А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Рыскач. Путь истинных магов" (страница 29)

   – Рэн, что там про власть и уважение? – нетерпеливо напомнил советник.
   – Ну, смотри: я вот тебя уважаю, моего наставника полгорода уважали, а ведь ни у тебя, ни у него власти как таковой не было.
   – А, это как твои подданные тебя уважают! Стоп, но власть к ним ты применить можешь… – Советник смешался.
   – Не очень-то и могу, – улыбнулся я, вспоминая бумагу, которую подписал с крестьянами. – Ты про договор не забывай, у нас там права и обязанности каждой из сторон расписаны. Мы необходимы друг другу; если и уважают, то за другое…
   – Тебя есть за что уважать, слово свое ни разу не нарушил, справедлив и не совершаешь глупости. – Креун помолчал. – Выходит, хочешь стать таким, но не имея власти. Мне думается, что такое невозможно, к сожалению.
   – Посмотрим, – пожал плечами. – Пока не до этого, забот слишком много.
   Ворон въехал в деревню: лаяли перепуганные собаки, им вторили встревоженным мычанием коровы. Вот какой переполох навел! Навстречу мне спешил староста. Он нес над головой факел, в отблесках которого его лицо выглядело озабоченным, а вот в ауре присутствовали радостные блики. Позади Маркена держались мужики, а за ними бабы, оружия ни у кого в руках не наблюдалось; в отличие от старосты, остальной народ выражал ликование не только улыбками на лице, но и радостными криками.
   – Господин, – староста склонил голову.
   – Доброй ночи, – поприветствовал я, сразу повысив голос. – Что это вы меня встречать такой толпой вышли?
   – Дык это… – Маркен оглянулся назад и, кажется мне, погрозил кому-то кулаком. – Соскучали, давно не видели.
   – Угу, так соскучились, что в дозорах никого нет, – осуждающе покачал головой. – Впрочем, за безопасность деревни отвечаешь ты, тебе виднее.
   Маркен сник, а из толпы донесся недовольный ропот, направленный на главного в их деревне. Одна из баб даже что-то нелестное ему выкрикнула, но быстро прикрыла рот ладошкой, когда Маркен зло стрельнул в ее сторону глазами. Мужики же недовольства не высказали, они смущенно переминались с ноги на ногу, чувствуя себя неуютно, и абсолютно уверен, что без их участия тут не обошлось.
   – Так ить врагов-то нет, – растерянно ответил он. – Да и брать у нас особо нечего, а от армии мы защититься не в состоянии.
   – От армии и не надо, но мало ли какой лихой люд пожалует, – нахмурился я.
   Говорить им, что на моих землях бандитам ничего не светит, – не стал, иначе совсем расслабятся. А вот советник сожалеет, что в «гости» никто не захаживает, он свои ловушки проверить толком не может, на животных я запретил, а больше не на ком. Не на своих же подданных! Хотя у него такое предложение как-то звучало: исключительно ради общей безопасности можно кем-то и пожертвовать, но это давно было.
   – Исправимся, – в раскаянии склонил голову староста, но в ауре этого не наблюдаю.
   – Ладно – вам жить, – махнул я рукой и спешился. – Так, давайте-ка вы все расходитесь по домам, время позднее, ребятишек спать укладывайте, да животных успокойте, – обратился я к крестьянам, но видя, что мое указание решил исполнить и Маркен, усмехнулся: – Ты-то куда? Пойдем, до моста проводишь, да расскажешь, что тут и как.
   А что и как – староста толком не знал, вместе со всеми терялся в догадках, что же произошло при королевском визите. Явно что-то не заладилось, но королевские артефактчики считали ниже своего достоинства общаться с крестьянами, и тем приходилось только догадываться по обрывкам фраз, да если кто чего случайно увидел… На следующий день, когда я в бега с друзьями пустился, артефактчики вместе с разгневанными высокородными гостями разбили лагерь перед лесом. Для крестьян такое поведение уже выходило за рамки понимания. Зачем уходить из поместья, где много места и есть все удобства? Конечно, сразу стали припоминаться странности моего поведения, которым и люди короля интересовались, но крестьяне на вопросы не отвечали и повели себя предсказуемо – видеть не видели, слышать не слышали, а то как бы самим такая осведомленность боком не вышла. Так никому ничего и не сказали, а вскорости и войска покинули мои земли. Складно, ой складно рассказал! Ни о чем ведь не спросил, акцент на мои странности и то, что они их заметили, вскользь сделал – молодец, хитрец.
   – Ну а сам-то как думаешь? – спросил я его.
   – О чем? – сделал он круглые глаза.
   – Да, совсем забыл! – хлопнул себя по лбу. – Король-то у нас теперь не Вукос Первый, а Гунер Первый.
   – А-а-а, ой, а это… как это? – староста выглядел потрясенным такой новостью, как будто его дубиной оходили.
   – Дуэль у короля состоялась, он в ней пал. Князь Гунер, сейчас уже король, взял управление королевством в свои руки.
   – Значит, князь на дуэли…
   – Не князь, – усмехнулся я. – Сейчас уже не важно, что и как произошло, просто прими к сведению.
   – Опасаться нам теперь нечего, – успокоившись, то ли спросил, то ли утвердительно сказал он.
   – Вас никто не тронет, а меня здесь не будет. В дорогу завтра двинусь, дела кое-какие есть. Денег, сколько смогу, оставлю, а вот в ближайшее время на мою помощь рассчитывать не стоит, – немного прояснил я ситуацию и погладил по морде Ворона, который заметил в моем голосе печаль.
   Осматривая то, чего добился и как обустроились мои люди, почувствовал, как тоска сжала сердце. Уходить от всего этого в неизвестность, в который уже раз, не хотелось. Может, Кин в чем-то и права – осесть своей семьей и посвятить себя заботе о близких и любимому делу? Но не так же! Мне опять вспомнился голос и интонации девушки, когда она объявила, что входит в совет артефактчиков при короле.
   – А через записки передавать ничего другого нельзя? – задумчиво спросил староста.
   – Через записки? – Эта мысль у меня давно сформулировалась, не про записки, конечно, про передачу предметов на расстояние. – И куда передавать?
   – Так это… – Он чуть замешкался, а потом взглянул мне в глаза. – Записки-то, те, которые для меня предназначались, вы на расстоянии передавали, а такие артефакты громоздкие, ваши же просто со стола брал.
   – Поднос… – развел я руками.
   – Последняя на столе лежала, поднос ни при чем! – показал он мне свою наблюдательность, но на его слова внимания я как бы не обратил, а сказал:
   – Завтра уеду, докладывать и получать указания будешь так же… по запискам. Насчет чего-то другого пока сказать ничего не могу. – Я почесал щетину. Н-да, надо бы побриться, а то еще пару дней – и на старика похож буду. – Вот, возьми, – протянул ему кошель с деньгами. – Тут четыреста золотых, на них доведи до ума постройку, закупи книги ученикам, ну и на всякий пожарный. С учителями вопрос решу, должны остаться.
   Маркен в пояс поклонился.
   – Не сомневайтесь, все сделаю.
   Я молча кивнул и вскочил на Ворона: спать хочется ужасно, тело ноет, а душа болит. Ну да ничего, время – лекарь, все пройдет. Галопом промчался по мосту и, не заезжая к семейству Бурков, через минуту остановился у крыльца своего дома. Бурка и Мисшу не разбудили, слава богам, ночные события, рассказывать же им все перипетии нет никакого желания, все завтра! Сейчас – спать. Нет, сначала кушать, а потом спать. Хм, но кушать-то надо чистым, а не угвазданным дальней дорогой. Придется мыться, кушать и только потом ложиться. Боги! Дел-то еще сколько…
   Как же хорошо на чистой мягкой постели, а главное – на своей! Никто не будит, нет никаких проблем, впереди – приятная и размеренная жизнь. Хм, сел на кровати и стряхнул остатки сна. Ну и приснится же такое! Хотя надо отдать должное – спать в собственной постели намного удобнее, чем на ложе из свежесрубленных веток. Присел на кровати и потянулся, глаза скосились на соседнюю подушку, как бы надеясь увидеть девушку. Н-да, что-то расслабился… Встал и подошел к зеркалу: отражение показало небритого и уставшего от всего человека, которому на вид лет эдак…
   – Это мы еще посмотрим! – пригрозил своему отражению и пошел приводить себя в порядок.
   Душ, бритва, чистая одежда (благодаря моему советнику) – и я совсем другой человек! Еще бы живот набить, и можно отправляться навстречу новому и необычному. К завтраку пришел Бурк. Узнав новости, задумался, а потом, почесав лоб, спросил:
   – Что нам делать? Мисше рожать скоро, а тут… – Он обвел рукой помещение и фразы не закончил; впрочем, и так все понятно.
   – Учить крестьян. Вы хоть и пришли не за этим, но поделать сейчас ничего нельзя, гарантий никаких не дам. Единственное, что могу тебе обещать, – как обустроюсь в безопасном месте, переправлю вас к себе, – чувствуя себя неловко, ответил я.
   – Рэн, а может, нам назад в Лиин податься? – спросил бывший телохранитель Генера.
   Посмотрел на его ауру: да уж, в таком смятении его никогда не видел. Даже когда в захваченный Лиин въезжали, он и то хладнокровнее держался.
   – Не думаю, что Гунер начнет мстить всем подряд, тем более – тебе. Мне кажется, что никому тут ничто не угрожает, если и стоит опасаться, то только того, что у этих земель сменится владелец. – Я нахмурился, проигрывая в голове разные варианты: в какой-то степени это действительно так. Меня хотят заставить служить интересам королевства, а у меня-то они собственные. – Сам же знаешь, что Генер в любой момент ждет своей отставки, и рядом с ним будет небезопасно Мисше и малышу. Да и в дорогу вам сейчас не пуститься…
   – Это верно, – кивнул он головой, – в дорогу не пуститься… Постарайся решить свои проблемы быстрее, хочется спокойствия.
   Хм, и этот словами Кин заговорил. Что ж это такое-то?! Неужто и сам таким стану? Возможно, я и есть такой, но каждый спокойствие и размеренную жизнь понимает по-своему. Что мне надо – заниматься любимым делом, и чтобы меня никто не трогал. А как тут заняться-то, когда навязывают чужую волю! Распрощавшись с Бурком и постаравшись уверить того, что все будет хорошо, призадумался. Вроде бы и в дорогу пора, но, анализируя разговоры с Бурком и Маркеном, почувствовал: что-то упускаю, хотел сделать – и забыл. Но что? Раз за разом прокручивая в голове разговоры – вспомнил!
   – Креун, – позвал советника, – есть одно важное дело.
   – Какое? – заинтересовался тот.
   – Вот ты перемещаешь вещи по дому, записки пишешь. Так?
   – Да, это могу, – подтвердил он очевидный факт и, не выдержав, спросил: – И что с того?
   – Неплохо бы и мне перемещать предметы на расстоянии, – обронил я и стал дожидаться реакции советника.
   Креун молчал целую минуту, что-то обдумывал наконец заговорил:
   – Рэн, это сложно, и потребует много сил и времени. Однако ты прав – данное умение может помочь в трудную минуту, хотя есть и оговорки. – Он замолчал.
   – Какие оговорки? – поинтересовался я.
   – Сейчас существует перемещение предметов? – не отвечая, задал он вопрос.
   – Мне известен только один подобный артефакт, но он не подходит, – покачал я головой.
   – Какой артефакт? Давай подробности! – воодушевился Креун.
   – Как они устроены, никто из артефактчиков так и не понял. Существуют шкатулки-близнецы, с их помощью можно передать послание на любое расстояние при условии, что заряд в шкатулках присутствует, – ответил я.
   Эти шкатулки – относительная редкость, и поиски «близнецов» интересны. Однажды такую шкатулку прикупил Брон у какого-то рыскача. В ней не осталось ни капли энергии: мой наставник, вместе со мной, зарядил ее, а потом написал и положил внутрь письмо, в надежде, что ее «близнец» – в нужных руках. Его радости не было предела, когда письмо ушло. Там весь фокус в том, что шкатулка-близнец должна иметь энергию, чтобы принять послание. Списавшись таким образом с ее владельцем, Брон на неделю уехал, а вернулся с внушительным кошелем золотых. Данные артефакты пользуются спросом в королевской канцелярии, чтобы раздавать указания или обмениваться документами. Заряжать их не так хлопотно, в обслуге они не прихотливы, но заряд берут внушительный.
   – Что-то подобное у истинных существовало, называлось «посланники любви». Их изобрел один влюбленный, который хотел общаться со своей избранницей, но на амулет связи золота не насобирал. Кстати, на этом он сделал себе состояние, – рассмеялся Креун. – Но ты прав – не очень-то полезная вещь.
   – А полезную-то знаешь? – подпустив в голос побольше ехидства, спросил я.
   – Знаю! – повелся древний артефакт. – Правда, из ниоткуда там вещи взять нельзя, это одна из начальных ступеней магии, она истинными использовалась в качестве расчета за свои покупки.
   – Это как? Как можно использовать перемещение и рассчитываться… – не договорил и осекся – дошло! – Они золото перемещали?
   – Золото? – презрительно хмыкнул советник. – Рэн, золото у истинных хоть и ценилось, но не более, чем у вас медь! Запомнил бы уже, что ли! Но в основном ты прав. Свои сокровищницы они помещали в пентаграмму перемещения, а начертав ее копию, могли заполучить любой предмет, который находится в сокровищнице.
   – И соответственно могли что-то переместить в сокровищницу! – обрадовался я, а потом озадачился: – А где же у твоего хозяина такая пентаграмма и сокровищница находились? – И вкрадчиво спросил: – Может, там что осталось? В хозяйстве-то все может сгодиться!
   – Не осталось, да и пентаграммы не сыскать… Правда, если порыться в паре метров от конюшни… – Креуну разговор доставляет искреннее удовольствие, в голосе – ехидное веселье. – Не раз тебе говорил, что сил у меня хватило поддерживать в порядке один дом. И то, вспомни, в каком состоянии ты его нашел! Сокровищница у моего создателя располагалась отдельно, уж зачем он так обустроил – его дело, меня не спрашивал. С того времени там ничего не сохранилось, при желании могу пару каменных блоков с остатками пентаграммы перемещения найти, но на это уйдет много энергии, а толку никакого не будет. Пентаграмму он нанес на каменном полу, блоки которого разрушены.
   – А что он с ее помощью перемещал? – Меня полностью захватила идея освоить это умение – в жизни обязательно пригодится!
   – Да откуда мне знать-то? – удивился советник. – Не забывай: создатель со мной не советовался, сам все решал, а мне только приказывал.
   А потом он стал учить меня нанесению пентаграммы. Да, столько линий, связей и всевозможных рун… Пачка листов исчерчена неправильными рисунками: то тут, то там дрогнет рука и соединит не те линии, или руны не туда нарисую… Через три часа пентаграмма на листе одобрена советником, и мне предстояло ее заучить… О том, чтобы таскать с собой шпаргалку, Креун и слушать не пожелал: естественно, на этом и я не слишком настаивал, понимая, что такая информация не должна храниться нигде, кроме головы. И еще пару часов – на заучивание: такими темпами не отправлюсь в Куласу не только сегодня, но и завтра.
   – Что ж, начертать ты можешь ее по памяти – хорошо, – скупо похвалил меня советник. – Запомни, пентаграмму перемещения наносят в обязательном порядке на объект с аурой: чем устойчивее аура, тем менее вероятен сбой.
   – А ее что – и на воду можно наносить? – подколол я советника.
   – Конечно! Рэн, о чем ты?! – удивился тот. – Даже в русле бурной реки! Рисуешь огнем – и все! Главное – исходная пентаграмма перемещения! Она должна находиться в устойчивой среде, для этого и наносят ее на твердую и не реагирующую на природные явления поверхность.
   Для тренировки выбрал место за домом, на одном из каменных блоков, который когда-то использовался для какого-то строения. Какого именно, узнавать у советника не стал. Ну его! Опять начнет ехидничать и поучать, ведь наверняка рассказывал, для каких целей тут камни лежат; их, конечно, всего-то пять штук, но размер приличный и обработаны идеально. А вот пентаграмму нанес мелом, его потом стер, и никаких следов – идеально для обучения. С рисунком провозился долго, время обеда прошло, на что деликатно начал намекать желудок, но я решил не поддаваться чревоугодию, а сперва закончить начатое дело. И все же не удержался, половину кувшина с молоком опорожнил, пока нес его в круг своего рисунка. Поставил в центр пентаграммы и уточнил у Креуна:
   – Теперь рисую такую же, а потом что?
   – Руны напитай вначале магической энергией! А потом седлай коня, отскачи подальше и, нанеся пентаграмму перемещения на что-либо, не забыв напитать энергией, пошли импульсный образ желаемого объекта в свою временную пентаграмму, – ворчливым голосом напутствовал меня советник.
   Он прав – на моих землях, в его вотчине, такой эксперимент ненадежен, всегда может остаться сомнение, что он мне помог, да и расстояние тут – всего ничего. Отдохнувший Ворон мигом пролетел мои земли и разочарованно остановился, когда я его осадил.
   – Ничего, скоро в дорогу, набегаешься еще, – успокоил коня, потрепав по гриве.
   Он в знак признательности попытался меня «отблагодарить» своим языком, но на этот раз такой поворот событий я предвидел и сумел увернуться.
   – Иди, погуляй пока, – рассмеялся я.
   Ворон обиженно закаркал, но повторять поползновения не стал, сошел с дороги и, пощипывая травку, косился в мою сторону, наблюдая, как его хозяин что-то рисует в пыли. Со стороны выглядит наверняка странно, не хватало еще своим подданным на глаза попасться – решат, что с головой у их господина совсем плохо. Рисунок вышел корявым, но ничего: если все получится с первого раза, то долго он красоваться тут не будет. Напитываю нарисованные руны, и в пентаграмму – мысль о кувшине с молоком. Бах! Из воздуха вылетает кувшин и приземляется в центр моего рисунка, попутно облив меня с ног до головы молоком. Трясу головой и с удивлением смотрю на кувшин, который стоит вверх ногами. Хм, где-то кто-то ошибся… Ворон радостно ржет и слизывает с моей головы молоко. Похлопывая коня по шее, еще раз осматриваю руны и линии – все верно! Нарисовал так, как рассказывал советник… Или он решил позабавиться? Ставлю кувшин как положено и отправляю назад. То, что мокрый и не совсем гладко прошел эксперимент, – пустяки. Главное-то – классное умение, и в хозяйстве пригодится однозначно, все предметы перемещать можно, а с сыпучими и жидкими грузами что-нибудь придумаю, или ошибку найдем. Креуна озадачил результатом, чтобы тот разобрался, а еще спросил:
   – Скажи, а животных или людей так перемещать можно?
   – Возможно, но сил у меня хватит, чтобы переместить кошку, не больше. А свои возможности можешь сам рассчитать! Почему-то при перемещении живых и подвижных организмов расходуется просто неприличное количество магии. А за кувшин прости – моя вина, пентаграммы все же имеют небольшое отличие, в центре основной круг не должен замыкаться, – под конец речи повинился он. – Растормошить тебя хотел, а то ты не радостный какой-то.
   – Слушай, а ведь из таких пентаграмм, – задумчиво осматривая рисунок, воскликнул я, – раньше можно было и у соседнего мага что-нибудь увести!
   – Они все индивидуальны, все эти линии – не более чем атрибутика, главное – руны, центр и импульс!
   – И ты меня столько времени заставлял ее зубрить! – сделал вид, что обиделся на советника.
   – Пойми, они должны точно повторять друг друга, иначе ничего не выйдет.
   – Но ведь они не две капли воды! Не могу и не умею так рисовать! – возразил я ему.
   – Главное – схема, и потом, все же получилось!
   Да, с этим не поспоришь, вот только ехать в дом мимо деревни как-то стыдно. Хозяин – и вдруг весь мокрый от молока… Уж его-то крестьянский глаз сразу определит. Ничего, Ворона в галоп – может, никто ничего и не заметит. В доме принял ванну, покушал и… решил переночевать; надо перед дорогой отдохнуть, а то день насыщенный выдался. Действительно, только голову на подушку положил, даже все проанализировать не сумел – сон сморил.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация