницы, куда доставили пострадавшего, было объявлено, что Елена Аверина нашла его на дороге без сознания, кем-то сбитого. Правду знала только заведующая Нина, подруга Елены. Ну и, конечно, сам пострадавший.
   Если только его можно было назвать пострадавшим…

   Мартин неподвижно лежал в одиночной палате под капельницей. Когда вошел доктор, встревоженная медсестра, дежурившая у постели, бросилась к нему:
   – Не понимаю, как такое возможно! Никаких повреждений – а до сих пор без сознания.
   Доктор подошел к постели. Это был тот самый человек с благообразным лицом и короткой светлой бородкой, повстречавшийся Маше в это утро.
   – Миша, сам посмотри, – продолжала медсестра. – Поступил ночью, его сбила машина…
   Но Михаил не слушал – он смотрел на пациента цепким буравящим взглядом и все больше хмурился. Пациент лежал неподвижно, и веки его ни разу не дрогнули.
   Ни слова не сказав, врач круто развернулся и вышел, медсестра вышла за ним.
   И тогда Мартин открыл глаза, лениво потянулся и вырвал иглу капельницы из своей вены. Он довольно улыбался, а в его серых глазах на одно мгновение мелькнула зловещая чернота.

   – В чем дело? Кто отменил капельницу? – возмутилась Елена Аверина, входя в палату. Мартин, вальяжно раскинувшийся на кровати, при виде ее ухмыльнулся. Он был обнажен до пояса, и только бинты на ребрах чуть прикрывали его красивый мускулистый торс.
   – Там одна вода, – беззаботно ответил он. – Привет!
   – Привет, – Елена позволила себе ответную улыбку, после чего снова приняла строгий вид. – Как вы себя чувствуете?
   – Вроде жив.
   – Вы попали под машину… – осторожно начала Аверина.
   – Под твою? – ехидно заметил Мартин.
   – Да… Простите… Но я правда не понимаю, как вы оказались посреди дороги…
   – Прости-ите! – передрознил он. – Да ты меня чуть не убила! Ты была пьяная…
   Елена не нашлась что ответить. А Мартин подвинулся на кровати и нагло предложил:
   – Присядь.
   И, видя замешательство женщины, повторил уже мягче:
   – Да ладно, присядь. Бинт очень давит, помоги.
   Немного поколебавшись, Елена все же присела на край кровати и осторожно взялась за бинты. Обнаженный торс Мартина смущал ее, настраивал не на ту волну.
   – Вот здесь, – Мартин взял ее руки и прижал к своим ребрам.
   – У вас ребра сломаны, – изумилась Елена, ощупав больное место. Она хотела высвободить руки, но нахальный пациент продолжал их удерживать. Елена вскочила, рывком освободила руки, бросила сердито:
   – Скажу, чтобы вам сделали снимок.
   После чего решительно направилась к двери.
   – Подожди! – окликнул Мартин.
   Аверина вопросительно повернула к нему голову.
   – Я тебе нравлюсь, – ухмыльнулся негодяй. – Я знаю этот взгляд. Сначала ты отказываешь мне, потом сбиваешь своей машиной. Что дальше?
   – Что за чушь вы несете?!
   – А если я умру, доктор? – театрально простонал Мартин, после чего схватился за горло и захрипел, довольно натурально изображая предсмертные стоны. Елена стояла молча. В конце концов он прекратил паясничать, ухмыльнулся и заявил цинично:
   – Позаботься обо мне, доктор. Это в твоих интересах!
   – Вы не умрете, не беспокойтесь, – сухо ответила Елена и покинула палату.

   Телефонный звонок оторвал Вадима от напряженной работы. Раздраженно бросив карандаш и недорисованного монстра, он взял трубку:
   – Алло?! Да, это я… Как – украл?! Сейчас приеду…
   Известие было более чем шокирующим. Саша, его любимый сын, надежда и опора, за которым сроду не водилось никаких грехов страшнее тройки в четверти, украл у одноклассника мобильник!
   – Он не признавался, пока владелец мобильника не позвонил на свой номер. Мобильник зазвонил в Сашиной сумке! – возмущенно рассказывала директриса, когда Вадим явился в школу. Сашка, набычившись, стоял рядом и раскаяния, похоже, не испытывал.
   Выслушав нотации директрисы – она на первый раз решила ограничиться предупреждением – и пообещав ей принять строгие меры, Вадим взял сына за руку, и они вышли из гимназии во двор. В душе отца еще теплилась надежда, что на самом деле Сашка не виноват, что его оклеветали, подбросили чужую вещь в портфель.
   – Что за выходки, Саш? – мягко спросил он. – Зачем ты взял чужое?
   Если бы Сашка сейчас ответил, что не виноват, Вадим бы с радостью поверил. Но сын ответил невозмутимо и уверенно, даже с упреком:
   – Купили бы мне телефон – не было бы никаких проблем.
   – Ты понимаешь, что это воровство?! – возмутился отец. – Если бы люди так рассуждали, все вокруг были бы преступниками!
   Сашка не слушал. Он увидел стоящую в сторонке девочку, которая украдкой от Вадима показывала ему поднятый кверху большой палец.
   Эту странную девочку он впервые встретил сегодня утром, и она открыла ему глаза на многие вещи. Например, рассказала о том, что в жизни всегда побеждает не просто сильнейший, а тот, кто способен отбросить жалость и идти по трупам. О том, что самыми великими людьми в истории навсегда остались завоеватели и тираны, а вовсе не какие-нибудь пацифисты. И о том, что начинать надо с малого. Нужно тебе что-нибудь, сказала она, не жди подачек от судьбы, а пойди и возьми.
   Он и взял… И теперь чувствовал себя крутым, настоящим героем.
   Девочка жестом поманила его к себе. И Саша, вырвав руку, направился к ней. Но Вадим, не настроенный шутить, поймал его за рукав и дернул на себя.
   – Идем домой, – велел он. – У меня много работы.
   – Мы можем поговорить? – Агнесса устремила на Вадима свой мрачный, недетский взгляд.
   Тот недоуменно остановился:
   – А ты почему не в школе? Проводить тебя в класс? – он хотел заботливо взять малютку за руку, но она отстранилась и процедила:
   – Только тронь меня, и я тебе зубы выбью!
   Сашка довольно ухмыльнулся – вот это крутая девчонка! Вадим, ничего не ответив, схватил его за руку и едва ли не силой потащил домой.
* * *
   Дэн вошел в библиотеку, и Маша заметила у него на лбу внушительную ссадину.
   Ребята снова готовились к уже неизвестно какой по счету контрольной по геометрии, и Гоша, в котором в последнее время проснулся философ, рассуждал так заумно о добре и зле, что в конце концов Катя не выдержала и посоветовала ему смотреть футбол, как все.
   Впрочем, Дэн слушал с интересом.
   – Что это? – поинтересовалась Маша, будто невзначай коснувшись рукой его лба.
   Дэн резко отстранился:
   – Ничего… Просто упал.
   Маше стало грустно и обидно. Конечно, у него есть другая девушка, – но неужели ему так неприятно даже случайное ее прикосновение?
   Прозвенел звонок, и все стали собирать вещи.
   Маша сунула тетради в сумку, и в этот момент рука Дэна весьма недвусмысленно легла на ее запястье. Но девушка с обидой сбросила ее и встала, собираясь уйти.
   – Извини, если напряг, – Дэн, похоже, обиделся.
   – Что тебе от меня надо? – жестко спросила Маша. – У тебя есть девушка!
   – А если бы ее не было?
   – Да повзрослей ты уже! – возмутилась Маша и, подхватив сумку, быстро вышла из библиотеки.
   Но, вопреки всем доводам разума и собственным решениям, ей все равно было приятно его внимание. Мелькнула соблазнительная мысль – а что, если он правда бросит Лизу?
   А когда уроки кончились, Дэн догнал ее в вестибюле гимназии:
   – Мы не договорили.
   – Ну, говори.
   – Я не хочу играть в остроумие… я хочу услышать тебя. Ты хочешь быть со мной?
   Он смотрел честно, даже с мольбой. Маша растерялась. Больше всего на свете ей хотелось сейчас броситься ему на шею, прижать покрепче и не отпускать уже никогда-никогда. Но… Имелся горький опыт, уже кое-чему ее научивший. А потому девушка не спешила с ответом.
   И, как выяснилось, не зря. Спустя несколько мгновений входная дверь распахнулась, и в вестибюль вихрем ворвалась Лиза. С ходу оценив ситуацию, красотка вклинилась между Машей и Дэном, оттеснила их друг от друга:
   – Ну сколько тебя можно ждать?!
   И Дэн не оттолкнул ее, не прогнал… Маша, ни слова не говоря, повернулась и пошла прочь.
* * *
   День у Елены выдался по-настоящему тяжелым. Мало того что этот наглец Мартин слонялся по отделению и не давал ей проходу, так еще и новый пациент, Алексей Кравцов, которому срочно нужно было делать операцию, заартачился и ни за что не соглашался ложиться под нож. Упрямый старик не пожелал слушать даже родную дочь, которая вместе с врачами пыталась его уговорить.
   – Отец считает, что будет жить вечно! – грустно сказала дочь Кравцова, когда медики, так и не добившись согласия, вышли из палаты. – Однажды он попал в авиакатастрофу, все погибли, а он единственный выжил. С тех пор считает себя везунчиком.
   – Да он и есть везунчик, – ответила Нина. – Знаете, сколько пациентов к Елене Васильевне попасть хотят?
   Елена смущенно улыбнулась и попросила:
   – Пожалуйста, поговорите с ним еще раз.
   – Я постараюсь, – вздохнула Кравцова.

   Старик остался в палате один. Разговор врачей в коридоре стих, и наступила полная тишина. Но вскоре дверь бесшумно скрипнула, и в палату проник незнакомый Кравцову человек, одетый не как врач, а скорее как «лежачий» пациент. Недолго думая, незваный гость взялся за кислородную маску старика.
   – Вы кто? – испугался Кравцов. – Что вы здесь делаете?
   – Тсс! – Мартин приложил палец к губам. – Делаем вдох!
   И с этими словами он перекрыл кислород и накрыл маской лицо старика.
   Кравцов задергался, пытаясь бороться, но силы были неравны. Он захрипел, и вскоре его руки бессильно упали на кровать… Из аппарата дыхания полетел тревожный непрерывный гудок.
   – Вы что здесь делаете? – раздался гневный голос из-за двери.
   Михаил, тот самый врач со светлой бородкой, стоял в двери.
   Мартин быстро убрал руки от маски.
   – Посторонним нельзя здесь находиться! – жестко сказал врач, бросаясь к Кравцову. – Вон отсюда!
   Раздосадованный Мартин выскочил за дверь. После нескольких быстрых манипуляций доктора сигналы аппарата дыхания восстановили свой ритм.

   Елена вошла в свой кабинет и ахнула от возмущения. Мартин, бесцеремонно рассевшись в ее кресле и забросив ноги на стол, небрежно листал документы и насвистывал.
   – Что вы делаете в моем кабинете?!
   – Я ждал тебя, ужасно соскучился, – нахально ответил «больной» и вновь принялся листать бумаги. – Врачебный почерк… У тебя не было летальных исходов… пока?
   Елена подошла, выхватила документы:
   – Послушайте, так не может больше продолжаться! Что вам от меня надо?!
   Мартин встал, подошел к ней вразвалочку, а потом вдруг резким движением схватил за талию и притянул к себе:
   – Мне нужна ты! С той минуты, как я тебя увидел…
   Елена пыталась отбиваться, но его руки были словно тиски.
   – Стань падшей женщиной, – сладострастно зашептал он ей на ухо. – Худшей из всех… или… лучшей для меня…
   Один его быстрый жест – и на двери сам собой защелкнулся замок, а документы из рук Елены полетели на пол.
   Женщина пыталась вырваться, но кричать боялась. Что подумают люди – этот извечный женский страх сковывал даже сильнее, чем железные объятия Мартина.
   – Оставь меня…
   – Ты же хочешь этого, – ухмыльнулся он и припал к ее губам долгим страстным поцелуем. И от этого поцелуя все поплыло в глазах у Елены, сознание покинуло ее, голова безвольно свесилась. Мартин положил ее обмякшее тело на диван, ухмыльнулся:
   – Теперь все изменится, Елена!
   Какое-то время он стоял рядом с ней, насвистывая странную протяжную мелодию, а потом вынул фотоаппарат…

   – Лена, у меня новости… – в кабинет Авериной вошла заведующая. И остолбенела: Елена мирно спала на диванчике, прикрытая сверху лишь белым халатиком.
   – Лена! Что с тобой? Почему ты в таком виде?!
   Аверина спросонья захлопала глазами, ничего не понимая, но в следующий момент все вспомнила.
   – Вздремнула немного, – пробормотала она, поспешно одеваясь.
   – Извини, но… допустить тебя к операции в таком состоянии я не могу! – покачала головой заведующая.
   – К какой операции?
   – Кравцов дал согласие на шунтирование! Уже и операционную готовят…
   – Я буду готова через десять минут, – решительно ответила Елена. – Я в порядке, Нина.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация