А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Красная лилия" (страница 6)

   Глава 4

   К утру Хейли совсем расклеилась. Настроение было хуже некуда. Тело словно рвалось из ставшей вдруг тесной кожи, а голова отяжелела. Наверное, слишком много йоги для новичка. Слишком много работы и мало сна. Пора взять маленький отпуск. Она может себе позволить несколько выходных дней подряд. Можно съездить в Литл-Рок, навестить старых друзей. Похвастаться дочкой.
   Деньги есть. Она уже начала копить на поездку в Диснейленд к третьему дню рождения Лили. Правда, незапланированное путешествие пробьет брешь в отпускном фонде. Интересно, сколько оно может стоить? Пожалуй, несколько сотен долларов, но смена обстановки безусловно принесет ей пользу.
   Тыльной стороной ладони Хейли смахнула пот со лба. В теплице было слишком жарко, слишком душно. Пальцы, пытавшиеся собрать маленький садик в вазоне, казались распухшими и неуклюжими. Вспыхнуло раздражение. И зачем она связалась с этой работой! Стелла вполне справилась бы сама… или Руби. А она посидела бы за кассой… В это время года даже обезьяна смогла бы работать за кассой.
   Да, конечно, надо было взять выходной. Не очень-то в ней нуждаются. Сидела бы сейчас дома в прохладе… бездельничала бы для чертова разнообразия. А она торчит здесь, потная и грязная, запихивает растения в вазоны, потому что, видите ли, Стелла приказала. Приказы, приказы, приказы… Когда же она сможет делать то, что хочет, и тогда, когда хочет?
   Они смотрят на нее свысока, потому что у нее нет ни благородного происхождения, ни затейливого образования, из-за которых они считают себя такими важными. Но она ничем не хуже их! Лучше. Она лучше, потому что всего добилась сама. Она пробилась наверх из ничего, потому что…
   – Эй, эй!.. Ты ломаешь корни лудизии.
   – Что? – Хейли тупо уставилась на растение, почти не чувствуя, как Стелла отдирает ее пальцы от несчастных корней. – Это жара виновата. Я злюсь, голова болит. Прости, я завозилась. Никак не могу сосредоточиться.
   – Ничего страшного. Я пришла помочь тебе.
   – Не волнуйся, я справлюсь. У тебя наверняка нет времени.
   – Хейли, ты же знаешь, что я люблю возиться в земле и делаю это, как только выдается свободная минутка. – Стелла достала из холодильника под столом две бутылки воды, одну протянула Хейли. – Держи. Отдохни немного.
   «И что мне в голову взбрело? – удивилась Хейли, делая большой глоток. – Какие мелкие, отвратительные мысли… Откуда взялась эта гадость? Я же не чувствовала ничего подобного! Нет, минуту или две чувствовала, и поэтому мне сейчас так гадко».
   – Стелла, я не понимаю, что со мной происходит.
   Нахмурившись, Стелла приложила ладонь ко лбу Хейли, как делают все матери.
   – Может, у тебя летняя простуда?
   – Нет, вряд ли. Скорее, летняя хандра. Не тоска, просто хандра. Иногда наваливается, не знаю почему. У меня самый прекрасный ребенок на свете. Я люблю свою работу. У меня чудесные друзья.
   – Можно все это иметь и все равно хандрить. – Внимательно глядя на Хейли, Стелла сняла с крючка фартук, надела, завязала. – Ты больше года не ходила на свидания.
   – Ближе к двум. – После этих слов Хейли понадобился еще один большой глоток воды. – Я думала об этом. Меня несколько раз приглашали. Знаешь Уайта – сына миссис Бентли? Он был здесь несколько недель назад, покупал ей подвесную корзинку на день рождения и весьма настойчиво флиртовал. Спрашивал, не хочу ли я как-нибудь с ним пообедать.
   – Он симпатичный.
   – Да… и сексапильный. Я сначала вроде была не против, а потом просто не захотела напрягаться и отступила.
   – Я помню, как ты меня отчитала и вытолкнула за дверь, когда я сказала – Логан тогда пригласил меня в первый раз, – что не хочу погружаться во все хлопоты, связанные со свиданиями.
   – Да, верно! – Хейли криво улыбнулась. – У меня язык без костей.
   Прежде чем заняться растениями, Стелла собрала пышные рыжие кудри в хвост.
   – Может, ты нервничаешь? Непросто снова окунуться в мир свиданий.
   – Я никогда не нервничала из-за свиданий. Я люблю свидания. И я знаю, что, если бы захотела, ты, или Роз, или Дэвид позаботились бы о Лили. – Она опять почувствовала угрызения совести за гадкие мысли, закравшиеся недавно в голову. – Я знаю, что с ней ничего не случилось бы, так что это не предлог. Я просто не могу заставить себя.
   – Может, ты еще не встретила того, ради кого стоит постараться.
   – Да, наверное… может быть. – Хейли снова глотнула воды, собралась с духом. – Стелла, дело в том…
   Молчание затянулось, и Стелла оторвала взгляд от вазона, в котором начала создавать садик.
   – В чем?
   – Сначала пообещай, поклянись, что никому ни словом не обмолвишься. Даже Логану. Никому ни словечка.
   – Хорошо.
   – Ты клянешься?
   – Я не собираюсь плевать в ладонь, Хейли. Тебе придется поверить мне на слово.
   – Ладно. Ладно, – Хейли отошла по проходу между столами, затем вернулась. – Дело в том, что мне нравится Харпер.
   Стелла одобрительно кивнула:
   – Конечно. Мне он тоже нравится.
   – Да нет же!
   Неужели придется сказать это вслух? Господи, дай силы пережить унижение… Хейли отставила воду, закрыла лицо руками.
   – О боже!
   Стелла догадалась только через минуту и вытаращила глаза.
   – Ой… О-ой… О-о-ой… – запричитала она, все больше растягивая гласные, и наконец стиснула зубы. – Ой.
   – Если тебе больше нечего сказать, я тебя сейчас стукну.
   – Просто я пытаюсь понять. Осознать.
   – Это безумие. Я знаю, что безумие, – Хейли уронила руки. – Я знаю, что это неправильно… недопустимо. Но я… Стелла, забудь, что я тебе сейчас сказала. Просто выдели и нажми клавишу «стереть».
   – Ну почему безумие? Просто неожиданно… А насчет неправильности, я тебя не понимаю.
   – Он сын Роз. Сын женщины, которая подобрала меня с улицы.
   – А… Ты о том, что была нищая, голая и страдала от какой-то редкой изнуряющей болезни? И святая Роз приняла тебя, одела и день за днем кормила бульоном с ложечки.
   – Я, как последняя идиотка, имею право на преувеличение, – огрызнулась Хейли. – Да, она приняла меня, дала мне работу. Дала нам с Лили крышу над головой, а я умираю от желания кататься по простыням с ее сыном. Я это вижу, как наяву.
   – Если тебя влечет к Харперу…
   – Я хочу укусить его за задницу. Я хочу обмазать его медом и облизать дюйм за дюймом. Я хочу…
   – Стоп! – Стелла правую руку выставила вперед, а левую прижала к сердцу. – Пожалуйста, не вбивай эти образы в мою голову. Сойдемся на том, что ты на него запала.
   – Еще как! И не могу ничего с этим сделать, потому что мы друзья. Вспомни, как все пошло прахом для Росса и Рейчел[4]. Разумеется, у Моники и Чендлера[5] была совсем другая история, но…
   – Хейли…
   – Я понимаю, что это не сериал, – пробормотала она под взрыв хохота Стеллы. – Но разве ты не знаешь, что жизнь повторяет… произведения искусства? И потом, он даже не думает обо мне в этом смысле.
   – Ты о слизывании меда?
   Глаза Хейли затуманились.
   – О!.. Теперь эта картинка в моей голове.
   – Поделом тебе! А ты уверена, что Харпер не думает о тебе в этом смысле?
   – Он ведь ни разу не приставал ко мне, верно? Возможностей было предостаточно… А если я сделаю первый ход и он отшатнется в ужасе или что-нибудь в этом роде?
   – А если нет?
   – Тогда, наверное, еще хуже. Мы бы занялись диким первобытным сексом, а после… – Хейли вскинула руки и замахала ими, как безумная. – А после возникла бы неловкость и мне пришлось бы забрать Лили и сбежать в Джорджию или еще куда-нибудь… И Роз никогда больше не захотела бы со мной разговаривать.
   – Хейли, – Стелла похлопала ее по плечу. – Это всего лишь мое впечатление, мое мнение, но Роз наверняка знает, что ее Харпер давно не мальчик.
   – Ты меня прекрасно понимаешь! Когда он занимается сексом с женщиной, которую Роз не знает, это совсем другое дело.
   – Ну конечно. Она просто в восторге от того, что он занимается сексом с незнакомыми женщинами. Не знакомыми ей, во всяком случае, – со смешком добавила Стелла. – И, естественно, Роз придет в ужас, выяснив, что он близок с женщиной, которую она знает и любит.
   – Это похоже на предательство.
   – Никакое это не предательство. Хейли, Харпер взрослый мужчина, и его интимная жизнь – его личное дело. Роз первая так сказала бы и первая – без сомнений! – сообщила бы тебе, что не желает быть одной из сторон выдуманного тобой треугольника.
   – Хм-м… Может быть. Но…
   – Может быть, может быть… Но, но… – тут уже Стелла замахала руками с таким энтузиазмом, что Хейли еле успела пригнуться. – Если ты увлечена Харпером, ему нужно на это намекнуть. Посмотришь на его реакцию. А вообще, я думаю, что он втрескался в тебя с первого взгляда.
   – Ничего подобного!
   Стелла пожала плечами:
   – Только мое мнение, только мое впечатление.
   – Правда? – Сердце Хейли болезненно дрогнуло от вспыхнувшей надежды. – Ну, не знаю… Думаю, если он в кого и влюбился, так это в Лили. Но я, пожалуй, придумаю, как чуть-чуть его подтолкнуть… Посмотрим, что из этого выйдет.
   – Позитивная мысль. Теперь, если не возражаешь, давай доделаем садики.
   Хейли потыкала пальцем землю в горшке.
   – Стелла, поклянись, что ничего не передашь Роз.
   – О господи! – Подражая священному ритуалу, подсмотренному у сыновей, Стелла плюнула в ладонь и протянула руку Хейли.
   Хейли уставилась на плевок и присвистнула.

   Настроение у нее улучшилось. То, что кто-то еще знает о ее мыслях и чувствах, сняло тяжесть с плеч Хейли. Тем более что этот кто-то – Стелла. И подругу вовсе не шокировали ее откровения. Стелла, конечно, удивилась, но никакого шока не было. Хорошо.
   Так же хорошо, как отвлечься от работы на пару дней и обдумать создавшееся положение. Хотя для этого не обязательно нужны выходные – мысли и грезы не отпускают ее ни на минуту…
   Хейли уложила Лили и растянулась на диване в гостиной второго этажа перед телевизором. Она лениво переключала каналы, однако повторы передач и прочая летняя рутина не доставляли удовольствия.
   Наконец Хейли нашла старый черно-белый, незнакомый ей фильм. Что-то вроде романтической драмы, где все герои щеголяют в роскошных нарядах и каждый вечер танцуют в стильных клубах под живую музыку – оркестр и чувственная певица.
   И пьют хайболы[6].
   «Кстати, почему коктейль называется хайбол?»[7] – полусонно подумала Хейли, сворачиваясь клубочком на диване. Ну ладно, стаканы высокие, а при чем тут шары? Надо бы раскопать историю названия.
   Интересно, каково это – кружиться в длинном шикарном платье по сверкающему залу в стиле ар-деко? Партнер, разумеется, в смокинге. Можно биться об заклад, что Харпер неотразим в смокинге.
   А если бы они танцевали с другими партнерами и вдруг увидели бы друг друга? Если бы в сверкающей толпе их взгляды встретились и все сразу бы стало понятно…
   И они танцевали бы, забыв обо всех, не замечая никого и ничего вокруг. Как в черно-белом кинофильме. Никаких сложностей. Все преграды преодолимы. Под заключительные аккорды остаются только двое – вместе и навсегда.
   Ты в его объятиях, ты вскидываешь голову, тянешься губами к его губам, и вы сливаетесь в идеальном поцелуе, отдаваясь ему душой и телом, и этот поцелуй означает любовь на всю жизнь.
   Нежные поцелуи, такие же нежные, как его ладонь, скользящая по твоим волосам, и тихо-тихо разгорающиеся. Ты обнимаешь его за шею, привстаешь на цыпочки, льнешь к нему всем телом. И оказывается, что вы чудесно подходите друг другу.
   Сгущается тьма, его ладони скользят по твоему телу, и каждое прикосновение отдается звенящей дрожью и сладкой болью. Теперь ваши губы встречаются с тихими стонами и вздохами.
   Вкус поцелуя, уже сильный и властный, пробуждает тело. Холод и усталость сменяются теплом и энергией.
   Мерцают свечи. Колеблются тени. Аромат цветов наполняет комнату. Лилии, обязательно лилии… Цветы, которые он подарил ей, – дерзкие, красные, сладострастные. Его глаза, карие, бездонные, говорят ей то, что она жаждала услышать. Для него она прекрасна и бесценна.
   Они раздевают друг друга. Ее платье стекает сверкающей белой лужицей на его черный смокинг.
   И наконец обнаженное тело плавно и нежно встречается с обнаженным телом. Золотистая пыль и струящееся молоко… Его плечи под ее ладонями. Она чувствует, как напрягаются его мышцы, и сгорает от нетерпения и предвкушения.
   Он подхватывает ее на руки, кладет на кровать, на большую белую кровать со скользящими, как вода, простынями, и тонет в них вместе с ней.
   Его губы скользят по ее шее, у нее перехватывает дыхание, и, словно растворяясь в нем, она со стоном шепчет его имя.
   Свет свечей. Свет огня в камине. Цветы. Не лилии, розы. Его руки, руки аристократа. Богача. Она распластывается под ним, изгибается, соблазнительно мурлычет. Мужчинам нравится, когда их шлюхи вздыхают и стонут. Она гладит его тело, все его тело. Он уже готов, более чем готов, но она дразнит его еще немного.
   Жены лежат бесчувственными колодами, покорно исполняя супружеский долг. Вот почему их мужья приходят к ней, нуждаются в ней. И платят.
   Она приподнялась с груды подушек в ореоле золотистых кудрей и перекатилась на него, соблазняя пышными бедрами и грудью, скользя губами, прихватывая зубами все ниже и ниже, делая то, что никогда бы не сделала его чопорная жена с холодной рыбьей кровью.
   Она умело ласкает его, слушая хрипы и стоны. У него поджарое, мускулистое тело, что приносит некоторое удовлетворение, но даже если бы он был жирным, как боров, она убедила бы его, что он бог наслаждения. Это так легко.
   Она оседлала его, опустила взгляд на его красивое лицо, увидела жадное нетерпение в его глазах и улыбнулась. Вобрала его в себя быстро и резко и подумала, что так идеально заполняет ее только богатый мужчина.
   Хейли пулей слетела с дивана. Сердце бешено колотилось о ребра. Грудь казалась набухшей, как будто – о господи! – как будто ее ласкал мужчина. Губы покалывало. Она в панике схватилась за волосы и чуть не разревелась от облегчения, почувствовав, что это ее собственная шевелюра.
   Кто-то расхохотался. Она попятилась, наткнулась на диван и чуть не свалилась на него. Защищаясь, закрыла грудь руками. Всего лишь кино… Она всего лишь видела фильм. Черно-белый откровенный фильм.
   Но, боже, что же случилось с ней?
   Не сон… или не только сон. Это не могло быть сном.
   Хейли выбежала из комнаты проверить Лили. Ее малышка спала, обнимая любимую плюшевую собачку.
   Хейли приказала себе успокоиться. Она спустилась вниз, но, дойдя до библиотеки, заколебалась и осторожно приоткрыла дверь.
   Митчелл сидел за столом и стучал по клавиатуре ноутбука. Ей не хотелось его тревожить, но деваться было некуда. Она должна удостовериться. До утра не дотерпит.
   Хейли вошла.
   – Митч?..
   – Хм-м-м?.. Что? Где? – Он поднял глаза и замигал. – Привет.
   – Простите. Вы работаете.
   – Всего лишь разбираю электронную почту. Могу чем-нибудь помочь?
   – Я только хотела… – она не была застенчивой и чопорной, но не представляла, как, не смущаясь, пересказать то, что испытала. – Хм-м… Как вы думаете, Роз сейчас занята?
   – Могу позвонить ей и узнать.
   – Я не хочу беспокоить ее, если… Нет, хочу. Вы не могли бы попросить Роз прийти сюда?
   – Хорошо, – Митчелл потянулся к телефону, набрал внутренний номер спальни. – Что-то случилось?
   – Да. Вроде того. Может быть…
   Чтобы прояснить хотя бы один момент, она поднялась на второй уровень, обошла стол, вгляделась в фотографии на рабочей доске Митча и замерла, уставившись на копию снимка мужчины в смокинге. Красивое властное лицо, темные волосы, холодные глаза.
   – Это Реджинальд Харпер, верно? Первый?
   – Верно. Роз, можешь спуститься в библиотеку? Хейли здесь. Ей нужно поговорить с тобой. Хорошо. – Митчелл повесил трубку. – Она сейчас спустится. Хочешь чего-нибудь выпить? Воды? Кофе?
   Хейли покачала головой:
   – Нет, спасибо. Я в порядке, просто сбита с толку. Помните, когда Стелла приехала сюда, когда она жила здесь, ей снились сны. Именно тогда все началось, правильно? Я имею в виду, до этого просто были… явления. Видения. Но ничего особенного… опасного не случалось, во всяком случае, Роз об этом не слышала. Я имею в виду нашу новобрачную.
   – Примерно так. Похоже, ситуация обострилась после приезда Стеллы с детьми.
   – А я приехала несколько недель спустя. И нас, женщин, в Харпер-хаусе стало трое. – Хейли только сейчас почувствовала озноб и потерла обнаженные руки, жалея, что не захватила джемпер. – Я была беременна. У Стеллы мальчики, а Роз… Ну, Роз – ее прямой потомок.
   Митч кивнул.
   – Продолжай.
   – Стелла видела сны, яркие сны, которые, как мы думаем, втискивала в ее подсознание Амелия. Я не очень научно выражаюсь, но…
   – Нормально.
   – И когда Стелла и Логан… – Хейли осеклась, увидев Розалинд. – Простите, что вытащила вас сюда.
   – Ерунда. Что случилось?
   – Сначала закончи свою мысль, – предложил Митчелл.
   – Ладно. Хорошо. Когда Стелла и Логан начали… встречаться, Амелии это не понравилось. Сны Стеллы стали более тревожными, более драматичными. Амелия перестала сдерживать гнев, а самым страшным был тот случай, когда она не пускала нас в комнату мальчиков, в тот вечер, когда вы впервые приехали сюда, Митч.
   – Никогда не забуду.
   – Той ночью она назвала нам свое имя, – заметила Роз. – Стелла до нее достучалась, и Амелия назвала нам свое имя.
   – Да. Вам не кажется, что с тех пор она оставила Стеллу в покое? Стелла бы рассказала нам, если бы продолжала видеть те сны или что-то случилось бы лично с ней, верно?
   – Амелия переключилась на Роз, – подсказал Митчелл.
   – Да, – радуясь, что слушатели следуют за ее мыслью, Хейли кивнула. – И взбесилась еще больше. Чего она только не творила!
   – Да, наблюдалась, так сказать, явная эскалация насилия, – подтвердила Роз.
   – Чем больше вы сближались с Митчем, чем безумнее она себя вела. Роз, она же чуть вас не убила! Правда, когда вы попали в беду, Амелия пришла вам на помощь, но до того ведь пыталась утопить! И отступилась только тогда, когда вы с Митчеллом объявили о помолвке, а потом поженились.
   – Ну, пока, во всяком случае, – Роз подошла к Хейли и положила ладонь на ее плечо. – Она взялась за тебя, да?
   – Мне так кажется. Я думаю, что наша троица в доме – вы, Стелла и я – спровоцировала ее, нарушила установившийся порядок. – Хейли покосилась на Митча, вскинула руки. – Я не знаю, как сформулировать, но будто лавина сорвалась и несется вниз со все большей скоростью, если вы меня понимаете.
   – Понимаю, и это интересно. Вы трое, три женщины на разных этапах жизни, все свободные в тот момент, когда встретились. Можно сказать, что ваши взаимоотношения будто связали вас с ней. И с развитием романов Стеллы и Роз поведение Амелии ухудшалось.
   – Милая, она напала на тебя?!
   – Нет, – Хейли стиснула зубы и мрачно посмотрела на Роз, на Митчелла. – Я знаю, что мы вроде как должны обо всем докладывать, чтобы Митч это документировал. Просто я не знаю, как сказать, чтобы прозвучало прилично. Это… затруднительно.
   – Мне выйти? – спросил Митчелл. – Хочешь поговорить с Роз наедине?
   – Нет, я понимаю, что веду себя глупо. Роз все равно вам все расскажет. – Хейли собралась с силами и выдохнула. – Итак, я решила часок отдохнуть, посмотреть телевизор. В гостиной наверху. Показывали старый кинофильм. Я задремала… наверное. Все эти шикарные наряды, изысканные клубы, где люди танцуют и все такое… Я представляла, как сама попала бы туда и встретила кого-то.
   Хейли замолчала. Она ведь не должна говорить, что этот кто-то Харпер? Сие не имеет к случившемуся никакого отношения.
   – В общем, мы танцевали бы, и влюбились бы, и поцеловались бы, как в кино. Ну, вы понимаете, о чем я?
   – Понимаем, – улыбнулась Роз.
   – Ну, очевидно, в полудреме я думала о том, что бывает после титров «Конец фильма». Думала о… о сексе. – Хейли откашлялась. – Просто фантазия… Свечи, цветы, широкая белая кровать, любовь. Я влюблена и… занимаюсь любовью, – она опустила голову, закрыла лицо руками. – Как унизительно…
   – Не дури. Если бы такая здоровая женщина, как ты, не думала о сексе, я бы встревожилась, – Роз слегка встряхнула Хейли.
   – Было так мило… Романтично, волнующе. И вдруг все изменилось. Или я изменилась… Стала расчетливой. Я думала о том, что делаю. Чувствовала все как наяву. Там были розы… Я вдыхала запах роз. В камине горел огонь. И его руки стали другими… мягкими, гладкими. Руки богача, вот как я думала. А еще я думала, что его жена не стала бы делать того, что делаю я, и именно поэтому он пришел ко мне. Что он заплатит. Я видела свои волосы. Длинные, белокурые, волнистые. Я видела их, когда они упали мне на глаза. И я не наблюдала. Я была там. Это была я. И я видела его. Его лицо.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация