А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кровь леса" (страница 35)

   – Похоже на хищный мох, но не совсем… – отстраненно заметила Архимаг и вскинула руки. Я почувствовал магию, невеликую, но очень… концентрированную, что ли…
   И поляна мгновенно сгнила, высохла и распалась в серый прах.
   – Нехорошо, конечно… – начала Жасмин и чихнула. Потом смачно чихнул и я. Нан отпрыгнула назад и ударом ветра отбила облако пыли, расходящееся от мертвой поляны.
   Вид которой живо напомнил мне действие снарядов «дракона», бомбившего меня на границе леса. Тонкий черный пепел, скелетики кустов рассыпаются прахом от движения воздуха, пахнет пылью.
   – Круто, – сказала Нан по-русски. Жасмин хмыкнула.
   – Поучили бы нас на досуге, – Архимаг с изумлением оглянулась на мое робкое предложение. – А что?.. Какой-то секрет?
   – Нет. Может быть, и поучу. Но позже, – и женщина поперла вперед через пыль.
   Если бы я осуществил настолько сложное заклинание, я бы день валялся, – а Жасмин все так же бодра. Идет, заклинает, огибает опасные места, а мелкая нечисть сама убирается с ее дороги. Я проводил взглядом с десяток мелких мубов, хищных коряг, с писком сыпавших в кусты.
   Один мелкий и какой-то кривой муб отстал, зазевался, и вдруг куст, выглядевший безобидным, ловко сцапал его, обхватил костеобразными длинными ветвями. Шипы воткнулись в брыкающуюся тварь, и белые ветки куста стали приобретать буроватый оттенок. Я мимоходом полоснул биомечом извивающихся хищников.
   Наконец-то Жасмин проинспектировала подходящую поляну и объявила привал.
   – Вот только надо сначала от Красной Мокрицы это место очистить, – добавила, глядя на меня. Уже усевшись в траву, я взлетел, как будто на крапиву приземлился. От резкого движения вдруг замутило, поляна безмятежно зеленела, жужжали насекомые над аленькими цветочками, качались травы…
   И я качался тоже.
   – Эти цветы усыпляют путников, а потом засевают тела своими семенами, – поведала Жасмин и жестом предложила мне что-нибудь предпринять.
   Я не стал разбрасываться огнешарами и клочьями мрака – энергозатратно, да и в таком состоянии проблематично.
   – Ширак, – просто подвесил над полянкой шарик света, похожий на тусклую лампочку. А потом до отказа повернул регулятор ее напряжения.
   Словно молния сверкнула рядом, с беспощадной четкостью высветила все, о края резких ломаных теней, казалось, можно было порезаться…
   Молния потухла. Я поморгал, – на сетчатке остался медленно бледнеющий «фотоснимок» поляны, прошел в центр поляны. Зелень казалась целой, лишь побурела, но под моими шагами распадалась в пыль.
   – Ты и без обучения неплохо справляешься. – Жасмин с одобрением разглядывала поляну, сожженную моим заклинанием, тронула один алый венчик, он сломался, осыпался тонким пеплом.
   Сначала я полез в аптечку за противоядием, потом вспомнил о чаше и полез за ней в рюкзак. Глотнул воды, голова сразу прояснилась. Так, а это еще что? Руки тряслись, когда пил, и ненароком разлил под ноги. Ну-ка…
   Я плеснул из чашки еще, на сей раз прицельно, и чистейшая волшебная вода разъела случайно уцелевшие растения не хуже соляной кислоты.
   Там, в Хидоне, чаша время от времени начинала лить воду, мы держали ее не дома, а оставляли, заклинив в корнях деревьев поселка, каждое утро перенося на другое. Собственно, мы и взяли-то чашу потому, что как раз проходили мимо, спеша за Жасмин, иначе так бы и оставили в Хидоне. Нан вовремя вспомнила о бодрящем и исцеляющем эффекте воды Дэва.
   – Это так и должно быть? – поинтересовался я.
   – Нет. – Жасмин смотрела удивленно. Во взгляде Нан мелькнуло понимание.
   – Да ведь их силы антагонистичны – эЛ и того, кому принадлежит эта чаша! Конечно, вода из реки Дэва смывает порчу с этой земли!
   Жасмин кивнула, потом задумалась.
   – Все это замечательно, – нервно сказала, – но эЛ может и заметить, что его в одном месте убыло…
   Там, где вода выжгла нечистые растения, поднималась щетка обычной зеленой травы.
   – …И обратить сюда пристальное внимание, – докончила Архимаг, мы переглянулись и заторопились прочь.

   Глава 16
   Встречи во Тьме

   Темнота сгустилась вдруг. Еще совсем недавно было достаточно светло для чтения, а сейчас можно разглядеть только землю под ногами и темные фигуры спутников. Я не решался зажечь светлячка и поспевал за эльфийками лишь благодаря импу и выращенным им дополнениям.
   – Привал, – Архимаг наконец остановилась и обернулась, я чуть не шарахнулся – лицо ее было туманным пятном с желто-зелеными искрами глаз, словно у кошки.
   Нан привычно сложила треугольник (Дайрим научил), зажгла огонь… и с растерянностью обнаружила, что волшебное пламя еле-еле греет и светит. Жасмин без охоты пожевала холодного мяса и ушла в ночь, чтобы раскинуть защитные линии вокруг стоянки.
   Вернувшись, сказала, что в эЛ нельзя беспечно полагаться на сторожевые заклинания и предупреждения имплантов, которые бодрствовали, когда их хозяева спали. Все согласились, что следует оставить часовых, распределили вахты. Жасмин порывалась сторожить всю ночь, но в конце концов вняла голосу разума.
   Может быть, этот куст, незаметно подкравшись, просто хотел пожелать нам доброго утра, но я не стал разбираться и угостил его огненным заклинанием, спалившим передвижную флору дотла и разбудившим остальных. Мы решили, что ложиться досыпать нет смысла, без аппетита позавтракали и двинулись.
   Сначала пришлось пробираться через настоящий лабиринт из колючего кустарника. Листья толстые, мясистые, коричневые, с резким запахом хлора. На Нан напал чих. Уколы шипов были ядовиты, страшно чесались, ура живой одежде, хоть как-то сдерживающей…
   Жасмин рубила заросли своей живой лозой, но волшебная вещица очень скоро утомилась. Видя, что она вот-вот вспылит и спалит все вокруг дотла, я посоветовал отодвинуться в сторонку и выбросил из рукава биомеч.
   Конечно, Жасмин слышала о нашем оружии от Сайны и Вальи, которая уложила пострадавшего от него Дарела в капсулу, а недавно и сама познакомилась с Путешественницей, целиком вырезанной из одного ствола дерева… но все же действие биомечей представляла себе слабо. Теперь с восхищением смотрела, как мы расправлялись с кустами, которые, кстати, норовили уползти от карающих лезвий. Закончив работу косцов, мы убрали клинки и скоро вышли на старую тропу.
   Жасмин сделала пару шагов и мгновенно провалилась по пояс в тропу. Я бросился было на помощь и провалился по щиколотки.
   Нельзя рыпаться, если попался в болото. Чем больше делаешь ненужных движений, тем быстрее тебя засосет трясина. Но это в теории, а попробуй-ка не двигаться, когда под тобой не твердь, а мягко расползающаяся грязь, а ног касается что-то склизкое…
   Я крикнул Нан, чтобы не совалась, ощущая, что медленно проваливаюсь. Вероломная тропа хлюпнула. Я выбросил биомеч, вытянул его на всю длину, зацепился за ветку низко растущего дерева. Ветка хрустнула, сломалась и стукнула меня по голове.
   Бормоча проклятия, сформировал крюк на длинной рукояти, вонзил в ствол – брызнул сок, почти как кровь. При этом провалился по пояс. Осторожно потянул себя из трясины.
   Жасмин трепыхалась, она удачно зачалилась своей лозой, но могла лишь держаться на поверхности. Гулкий удар, трясина содрогнулась – Нан срубила одно из деревьев, оно упало рядом с нами. Девушка вскарабкалась на него и достала сперва меня, а потом Архимага.
   Тропа печально вздохнула и забулькала. Поверхность ее восстанавливала структуру, имитируя утоптанную землю, камешки, травинки, упавшие листья…
   Я приметился угостить тропу огнешаром, но передумал. Уселся, привалился к дереву и отстранил Нан:
   – Я в порядке, ей займись…
   А Жасмин выглядела скверно. Она лежала под кустом и тряслась, все мышцы тела дергали судороги. Штаны ниже колен были изодраны в лохмотья, кровь струилась разводами, прокладывая русла в грязи.
   – Ч-ч-черт, как де-де-девчонка попалась… – еле выговорила, и ее зубы застучали кастаньетами. – Я-а-а-а-д-д-д-д…
   Я торопливо достал из аптечки иголку противоядия, Жасмин дернулась в сторону, и я обнаружил, что в лицо мне смотрит дуло стрелкомета с одной руки Архимага и какое-то убойное заклинание с другой.
   – Не смей подходить с этим ко мне!.. – выговорила удивительно отчетливо, а потом чуть не откусила язык. Глаза женщины закатились, заклинание с шипением прыгнуло с ладони. Я бросился ничком, чары ушли куда-то вверх.
   – Держи ее… – судорожно принялся искать иголку в чахлой траве. Нан зафиксировала Архимага, едва сдерживая судороги, я ткнул иглою в кровоточащую плоть, вытащил вторую. Надеюсь, на вэйри они действуют, как на людей…
   Третья иголка выпала из пальцев. Я удивился и попытался ее поймать, но препарат как будто издевался, ускользая. Руки казались чужими, мир почему-то качался. Вдруг затошнило, на языке появился мерзкий металлический вкус, в ушах раздался звон, сквозь который я еле расслышал слова Нан:
   – Серый… – Девушка теребила меня. – У тебя губы серые…
   Я хотел что-то ответить, но не смог составить фразу. Небо закружилось над головой, и я безвольно свалился рядом с Жасмин…

   Оказывается, я тоже получил пару укусов ядовитых тварей, даже не заметив того. Нан подхватила иголку и вколола мне, и противоядие подействовало довольно быстро. А вот Жасмин пришлось куда хуже, пришлось примотать ее к дереву, чтобы не искалечила себя – у нее начались сильные судороги. Но противоядие, вода Дэва и лоза, которая вбуравливалась в ранки и тянула отраву, постепенно справлялись. Когда женщина впала в тяжкое забытье, мы просто сели рядом и стали ждать, пока ее организм справится с ядом.
   Жасмин пришла в себя поздним вечером и смогла встать и даже ковылять. Мы поторопились убраться от обманной тропы, раскинули лагерь, поели и легли спать.
   Среди ночи я проснулся от непонятного беспокойства и понял, что меня не разбудили, когда наступила моя стража. Жасмин не было там, где она должна была быть.
   Женщина стояла – стояла!.. на краю поляны, раскачивалась, что-то бормотала. Из тьмы ей отвечали сразу несколько нечеловеческих голосов, скрипучих, словно синтезированных на компьютере. От этих звуков у меня мороз прошел по коже.
   – Эй, – тихо позвал я. Жасмин оглянулась, на лице ее блуждала бессмысленная улыбка, глаза закатывались.
   – Тревога! – Я попытался встать и заплелся ногами в траве, упал, вскочил, обрывая обретшие крепость веревок жесткие стебли, и понял, что уже не успею. Жасмин шагнула, собираясь переступить синюю нить сторожевого заклинания.
   И тут ей в лицо метнулось нечто светящееся, отбросив назад. Огненная птица с боевым кличем пошла на второй заход, Жасмин ошалело вскинулась, попыталась отмахнуться и с криком отдернула обожженную руку. Она озиралась, как человек, которого только что разбудили.
   Голоса забормотали, зашептали что-то успокаивающее. Мне словно надели на голову пыльный мешок, стало тяжело думать, захотелось зевнуть, лечь, уснуть…
   В висок словно огненный гвоздь вогнали, я стряхнул с себя сонную одурь и телепатически рявкнул на Нан, приводя в себя. Жасмин выпалила какое-то заклинание, попятилась, стреляя из стрелкомета.
   Какая-то тварь подошла совсем близко к границе, черта заклинания загорелась ярче, синий огонь отразился в огромных глазах.
   – Бормотуны! – с ужасом и отвращением вскричала Жасмин, снова выстрелив, глаза моргнули и погасли. Архимаг довольно зарычала, снова вскидывая стрелкомет.
   – Стой, это иллюзия!
   Тело сраженной твари, смутно угадываемое во тьме, истаяло черным дымком. Нан встряхнулась и закричала:
   – В центр, спиной к спине! Орла, где ты?!.
   – Какая еще Орла, ты с ума сошла?
   – А кто, по-твоему, бросил огненную птицу?!.
   В последние дни на реке Дэва Нан придумала объединить мою огненную магию и традиционного Вестника. Получилось то еще заклинание – разведывательно-атакующее, волшебник мог смотреть глазами огненной птицы, а мог направить ее на цель и отдать приказ на подрыв. У меня Феникс получался плохо, а вот Нан освоила его великолепно и научила Орлу. Та полюбила устраивать взрывы…
   Вот как сейчас – феникс вновь явился из темноты, сделал петлю и упал на землю.
   Гулкий толчок горячего воздуха едва не сбил нас с ног, вспыхнул высокий огонь. В языках пламени возникла тонкая гибкая фигурка.
   – Сейчас!.. – крикнула Нан.
   Получилось. Когда Орла – это действительно была она, подскочила вплотную к защитным кругам, мы сняли их. Девушка заскочила внутрь, я ее поймал, крутанул вокруг себя, гася скорость, Нан и Жасмин мгновенно восстановили защиту. Кто-то налетел на нее и с воем отпрянул.
   Я чувствовал, как тонкое девичье тело колотило страхом и возбуждением, глаза, в которых пылали алые отсветы огненной магии, были совсем близко.
   – Видели?!. – срывающимся голосом воскликнула ученица, пытаясь плечом вытереть кровь из царапины на щеке. Пискнула, так и застыла с наклоненной головой, когда Нан за ухо вынула ее из моих объятий.
   – Ты-что-творишь?!. – жестоко повернула, Орла заверещала.
   За границами круга раздался треск, похожий на хлопки кукурузных зерен в духовке. Ночь наполнилась визгом и воем, словно дрались сто кошек. Нан отпустила ухо ученицы, посулив открутить позже.
   – А разве не уже?.. – Орла потрогала пострадавшее место, убеждаясь, что ухо на месте.
   – Хорошо, – пробормотала Жасмин, она стояла, опираясь о ствол дерева, стрелкомет на руке целился во тьму, свисающая из рукава лоза нервно шевелила кончиком. – Надеюсь, какое-нибудь из твоих заклятий перешибет парочке гадов руки и ноги…
   Я сообразил наконец, что это был за треск – щелчки моих Мышеловок.
   Вопли прекратились. Твари снова зашептали свой рэп, я качнулся навстречу звукам, накатывающим из тьмы. Кто-то тяжело оперся на мою руку. Орла. Я посмотрел на ее бледное лицо – она до крови прикусила губу. Нан мотала головой.
   Во мраке происходило какое-то шевеление, к границе вышел еще один бормотун.
   Чебурашка, подумал я сначала. Покемонистый дитя Чернобыля. Светлая шерсть, алые огромные глаза на непропорционально большой башке, круглые уши, тонкие мартышечьи лапки. Ростом едва ли по пояс нам…
   Монструозный покемон оскалился на нас. Пасть широкая, слюнявая, зубы небольшие, тонкие, как иголки, сверкающие. Чебуратор попробовал лапой синюю черту, ожегся, взвизгнул, сунул отвратительно похожие на человечьи пальцы в рот. Повернулся и исчез во мраке, прежде чем мы сообразили, что это была никакая не иллюзия.
   – Ширак!.. – торопливо прошептала Нан, обновляя висящие в воздухе световые шары. Темнота забормотала раздраженно, сбив ритм.
   – Ага, не нравится, – сказал я. Что-то было в этом важное… но волна бормотания нахлынула и унесла мысль с собой. Меня защищает имплант, сбивая транс наведенной болью. Жасмин – я связался с ней и объяснил, как перестроить биокомпьютер, чтобы «будил», женщина кивнула. Нан, Орла беззащитны. От бормотунов их отделяем лишь мы да слабеющий свет.
   Бормотуны восстановили ритм. Ритм… Ритм…
   На этот раз удар боли от импланта чуть не швырнул меня на землю. Мигрень прочистила мозги. Ритм!.. Вот в чем дело!..

– В заповедных и дремучих
Страшных муромских лесах!

   – заорал я во всю глотку песню, которую вспоминал в первые дни своего пребывания в этом мире, все вздрогнули. —

Всяка нечисть бродит тучей
И в проезжих сеет страх!

   Сеть морока спадала, разорванная в клочья словами родного языка, его привычным ритмом.
   – Пойте! – Нан перехватила мою мысль. – Пойте что угодно!
   Никогда Лихолесье не слышало такого концерта. Исполнение, конечно, подкачало, но зато с каким выражением, с какой экспрессией мы пели все вспомянутые песни!
   И громко.
   Твари темноты поняли, что им нас не переорать, когда небо посветлело на востоке, они затерялись в отступающих сумерках.
   Мы кое-как обновили сторожевые заклинания и упали спать.

   Утром я проснулся от отзвука чужой боли – какой-то обидной боли. Встал, зевая – ну да, так и есть. Нан держала Орлу за ухо. Девушка смирно висела, неловко запрокинув голову. Жасмин с интересом наблюдала за процессом воспитания.
   – И что, позвольте поинтересоваться, вы делаете здесь? – ярости в спокойном голосе Нан хватило бы, чтобы расплавить Красные Скалы.
   – Я… пошла за вами… – прошептала Орла, сглатывая слезы. Нан вздохнула и отпустила.
   Через мгновение ученица рыдала у нее на плече, сыпя невнятными жалобами. Дикие оплетаи полдня бежали за ней… странные колючки, никогда таких не видела… потом еще эти… так страшно…
   – Давно ты нас преследуешь? – спросил я.
   – Сразу же, как только вы вышли, – прошептала девушка, робко глядя на меня.
   – И сумела спрятаться!.. И в одиночку шла через Лихо… через эЛ!..
   Она неубедительно потупилась под всеобщими осуждающими взглядами. Жасмин посмеялась и махнула рукой – пора идти.
   Архимаг вроде бы оправилась и хромала достаточно шустро. Девушки шли в середине, я замыкающим, тоже слегка прихрамывая, раны от укусов подживали и страшно чесались.
   На обеденном привале я смог немного покемарить, Нан еле растолкала. Помню, в школе у меня неплохо получалось спать с открытыми глазами, а вот идти так неудобно – то и дело натыкаешься на деревья… что в Лихолесье просто опасно…
   Вот яркая иллюстрация того.
   Я остановился и проснулся. Мы стояли перед колючим кустарником. В мертвых ветвях запутался скелет человека.
   Нет… не человека.
   Тонкие кости грудной клетки страшно смяты, изломаны, но видно, что они другие. Череп вытянутый, плечи широкие, руки длинные, лопатки странной формы…
   И от них отходят еще одни руки. Точнее, рукокрылья.
   Мелкие косточки осыпались, перепонка крыльев истлела, но можно угадать, как она была натянута – как у летучих мышей, между «пальцами» и телом. Кости тонкие, явно легкие, пустые внутри, каких-то птичьих, «летательных» очертаний.
   Я отвернулся. Судя по черепу, этот ангел – или там гарпия, – был вполне разумным.
   – Дочери Ветра, – тихо произнесла Жасмин. – Только в легендах…
   Она вздохнула и отвернулась.
   – Он не здесь умер. – Жасмин глянула в небо. – Грудь проломлена… может быть, упал с высоты и ударился о ветви дерева? Нельзя так оставлять.
   – Нет времени, – сказал я.
   – Это не отнимет много времени. – Нан посмотрела на Орлу. Девушка кивнула и не без щегольства повела рукой, на предплечье оказалась огненная птица. Девушка подняла на уровень глаз, как будто давая ей оценить зрелище – смотри, это было крылатое существо, вы родственники… окажешь ему последнюю услугу?
   Заклинание взлетело с ладони и бросилось в сплетение мертвых ветвей. Созданное из магического огня тело прожгло мертвое дерево, сухой кустарник занялся очень быстро, кости затрещали.
   Нан молча вырубила три палки и сложила на земле треугольник. Теперь пламя не вылезет дальше очерченных ему границ. Мы постояли немного и пошли.
   Уходя, я оглянулся, показалось, что из огня вырвался какой-то крылатый дух и вознесся в небо…

   Весь день кто-то следовал за нами – у самой границы наших магических чувств. Жасмин затруднялась дать классификацию существа или существ, скорее всего, это были бормотуны. Покемоноподобные твари не имели привычки бросать двуногую добычу.
   Решено было устроить привал раньше, чтобы немного отдохнуть перед возможным ночным нападением бормотунов. Но Лихолесье не собиралось баловать нас, на пути не было подходящих мест для отдыха. Единственное достойное место было занято.
   – Немертвые, – прошептала Жасмин. Мы скрывались за кустами, разглядывая жутковатые фигуры, неподвижно стоящие на поляне. Девушкам поплохело, но они мужественно крепились.
   – Выглядят так себе. – Я ободряюще пожал любимой и ученице руку, делясь своим не-страхом. Меня, просмотревшего десятки ужастиков, игравшего в кучу компьютерных игр, трудно было пронять видом полуразложившихся бродячих мертвяков. Гниль, кое-где через плоть проглядывают кости. В глазницах черепов – зеленые огни.
   Нан зашевелила губами – считала. Четырнадцать.
   – Не жгите всех, – сказал я.
   – Почему? – спросила Жасмин.
   – Посмотрим на них…
   Архимаг пожала плечами. На приготовления не ушло много времени, потом мы поспорили, кто будет приманкой. Нан храбро вызвалась, сказав, что она самая аппетитная. Я взвился на дыбы. Жасмин фыркнула и сообщила, что тощая девушка не вдохновила бы и голодного хьерна. Я обиделся. Нан тоже.
   Пока мы препирались, Орла вылезла вперед.
   Мертвяки, зачуяв живых, взвыли в лучшем стиле фильмов ужасов, показывая в хищных улыбках гнилые провалы ртов, и бросились на нее.
   Первого шарахнула моя Мышеловка. Силы я не пожалел, и заклинание откусило мертвецу ногу. Падая, он неловко сшиб двоих.
   Авангард кошмарного отряда валялся поперек тропы. Орла вскинула руки, сложив пальцы так, как будто обхватывала шар.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [35] 36 37 38 39 40

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация