А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кровь леса" (страница 36)

   Отпустила.
   Троих упавших охватило пламя. Они грузно ворочались, пытаясь подняться. Отвратительно воняло паленой гнилой плотью. Жасмин шевельнула пальцами, бросая собственные чары. Остальные зомби глухо завыли и попытались обойти костер. Кусты по сторонам от тропы ожили и сцапали их.
   Огромный зомби вылез передо мной из кустов. Зелень покрывала его с головы до ног сплошным колышущимся ковром, оборванные побеги врастали в него, рвали давно мертвую плоть, сокрушали кости. Зомби не обращал внимания. Вытянул руки, завыл утробно.
   – Прям Голливуд, – оценил я, одним взмахом биомеча срезая кости рук. Мертвяк укоризненно что-то забормотал, щеря гнилые зубы. Я подрубил ему ногу, снес голову и пинком отправил в костер. Обрубленное тело ворочалось, пытаясь встать, но зелень охватила его и пустила корни в землю, плотно приковывая.
   Нан сражалась слева. Я засмотрелся, она отлично освоила «краткий курс владения биомечом». Быстрыми скупыми движениями расчленила мертвеца, постоянно держась вне досягаемости его рук, ловко забросила вяло шевелящиеся останки в костер.
   Что-то сильно сжало мою ногу. Я подскочил от неожиданности. Кисть руки, вернее, скелет кисти, отделенной от хозяина, был все еще дееспособен и клешней вцепился в мой ботинок.
   С перепугу я чуть не отрубил себе ступню. Силы мертвой конечности было не занимать, мне показалось, моя нога попала под колесо автобуса. Со сдавленным воплем я отопнулся, ботинок слетел и угодил в морду мертвому, который как раз собрался закусить мною.
   Я разрубил его на две неравные половинки и закатил в костер.
   Битва закончилась с разгромным счетом. Их потери: восемь бойцов окончили свое посмертное существование, остальные надежно пленены зачарованной зеленью.
   Наши потери невелики, но невосполнимы – мой ботинок…
   Я остановился перед брыкающимся в зеленых объятиях трупом. Передо мной был древний мертвец, от него остался лишь костяк, прикрытый кое-где лохмотьями гнилой плоти. От запаха меня чуть не вывернуло наизнанку.
   Я сформировал рогатину, шепнул заклинание, ветви куста резко выпрямились и бросили мертвеца ко мне. Я принял его на острие и закатил в костер. Струился тяжелый дым.
   – Ты выяснил, что хотел? – спросила Нан.
   – Выяснил, – ответил я. – Это равнинник. И мне интересно, почему их мертвые не остаются мертвыми, а блуждают и нападают на живых.
   Жасмин пожала плечами:
   – Возможно, они попросту сдуру сунулись туда, куда не следует, и эЛ превратил их… в это.
   – Или кто-то из наших? – спросила Нан. – Кто-то может счесть забавным убить их, потом создать такое и отправить на вольную охоту.
   – По мне, так и к лучшему, – буркнула Орла и поворошила костер рогатиной. – Нелюди своим присутствием марают чистоту леса.
   Она не заметила, как я, Нан и Жасмин переглянулись с усмешками.
   – По мне, так эта магия марает чистоту Леса еще больше, – сказал я, и мы поспешили удрать от смердящей поляны.

   Устроив привал до темноты, мы разбросали сторожевые заклинания, поужинали и сели смотреть, как гаснет багровый свет в небесах.
   – Солнце зашло, – сказала Жасмин. – Жди гостей.
   Спать никто не собирался.
   Сумерки упали неправдоподобно быстро. Кажется, я задремал, но тут же очнулся, услышав из темноты знакомый рэп.
   Прервавшийся визгом, когда сработало мое заклинание.
   Перекрывая визг, Нан запела какую-то древнюю балладу, Орла и Жасмин подтягивали. Голоса девушек взвивались высоко, на зависть оперным тенорам. Бормотуны уважительно притихли.
   Они пели почти всю ночь.
   – Теперь ты, – велела Нан, принимая у меня дымящуюся чашку местного «кофе».
   Я пел любимый русский рок, пытался читать любимый в детстве рэп, вспомнил бардов, с выражением рассказывал произведения классиков и сочинения своих друзей, безжалостно выворачивая из долговременной памяти то, что, казалось, было давно и прочно забыто.
   Твари темноты поняли, что им нас не переорать, и, угнетенные моей экспрессией, отступили с позором.
   Занималось утро. Я упал и уснул прежде, чем закрыл глаза. И был разбужен, как мне показалось, уже через пару секунд. Полжизни за кофе!..
   Но кофе не было, пришлось удовольствоваться чашей с водой Дэва. Я попросил передать и сам вздрогнул, услышав свой хриплый шепот – за импровизированный концерт сорвал голос.
   В Лихолесье царил полумрак, обиталище сумасшедшего Дэва казалось декорацией к лесу Бабы-яги в советской сказке – корявые деревья, на них какая-то паутина, стелется туман.
   – Стра-а-а-ашно, аж жуть, – сообщил я в пространство. Нан подогрела отвар где-то добытых листьев фарри. Обжигаясь, я выдул полную чашку горького бодрящего напитка и сделал попытку проснуться.
   Со второй чашки получилось.
   Жасмин сидела в стороне, сверля Лихолесье своим фирменным мрачным взглядом. Белейшая кожа, круги под глазами, красивое неподвижное лицо, неподвижный взгляд лихорадочно блестящих глаз…
   – Еще одной такой ночи мы не выдержим, – мрачно предрек я.
   Жасмин стремительно встала.
   – Следующей ночью мы дадим бой, – сообщила она. – А сейчас нам всем надо отоспаться.
   – А ты могла это сказать до того, как я выпил чаю? – осведомился я. – Значит, мой черед караулить.
   Спорить никто не стал. Жасмин притворялась, что спит. Нан заснула быстро. Орла растянулась под деревом и дремала вполглаза. Через час она проснулась, и я с наслаждением упал рядом с Нан.
   Снилось что-то непонятное, сумбурное, проснулся я неотдохнувшим. Жасмин подняла нас шипением и ругательствами, повезло – детишек заполучить в команду!..
   Пошли быстро. Снова наткнулись на живую грязь, притворяющуюся тропой, вовремя узнали и обошли, Нан мстительно плеснула из чаши водой реки Дэва:
   – Авось сдохнет…
   Дважды видели непонятных тварей и благополучно обошли их стороной. Встречали хищную флору.
   – Какой крупный, – заметила Жасмин, обходя стороной развесистый куст. При полном безветрии он шевелил ветвями. В ленивом движении было что-то угрожающее. Рос куст на какой-то смердящей куче. А, так значит, это и есть оплетай?
   – Нет, это пророст. – Нан потерла бок, где, я знал, были два небольших звездообразных шрама. Мгновенно захотелось угостить пустившего корни биоробота огнешаром, Нан положила руку мне на плечо, как всегда, прочитала мысли и успела тормознуть.
   В Лихолесье темнело очень быстро. Мне показалось, Жасмин рано скомандовала привал, но мы едва успели раскинуть сторожевые чары, как мрак упал с неба.
   Во тьме светились наши заклинания, свет отражался в глазах вэйри. Мои не меняющие цвет и не бликующие глаза кажутся им столь же странными, как и мне их светящиеся. Орла, когда впервые заметила, даже испугалась, я отговорился ранами – мол, огонь, который оставил мне шрамы на лице, заодно повредил глаза. Девушка потом излучала сочувствие, а Нан ревновала…
   Я улыбнулся в темноту.
   – Приходите. Мы готовы.
   Однако бормотуны не торопились. Мы сели, распили пару фляжек фарри. Благодаря деревянной чашке необходимости искать воду у нас не было – бесконечный запас питьевой и немного волшебной воды реки Дэва всегда был под рукой.
   Я подумал, что бормотуны почуяли нашу готовность драться и решили не связываться. Потому можно было немного покемарить…
   И я стал потихоньку погружаться в сладкую пучину беспамятства.
   В висок вгрызлось сверло. Я проснулся, огляделся.
   Жасмин смаковала третью по счету чашку. Нан лежала, глядя в пустое небо. Орла стояла, опираясь на ствол дерева, зорко смотрела в темноту, воображая себя отважным стражем.
   Я хотел позвать ее, но лишь зевнул так, что чуть не вывихнул челюсть.
   – Не спи! – хлопнул себя по щеке. В глазах прояснилось.
   Чашка Жасмин была пуста, но волшебница все подносила ее к губам механическим жестом. Глаза Нан были неподвижны. Орла уже и не притворялась, что бодрствует.
   А там, за синей линией защитного заклинания, сверкали чьи-то глаза и доносился глухой бубнеж.
   – Ширак! – хрипло прошептал я, вложив всю свою волю.
   Казалось, сам ночной воздух вспыхнул белым призрачным пламенем. Потревоженная темнота взвыла множеством нечеловеческих голосов. Откуда-то издалека раздался удивленный возглас и свист – выстрел из стрелкомета. Взметнулась живая лоза, жесткие листья вонзились во что-то с чавканьем.
   – Серый! – закричала Нан. Что-то мохнатое, визжащее и царапающееся свалилось сверху мне в лицо, щеку и лоб ожгло болью. Я оторвал от себя шерстяной клубок, ударом биомеча рассек мохнатика на две неравные половинки.
   Бой длился недолго. Шокированные световой вспышкой, бормотуны еле шевелились. Мы вырезали их всех в зоне доступа нашего оружия, сами обошлись несколькими царапинами. Твари ночи были плохо приспособлены для прямого столкновения, они брали своей одуряющей магией…
   Что ж, на сегодня, надеюсь, все?
   Жасмин выпрямилась со всхлипом. Завертелась на месте.
   – Что?.. – растерянно поинтересовалась Нан.
   – Йурас где-то рядом, – прошептала женщина. – И он не один… я слышу его…
   – Может быть, это бормотуны недобитые морочат?
   – Нет, это он!.. – Жасмин бросилась куда-то в сторону. Нам ничего не оставалось делать, кроме как бежать следом.
   Наконец услышали и мы – откуда-то раздался стон. Орла протянула руку, и ее птица взлетела повыше, освещая сценку, как будто взятую из какого-то фильма. Отнюдь не детского.
   Йурас, обнаженный, лежал на спине, а на нем восседала… Орла. Парень вскрикивал, толчками поднимая нагое тело девушки, она запрокинула голову, покачивала бедрами. Ходили вверх-вниз груди с бледно-розовыми сосками, волосы рассыпались по плечам, рот полуоткрылся, блестели длинные молочно-белые клыки между слишком ярких, кровавых губ. Она открыла глаза и ускорила движения, не сводя с нас взгляда. Йурас же не замечал ничего вокруг, его пальцы впились в талию девушки… существа…
   – Убейте ее!.. – взревела Жасмин.
   – Серый, отвернись!.. – одновременно завопила Нан, стреляя. Вампирша, или кто это была, даже не покачнулась, мне показалось, стрелы пролетели сквозь нее. Архимаг рванулась вперед, налетела на какую-то невидимую преграду в полуметре от тел и отскочила. Выстрелила, потом хлестнула лозой. Оружие защита пропустила, но и только – на этот раз я очень четко увидел, как хищно сложившая листья плеть прошла сквозь тело девушки-оборотня, как будто через туман. Йурас все так же был в своем странном трансе. Его прекрасная всадница дернула подбородком, и «свекровь» как будто ударило невидимым молотом. Жасмин покатилась, разбросав руки и ноги.
   Орла, до того тупо глядящая на сценку, вскинула стрелкомет и выстрелила навскидку.
   Ее двойник уставилась на стрелку, торчащую меж грудей.
   Оперение было пестрым.
   Орла-два медленно подняла голову, обратилась ко мне шелестящим шепотом. Словно подушкой по голове ударили, я мотнул, сбрасывая дурное оцепенение.
   – Помоги мне!.. – требовала вампирша, ее лицо странно заколебалось, смялось, и проступили черты Нан.
   – Щас, – буркнул я и выстрелил, но моя стрелка с черным оперением прошла насквозь. Орла выстрелила снова, попав чуть выше. Вампирша поглядела на стрелку, на Орлу…
   Я встал перед ученицей. Словно ледяной промозглый ветер обрушился на меня, сразу расхотелось видеть, думать, жить… превозмогая чары, я сложил руки на груди и сосредоточился на образе щита из Тьмы. Ну же!..
   Из-за плеча вылетел ослепительно-белый росчерк – Орла метнула огненную птицу.
   Раздался взрыв, и я умер.

   Воскрес я оттого, что меня кто-то старательно тряс.
   – Серый?
   – Угу, – ответил я и булькнул. Мне помогли перевернуться, и меня вырвало – показалось, холодом и тьмой. – Что это было? – пробормотал.
   У губ оказалась чаша, я глотнул воды Дэва. Сразу полегчало.
   – Суккуб, – ответил голос Жасмин. – Нам повезло, они не успели… э-э-э… закончить.
   Я сфокусировал взгляд. Йурас лежал напротив, накрытый одеялом, смотрел вверх. Его лицо было бледным, осунувшимся. На лбу были корочки ожогов, на шее темнели листки, из-под которых выступала кровь.
   – …Принимает женский облик. И заставляет мужчин себя… гм, любить. И пьет жизненные силы и кровь.
   – А почему она была такой… туманной? – поинтересовался я. – Только Орла смогла пронять…
   – Суккуб создает особое пространство, – ответила Жасмин. – Что-то вроде скрыта… Я умею такое разрушать – но времени бы не хватило. А вот Орла каким-то образом смогла заставить ее выйти в реальный мир, материализоваться. Возможно, потому что суккуб приняла ее облик. А потом – огненный Вестник, и суккуб развеялась, и созданная ей защита исчезла.
   Я попытался понять сказанное и отложил на потом. Повернулся к Нан:
   – А почему ты кричала мне отвернуться? Кажется, даже стрелять в меня собралась.
   – Мужчины не способны противостоять приказам суккуба, – виновато сказала Нан.
   – Но я-то противостоял, – удивился я.
   – Да. Может быть, оттого, что она… была занята Йурасом, – сказала Нан. – Или потому, что настоящая я была рядом.
   Жасмин усмехнулась, смотрела на нас странно.
   – Легенды гласят, что истинно влюбленные способны противостоять суккубу.
   Нан покраснела. Я, как ни странно, тоже.
   – А где Орла? – встрепенулся.
   – Серый! – Нан поморщилась. – Не трогай ее. Ей нужно отойти от… зрелища.
   Да, зрелище было еще то. Орла сидела поодаль и таращилась в темень. Лицо ее было заплаканным.
   – Вот уж не думал, что наша скромная ученица произведет такое впечатление на парня!.. Так он в нее влюбился? Или просто суккуб выбрала первый попавшийся облик, потому что в таком возрасте любая девушка волнует?
   Нан пожала плечами.
   – Кто знает, – ответила вслух.
   – А он, гм, нормальный? Скоро очнется?
   – Сейчас это не твоя забота, Серый. Спи. – Нан разглядывала меня блестящими глазами, говорила нарочито строгим тоном, который не мог меня обмануть. Какие еще суккубы, что мне до них?.. Свет очей моих, тебя никто не сможет подделать…

   Лихолесье порадовало хмурым утром. Туман и сумрак наверху. Орла сидела неподвижно, устремив отсутствующий взгляд куда-то в пространство, уши у нее были розовые. Угу, притворяйся, что ты давно так сидишь.
   Девушка снова воровато глянула в нашу сторону. Глаза у нее были больные. Шмыгнула носом и отвернулась.
   Нан заерзала, я позволил ей выбраться из-под моей руки, продолжая наблюдать из-под ресниц. Девушка перелезла через меня и подошла к ученице.
   – Что ты думаешь о произошедшем? – тихо спросила. Без импланта я бы и не услышал. Орла покачала головой.
   – Я… не знаю. Все это было так странно.
   – Наверное, ты чувствуешь себя оскорбленной.
   Ученица подумала и кивнула.
   – И, разумеется, тебе сейчас противно даже смотреть в сторону Йураса.
   Девушка виновато кивнула и покосилась на парня.
   – Это пройдет, – заверила Нан. – Со временем превратится в забавное недоразумение… хотя и не из тех, о которых можно со смехом рассказать друзьям. Это сейчас ты готова со стыда сгореть. Поверь, в случившемся нет ничего постыдного… для тебя. Пусть парень стыдится.
   Парень стыдиться и не думал, безмятежно спал и даже похрапывал. Орла прижала руки к пылающим щекам, острые кончики ушей ее, казалось, были готовы дать факел искр на манер фейерверков.
   – Никогда бы не подумала, что обо мне можно так думать.
   – Почему нет? Ты красивая девушка. И ты… м-м-м, произвела впечатление на Йураса.
   – Но я же не такая!.. – Крик души.
   – Разумеется, ты не такая, – согласилась Нан. – Просто… ох, ученица. Парни слабы.
   Ну спасибо!..
   – Молчи и притворяйся спящим!.. – велела девушка. – К тому же вы и на самом деле слабы.
   – Даже если ты не даешь повода, это не означает, что о тебе не может кто-то мечтать.
   – Это низко, подло и грязно!.. – Орла всхлипнула и привалилась к плечу Нан.
   – Ничего подобного, – сказала та, осторожно обнимая. Ой-ей… если девчонка решит, что секс – низко и грязно, она же никогда не будет нормальной!.. Видел я таких.
   Родители, руководствующиеся устаревшими в прошлом тысячелетии моральными нормами. Странная привычка принимать в расчет какое-то «общественное мнение». Отдельные представители мужского рода, уверенные в своей неотразимости. Наоборот, робкие мальчишки, икающие, потеющие и краснеющие. Истории подруг, которые были менее осторожны и более мечтательны и крепко обожглись на этом…
   Несть причин, способных спугнуть и надолго отбить интерес девушек к этой сфере человеческих взаимоотношений. Ох, Нан, постарайся вправить ученице мозги!.. Не мне же с ней общаться на эту тему.
   – А стоило бы заставить. – Нан как язык показала. – Мне понравился пассаж об отдельных представителях мужского рода…
   – Послушай, – сказала вслух, – ты ведь видела меня и Серого, вместе?
   – Ну да. – Орла скорчила непонимающую гримаску, но при этом покраснела почти до слез. – Вы ведь всегда вместе.
   – Да брось, – хихикнула Нан озорно. – Ты поняла, что я имела в виду.
   Орла виновато съежилась.
   – Понравилось? – вкрадчиво поинтересовалась Нан.
   – Нет!.. – Девчонка рухнула лицом в ладони и заплакала. Нан обняла ее за вздрагивающие плечи, что-то заворковала. Потоки слез и невнятных оправданий постепенно иссякли. Орла вслушалась.
   А вот я предпочел бы уши заткнуть. Но попробуй-ка сделай резкое движение, живо спугнешь Орлу, которая слушает… слушает такое!.. Как я понимаю поручика Ржевского, который перед девичником спрятался в шкафу, а к утру вывалился оттуда, померев от стыда…

   Нам пришлось остаться на месте где-то на полдня. Обескровленный Йурас еле двигался и лишь кидал виноватые взгляды на Орлу и на мать.
   Архимаг была с чадом спокойна и ласкова и ни слова не сказала о его побеге, о компрометирующей ситуации, в которой мы его обнаружили, и о том, что из-за него у нас сбивается график «найти наших и свалить отсюда побыстрее». Впрочем, она тоже охромела, быстрая ходьба по Лихолесью и прыжки не пошли на пользу – укусы ядовитых тварей снова дали о себе знать.
   Орла в редкие моменты общения с Йурасом была непринужденно мила и приветлива. Йурас краснел пятнами из-под ожогов, оставленных взрывом огненной птицы. Краснел бы вдвое интенсивнее, если бы из него не выпили столько крови. Его воспоминания о «ночи любви» зияли прорехами, но все же парень помнил достаточно.
   – А вот подумай, кому придется разбираться с его траблами? – ехидно поинтересовалась Нан. – Орлу я вроде утешила, а твой долг – вправить мозги парнишке.
   Я ощутил, как волосы на затылке поднимаются дыбом. Объяснять сверстнику разницу между мальчиками и девочками – слуга покорный!..
   – Избави Бог!.. – чуть не завопил вслух. – То есть… я думаю, тут все будет проще. Парни куда легче ко всему относятся.
   Если бы в моем телепатическом «голосе» не прозвучала так явственно паника, Нан бы поверила больше.
   – Легче, ага? – ехидно обронила.
   – Даже если нет, и у мальчишки будет психологическая травма – я-то тут при чем?
   Нан хихикала.
   – Уверена, что при чем!.. – сказала и вдруг посерьезнела. – Серый, это для тебя мелкий курьез. У остальных просто язык не повернется говорить о таком. Ты должен.
   – А вот я натравлю на него Орлу, – хмуро пригрозил я, уже предчувствуя, что мне не отвертеться от роли исповедника. – Пусть сама утешит, объяснит, что ничего страшного не произошло, что не держит зла. Заодно и избавится от излишней стыдливости.
   Нан захихикала.
   – Серый, это жестоко…
   – Это месть за все те неприятности, которые нам причинили эти детишки!.. А может быть, они поладят. И ты тогда отстанешь от идеи подыскать мне вторую жену!..
   – А что, Орла тебе совсем не нравится? – удивилась девушка.
   – Нравится. И именно поэтому я думаю, что она достойна большего, чем быть чьей-то второй женой. Даже такого замечательного меня. А Йурас вроде бы действительно на нее запал.
   После обеда мы рискнули сняться с места и заковыляли туда, где, по словам Жасмин, она чуяла людей.
   Я шел первым. Нан, правда, оспаривала у меня место, но скромные возможности, предоставляемые моим имплантом, превосходили ее сверхчувства, которые в Лихолесье вдруг стали сбоить.

   Однако именно Нан ощутила то, что я не сразу заметил. Схватила меня за шиворот, молча указала вниз. Я поморгал и увидел под ногами сторожевую нить.
   – Где угодно узнаю, – Жасмин протолкалась вперед, словно увидела чудо, но пока боялась в него поверить.
   Поросший чахлой травой холмик зашевелился. Я не сразу разглядел Дайрима. Мужчина смотрел на нас, золотые глаза недобро потемнели.
   – Надоело уже, – пробормотал он, демонстративно зевнул и улегся.
   Жасмин растерянно моргала.
   – Они думают, что мы им кажемся! – понял я.
   – Может быть, они нам кажутся? – спросила Нан.
   Жасмин ощупала руками воздух.
   – Нет. Дайрим!.. – позвала. – Это же мы!..
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [36] 37 38 39 40

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация