А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Рыскач. Путь истинных магов" (страница 27)

   – Но ведь из генерала артефактчик-то аховый! – поразился я.
   – При чем тут умения? – вскинул бровь князь. – Старейшины и вовсе из рядовых солдат вышли, что-то важное они для отца Вукоса сделали, что тот их в верхушку аристократии королевства возвел. А вот что они сделали – тайна за семью печатями! Ни слухов, ни домыслов, ни фактов – никаких сведений! Говорили, что в совете они в былые времена выглядели как вороны в стае лебедей – ни манер, ни умений, но с течением времени пообтесались, сейчас и вовсе уважаемые люди, за ум и прозорливость. Ты с ними поаккуратнее, к ним Гонвор и Кринт прислушиваются. Решение совета может оспорить только король или вовсе не принимать его во внимание… – Гунер осуждающе покачал головой. – Мой-то голос, при голосовании, – наш, а вот…
   – Но почему в совете всего пять человек? Городской совет какого-нибудь городка и того больше!
   – А в этом ты виноват! – рассмеялся князь.
   – Как это? – вытаращил я на него глаза, таким обвинением он меня ошарашил.
   – А ты вспомни о недавнем подавлении заговора. Кто Вукосу сведения в руки дал? Молчишь?! Вот то-то! – Гунер потер руки. – Это шутка, конечно, но в какой-то степени ты причастен. А так – до недавнего времени в совет входили двенадцать человек, двое умерли, а пятеро жизни лишились после раскрытия заговора. Вот и осталось нас всего-ничего, а когда-то и двадцать человек заседали, споры стояли! – Князь причмокнул губами, вспоминая дела давно минувших дней.
   Он встал и подошел к шкафу, достал с какой-то полки бутылку вина и два бокала, поставил на стол, разлил вино и, пододвинув мне один бокал, сказал:
   – Что-то я нервничаю перед заседанием совета… Давай?
   Видно, и правда много зависит от бывших солдат, ставших князьями, раз Гунер так волнуется. Когда он озвучил, кто входит в совет – я расслабился, считая, что дело-то плевое, а тут, выходит, не все так просто. Прошел примерно час нервного ожидания, и с каждой минутой Гунер становился все озабоченнее и раздражительнее. Он пытался скрыть свое состояние от меня, но аура… ее контролировать сложно, нет-нет, да и прорвутся всполохи. Наконец он встал и кивнул на дверь:
   – Пора!
   В сопровождении пятерки артефактчиков мы прошли по коридору и… спустились в подвал. Ну никак не ожидал, что совет может собираться в подвале! Хотя надо отдать должное интерьеру – ничто не напоминает, что мы находимся под землей, только лишь окон нет, а вообще убранство такое, что может посоперничать и с виденным на верхних этажах.
   – Почему подвал? – шепнул Гунеру.
   – С древности так повелось, когда-то тут и королевские апартаменты находились. Думаю, это для безопасности сделано, – шепнул мне он в ответ.
   А нас уже ждали; в зале стоит длинный стол, за которым может разместиться с полсотни человек, но сейчас заняты только четыре места. Во главе стола – украшенное позолотой кресло, на спинке которого вышита корона – место короля. Сейчас король, по вполне понятным причинам, не сможет присутствовать на совете. Хм, а вот артефактчиков в зале слишком много… Беглым взглядом насчитал двадцать человек, большинство уже в возрасте – опытные, матерые; с такими сталкиваться мне не приходилось. На Кринте и Портрисе взгляд задерживать не стал, больше интересуют два старика, которые, в свою очередь, внимательно меня разглядывают. И это бывшие простые воины? Да не смешите меня! В каждой черточке видна благородная кровь, в каждом жесте! Одеты со вкусом и дорого, в глазах – ум и жесткость, ауры ровные и ничего постороннему не говорящие. По правую руку от трона сидит крепко сбитый старик, сила его чувствуется не только в мышцах, но и волевом взгляде. Седые волосы сплетены в косичку, перекинутую через плечо, которую он в задумчивости теребит. Второй старик – точная копия сидящего напротив, только косичка чуть короче да старый шрам на щеке.
   – А капитан где? – осматриваясь по сторонам и нахмурившись, спросил Гунер.
   – А что ему тут делать? – не отрывая от меня взгляда, вопросом на вопрос ответил один из стариков.
   – Несет службу, дворец охраняет, – объяснил второй и добавил: – Ну а мы тут со своей охраной. Ты не бойся, люди опытные, проверенные, в случае чего молчать будут.
   Гунер скрипнул зубами – такого он точно не ждал, но затем взял себя в руки и произнес, пожав плечами:
   – Капитан – один из очевидцев произошедшего… Ну да ладно, позвольте вам представить: герцог Лусар Рэнион. – Князь указал на меня рукой, а я чуть склонил голову в приветствии, после чего резко вздернул подбородок.
   – С генералом и придворным артефактчиком, как и с князем, уже имею честь быть знакомым. А с вами, господа… – сказал я и вопросительно посмотрел на одного, а потом на второго старика.
   – Парень-то зубастый, – усмехнулся тот старик, что со шрамом.
   – Поглядим… – задумчиво протянул второй.
   – Господа старейшие советники, – поспешил вмешаться Гунер и представил мне стариков: – Князь Агунир, – почтительным жестом он указал на старика со шрамом, после чего назвал и второго: – князь Ринуга.
   Хм, имена-то явно вымышленные! Выходит, нет у них родовитых предков, действительно из солдат пробились наверх. Уже одно это заслуживает глубочайшего уважения! Пробиться и удержаться не каждому по силам, а старики не просты: вот и охрана при них, и ведут себя свободно… Н-да, что-то недопонимаю. Не мог Вукос оставить у себя под носом такую силу, если только они ему не преданы до кончиков пальцев. Тогда моя участь незавидна, месть с их стороны последует обязательно, как бы на Кин не откликнулось. За себя-то нисколько не переживаю – в разных переделках побывать успел, а вот жена…
   – Скажите, герцог, – обратился ко мне Агунир, и шрам на его лице дернулся, – за что вы убили Вукоса Первого, короля агунов?
   Вопрос задан официальным тоном, в зале как холодок пробежал, напрягся Гунер, подобрались охранники-артефактчики, Кринт прищурился, генерал отвернулся. От моих слов зависит все.
   – Я его не убивал, – ответил ему и твердо взглянул в глаза.
   – Король пал от вашей руки! – обвиняюще ткнул в меня пальцем князь Ринуга.
   – Хм, странные вопросы и обвинения, – хмыкнул я и, чуть подумав, сел рядом с Кринтом.
   Думал о том, какое выбрать место. Решил, что садиться на королевское – верх наглости, и устроился на ближайшем свободном. Показалось, что своим поступком вызвал удивление у всех присутствующих. Да и боги с ними, что они подумают, а стоять перед ними и отчитываться в том, чего не совершал – не намерен!
   – Все знают, что состоялась дуэль по правилам истока. Поединок прошел честно, повезло мне. – Я пожал плечами.
   – На дуэль вызывают только по серьезному преступлению! Какое преступление совершил Вукос? Мы жили под его правлением долгий срок, никаких нареканий на его действия не поступало. Законы он соблюдал, о подданных заботился… И вот – появляется какой-то человек и ставит точку в спокойствии королевства! В любые времена человека, посягнувшего на благополучие страны… – Старик со шрамом выразительно посмотрел на меня, а потом добавил: – Такого человека, независимо от занимаемого положения, ждет незавидная участь.
   А вот это уже интереснее: старики решили обвинить меня не в убийстве, а развале королевства. Да, их понять можно, а главное – все действительно так и есть. Подданные, потеряв короля, заволнуются, верхушка аристократии засуетится… Так и до войны за трон недалеко.
   – Всем присутствующим известны моя история и трагедия моей семьи, – начал я, подбирая слова. – Наверное, необходимо освежить в памяти все события, и если кому что-то еще не известно…
   – Подожди, – остановил меня старый князь со шрамом.
   Он полез в карман и выставил на стол знакомую пирамидку тишины, потом кивнул Гунеру:
   – Ты-то что стоишь? Присаживайся, а охране знать ни к чему о наших разговорах.
   Гунер сел возле меня, старый князь активировал артефакт, после чего я стал излагать известные мне факты. Говорить пришлось много и долго, меня не перебивали и не задавали вопросов. Рассказал им о том, как мне удалось спастись, как рос, какими путями судьба вновь закинула в родное королевство. Многое, не относящееся к делу, пропускал. Обошел стороной знакомство с Гунером, вскользь упомянул о женитьбе на Кин, подробно остановился на встрече с сестрой. Про поместье выразился всего двумя словами: мол, нашел – и все. Встречу с Вукосом на королевской охоте описал подробно, сделав упор на наших договоренностях. Наконец рассказал о визите короля и о его предложении, а потом – о вероломной попытке моего убийства. Про дуэль ограничился парой фраз, там не присутствовали только старики, но им и так все известно в подробностях.
   – Вот так, – закончил я.
   За столом повисла тишина, вопросы мне задавать никто не спешил. Да и кто их будет задавать, кроме старых князей? Гунер все и так доподлинно знал, Гонвор и Кринт многому были свидетелями.
   – И что дальше? – задумчиво спросил князь Агунир и посмотрел на своего старого товарища.
   Тот мотнул головой и забарабанил пальцами по столу, что-то решая.
   – Считаю, состоялась дуэль, убийства никто не совершал и подлости ни со стороны Вукоса, ни со стороны герцога не нахожу, – озвучил он принятое решение. – Голосуем. Кто за? – Он вытянул указательный палец и направил его вверх.
   Гунер незамедлительно повторил его жест, отчетливо вздохнув с облегчением. Гонвор и Кринт также поддержали, а вот князь Ринуга медлил. Он задумчиво почесал переносицу, внимательно посмотрел на меня и сказал:
   – Герцог, по данному вопросу от моего голоса уже ничего не зависит, но будем считать, что решение в вашу пользу принято единогласно. – И он вытянул указательный палец вверх.
   Сказать, что у меня отлегло от сердца – неправильно, я нисколько не переживал, здравый смысл обязан побеждать. А тут другого пути у них в любом случае нет, если не хотят получить грызню за трон, что в любом случае скажется на подданных королевства. Но неприятен сам факт разбирательства. После голосования слово взял придворный артефактчик и рассказал про рейтинги и очередность трононаследия. Он предоставил результаты анализа моей крови, а потом заявил, что править королевством я не хочу. Вот тут-то произошло неожиданное: меня решили исключить из обсуждения под тем предлогом, что в совете не состою, а следовательно, в дальнейшем заседании принимать участия не имею права. Мне пришлось отсесть чуть дальше, за контур энергетического потока артефакта тишины. Обсуждение продолжилось без моего участия, мне оставалось наблюдать за их жестами, так как мимику артефакт преображал, чтобы заинтересованное лицо не прочитало по губам.
   – Креун, – позвал я советника, понаблюдав с минутку за бурно размахивающим руками генералом.
   – Что? – отозвался тот.
   – Есть способ обойти артефакт тишины?
   – Если видел руны, нанесенные на грани, – можно.
   – Да не видел я никаких рун! Грани пирамидки черные, там ничего не нанесено, – ответил, припомнив, что, когда старый князь выставил пирамидку, он ее любовно погладил. Тогда следил за его пальцами и руны обязательно бы заметил.
   – Они там есть, – убежденно ответил Креун. – Ты или их не разглядел, или они замаскированы. Найдешь руны – подключишься.
   – Как?
   – Рэн, ты меня пугаешь, – озабоченно ответил тот, но все же пояснил: – Это же просто: активировал и направил на контур тишины.
   Ну-да, как обычно; просто или элементарно! От него редко что-то другое услышишь. А как узнать нужные руны? Артефакт-то в руки мне никто не давал и давать не собирается, тем более что он сейчас в работе. Мне что – встать и попросить его рассмотреть?! Хотя… рассмотреть-то можно попытаться. Недаром есть руна зрения, которую я применять еще не пробовал. А она-то могла не раз пригодиться! Глядишь, и избежал бы ловушки артефактчиков, когда бросился выручать Портриса и Ивлуса; правда, вряд ли, там же шатры стояли – не увидев друзей, решил бы, что они в одном из шатров… Ладно, насыщаем руну, активируем и… Ух ты, как все четко видно! Ага, проглядывает руна воздуха, а вот другие грани не видны… Так, фокусирую взгляд на перстне князя со шрамом, рука его лежит как раз напротив нужной мне грани, в камне перстня она должна отразиться. Есть! Руна… воздуха. Еще одна? Хм, странно. Неужто и третья руна такая же? Их что, все три активировать придется? С последней руной пришлось помучиться, но и ее увидел в отражении запонки на манжете Кринта – руна воды. Странный наборчик. Так, руны перед моим магическим взглядом, активирую и направляю на контур. Прислушиваюсь – ничего; тишина и только сопение охраны отчетливо слышно! А за столом страсти накаляются, Гунер что-то доказывает, а генерал и один из старых князей с ним не соглашаются. Вот черт! Что же неправильно сделал-то?! Только один вариант – последовательность, ее никак не высчитать, только перебором. Со второй попытки получилось, вот только к этому времени страсти за столом стихли, и я услышал лишь окончание фразы, после чего наступила тишина. Гунер, вероятно подводя итоги, заканчивал свою мысль:
   – …он нам необходим, напал на след магии истинных. Мы обязаны, во благо королевства, его контролировать!
   Так-так, о ком, собственно, речь? Не обо мне ли? А больше не о ком! И меня контролировать?! Н-да… Дайте только из дворца выбраться – и только вы меня и видели! Первые эмоции улеглись, и я сумел трезво оценить обстановку. А ведь смогут при желании контролировать-то, у меня тут поместье, замок жены с землями. Не заметил, как увяз и корни пустил. Что-ж делать-то? Так задумался, что очнулся лишь от прикосновения Гунера к своему плечу.
   – Рэн! Очнись! Мы обсудили сложившуюся ситуацию!
   – А?! – вопросительно уставился на него.
   – Сейчас проведем коронацию, – пояснил он мне, отчего я невольно напрягся. – Да не волнуйся ты так! Меня короновать будем.
   – Ух, – выдохнул я, – тогда ладно. А что решили-то?
   – Ты должен написать документ о передаче очереди князю Гунеру, – сказал Кринт.
   – Хм, но тогда кто будет в очереди второй? – чувствуя подвох, спросил я.
   – Ты и будешь! – ответил Гунер, а потом пояснил: – Все права и обязанности я получу в полной мере, занять мое место без моего на то согласия ты не сможешь, а в случае моей гибели опять окажешься первым претендентом. Даже если представить невозможное, что у меня появится наследник, то и он не сможет претендовать на трон. В реестре очередности все останется на своих местах, за тем лишь исключением, что номер первый – не на троне.
   – Давайте бумагу и перо – напишу требуемое, вы только диктуйте, – ответил ему, чуть помолчал и добавил: – Сначала озвучьте, что должен написать, а то мало ли…
   Придворный артефактчик положил передо мной писчие принадлежности и лист пергамента, озвучил текст. Взвешивая каждое слово и пытаясь понять, нет ли где подвоха, пришел к выводу, что пока все чисто; написал, расписался и, как обычно, заверил кровью. Крин вместе с писчими принадлежностями не забыл и об остро наточенном ноже. Отдал Кринту документ о передаче престола в распоряжение князя Гунера. Придворный артефактчик внимательно с ним ознакомился и в свою очередь передал Гунеру, тот с этим документом сел в кресло во главе стола. Кринт вышел из зала, но через минуту вернулся, неся шкатулку, можно даже сказать – сундучок. Приличных таких размеров сундучок из драгоценного дерева, с вырезанными завитками и финтифлюшками – ручная работа! Поставил его на стол и выложил перед Гунером сверток из кожи, развернул, и предстала… пентаграмма. Честно говоря, глазам своим не поверил, но в это время мы все окружили князя, я стоял в метре и знакомые линии узнал бы и с закрытыми глазами, а вот связку рун расшифровать никак не получается, не могу взгляд сфокусировать, расплываются они, хоть тресни! А ведь это не стареющий материал, выглядит новым, а создан-то в древности! Такое никто сейчас не в состоянии повторить – еще один артефакт истинных. Четыре алмаза заканчивают переплетение дорожек пентаграммы из золотых нитей в углах, в центре вшит рубин. Тем временем Гунер положил ладонь левой руки на рубин и, прикрыв глаза, сказал:
   – Я, князь Гунер, замещающий первого претендента на трон, даю свое согласие и изъявляю желание стать королем агунов. – Он выдохнул и поднял глаза на Кринта, тот кивнул.
   Гунер положил пергамент с моей передачей прав на престол рядом с ладонью. Не глядя протянул руку, в которую придворный артефактчик вложил нож, которым пару минут назад я колол себе палец. Гунер перевернул левую руку, провел ножом по ладони, на которой мгновенно выступила кровь из пореза, после чего перевернул ладонь на драгоценный камень. Через секунду пентаграмма и рука Гунера скрылись в поднявшемся из древнего артефакта дыму. Огня нет, запаха не чувствуется, дым просто окутывает пентаграмму и скрывает руку князя до локтя. По сжатым и скрипящим зубам, каплям пота, стекающим по лицу Гунера, не сложно догадаться, что процедура – не из приятных. В дыму мелькает огненная вспышка, дым пропадает, а рядом с рукой лежит книга, на которой написано всего одно слово – «Исток».
   – Ваше величество, – склоняет в поклоне голову Кринт.
   – Мой король, – Гонвор прикладывает руку к сердцу.
   По залу проходит шепот охранников-артефактчиков: «Гунер Первый!» Только старые князья да я никак не себя не проявляем. Поздравлять Гунера смысла не вижу, а у старых князей свои резоны. Новоиспеченный король берет в руки книгу истока, открывает ее и погружается в чтение. Мы молча ждем, пробежав глазами лист, который для меня (и думаю, всех окружающих) девственно чист, захлопывает книгу и встает, обводит всех глазами и произносит:
   – Господа, надеюсь, я буду править мудро и справедливо. – Он поворачивается ко мне. – Рэнион, благодарю за оказанную честь. Хочу, чтобы ты и все присутствующие знали: по первому твоему слову с радостью передам тебе бремя правления.
   – Ваше величество, – стараюсь скрыть улыбку, – поздравляю вас! Дай вам боги долгих лет правления!
   Гонвор не выдержал и хмыкнул, а потом захохотал, Кринт отвернулся, стараясь сдержать смех, в глазах Агунира и Ринуга пляшут озорные чертята. Гунер улыбнулся и сам рассмеялся:
   – Рэн, ты себе не изменяешь! – Он кивнул Кринту, глазами показывая на артефакт коронации: – Унеси, пока в нем нет необходимости, хотя… – он задумался, – погоди минутку. Есть еще один вопрос; в совете артефактчиков осталось совсем смешное количество участников, предлагаю ввести в него новых людей!
   – Это правильно, давно надо было, но Вукос не соглашался, – поддержал инициативу новоиспеченного монарха князь Агунир.
   А вот дальнейшее предложение его величества мне пришлось не по душе. Он мало того что захотел видеть в совете меня, так еще и решил «разбавить» сугубо мужское общество дамой! Женщина не может претендовать на трон, но ни в одних документах нет ограничения на то, что она не может занимать еще какие-либо должности в королевстве. Угу, документов-то нет, но такого никогда не было! Просто реформаторская идея возникла у только что заступившего на трон короля! Но не это вызвало мое негодование. Боги с ним, пусть кто угодно занимает место в совете артефактчиков, но… Кин? Она же моя жена! Вот же старый прохиндей! Но на тот период времени я этого еще не ведал и не подозревал о коварных планах Гунера Первого, шкала настроения показывала не просто «Отлично», а «Лучше не бывает»!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация