А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кровь леса" (страница 37)

   – Цыц, – отозвался маг. – Перед этим были тоже вы. А до этого – Мердох.
   – И что он сказал? – поинтересовалась Нан. Дайрим перевел взгляд на нее, поморгал недоуменно.
   – Сказал, что мы, слабаки, не можем быть причиной нарушения в ауре Лихолесья, – ответил. – И потому он предоставляет нас нашей судьбе – выживем так выживем, а нет, так не очень-то и хотелось.
   Зашевелился другой холмик рядом с ним.
   – Ты что-то сказал? – прошептал сиплый женский голос. Жасмин сдавленно вскрикнула.
   – Нет, ничего. Опять фантомы, спи, любовь моя.
   Валья засмеялась.
   – Это я-то любовь? – прошептала хрипло. – Не ври здесь. Ты же в нее влюблен, а я так, замена…
   Она подняла глаза и заметила нас.
   – Жасмин!.. – рванулась было к ней, Дайрим удержал.
   – Что с ней? – потребовала ответа Архимаг, водя ладонями у защитной линии. Валья мотнула головой, сфокусировала взгляд и выругалась так, что покраснел даже я.
   – А иллюзии совершенствуются… – заметила, глядя на Жасмин. – Или это из-за жара?..
   Дайрим принялся разматывать повязку на ее ноге.
   – Чертов червяк, – пробормотал. – Чтоб ему узлом завязаться…
   Обнажилась рана, большая и очень неприятная на вид. Жасмин вскрикнула. Йурас позеленел. Валья разглядывала рану с отстраненным интересом патологоанатома, кивнула Дайриму. Тот водил руками, что-то делал…
   Без какого-то результата. Его руки затряслись, на лбу выступили крупные капли пота, но хилерство не имело успеха.
   – Хватит, – сказала Валья. Ее ощутимо потряхивало, но голос оставался спокойным и почти не срывался от боли. – Отдохни и попробуешь еще…
   Дайрим замотал рану и покосился в нашу сторону.
   – Не уходят, – сказал. – Прочь, вы!..
   – Пусть их, – пробормотала Валья. – Дайрим. Поцелуй меня, пожалуйста.
   Мужчина с охотой повиновался.
   – Я почти готова поверить, что ты действительно меня любишь, – сказала целительница, пристроив голову ему на плечо.
   – Я люблю, – сказал Дайрим. – За твое терпение, за доброту. И за то, что ты с ней.
   – Но сейчас-то я с тобой. А давай… – Валья потянула его за края одежды.
   – Ты серьезно? Здесь, посреди Лихолесья?
   – Почему нет?
   – Но твоя нога… – Мужчина уже сдавался.
   – Пожалуйста. Это мое последнее желание.
   Я понял, что сейчас мы станем свидетелями еще одной непристойной сценки. Нан вздохнула. Вытащила чашу, подождала, пока наполнится. По ее лицу пробежали голубые блики. Даже парочка отвлеклась.
   Нан покачала чашу в ладонях.
   И плеснула на защитные линии.
   Треск, вспышка, словно воду пролили на оголенные провода. Все подскочили от неожиданности.
   Жасмин бросилась вперед, грубо обрывая остатки чужих защитных заклинаний. Дайрим подскочил, вскидывая руку со стрелкометом, но тут ему в лицо свалилась огненная птица Орлы. Волшебник отшатнулся с воплем, Жасмин оказалась рядом, хлестнула Дайрима лозой по оружной руке, что-то выкрикнула, и Валья осела. Двое растянулись на траве.
   – Вот так-то лучше, – сказала Архимаг, глядя на них с откровенной усмешкой. – Вставай, чего развалился? Или все-таки хочешь исполнить… последнее желание?..
   Дайрим глядел на нее ошеломленно, неверяще.
   – Вы настоящие? – прохрипел, лоза Жасмин слегка его придушила.
   – Нет, мы вам кажемся, – буркнула Архимаг, и тут ее здоровье подверглось серьезной опасности. Дайрим завопил – я вздрогнул и чуть не бросил огнешар, подскочил и сдавил ее в объятиях.
   – От-пус-ти!.. – затрепыхалась Архимаг. Валья вскочила, забыв о раненой ноге, и обняла обоих.
   – Настоящая, настоящая!.. – повторяла.
   – Очень мило, – холодно сказала Нан, подделываясь под характерную манеру Жасмин, и все аж вздрогнули.
   Отстранились друг от друга, вытирая слезы. Физиология у вэйри такая – чуть что, и капель.
   Жасмин усадила подругу, устроилась рядом, разглядывая скверную рану. Нан передала ей чашу и заходила вокруг, забормотала, восстанавливая защитные заклинания.
   – Чего встали, помогайте уже… – велела Орле и Йурасу.
   Мы присоединились к ней – вовремя.
   Едва зажглись синие линии защиты, что-то большое завозилось за пределами круга. Блеснули алые глаза, угольками горящие в черноте ночи. Мы схватились за биомечи, лозы, зажгли заклинания.
   – Ночной гость. – Дайрим улыбнулся неизвестному чудовищу, словно доброму знакомому. – Мешает спать, бродит вокруг, вздыхает, зато и сторожит, не подпускает близко остальных. Будь я один, я бы, наверное, попробовал подружиться с ним.
   До меня донесся запах чудовища – тяжелый, густой, но не противный. Я подумал, что так пахнет синтетическая шерсть. Зверь потоптался за границей круга, гулко вздохнул и, кажется, прилег.
   Личный страж, неплохо. Может, Лихолесье не так уж враждебно относится к людям?
   Жасмин, Валья и Дайрим шептались… ну, вообще-то тихо переговаривались. После первого порыва делали вид, что ничего особенного не случилось, изо всех сил пытались казаться сдержанными, но прорывались радость и великое облегчение. Вот попробуй, Валья, еще раз упрекнуть меня с Нан слишком явным выражением чувств!.. Я тут же найду, что тебе напомнить.
   – С чего, ну с чего вы вообразили, что справитесь с этим лучше меня?.. – рычала Архимаг.
   – А с того!.. – возражала ей Валья. – С тебя сталось бы действительно отправиться в одиночку, как ты бормотала там себе под нос.
   – И отправилась бы!.. И вернулась бы целой и невредимой!
   Дайрим лишь головой покачал, посмотрел на нас – мол, полюбуйтесь взрослой волшебницей, Архимагом, которая ведет себя как наша сверстница!.. Жасмин спохватилась, и они сбавили тон… очень скоро снова начав переругиваться яростным шепотом.

   Валью от дежурства освободили. Моя смена была перед рассветом, едва в Лихолесье пришло утро и неведомый зверь ушел, я растолкал остальных.
   Целительница заверяла, что вполне исцелилась. Пошли – медленно, Жасмин и Валья все же хромали, и давала о себе знать усталость Дайрима.
   К обеду наткнулись на грандиозный бурелом. Огромные поваленные стволы сцепились сучьями, между ними рос кустарник-кровопийца и лианы-душители.
   – Вот и Агуали… – сказала Жасмин.
   Все подскочили.
   – Ты уверена? – воскликнул Дайрим.
   – Насколько вообще можно быть уверенным в чем-то здесь. Чувствую отголоски старых заклинаний, – Жасмин бродила вдоль бурелома, задумчиво поводя ладонями. – Старых… но все еще действующих. А вот и мой след…
   – Там, откуда ушли люди, может поселиться странная нелюдская жизнь, – сказал Дайрим.
   – А вдруг найдем что-нибудь полезное? – спросил Йурас азартно. Он-то не был в курсе, зачем все вдруг сюда ломанулись. Мать покосилась на него неодобрительно.
   – Мало тебе приключений?
   Йурас поежился. Сник.
   – Но интересно будет посмотреть… – возразил.
   – К тому же нам не найти безопаснее места для привала, – заметил Дайрим. – Вот только попробуй предложить оставить кого-то здесь или вообще пойти в одиночку.
   Жасмин подумала и кивнула.
   – Пожалуй… что ж, я намеревалась вести вас прямо домой, но раз уж поселок так удачно подвернулся, заходим всей толпой.

   Я с ужасом представлял себе, как мы будем пробираться через бурелом с помощью только наших с Нан биомечей. Но обошлось. Жасмин зацепилась за свои старые чары и немного раздвинула деревянные баррикады заклинанием. Мы прорубились на несколько метров в глубь спятившей рощи и наткнулись на высохшее русло ручья.
   Здешняя магия, какой я ее видел, была похожа на старую паутину – выцветшие обветшалые нити, едва коснувшись нас, опадали пыльными хлопьями. Однако не все заклинания утратили силу, пусть уже несколько сотен лет прошло с тех пор, как на землю под огромными деревьями ступала нога человека… то есть босая нога человеческого существа.
   Кстати. Взамен потерянного Нан сплела мне лапоть из полосок коры и заклинаний. А заодно себе и остальным. Вэйри было так же непривычно ходить обутыми, как мне босиком, они шумели и спотыкались. Но никто не собирался отказываться от обуви, оценив ее несомненную полезность в Лихолесье, богатом на ядовитые травы и хищные мхи. После этого те, кто не был в курсе моего происхождения, поглядывали с опаской и уважением – верно, решили, что я родом из какого-то страшного края вроде Лихолесья, где без таких неуклюжих защитных сооружений из дома не выйдешь… вернее, с дерева не спустишься.
   Эльфийский брошенный поселок производил жутковатое впечатление. Колонны деревьев не цвели жизнью, листва была тяжелая, обвисшая. Затхлая сырость, странный запах, всегда присущий покинутым строениям… или заводам, пусть даже они био…
   – Вот главное дерево, – пробормотала Жасмин. – Зайдем?
   В Хидоне огромность деревьев не так бросалась в глаза – серые стволы были заплетены ползучими растениями, из них поднимались побеги, расписанная прожилками кора выглядела нарядно. Лишь здесь я как следует разглядел исполинов. Главное Древо Агуали отсюда, от его подножья, казалось не меньше Останкинской телебашни.
   Жасмин вошла между двумя распяленными корнями, каждое из которых было больше иного дерева. Мы словно оказались в ущелье. Женщина расплела лозу с пояса и осторожно смахнула ей занавесь. Иссохшие плети растений рассыпались во прах, и стало видно, что комнатка в корнях Древа полузасыпана землей.
   Осторожно пробралась внутрь, никто не оспаривал у Жасмин права первой зайти в Древо. Архимаг обрушила еще одну истлевшую занавесь и нырнула внутрь, пригнувшись. Мы пробрались следом. Жасмин положила руку на стену коридора. Где-то через минуту раздались мучительные пульсации, и по нервам дерева – серым, выцветшим, – прокатилась волна.
   – Кажется, мы единственные люди, побывавшие в Агуали за последние несколько столетий, – вздохнула Жасмин. – Не считая того моего визита. По крайней мере, деревья живы… Значит, есть надежда.
   Она со значением покосилась на меня.
   Шаги глухо отдались в узких коридорах. Я понял, что мы идем между плотью дерева и корой. Кора, кажется, в толщину достигала нескольких метров, в ней можно было вырезать не то что коридор, целую галерею комнат. Сырость, древесная пыль и странный запах, всегда присущий брошенным людьми строениям. Даже если сами строения живые, даже если люди не совсем люди. По мере нашего продвижения на потолке коридора вспыхивали световоды, не ярче лампочек на пятьдесят ватт, нервами проходили светящиеся импульсы. Иногда проход шел вверх, плавно загибаясь, вдоль внешней «стены» дерева, иногда резко сужался, мы пробирались по одному.
   Жасмин шла первой, скрылась за углом, раздался ее удивленный возглас. Мы бросились к ней и вышли в более широкий коридор. Светильники горели ярче, кто-то заклинанием добавил им энергии.
   Такую комнату я назвал бы кабинетом. Невысокая конторка с переплетением постепенно разгорающихся нервов – пульт управления. Полки, образованные складками коры. Здесь, похоже, в стене было окно с видом на Агуали, которое по прошествии времени заросло живой корой… или хозяин кабинета сам зарастил его, не в силах смотреть на некогда блистательный поселок…
   Видимо, он предпочитал общаться с компьютером наедине или в компании лишь близких лиц. Нам всем здесь было тесновато. Жасмин подошла к конторке, но я отстранил ее. Мало ли, вдруг предыдущие Архимаги поставили какие-нибудь пароли? А мне с моим доступом везде дорога.
   Я рукавом смахнул пыль с конторки и положил на нее руку. Нервы запульсировали под ладонью и слегка нагрелись. Мое сознание стало мягко проваливаться в виртуал биокомплекса.
   Хорошо, что компьютеры биозавода «дремали» вместе с ним самим. Иначе я утонул бы мгновенно, и там хлещи меня по морде, не хлещи…
   Я ощутил, что проваливаюсь, запустил перестройку, как в Хидоне, и попытался вынырнуть самостоятельно.
   – Готово, – пробормотал, отшатываясь и потирая традиционно обожженную пощечиной скулу. – Там действительно стоял запрет, я убрал. Можешь заходить.
   Жасмин возложила руку на конторку, ее взгляд остекленел. Где-то через полминуты я подумал, что теперь и ее придется бить по лицу. Но Архимаг отняла руку и… стала валиться. Валья и Дайрим подхватили.
   Ноги не держали Жасмин, речь была невнятной. Она стиснула зубы и зыркнула на меня, просто перебрасывая на имплант карту поселка Агуали с десятком отметок.
   Я кивнул, принимая. Тут же ощутил рядом Нан, она разглядывала карту, в конце концов тихо выругалась.
   – Что?..
   – Лиан-то нет. И обычных проходов нет, заросли, придется как-нибудь добираться… Как ты тогда управилась? – спросила она Жасмин.
   – Залезла.
   – Значит, и нам придется лезть.
   Орла издала удивленный возглас. Мы обернулись. Девушка держала в руках шкатулку, похожую на те, в которых вэйри хранили стрелки для стрелкометов.
   – Что там? – Нан поколебалась, не следует ли выругать ученицу за самодеятельность, не стала.
   – Семена живой лозы!..
   Эти семена представляли собой гладкие черные бобы, крупные, размером поменьше грецкого ореха. Жасмин задумчиво тряхнула шкатулку, «бобы» загремели.
   – Горячие.
   – То есть?
   – Быстрорастущие. Уже заряженные магией и питательными веществами. За ночь вырастут до взрослых. Пожалуй, дополнительное оружие лишним не будет?
   – Сначала надо посмотреть, сможем ли мы долезть до того, ради чего сюда и пришли, – пробурчала Жасмин и попыталась встать. Любовница и любовник любовницы подхватили.
   – Ты никуда не полезешь, – сказала Валья с уверенностью.
   – Пожалуй, мы предоставим это молодым. – Дайрим глянул на меня, я пожал плечами – нет возражений.
   Удобная вещь – биомеч. Нан все-таки переспорила меня, у девушки был больший опыт лазания по деревьям, и она не хромала. Забрала мой клинок и сформировала из биомечей что-то вроде перчаток с когтями, такие я видел в фильмах о ниндзя и на стене у Светки. Кора деревьев была окаменевшая, колкая, девушка ловко поднималась наверх, время от времени отдыхала, повисая. У меня каждый раз замирало сердце – ведь, случись что, не скользнет из поникшей листвы спасительная лиана…
   Девушка, цепляясь за едва заметные уступы, исчезла на пятнадцатиметровой высоте за толстым суком. Я закрыл глаза, принимая картинку. Нан вылезла на ветку, чуть отдохнула и скользнула в коридор в коре дерева. Шагала неслышно, выставив перед собой оба клинка. Вот лезвия смахнули пыльную занавесь, девушка шагнула внутрь. Я увидел развалины контактного кресла, путаницу каких-то иссохших трубок, паутину нервов на стене.
   И в углублении – знакомые клювастые цилиндрики.
   – Она нашла, – сообщил я, вынырнув на мгновение, и снова прошел по мысленной дорожке, едва успев: – Эй-эй, не вздумай!..
   – Почему? – обиделась Нан, она уже примеряла к виску найденный зародыш биокомпа.
   – Вот как я чувствовал себя после, гм, инъекции, – я сбросил ей свои воспоминания. – А ты с непривычки и вовсе в обморок грохнешься. Давай для начала вернемся в Хидон.
   Нан поворчала, но признала, что я прав. Покидала в сумку на поясе все, что нашла, обыскала пару соседних помещений…
   И в третьем наткнулась на оплетая.
   Опешили, кажется, оба. Несколько секунд они стояли и пялились друг на друга, потом Нан повернулась и бросилась прочь, агрессивная колючка следом.
   – Там оплетаи!.. – завопил я. Промчавшись коридорами и лестницами, Нан чуть не врезалась в еще одного оплетая, вытянув перед собой клинок с крюком, сшибла легкое создание и проволокла перед собой. Другим мечом рассекла мембрану на окне, вышвырнула тварь наружу и выпрыгнула сама, балансируя на ветке. Оплетай слабо цеплялся за сук, пытался подтянуться.
   Взмах – и руки его остались на ветке, а тело полетело вниз. В полете извернулось, зацепившись за ветви ногами, и ловчее, чем мартышка, принялось карабкаться назад.
   Нан повернулась как раз вовремя, чтобы принять выскочившего из разреза оплетая на трезубец, взмах клинком в другой руке – и вниз полетела «голова» с частью «руки». Оплетай шелестел и извивался, отращивая длинные щупальца, из чего-то человекообразного он стал похож на осьминога, но за девушкой все равно не успевал. В считаные секунды Нан изрубила его в мелкие слабо шевелящиеся клочки. Последним вниз улетело «тело» и свалилось прямо рядом с нами. Жасмин хлестнула плетью по его ядру, слабо хрустнуло, и огрызок хищного бродячего куста прекратил шевеление. Нан повернулась к вылезшему на сук второму, тот сделал шаг – и его охватило гудящее пламя. Орла вовремя запустила свою огненную птицу. Нан столкнула горящее тело вниз, огляделась и принялась спускаться сама.
   – Их должно быть больше, – пробормотала Архимаг. – Должно быть, спящий биокомплекс не прекращал их воспроизводить. Или набежали сюда, зная, что могут здесь подзарядиться… Всем внимание!..
   Орла оглядывалась, держа наготове еще одно заклинание. Я тоже сотворил кое-что огненное, чувствовал себя голым без своего клинка. С трепетом наблюдал за Нан, которая рискованно прыгала с ветки на ветку, балансируя мечами, обращая их то в крючья, то в тонкие стальные шесты.
   – Вот они!.. – взвизгнула Орла, и загудел горячий воздух.
   Из-за кустарника, растущего по руслу высохшего ручья, возникли оплетаи, заявляя о своем появлении шелестом и тихим скрипом трущихся веток. Нельзя сказать, что они бежали – некоторые хищные кусты передвигались на двух ногах, как люди, вытянув остальные конечности в сторону добычи, другие изображали из себя перекатиполе, кто-то шустро перебирал четырьмя, пятью, шестью конечностями. Программа биороботов предусматривает смену формы под конкретную задачу…
   А сейчас задачей одичавших оплетаев было сожрать нас!..
   Птица Орлы поравнялась с передними, наглядно доказавшими преимущество многоногого передвижения, и тварей разбросало взрывом.
   Кто остался лежать, тлея, кто поднялся и бодро побежал в другую сторону, но большая часть все еще интересовалась нами. Йурас и Дайрим принялись стрелять, но толку от стрелкометов не было – разве что в самое ядро попадешь, которое защищено слоем листьев, переплетенных веток и того, что у биороботов заменяло мыщцы, ткани и органы. Валья вскинула лозу.
   Я швырнул свой огонь, бросил взгляд на ученицу – девушка была готова брякнуться в обморок, все-таки птицы довольно энергоемкие. А если… ну, на два шарика меня хватит…
   – И не думай!.. – Нан низверглась сверху и одним взмахом располосовала переднего. Перекинула мне один из мечей.
   Нас довольно быстро прижали к одному из выступающих корней дерева. Страшно саднили царапины от колючек, я никак не мог уделить пару секунд, чтобы выдернуть из плеча ворочающийся отросток с шипами, впившимися в плоть. Валья и Дайрим цепляли оплетаев лозами и подтаскивали ближе, а мы с Нан били тонкими лезвиями или хлыстами, протыкая и разрезая «сердца» нападающих тварей. Мальчишка израсходовал все стрелки к стрелкомету и теперь хлопотал над Орлой, которая вполне ожидаемо свалилась в обморок от перенапряжения.
   А чем там, кстати, Жасмин занимается?
   Я оглянулся.
   И тут же густой вязкий мрак бросился в лицо, залепил глаза, уши, хлынул в рот и нос. Я ощутил, как деревенеет тело, и упал, кажется, прямо на очередного оплетая. Тот отчего-то не возражал, смялся, хрустя, как давным-давно иссохший хворост…

   В лицо плеснули водой. Я вскинулся, откашливаясь, и прежде всего увидел оплетаев.
   Они лежали кучами буро-серого хвороста, совершенно безжизненные и безобидные. Как будто что-то во мгновение ока высушило растительных хищников.
   Между ними лежали вэйри. Кто-то уже слабо ворочался.
   – Что это было?
   – Великая Сушь. Понравилось? – Жасмин усмехнулась.
   – Не уверен, – пробормотал я. – Но, думаю, неплохо было бы научиться такому.
   – Не думаю, что… – начала Жасмин, посмотрела на меня и осеклась. – Хотя… не знаю. Может быть, позже.
   – А почему все в отрубе?
   – Побочный эффект, – неохотно объяснила женщина.
   – У меня в глазах темно – это тоже побочный эффект? – пробормотал Дайрим, проикавшись после нескольких добрых глотков волшебной воды.
   – Нет. Это вечер.
   – Уже вечер?!. – Валья перевернулась на спину, осторожно поморгала, пошевелила ногой. – Ох, Жасмин, ну ты и сильна!..
   – Точно, мам!.. – Йурас тоже оглядывался с восхищением. – Ты мне никогда не показывала… и не рассказывала!..
   – Рано тебе знать о таком, – буркнула Архимаг. – Не дорос… а теперь, после твоего побега, вообще сомневаюсь, стоит ли продолжать тебя учить!..
   Мальчишка покраснел.
   – Попрошу вас не отчитывать моего ученика, – сурово сказал Дайрим. – Если он провинился или ошибся, я сам ему все выскажу.
   Жасмин вскинулась гневно, Дайрим спокойно встретил ее взгляд. Словно два световых меча столкнулись, и посыпались искры.
   И Жасмин, Архимаг поселка Хидон, сильномогучая волшебница, только что показавшая магию, которую мы не только не могли повторить – даже не поняли, опустила огненный взор и покраснела, словно юная девушка.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 [37] 38 39 40

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация