А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Путь Избранной" (страница 1)

   Светлана Ольшевская
   Путь Избранной

   Глава 1
   На шаг от пропасти

   – Полина Андреевна, я привел вам новую ученицу! – Под купол крытого манежа вошел Матвей.
   Саша Аверин и остальные ребята, обучавшиеся конному спорту, придержали лошадей и повернули головы. Матвей ввел под уздцы вороную лошадь, на которой сидела молодая блондинка в шлеме, вцепившись в поводья и сжавшись от испуга.
   – Здравствуй! – кивнула ей Полина, тренер группы. – Присоединяйся. Как тебя зовут?
   – Здравствуйте. Я Кира, – ответила новенькая.
   – Первый раз на лошади?
   – Да, и очень боюсь!
   – Не бойся, – Полина взяла лошадь под уздцы. – Я буду держать тебя за руку. Добро пожаловать в группу. Лошади – лучшие друзья человека.
   – Для нее они точно и друзья, и семья, – добродушно сказал Матвей. – С ними она забывает даже про родного мужа. Правда, милая?
   И он чмокнул Полину в щеку.
   Тренировка продолжалась. Кира испуганно визжала, паниковала. Ребята смеялись, а Полина их отчитывала:
   – На первых занятиях сами были не лучше!
   – Мамочки, мне страшно! Снимите меня! – снова кричала Кира, неловко взмахивая руками.
   Наконец она немного освоилась на лошади, перестала пугаться. Тренировка продолжалась, но тут Полина заметила, что муж побледнел и давится кашлем. Велев группе продолжать, она взяла его под руку и вывела из манежа.
   Прокашлявшись, Матвей тяжело дышал. Из уха у него потекла кровь, Полина вытирала ее ваткой.
   – Пойдем домой, вызовем врача, – беспокоилась она.
   – Нет нужды. Доктор сказал, что кровотечения будут периодически случаться. Болезнь пока прогрессирует. Но мы еще поборемся…
   Он храбрился, делал вид, что все в порядке. Хотя оба они хорошо знали: недуг, терзающий Матвея, не поддавался лечению и дни его были сочтены.
   Между тем, как только Полина вышла, с новенькой вдруг произошли странные перемены. Она, только что боявшаяся сидеть на лошади, вдруг стала выделывать на ней такие трюки, которые сделали бы честь бывалому наезднику. Она поднимала лошадь на дыбы, заставляла ее ходить боком, пускала галопом, брала барьеры. Ребята на своих лошадях сбились у ограды, восхищенно глядя на Киру.
   – Фигассе! Круто! – загорелись глаза у Сашки.
***
   Ночью Маша проснулась от непонятного желания. Чего-то хотелось, но вот чего?..
   Накинув кофту, она прошла на кухню и открыла холодильник. Чего еще ночью может хотеться – поесть, разумеется!
   Соки, йогурты, салат… Нет, не то. Взгляд Маши сфокусировался на жареной куриной ножке. Вот этого бы хотелось, даже очень!
   Ага, чтоб опять стошнило, подумала Маша. Тем не менее она взяла ножку и понюхала. Запах был восхитительный. Не утерпев, она отщипнула крошечный кусочек и несмело сунула в рот. И ничего не случилось. Тогда Маша рискнула съесть кусочек побольше, а когда и его проглотила без проблем, то жадно впилась зубами в куриную ножку. Ничего вкуснее, пожалуй, она и в жизни не пробовала.
   Это было лишь началом.
   В понедельник одноклассники с трудом узнали Машу. Повзрослевшая, похорошевшая, с умело наложенным макияжем, она вошла в класс походкой королевы. Когда они с Катей, обложившись книгами, сидели в библиотеке, подруга не удержалась от комплимента:
   – Тебе это явно пошло на пользу! Выглядишь просто потрясно!
   – Все как всегда, – заскромничала Маша.
   – Не все! Ну, колись, как прошло?
   – Сказочно! Восхитительно, потрясающе, неповторимо! – Маша сияла счастьем.
   – Я требую подробностей! – приставала Катя.
   Но тут Машины глаза сузились. За дальним столиком сидел Стас в компании Вики из параллельного класса. Они шептались и хихикали.
   Катя проследила за ее взглядом:
   – Офигеть, да? Стас подцепил девчонку!
   – Я не представляла их вместе, – пробормотала Маша. Вообще-то ее давно достали попытки Стаса за ней ухаживать, но сейчас она ощутила болезненный укол ревности. Нет, даже не ревности – чувства собственности, когда чужой человек зарится на твое имущество.
   У Маши резко испортилось настроение. Она была равнодушна к Стасу, но вид этой довольной парочки ее откровенно бесил. Да и вообще, сегодня с утра ее раздражало слишком многое…

   На уроке литературы Алла Сергеевна объявила, что завтра старшеклассники будут вести уроки у малышей. Среди избранных ею «заместителей» оказалась и Маша Аверина. Был назван и Дэн, но он почему-то не пришел в этот день в гимназию.
   – Тема урока – на ваш выбор, – сказала директриса. – Поговорите с малышами о будущем, о литературе, о спорте, – главное, чтобы было интересно.
   – А ты о чем будешь говорить? – спросила Катя.
   – Понятия не имею, – фыркнула Маша. – Я вообще не хочу проводить урок!
   – Ты что, Машк! Гордиться надо, что тебя выбрали!
   – Большая честь, блин! Куча орущей малышни на мою голову!
   Катя удивилась. Таких слов – и таких до сих пор незнакомых интонаций – она от Маши еще не слышала.
***
   Кира и Полина ехали на лошадях вдоль реки. Кира оказалась замечательной слушательницей, и Полина охотно рассказывала ей о своей жизни, посвященной конному спорту. С юности она была профессиональной спортсменкой, а выйдя в отставку, вместе с мужем открыла эту конюшню. Жизнь без лошадей она себе не мыслила, а ее любимцем был жеребец по имени Ветерок, на котором она сейчас и ехала.
   – Вы, наверное, счастливы здесь? – спросила Кира. – Вдвоем, в окружении лошадей…
   Полина отвернулась, пытаясь скрыть слезы, выступившие на глаза. Да, они были счастливы, пока болезнь Матвея не перечеркнула это счастье. Отвернувшись, женщина не заметила, как глаза Киры налились дьявольским огнем, и Ветерок, испуганно всхрапнув, рванул вперед, не разбирая дороги.
   – Стой, Ветерок! Остановись!
   Ветерок не слушал. Он нес по целине и ухабам, пока в конце концов не оступился и не упал. Полина с трудом выбралась из-под коня, сам же Ветерок так и не смог встать. У него была сломана спина.
***
   В тот же день Алла Сергеевна, обеспокоенная отсутствием Дэна, решила лично зайти к нему домой. Директриса после всего случившегося боялась новых происшествий в этой семье и втайне мучилась чувством вины.
   Дверь ей открыла незнакомая женщина. Это была красивая жгучая брюнетка с демоническим, как подумалось директрисе, взглядом. Незнакомка назвалась тетей Дэна и сказала, что его нет дома.
   – Спасибо, что зашли, – вежливо улыбнулась она. – Приятно видеть, что вам не все равно, как живут ваши гимназисты.
   – Просто ситуация…
   – Ситуация аховая, – с деланым отчаянием всплеснула руками Марго. – Но Дэн – сильный парень. И он не один, у него есть я.
   Она провела директрису в гостиную, поставила на стол виски и бокалы со льдом.
   – Сама поражаюсь иногда, как он держится! Сначала мать, потом девушка, как ее…
   – Лиза, – подсказала директриса.
   – Да, точно, Лиза. Потом моего брата арестовали. А что он сделал?! – снова возмутилась Марго. – Рассчитался за своего ребенка. Тот похотливый козел заслужил смерть!
   Алла только пожала плечами.
   – Господи! – всплеснула руками Марго. – Он изнасиловал мою племянницу! Вот что бы вы сделали, если бы изнасиловали вашу дочь?
   – У меня нет детей, – вздохнула директриса. Марго своими словами попала в цель: дети были болезненной для Аллы темой, хоть она никому об этом и не рассказывала. Потому она быстро перевела разговор: – И я не верю в месть.
   – Месть? – возмутилась Марго. – Справедливость!
   Она открыла бутылку, стала разливать виски по бокалам.
   – Нет, спасибо.
   – Может, что-то другое? – Марго кивнула на бар с напитками.
   – Я вообще не пью, – быстро замотала головой Алла.
   И это была правда. Вот уже семь лет, как директриса не брала в рот ни капельки спиртного и вообще старалась держаться от него подальше. С тех пор, как завязала. Но были в ее жизни времена, когда она крепко прикладывалась к бутылке.
   А сейчас ее будоражил запах алкоголя, и сдерживаться было трудно. Марго налила себе полный бокал и со смаком выпила:
   – Пусть земля им будет пухом!
   Директриса спешно подхватила сумочку:
   – Извините, мне пора. Передайте Дэну, что…
   – Заходила его учительница по литературе? – усмехнулась «тетушка». – Повезло моему племяннику с учительницей. Умная, красивая, любите детей. Они наверняка тоже вас обожают…

   Когда она ушла, Дэн вышел из своей комнаты.
   – Что она хотела?
   – Не строй из себя идиота, ты прекрасно все слышал, – ответила «тетушка». – Когда-нибудь мы получим душу этой стервы.
   – Зачем? – с тоской вздохнул Дэн.
   – Для коллекции, – хищно ответила Марго, наливая себе новый бокал. – Она слабая и будет нашей.
***
   Полина в слезах шла по конюшне. Только что она сделала покалеченному Ветерку смертельный укол, и он испустил дух на ее глазах.
   – Больше он не будет страдать… Бедный Ветерок! – причитала она. – И как такое могло случиться…
   – Это моя вина, – ей навстречу шагнула Кира и участливо погладила по плечу. – Я была рядом и не смогла помочь. Но сейчас я кое-что сделаю для вас. Вы вернете свою лошадь.
   Полина в недоумении подняла глаза:
   – Он умер, Кира.
   – Вы должны выбрать любого другого вместо него. И Ветерок будет жить! – голос Киры под высоким потолком конюшни звучал гулко и странно.
   – Если это шутка, то мне совсем не смешно!
   – Я не шучу, – серьезно ответила Кира. – Что вам мешает попробовать? Просто назовите любого из них, – она указала на коней. – Этого? Или этого? Или, может, этого?
   Полина нисколько не верила в такую чушь, но по мере того, как Кира указывала на лошадей, женщина поневоле задумалась – кем бы она согласилась пожертвовать ради Ветерка? Вон тем старым конем? Да, пожалуй.
   Она машинально кивнула, но тут же замотала головой: дескать, что за бред. Но Кира уже приняла ее выбор:
   – Итак, этого!
   Она вошла в стойло, положила ладонь коню на голову. Конь тревожно заржал, задергался, но почему-то никак не мог отскочить от Киры. Полина с ужасом наблюдала, как глаза Киры полыхнули зеленым светом, а потом стали полностью черными. Конь испуганно попятился, у него подкосились ноги, он упал на пол, из последних сил поднял голову, несколько раз дернулся и затих.
   Полина медленно вышла из ступора, вбежала в стойло и убедилась – лошадь мертва.
   – Как ты это сделала?! – Она оглянулась и обнаружила, что Кира исчезла. – Кира, Кира, ты где?
   Знакомое ржание донеслось снаружи. Этот голос Полина узнала бы из тысячи. Исполнившись смутной надеждой, женщина выбежала на улицу и чуть не упала в обморок. Ветерок, которого она пять минут назад видела мертвым, подбежал к ней, весело цокая копытами. Плача теперь уже от радости, Полина бросилась к нему на шею…
   А Кира вышла во двор. Выбрав момент, когда Саша Аверин ехал на своей лошади мимо, она окликнула:
   – Эй, парень!
   Он оглянулся, придержав лошадь.
   – Ты Машин брат?
   – Да.
   – А я-то голову ломаю, откуда мне знакомо твое лицо… Я – Кира.
   – Ты знаешь мою сестру? – прищурился Сашка.
   – Еще как знаю, – заулыбалась демонесса. – Да мы же лучшие подружки! Передавай ей привет от меня.
   Сашка кивнул и поехал дальше.
***
   После уроков Маша предложила Кате пройтись по магазинам. Вообще-то шопинг не входил в число любимых привычек Маши, но сегодня Катя совершенно не узнавала подругу. Появилось в ней что-то новое, взрослое… чужое. И Катя даже не могла сказать, нравятся ей эти перемены в Маше или нет.
   Маша потащила подругу в совсем недешевый магазин одежды. Катя недоумевала – даже если Маша хочет обновить гардероб, то откуда у нее такие деньги?
   Поначалу Маша с Катей дурачилась, примеряя так и этак шарфы и шляпы. Робкий молодой продавец с бейджиком «Артем» не решался сделать им замечание. Наконец девушки положили вещи на место, и Катя спросила:
   – Ищем что-то конкретное?
   – Да, – кивнула подруга. – Сегодня вечером я должна выглядеть сногсшибательно.
   Катя стала предлагать то брючки, то свитер, какие обычно носила Маша, но теперь подруга только брезгливо морщилась.
   – Скука! Отстой! Совсем уныло! Хочу что-то термоядерное.
   После недолгих поисков она выбрала броскую эротичную блузку весьма смелого стиля и элегантную кожанку-косуху.
   – Вот то, что нужно!
   – Ни фига себе! Ну ты жжешь, Машка!
   Переодевшись в примерочной, Маша продемонстрировала свой новый прикид.
   – Офигеть! – воскликнула Катя. Теперь ее подруга выглядела сексуально, круто и… хищно. Все это годилось для глянцевых журналов, но никак не вязалось с прежней Машей, простой и доброй…
   – Круто?
   – Машка, ты на себя не похожа, – с сомнением сказала Катя.
   – А мне нравится! Клево смотрится.
   – Посмотрела – и снимай, – Катя показала Маше ценник. – За такие деньги можно остров купить и самолет, чтоб на этот остров летать!
   – Блин! – Маша, увидев цену, нахмурилась и сказала капризно: – Не хочу остров, хочу эту куртку!
   То, что случилось дальше, Катя без шока не могла вспоминать.
   Маша вынула помаду и размалевала зеркало в примерочной. После чего, не переодеваясь обратно в свои вещи, вышла и нагло заявила продавцу-консультанту:
   – Артем! А проконсультируйте меня, пожалуйста!
   – Чем могу помочь? – услужливо спросил тот.
   – Мне идет эта куртка? – Она игриво повернулась.
   – Очень идет. Подчеркивает вашу фигуру, и цвет хороший.
   – Какой у вас глубокий взгляд на вещи, Артем! – Маша откровенно заигрывала. – Признайтесь, вы специально в примерочной зеркало испачкали? Чтобы девушки смотрелись только в ваши глубокие глаза?
   Заглянув в примерочную, Артем смутился:
   – Сейчас я все уберу… – Он схватил аэрозоль и тряпку и принялся чистить зеркало.
   Маша со смехом посмотрела на него и… бросилась вон из магазина! Запищала рамка, взвыла сирена, продавец с тряпкой выбежал из примерочной.
   – Маша, стой, вернись! – Катя погналась за подругой, и они вместе скрылись за углом.
   Отбежав довольно далеко, Маша прислонилась к забору, переводя дыхание. Ей было весело.
   – Машка, это уже не смешно!
   – А по-моему, наоборот! Ладно, пошли, пока этот жалкий придурок не вызвал полицию.
   – Этому «жалкому придурку» придется платить за вещи из своего кармана! А еще его уволят! – возмутилась Катя.
   – Не мои проблемы, – цинично бросила Маша.
   – Да что с тобой происходит?!
   – Я в полном порядке. Пойдем.
   – Не пойду! – разозлилась Катя.
   – Ну и кисни в своем болоте высокой морали и нравственности. А меня ждет отпадный вечер!
   И Маша ушла не оглядываясь. Катя растерянно посмотрела ей вслед:
   – У некоторых от секса не только дети бывают, но и крышу сносит…

   Домой Маша вернулась поздним вечером. Сашка был весьма огорошен, увидев сестру в новом прикиде. Когда он передал ей привет от Киры, Маша заинтересовалась:
   – Я знаю, о ком ты. Говоришь, она ходит с тобой в одну секцию?
   – Только начала, но у нее уже так круто получается!
   – Не сомневаюсь, – хмыкнула Маша. – Пожалуй, придется мне заглянуть в эту вашу конюшню.
   Родители тоже весьма удивились, увидев Машу в новом наряде. И глазом не моргнув, девушка соврала им, что купила вещи по дешевке на распродаже.
   От ужина она отказалась.
   – Твоя любимая вегетарианская лазанья, – добродушно предложил отец.
   – Нет аппетита, – бросила Маша. – И мне пора идти, у меня встреча.
   – Это просто решается – позвони и отмени, – строго сказала Елена. Она была категорически против, чтоб ее дочь шла куда-то ночью, да еще в таком наряде.
   – Ну конечно, разбежалась! – съязвила Маша, помахала ручкой и захлопнула за собой дверь.
***
   Горели свечи. Марго возлежала на кровати в пеньюаре, а Феликс пилочкой полировал ей ногти на ноге. Распахнулась дверь, и вошла Кира в костюме для верховой езды.
   – Все уже началось, – сообщила она, поигрывая стеком. – Только нужно, чтобы Маша заглотила наживку.
   – Возвращайся на конюшню, не заставляй ее ждать, – велела Марго.
   – Бедная Машенька! – притворно сокрушался Феликс. – Даже не догадывается, что это ловушка для нее.
   – Ты правда думаешь, что она на такое способна? – спросила Кира.
   – Не сомневайся, она совсем потеряла голову, – ответила Марго. – Ей достаточно малейшего толчка.
   – И ты ее подтолкнешь, – кивнул Феликс, и Кира, игриво щелкнув зубами у него перед носом, вышла. – Кстати, где Ян?
   Марго тоже беспокоил этот вопрос. Ян… Теплое, щемящее чувство охватывало Марго всякий раз при воспоминании о нем. Это, пожалуй, было единственным лучиком света в темном царстве ее души. Но, не желая привлекать к нему внимание демонов, она ответила равнодушно:
   – Не знаю. Видимо, он уже в курсе, что проиграл и ловить ему тут нечего.
***
   Когда Дэн пришел в кафе, Маша сидела у барной стойки и курила, выдыхая дым в потолок.
   – Что ты делаешь?!
   – Жду тебя. – Таких вульгарных ноток Дэн прежде от Маши не слышал.
   – Ты же не куришь…
   – Теперь курю, – и она выпустила струю дыма прямо ему в лицо. – И между прочим, мне нравится.
   Оторопевший Дэн протянул ей коктейль, но Маша предпочла бутылку пива.
   – Потанцуем, – развязно предложила она, прижимаясь сзади и покусывая его за шею.
   – Мне здесь не нравится, – пробормотал он, садясь за столик.
   – Тогда отведи меня в другое место. – Маша плюхнулась ему на колени и протянула губы, словно для поцелуя. Но когда Дэн попытался ее поцеловать, она принялась дурачиться и кусаться, не забывая между тем затягиваться сигаретой.
   – Поехали к тебе, – шепнула девушка.
   Дэн не выдержал, отстранил Машу, поднялся.
   – Маш, с тобой что-то не так.
   – Наоборот, все зашибись! – захохотала она, вешаясь ему на шею и сильнее прижимаясь. – Ты открыл для меня блаженство, настоящий кайф! Я теперь все время думаю об этом, я хочу еще. Снова и снова!
   – Маш, послушай меня, ты не в порядке, – пытался увещевать Дэн, но она не слушала:
   – Или потанцуй со мной, или поцелуй, или отвези к себе!
   Дэну хотелось плакать. Вот во что превратилась прежняя добрая и чистая Маша! А виноват был он, так что не ему теперь упрекать ее в непристойном поведении. И он сдался – принялся целовать Машу, хотя радости ему это не приносило.
***
   Ночью Полина проснулась от шума. Села, протерла глаза. Точно – по манежу цокали копыта. Неужели кто-то открыл конюшню?
   Кутаясь в куртку, женщина вышла на манеж.
   – Кира? Ты в курсе, который час?
   Кира на своем вороном подскакала к ограде и резко осадила коня.
   – Прошу прощения, не хотела никого беспокоить. Просто мне очень захотелось покататься, вот я и взяла коня. Я теперь одержима скачками! Кстати, как Ветерок?
   – Хорошо.
   – Ну и замечательно! – Кира вновь пустилась вскачь.
   Поколебавшись, Полина решилась спросить:
   – Как ты это сделала?
   – Разве об этом вы хотели меня спросить? – Кира подъехала поближе и посмотрела в глаза Полине. – Вы хотите знать, могу ли я спасти кого-то, кроме лошади. Например, Матвея.
   – Откуда ты знаешь, что он болен?!
   – Я знаю все, – вкрадчиво ответила Кира. – Лечение не помогает. Времени осталось мало.
   – Ты можешь помочь? – с надеждой спросила Полина.
   – Вы уже видели, как это работает. Нужен обмен. Равноценный.
   – На другую жизнь?
   – Просто назовите мне имя. Кто умрет вместо него?
   Полина задумалась, потом мотнула головой:
   – Нет… я не могу.
   – Ветерку повезло больше, чем Матвею. Конь дороже мужа? Решайтесь!
   – Кто ты? Ты… смерть?
   – Нет, что вы, я только учусь, – засмеялась Кира и поскакала галопом.
   Полина стояла в шоке и растерянности.
***
   Маша вернулась домой под утро. От нее несло пивом и табачным дымом. Семья как раз садилась завтракать.
   – Это был последний раз, когда ты вот так ушла из дома, ясно? – строго сказала мама.
   – Ага, – Маша не слишком прислушивалась к ее нотациям.
   – И неплохо бы обзавестись часами, чтоб не возвращаться домой под утро!
   – Может, хватит меня пилить? – Маша уселась за стол.
   – Не говори с мамой в таком тоне! – Вадим поставил на стол горячую сковородку.
   – В каком таком? – отмахнулась она. – И напишите мне записку для школы, а то не хочется сегодня идти.
   – Пойдешь как миленькая! – повысила голос Елена. – А из школы прямо домой, и никаких гулянок в ближайшее время!
   – Это почему?
   – Потому, что я так сказала.
   Маша подцепила вилкой кусочек бекона со сковородки.
   – Ты же вроде не ешь мяса?
   – А теперь ем.
   – В общем, так, – вынес вердикт отец. – Катя может приходить в любое время. Если хочешь видеть Дэна, пусть тоже приезжает сюда…
   – Зашибись! – фыркнула Маша. – Классно ты придумал!
   Она встала и пошла к выходу. В дверях обернулась и процедила:
   – Я уйду, когда захочу, и приду, когда захочу.
   – Мария, разговор не окончен!
   Но Маша так и не вернулась. Она поплелась в свою комнату и стала собирать учебники. В гимназию идти ужасно не хотелось, хотелось спать. И вдруг за спиной раздался знакомый звук. Упала Книга, и золотое сияние прошло по знаку на обложке. Маша взяла ее, скривилась досадливо. Ну и зачем ей это нужно? Помогать всяким придуркам, которые и спасибо никогда не скажут, а чаще посылают по известному адресу, как вот Тимур три дня назад. Тратить на это время, нервы, рисковать жизнью? Хватит с нее гимназии, на которую и без того потрачено немало времени и нервов! И Маша решительно засунула Книгу на дальнюю полку среди старых учебников.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация