А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Рыскач. Путь истинных магов" (страница 15)

   Чуть позже, когда он ушел работать с бумагами, сестра мне рассказала, что бывший глава ночной гильдии здорово изменился. Стал серьезным и с каждым днем работает все больше и больше; она и не знает, радоваться или плакать.
   – Конечно, я понимаю, что дела Лиина обязывают, но чтобы так… – Анлуса горестно вздохнула. – Не таким представлялось наше будущее.
   – А как ты себе его представляла? – уточнил я.
   – Тихий и уютный дом, спокойная и размеренная жизнь, рядом твердое плечо любимого, больные не шарахаются от меня, а…
   – От тебя шарахаются больные? – перебил я ее мечтания.
   – Пару раз произошло такое, – грустно улыбнулась Анлуса. – Приступаю к лечению, а тут посыльный от Генера; больная чуть не задохнулась от испуга.
   – А каковы дальнейшие планы? – кивнул на дверь, в которую вышел мэр.
   Анлуса пожала плечами и ничего не ответила.
   – Пойду побеседую с ним, – вставая, сказал я.
   Сестра только кивнула, а это был плохой знак, да если еще припомнить и недавний разговор с Бурком, то и вовсе… Генера застал сидящим за столом и зарывшимся в кипы бумаг и свитков; он что-то лихорадочно писал, сверяясь то с одним, то с другим документом.
   – Хотя и не так давно мы знакомы, а через какое-то время и вовсе породнимся, хочу задать тебе пару вопросов. Можно? – от двери проговорил я и указал на кресло, так что мои последние слова прозвучали с двояким смыслом.
   – Садись и спрашивай, – махнул мэр рукой, нехотя отодвигая от себя чернильницу.
   – Что происходит? Ты сам на себя не похож! Помнится, в тебе все кипело и бурлило! Сейчас же передо мной сидит усталый и измученный человек, который лишь в редкие моменты встряхивается – и тогда я узнаю в нем прежнего Генера!
   Мэр устало провел рукой по щеке, задумался и медленно проговорил:
   – Рэн, ты во многом прав, но и всего не знаешь, – он кивнул в сторону бумаг. – Никогда не думал, что будет столько просьб, жалоб, разбирательств, соглашений, договоров… А если честно и откровенно, то боюсь, что долго на этом месте мне не усидеть.
   – Кто-то желает занять твое место? – спросил я, мысленно прикидывая, что мы можем противопоставить врагу. Хотя это и странно – у бывшего главы ночной гильдии наверняка должны остаться связи в теневом мире.
   – В открытую никто не выступит против, даже городская знать. Они первое время роптали, строили важные рожи, надувая щеки и выпячивая животы, но поняв, что на мякине меня не провести, поубавили свой пыл. Да и действую я, стараясь быть честным и справедливым, как и бывший мэр Лиина. Так что никто меня не подсиживает, – отрицательно покачал он головой. – Мне кажется, что желание короля не совпадет с моим собственным.
   – Он не оценит твои заслуги?
   – Оценит… – хмыкнул Генер, – так оценит, что… Сейчас королю не до какого-то далекого пограничного городка, но скоро все устаканится – и тогда… На такие должности назначаются близкие ему и заслуженные люди, не имеющие пятен на репутации, ну или хотя бы не таких заметных пятен. Мне приходилось принимать делегации от ночных гильдий из разных городов, все с поздравлениями и желанием узнать, как тут можно разжиться. В ответ их выпроваживали за стены города с указанием больше не посещать Лиин. Так что для них я – переметнувшийся глава гильдии, предатель. Награду за мою голову не назначили лишь по одной причине – боятся разгневать короля, поскольку тогда им везде придется несладко; но если меня подставят, то усидеть здесь мне не удастся, и тогда придется в спешке покидать королевство.
   – А народ? Он же помнит, кто и что для него и защиты города сделал? – спросил я, хотя уже знал ответ.
   – Народ помнит, но его легко можно убедить, что я действовал в своих интересах, – он криво усмехнулся. – Неужели ты думаешь, что, когда жизнь в городе наладится и все будут сыты и довольны, кто-то вступится за мэра, против которого предъявят королевское обвинение?
   – Думаешь, до такого дойдет?! – поразился я.
   – Уверен! – Генер слегка стукнул ладонью по столу. – Вот и приходится рвать жилы и работать, чтобы оттянуть этот момент и подготовить пути к отступлению.
   – Выходит, что Бурк, Мисша и твой отец не просто так загорелись идеей отправиться в учителя? – Теперь сложить воедино все факты мне ничего не стоило – получается именно такой вывод.
   – Пару недель подводил их к такому решению, а тут Кин приехала, – мэр улыбнулся. – Естественно, воспользовался таким моментом; по моим прогнозам, в ближайшем будущем мне и Анлусе ничего не грозит, но это лишь год, – он чуть помолчал, – может, два, не больше.
   – А потом?
   – Главное – вовремя соскочить, а на это у меня чутье развито отменно, не переживай! За отца переживаю, ему же активный образ жизни нужен, а тут он начинает чувствовать себя ненужным. Мисшу ты видел, не дело ее тут оставлять, когда все на волоске. Бурк мне, конечно, не помешал бы, но… Пара проверенных людей, на которых могу положиться, еще остались.
   Ага, не переживай… Как же! Хотя в логике Генеру не откажешь, он явно все скрупулезно просчитал и сформировал четкие опасения того, что крутилось неосознанным в моей голове.
   – Так может, все бросить и начать с чистого листа? – предложил я.
   – Не могу, этот городок стал моей второй родиной, я многим тут обязан, – Генер устало потер виски.
   Что ж, это его решение, и хоть оно мне не слишком-то по душе, но отговаривать бесполезно, да и сам поступил бы, возможно, так же. В темноте возвращаясь домой, пришел к печальному выводу, что началась какая-то неудачная полоса, полная тревожных ожиданий. В Лиине не все хорошо, в замке Кин и вовсе дела плохи, а в мое поместье скоро прибудет король. От визита Вукоса зависит очень и очень многое, если он не будет разбираться с моей кровью, то шанс на спокойное существование велик, а вот если захочет точно выяснить мое место в рейтинге – придется бежать. Во дворе собственной лавки я погладил по голове Мява, который почему-то не спешил к хозяйке, затем потрепал по холке Ворона и отправился спать. Только лежа, понял, что мой конь как-то печально меня встретил: наверное, Мяв ему какую-то подлянку устроил, то-то Ворон и расстроенный такой. Хмыкнув, сомкнул глаза, вот только заснуть мне не дала графиня, которая постучала в дверь.
   – Рэн, извини, но мне необходимо с тобой поговорить. – Графиня вошла в комнату, кутаясь в одеяло. – Хотела до утра отложить разговор, но боюсь – глаз не сомкну.
   – Проходи, – устало кивнул я на стул, дождался, пока Кин усядется, и спросил: – О чем хочешь поговорить?
   – Что ты намерен дальше делать? – Голос графини дрогнул, и мне почудилось, что она на грани срыва.
   – В каком смысле? – уставился на нее.
   – Решая мои проблемы, ты рискуешь головой и ничего не просишь взамен, но когда-то предъявишь счет. Мне хотелось бы знать, смогу ли я его оплатить?
   – Какой счет, какие проблемы?! – я недоумевал. – Мы с тобой – в одной лодке, и если она даст течь, вместе пойдем ко дну! Представь, не смогла ты управлять замком – ты плохая хозяйка, но и я для короля человек ненадежный, раз не помог собственной жене. И что будет? Брак он наш с тобой не утвердит, а тогда… – Хм, и что тогда, собственно? Не лишит же он меня поместья? Или лишит? Впрочем, знать мои мысли Кин не обязательно.
   – Но не можешь же ты все делать безвозмездно! – воскликнула девушка.
   – А я и не делаю, – глядя ей в глаза, неожиданно для себя сладко зевнул и, сдерживая повторный зевок, продолжил: – Наведем порядок в твоих землях, добычу от прииска поделим поровну. Можешь считать это платой.
   – А что после свадьбы твоей сестры делать будем?
   – Слушай, давай потом решим, – не выдержав, очередной раз сладко зевнул, – голова совершенно не соображает.
   – Обещаешь?
   – Однозначно, – кивнул и, не дожидаясь, когда девушка покинет комнату, опустил голову на подушку и мгновенно заснул.
   А вот утром обещание не выполнил – Гунер приехал. Князь выглядел усталым и нервным; первое, что он сделал, – отчитал Кин за то, что она не соизволила попросить у него помощи (наши гонцы рассказали ему все, и как мне кажется, немного приукрасили, расписав события в мрачных тонах). Потом пришел посыльный от Генера, и я отправился к нему: оказывается, он хотел согласовать, как именно будет проходить свадьба. Честно говоря, я просто оторопел от того размаха, который он затеял. На все мои уговоры быть поскромнее он лишь пренебрежительно махал рукой, а потом не выдержал:
   – Рэн, это огромное событие, и мне хочется, чтобы оно запомнилось на всю жизнь. Хочу рассказывать своим будущим детям о свадебной церемонии с гордостью, тем более что твоя сестра этого заслуживает!
   Мне лишь осталось покачать головой: сестра может и не оценить такого рвения, она не очень-то любит все показное, хотя… здесь это идет от чистого сердца, в чем сомневаться не приходится. Больше всего меня поразило, что свадебную церемонию он запланировал на завтрашний день.
   – Генер, а стоит ли так спешить? – рассматривая план торжественного шествия по улицам Лиина, спросил я. – Может, не все еще продумано? Да и мне бы с дороги отдохнуть не мешало…
   – Ага, – перебил он меня, – ты опять в какую-нибудь авантюру ввяжешься – и дожидайся тебя! А мне хочется приступить к выполнению супружеского долга!
   – Так вы же живете вместе, – поразился я. – Или…
   – Рэн! – поморщился Генер. – Мы живем в одном доме, двери спален рядом, но ни она, ни я никогда бы не пошли на то, о чем ты сейчас хочешь сказать!
   – Извини, – буркнул я и отвернулся к окну, чтобы скрыть улыбку. Зная главу ночной гильдии, а теперь мэра, в последние его слова не сильно поверил. Нет, Анлуса-то могла так поступить и не пускать своего возлюбленного в собственную спальню, а вот в контроле Генера над собственными чувствами – сильно сомневаюсь!
   День прошел в бегах по организации свадьбы, вернее, вникании во все нюансы, да еще оказалось, что мне необходим наряд, который давно заказан сестрой и дожидается примерки по мне. По этому поводу немного даже поскандалил с Анлусой, но не сильно – все же понимал, что это необходимо. С Гунером удалось переговорить только утром, когда верхом направились к дому Генера.
   – Рэн, должен тебя предупредить, – князь внимательно посмотрел на меня.
   – О чем? – спросил я, ерзая в неудобной одежде и жалея, что не сам выбирал расцветку и фасон. Нет, новые сапоги и штаны еще ничего, но фиолетовый камзол и шляпа с тремя цветными перьями меня раздражали.
   – Вукос к тебе собирается, – князь дернул щекой. – Он переменил свои взгляды и вместо обещанного «через год» планирует встретиться с тобой в ближайшее время. За два дня до ваших с Кинэллой гонцов я имел с ним беседу, на которой он просил найти тебя и предупредить, чтобы через три недели ты был в поместье.
   – И с чего это он изменил решение? – всматриваясь в беспокойную ауру князя, уточнил я.
   – Э-э-э… – Гунер тяжело вздохнул, помолчал, зачем-то поправил ленты, вплетенные в гриву коня. – Вероятно, он узнал о том, что кто-то проявляет настойчивый интерес к старой истории с семьей герцога Лусара.
   – Вот как? И что же это за история? Наверное, короля кто-то прямо спросил о событиях почти двадцатилетней давности.
   Князь нервно посмотрел на Бурка, который присоединился к нашей компании.
   – Нет, не совсем все так, – покачал Гунер головой. – Кто-то рассказал Вукосу о моих расспросах, – чуть подумал, – хотя это все не важно. Ты прав в одном, у нас с ним действительно вышел нелегкий разговор, предать тебя и Кин я не мог, но и врать королю… Тем не менее не сказал ему, кто ты на самом деле.
   – Угу, а король неожиданно захотел переговорить со мной сам, да еще и отправляется раньше обещанного времени в гости. Он хоть не берет с собой всю свою армию? Может, и ждать его визита не стоит?
   – Он приедет со своей свитой, – коротко ответил Гунер.
   Угу, меня и свита королевская раскатает в мгновение ока – видел его телохранителей; а уж артефактов у короля навалом, не сможем мы с Креуном, в случае чего, долго продержаться, не говоря уж об отражении агрессии. Тем не менее незамедлительно связался со своим советником и попросил его оставить замок Кин и заняться поместьем. Тот было уперся, но подозреваю, что просто хотел получить полную картину происходящего. Времени на споры и пререкания нет, уже дом Генера показался, рассказал, все что знаю. Креун пообещал за оставшееся время подготовить не ловушки, как я сначала подумал, а путь к отступлению. У него существует какой-то план насчет незаметного покидания земель поместья, но его надо довести до ума и разместить на пути заклинания. Какие и как он это сделает, уточнить не успел, лишь понял, что на подконтрольных землях проблем с бегством не будет. Вот только покидать обустроенное поместье совершенно не хочется, да и куда, интересно, бежать? А ведь со мной будут еще и Бурк с женой, Кин с Портрисом… Им ничего грозить не должно, но кто знает, как все повернется… Надеюсь, Креун знает, что делает, и сумеет всем помочь в случае чего.
   Жених нервничает и по дороге до храма извертелся на своей лошади. На его месте оказаться совершенно не хочется, заполнивший улицы народ по такому случаю с улыбками приветствовал нашу процессию и желал жениху всяческих успехов, иногда переходя все границы приличия. Наша же процессия, сугубо мужская, состоящая из ближайших соратников мэра и его друзей, медленно продвигалась к храму, где своего жениха, в дамском окружении, ждет Анлуса. В Лиине храм я не посетил, все как-то недосуг было, да и после нашей женитьбы с Кин меня ни в один храм не тянет, как-то не по себе становится, когда вспоминаются слова богини. Неужто мне придется и в самом деле все время в бегах находиться? Да, храм в Лиине уступает в своем великолепии столичному из соседнего королевства, иконы не могут похвастаться такими богатыми окладами, нет такого великолепия, но все равно – атмосфера храма присутствует, да еще когда столько народу…
   Вот в толпе образовался коридор, по которому предстоит пройти Генеру со своим свидетелем. Сглотнув и ужасно волнуясь, как будто это моя свадьба, иду вслед за женихом. Навстречу нам двинулись две женские фигуры. Впереди идет Анлуса, а позади – Кин. До девушек остается всего пару шагов – и Генер в изумлении замирает, останавливаюсь и я вместе с ним, правда, чуть не снеся последнего с ног. Слишком на девушек засмотрелся. А ведь есть на что, вернее, на кого! Такими их никогда еще не видел. Анлуса выбрала платье в цвет неба, украшенное искусно расшитыми имитациями растений из различных тканей: одно слово – знахарка! Кин же стоит в фиолетовом платье, под цвет моего камзола. Прически девушек имеют странную конструкцию: в высокую укладку вплетены белые цветы, вроде бы все одинаковые, но если присмотреться – ни одного повторяющегося элемента, за исключением красоты. Они обе так прекрасны, что невольно благодарю богиню любви за то, что она позволила назвать Кин своей женой. Так…
   Тряхнул головой, отгоняя странные мысли, не забыв напомнить себе, что Кин я неровня. Вероятно, мне удалось первому взять себя в руки. Подталкиваю жениха плечом – иди! И все же действо происходит как-то дерганно. Вот Генер берет за руку сестру, а мы с Кин оказываемся за их спинами. Настоятель храма обращается к ним с речью, из которой улавливаю слова о клятве богине и… взглянув на Кин, утопаю в ее глазах. Усилием воли отвожу взгляд, а молодожены уже клянутся на шаре правды. Настоятель объявляет их мужем и женой, начинает произносить торжественную речь, а у меня в голове звучит такой знакомый голос богини любви:
   «Не стоит так дословно следовать моему напутствию. Во всем есть предел! Но побегать тебе придется! – богиня смеется. – Ты на правильном пути, но вот повернешь ли ты мир на правильный путь? Не убежишь ли от своего счастья? Надеюсь… Удачи… Советовать и давать напутствия не могу, лимит исчерпан…» От таких слов, да и вообще от всего происходящего, чувствую себя оглушенным, будто меня по голове ударили. Что хотела сказать богиня? Размышляю, но ответа нет; богов, а особенно – богинь, понять сложно. Чуть задумался – а мы уже едем по улицам города за Генером и Анлусой, которых приветствует народ, не забывший, что они сделали для города, и отдающий им дань уважения. Рука Кинэллы сжимает мою ладонь, нам не мешает то, что мы едем на лошадях, я буквально чувствую стук сердца графини. Улыбки, поцелуи, приветствия – все смешалось. Праздничные гуляния на центральной площади Лиина, танцы, пляски…
   Знать города преподносит подарки молодым, а ведь мои-то подарки остались в лавке! Да и как бы я их мог подарить? Такие вещи дарятся с глазу на глаз, незачем такому количеству народа знать их ценные свойства. Все наконец-то приходит в норму, начинаю осознавать все происходящее, но… растворяюсь в танце с Кин. А тут еще девушка зачем-то прикасается губами к моей щеке, и вот уже мы в моей лавке и ее комнате – целуемся и страстно обнимаемся. Да что же творится-то? Происки богини? Ведь до храма контролировал ситуацию, а вот потом… Додумать не дает Кин – она смеется и, счастливая, обнимает меня, увлекая на ложе…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация