А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кровь леса" (страница 28)

   Глава 13
   Холодный прием

   – Так нечестно, – сообщил я, вновь оказавшись в мире черного камня и блестящих алмазов.
   – Конечно, нечестно, – подтвердил хрустальный голосок откуда-то сбоку. – Жизнь вообще нечестна… а ты о чем конкретно?
   – В прошлый раз я тебя расколол, и ты разбудила меня как раз тогда, когда собиралась… – наконец я ее увидел. И тут же забыл все укоры, что хотел на нее высыпать. – Ты очень красива.
   – В моем возрасте я скорее ожидаю услышать «ты прекрасно сохранилась», – усмехнулась Леди. Сейчас она была в эльфийском обличье. Идеальный овал лица, обрамленного рыжими и черными локонами, дивные золотые очи смотрят, казалось, в самую душу. Одежда тоже сменилась, вместо лохмотьев – темно-зеленый комбинезон, оставляющий открытыми руки и ноги, длинный плащ с лохматушками и откинутым капюшоном. На одном запястье был закреплен предмет, напоминающий стрелкомет, но малость больше.
   – Так одевались древние вэйри? – спросил я. – А почему обязательно босиком и с голыми руками?
   – Чтобы лучше ощущать силу природы, – наставительно сказала эльфийка.
   – Может, и мне разуться? – пробормотал я. – Мне чары Леса плохо даются. Собственно, именно потому я и поставил Мышеловки… Которые, хошь ты тресни, за традиционную магию вэйри никак не примешь.
   – Ты никогда не превзойдешь вэйри в этой магии, хоть ты разуйся, хоть вовсе голышом щеголяй по Лесу, – сказала Леди. – Удовлетворись тем, что он – Лес, тебя видит, ценит и выручает, когда надо. И вообще, у тебя масса других талантов – вот их и развивай.
   – Надеюсь, мне представится такая возможность, – сказал я. – Там, в реальности, нас вроде как сцапали. И тащат куда-то в Хидон. И тамошний Архимаг, насколько я понял, любит порезать нелюдей на ремни.
   – Ах, Архимаг Хидона. – Леди улыбнулась, словно я упомянул о ее младшей родственнице, по младости лет малость бестолковой, но подающей большие надежды. – Она хорошая девочка. Думаю, ты с ней поладишь.
   – Хорошая девочка?! – Я вспомнил чудовищные заклятия. – Как я смогу с ней поладить? Она меня пережует и выплюнет.
   – Да брось, может быть, покусает чуть.
   – Что-то я никак не понимаю, – сказал я после паузы, – обещаешь ли ты, что все будет хорошо, или предупреждаешь… потому спрошу прямо – как там, в реальности?
   – Ну… – Леди пожала плечами. – Почему бы тебе самому не сходить и не глянуть? – И ее новый образ в зеркале алмаза стал меркнуть.
   – Эй, погоди!.. – только и успел воскликнуть я, и меня унесло в реальность…

   Странный бред.
   Я в корзине. По бокам – плетеные стены из толстых сучьев, живых сучьев. Сверху – крышка из тех же сучьев, покрытых широкими, будто пальмовыми листьями.
   Под задницей…
   Я шевельнулся и сел. Желудок немедленно забултыхался внутри, норовя выскочить через горло. Казалось, он был не просто пуст, но еще и вывернут наизнанку.
   Под задницей оказалось плетеное дно, сквозь которое просматривалась земля. Очень далекая. Грибная корзина оказалась гигантским гнездом, куда птица Рух принесла пойманного человека!..
   Я в ужасе схватился за… за пол – хвататься было больше не за что. Казалось, ветки вот-вот раздадутся подо мной, и я ухну вниз с невообразимой высоты…
   Кажется, это не сон. Во сне невозможно так бояться.
   – Что за фигня. – Голос был какой-то ломкий, сиплый. И тело как одеревеневшее. – Где я?
   Ветки пружинили под ногами, но ломаться не спешили. Сглатывая, я на четвереньках устремился туда, где в плетении угадывалась «несущая балка» – толстый сук. Распластался на ней. Если упаду, то, наверное, успею вцепиться…
   ДАННЫЙ ИМПЛАНТ ПРИВЕТСТВУЕТ ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ.
   – Ага, привет, – пробормотал я. – Давно не виделись… не слышались… и вообще.
   Хотя бы на этот раз у него ничего не отвалилось? Было бы некстати, только несколько дней назад мозговой червяк отрапортовал, что полностью восстановился, включая систему радиосвязи и контроля процессов тела. С помощью чего, должно быть, и выводил яд из моей тушки, что вызывало странные реакции, так заинтересовавшие Дайрима. Надеюсь, я сломал ему нос.
   ФУНКЦИОНАЛЬНОСТЬ ИМПЛАНТА НЕ ПОСТРАДАЛА, – похвастался он. – ОТМЕЧЕН ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ НЕГАТИВНЫХ ЭМОЦИЙ. ПРЕДЛАГАЕТСЯ ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ КОРРЕКЦИЯ.
   Это чего? А… ну, давай.
   Высота тут же перестала быть страшной. Полезная вещь червяк в мозгах!..
   – Как долго я был без сознания? – пробормотал я сипло.
   14 ЧАСОВ ГЛУБОКОГО НАРКОТИЧЕСКОГО СНА, ПРЕРЫВАЕМОГО КРАТКИМИ СУМЕРЕЧНЫМИ ПЕРИОДАМИ.
   Помню я эти периоды… Тихо ругнувшись, я запустил руку в штаны. И тут только понял, что меня переодели в эльфийский комбез из живой ткани. Плащ валялся рядом.
   Ну и как все это понимать? Зачем надо было снабжать человека, врага, одеждой? А плащ-то мой собственный, тот самый, что был получен методом разрастания и деления пончо Нан. А ведь это оружие. На нем есть пасть, ядовитые шипы и, кстати, отводящие глаза чары. Которые… да, чутье мне подсказало – вполне работают.
   Я длинно выдохнул и прижался лицом к прохладным прутьям пола.
   – Нан? – позвал.
   Ответа не было. Только смутное эхо. Должно быть, она тоже в глубоком наркотическом сне или в сумеречном периоде.
   Я встал. Трудяга имплант тут же предоставил мне расчеты, что пол может выдержать даже «Хаммер». Нет, страх перед высотой никуда не делся, просто он перестал иметь значение.
   Осторожно ступая, я подошел к стене. Прислонился, глядя меж прутьев.
   Моя корзина-гнездо висела в самом центре эльфийского поселка-рощи. Похожие я видел в памяти Нан.
   Деревья, нет, деревища, огромные-то какие! – высоченные, толстенные, каждое не меньше десяти метров в диаметре. Наплывы коры образовывают что-то вроде ступенек, рядом подъемы, веревочные лестницы, дощатые переходы над нами… избушки, приткнувшиеся к стволам деревьев и возведенные вокруг них, избушки на ветвях деревьев высоко над землей, канатные дороги, при одном взгляде на них начинала кружиться голова.
   По стеночке я добрался до места, где более тонкие и свежие прутья обозначали дверной проем. На толстом суку за ними было что-то вроде тропки, огороженной перилами только с одной стороны. Будь у меня биомеч, я бы мгновенно вырезал дыру и вышел, но это частое плетение нечего и думать преодолеть голыми руками. Толстый сухой сук проще сломать, чем свежий тонкий побег.
   Тихо ругаясь, я прижался к ним лбом…
   И чуть не вывалился наружу, когда прутья стремительно расползлись, уходя в стены.
   ДВЕРЬ – ОТКРЫТА, – сообщил имплант.
   – Какого?!. – только и спросил я, судорожно вцепившись в косяк двери и глядя в глубину. Это же вроде тюрьма, или я что-то путаю? Покосившись вниз, сглотнул. Высота удерживала меня вернее, чем любые двери, хоть из веток, хоть из стали. Эх, будь у меня биомеч, а еще лучше – лоза, можно было бы цепляться за ветки, страхуясь, балансировать…
   Я набирался смелости целых десять секунд. А потом шагнул вперед, судорожно цепляясь за перила.
   Никто не обратил внимания, не завопил о побеге, не взвыла сигнализация. Осторожно ступая, я добрался к стволу дерева и обнялся с ним. Надо было сначала размяться, за проклятые четырнадцать часов отлежал себе все что можно, и теперь ноги дрожат, сердце колотится… А я говорю – дело в четырнадцати часах, а не в пропасти под ногами!..
   ДВЕРЬ – ОТКРЫТА, – я принялся оглядываться в поисках неизвестной двери. Ага, часть коры на стволе отошла, открывая низкий вход. Проблема в том, что между суком, на котором я стоял, и узкой складкой коры, изображающей порог двери, было около метра. Широко шагнуть или недалеко прыгнуть.
   А внизу десятиэтажная пропасть.
   Я огрызнулся на имплант, который опять предложил «эмоциональную коррекцию». Сам справлюсь. Представь, что тебе нужно шагнуть с доски на доску, которые лежат на земле. Нефиг делать.
   – Очень мило, – прозвучал вдруг холодный женский голос.
   Дернувшись и сдавленно взвыв, я замахал руками, чуть не слетел вниз, но вцепился в складку коры и торопливо нырнул в дверь.
   – Кто это? – вякнул, оглядываясь и непроизвольно отставив безоружную руку, словно собираясь выбросить биомеч. Спохватился и поставил на взвод огненные чары.
   – Никто, – ответил Голос. – Я тебе снюсь. Однако быстро ты очнулся. И уже магичишь, надо же.
   – Что тебе надо от меня?
   – Ничего. Вернее… я хочу, чтобы ты ушел, – Голос был женский, холодный и какой-то… пустой, как будто призрачный. Не телепатия, с которой я уже пообвыкся. Как будто мне прямо в голову вживили радиопередатчик.
   – Куда ушел?
   – Куда угодно. Покинь поселок. Я отдам тебе твое оружие и безопасно выведу прочь.
   Я подумал.
   – Хорошо. Говори, где оружие и Нан.
   – А она тебе зачем?
   – Как зачем?!. – вспылил я. – Ты сказала, что желаешь, чтобы мы покинули поселок!..
   – Я имела в виду одного тебя. Девушка останется здесь.
   – Нет!..
   – Да. У тебя есть выбор – уйти сейчас или умереть чуть позже.
   – Ты забыла еще один вариант – убить здесь всех и уйти с Нан!..
   – Ты серьезно считаешь, будто сможешь противостоять целому поселку?
   – Как-нибудь попробую.
   Голос молчал.
   – Эй, ты где?
   Нет ответа.
   – Ну и фиг с тобой, – я призвал тао и завертелся на месте, пытаясь определить, откуда исходит слабый сигнал Нан. Ага…
   Внутри ствола дерева между плотью дерева и корой проходила узкая спиральная лестница. Пахло древесной сыростью, чем-то свежим. Светились жилки в стенах, по ним пробегали быстрые импульсы. Я положил руку на стену и почувствовал, как будто где-то далеко работает гигантский насос. Дерево пило воду.
   Мне даже не по себе стало. Как будто находился внутри чудовищного организма. А потом свечение вокруг моей ладони усилилось. Я в замешательстве отдернул руку.
   – Страшно? – спросил Голос.
   От неожиданности я поскользнулся на ступеньках и грохнулся.
   – Твою мать!.. Что за манера – говорить под руку… под ногу то есть!.. В прошлый раз я чуть не сорвался из-за тебя!..
   – Это не причинило бы тебе вреда.
   – Падение с десятого этажа не причинило бы мне вреда?!.
   Хрустальный смешок.
   – Эй? Голос? – ответа не было. Я выругался, сплюнул и торопливо зашагал вниз. Через равные промежутки в наружной стене были узкие бойницы, дававшие достаточно света. Некоторые оказались затянуты зеленоватой пленкой. В других местах скрывались двери, я уже научился их примечать.
   Только бы никто не попался навстречу…
   Земля приближалась еле-еле, хотя я торопился и прыгал через ступеньки с риском свернуть себе шею. Прямо хоть выходи наружу через очередную дверь и добирайся по воздушным тропкам. Какое-то время я думал так и поступить, но решил не рисковать, привлекая внимание своим неуклюжим ползаньем. В памяти Нан видел, как ловко лесные жители пользуются всеми этими неустойчивыми штуковинами. Если я попытаюсь торопиться там, снаружи, то наверняка чебурахнусь. Особенно если чертов Голос скажет что-нибудь очень вовремя, как за ним водилось.
   Наконец-то спустился вниз, уже привычно коснулся двери, открывая.
   Под гигантскими башнями деревьев росла лишь трава да кое-где редкий кустарник. Из-под узловатых корней звенели ручьи и небольшие речушки. Везде болотца, озерки, лужи, через воду переброшены плетеные платформы и мостки. Прямо как дома. Интересно, они не разводные, часом?..
   У первого же ручья я преклонил колени и пил до онемения горла от холодной воды. Сушняк был дикий, должно быть, вывод яда из организма совсем меня обезвожил… обезводил…
   Высушил.
   Оглянувшись по сторонам, я определился и зашагал к далекой башне.
   Сейчас поздняя ночь, вот в чем дело. Я и не понял сначала, приняв серость окружающего мира за неполадки зрения из-за передозировки сонного яда. Оказывается, это имплант дополнил мое зрение.
   Однако же удачно я очнулся, никто не помешает… наверное. Все-таки вэйри отлично видят в темноте, может быть, какой-нибудь полуночник выберется отлить или звездами полюбоваться, а тут я…
   – Погоди, – сказал Голос, и я чуть не забранился вслух. – Я сказала – замри и молчи!.. Подожди, пока вон тот не пройдет мимо.
   – Кто? – спросил я и увидел. Действительно, чуть не наскочил на полночного бродягу.
   Я проследил, как темная фигура оглядывалась, гадая, не причудилось ли ей некое движение и звук. Пожала плечами и скрылась в «подъезде». Я выждал немного и направился дальше.
   – Спасибо.
   – Что? – не понял Голос.
   – Не знаю, моя ли ты шизофрения, или мозговой червяк вдруг обрел личность и индивидуальность, но за предупреждение спасибо.
   Голос что-то невнятно буркнул и умолк. Она, кажется, была не на шутку озадачена моей благодарностью.
   – Куда ты идешь? – спросила.
   – За Нан.
   – Ты чувствуешь ее через тао?
   – Конечно.
   – А если я тебе ее не отдам?
   – Тебя никто не спрашивает. Я заберу ее сам.
   Вот и дерево. Экое могучее, должно быть, патриарх этой рощи. Я вежливо поприветствовал его, велел двери открыться и зашел в темное помещение.
   Кора с сухим каким-то недобрым хрустом встала на место. Вспыхнул сумеречный свет, и я прыгнул.

   Пробив какую-то занавесь из жестких веток, обрушился на человеческую фигуру и едва не свернул себе шею. Отлетел к стене, вскочил, проморгался от искр в глазах и обнаружил, что нахожусь в небольшой круглой комнате с несколькими выходами. Прямо передо мной стояло что-то вроде…
   Волшебник Изумрудного города, не помню, какая книга. В ней фигурировали деревянные солдаты. Вот именно на такую деревянную куклу в человеческий рост я и покушался.
   Робот смотрел на меня хрустальными глазами, в которых светилась магия. Он был подвешен за спину на какую-то опору, молчал и не двигался.
   – Чем тебе не угодило мое изделие? – с насмешкой спросил Голос.
   – Что это за Буратино-акселерат? – выругался я.
   – Так, одна из моих придумок, – туманно откликнулся Голос. – Ты куда?
   – Сюда. – Я как раз ощутил за одной из дверей что-то знакомое. Открыл и споткнулся о какой-то сук, чуть не полетел кубарем, сдавленно зашипел и заругался.
   Ругательства превратились в восторженный вопль. Я торопливо зажал сам себе рот. Оказалось, на эту самую ветку был намотан мой собственный биомеч. Одно касание – и оружие скользнуло ко мне в рукав. Биомеч, казалось, был рад хозяину. Сформировав клинок, я несколько раз рассек воздух, убрал.
   Отлично.
   Вот меч Нан – тонкий клинок, вбитый в какую-то деревяшку. Поколебавшись, я прихватил и его.
   Помимо наших с Нан биомечей, в комнате обнаружились два стрелкомета и два футляра для стрелок. Словно специально!..
   – А это и есть специально для тебя, – сказал Голос, и я понял, что бормотал вслух. – Теперь – уходи.
   – Нет, – ответил я. – Нан.
   – Любишь ее? – спросил Голос, помолчав.
   – Да!..
   – Послушай, парень, все это очень мило и трогательно, однако подумай сам – с тобой, чужаком, она никогда не будет счастлива. Девушка должна жить со своим народом. Если любишь – оставь.
   Я остановился, вцепился зубами в рукав. И раньше думал об этом, но сейчас Голос затронул мои потаенные страхи. Я чужой в ее мире, и Нан никогда не будет счастлива со мной. Что я могу предложить ей – скитания, вечное одиночество вдвоем, постоянное бегство от всего?
   – Пусть тогда скажет мне это сама.
   – А вдруг она решит остаться?
   – Тогда и я останусь с ней, – буркнул я. Голос, кажется, потерял дар речи. – Все, отвяжись. Не мешай.
   Нацепив один стрелкомет, я затянул ремешок на запястье, с удовольствием выслушал доклад импланта о наличии пневматического метателя. Стрелки были сплошь с пестрым оперением.
   – Это, типа, чтобы я никого не убил? – поинтересовался я.
   Голос не ответил. Убрав футляры и второй стрелкомет в карман, я повертел головой, определившись с направлением, и принялся искать ходы на второй этаж.
   Лестница обнаружилась лишь в третьей комнате. Поднявшись, я еще немного поблуждал по пустым комнатам и наконец нашел искомое.
   Для сородича вэйри смягчили «условия заключения». «Камера» была достаточно большая. Нан лежала на возвышении, закутанная в одеяло. Рядом с ней была сложена одежда, у стены стояли какие-то миски.
   – Нан? – тихо позвал я. Девушка шевельнулась, перевернулась на другой бок, что-то неразборчиво бормотнув, при этом спихнула с себя одеяло.
   Она оказалась по пояс голой. На плече, щеке, груди виднелись порезы, заклеенные чем-то прозрачным и блестящим. Эти порезы были соединены линией синяка. Словно девушку ударили хлыстом с вплетенными лезвиями.
   Лоза, понял я. След от удара лозой, а порезы – от листьев.
   Вспышка бешенства. Все эти деревья-башни будут гореть от корней до вершин, все ручьи внизу понесут кровь…
   Я едва удержал рвущийся с пальцев огонь. Так, отложить гнев и сосредоточиться. Теорию я знал, приходилось и самому подвергнуться этому заклинанию, а вот на практике обезвреживать яд сонных стрелок как-то не приходилось…
   Нан заворочалась и сонно зачмокала.
   – Серый, – пробормотала, открывая затуманенные глаза. – Ох, Серенький…
   Ахнула и вскочила, повисла у меня на шее, заливая слезами, едва не уронила на пол.
   – Я уж думала…. Я боялась… ой!.. – рывком отстранилась.
   – Что?
   – Больно. – Девушка оглядела себя, поежилась, тронув «пластыри». – Это она меня неслабо…
   – Кто? – спросил я.
   – Да Сайна, конечно, – ответила Нан. – Я поздно сообразила, что эти-то не пойдут против Хидона. А Дарел выстрелил тебе в спину. Я отрубила ему руку.
   – Так ему и надо, – пробормотал я. Недаром Карнеги вспомнил, врубившись в его манеру общения. Было в нем что-то этакое… американское…
   Хотя, с другой стороны, у него ведь жена, трое детей и еще один на подходе. Это мы – перекатиполе, нам все пофиг.
   – Где мы? – поинтересовалась Нан. – Почему ты на свободе и вооружен?
   Я вернул ей меч и нацепил на руку метатель.
   – Представления не имею, – перебросил кусочек памяти от моего пробуждения. – Наверное, мой «вечный» приоритет действует и здесь. Или это фокусы Голоса.
   – Кого?
   – Ты никакие голоса не слышишь? Я тут не могу понять, сошел ли я с ума или это действительно чьи-то неумные шутки. На тао не похоже, вот, смотри, – я сбросил ей воспоминания.
   – Действительно, непохоже, – согласилась Нан. Почмокала, облизнула сухие губы. – Наверное, по этим вашим телефонам голоса так же звучат. Слушай, тут не найдется?..
   – Что, сушняк? – спросил я по-русски, оглянулся и сграбастал одну из фляг, понюхал – то ли вода, то ли какой-то сок. Позаботились.
   Нан села на постели и надолго присосалась к фляге, пила, булькая, икая и проливая. Наконец оторвалась, вытерла грудь.
   – Помоги встать…
   Ее ноги явственно тряслись. Руку помощи отстранила:
   – Отойди.
   – Куда?
   – Вон в тот угол. И отвернись.
   Когда я стал лицом в стенку, Нан бодро проковыляла к углу противоположному. Зажурчало.
   – Ты чего? – пробормотал я растерянно.
   – Дерево все уберет, хотя, конечно, есть специальные места. Но искать сейчас…
   Она закончила свои дела.
   – Дай еще воды.
   – Угу, – я торопливо отыскал еще одну флягу. Выхлебав ее в один заход, Нан наконец смогла сконцентрироваться на происходящем.
   – Полезная вещь имплант, – сказала. – А вот я что-то совсем… Серый, уходи.
   – Чего? – я не поверил своим ушам.
   – Иди. Меня сородичи не тронут, а я потом как-нибудь убегу…
   – И не думай!.. Понесу. Поволоку. Вытащу, не бойся.
   Нан стиснула зубы, по ее щекам снова побежали слезы.
   – Иди. Только…
   – Очень мило, – прозвучал Голос.
   Я вихрем повернулся к двери, разворачивая биомеч на всю длину. Нан шагнула в сторону и назад, чтобы не мешать и прикрыть из стрелкомета – и упала, не совладав с ногами.
   – Ты серьезно собрался сбежать сам, да еще и девчонку вытащить? – поинтересовался Голос.
   – Нан?..
   Девушка вскочила – довольно бодро, но ей тут же пришлось опереться на стену.
   – Нет, я не слышала, – ответила. – Только через тебя.
   Проклятье, да кто же ты такой?
   Щелк – словно реле в мозгах сработало. Радиопередатчик… Ваши телефоны…
   Да ведь у меня и есть в башке контур радиосвязи!.. Имплант, это ты безобразничаешь?
   ЗАПРОС НЕЯСЕН.
   Что за призрачный голос, не подскажешь?
   ВХОДЯЩАЯ РАДИОПЕРЕДАЧА.
   – Откуда, блин?!. – заорал я вслух, и Голос ответил мне:
   – Я здесь. Сверху.
   – Что?.. – Я задрал голову, глядя туда.
   – Вы, конечно, можете попробовать удрать, – сказал Голос, – но рекомендую подняться сюда. Нам есть о чем поговорить.
   Мы с Нан переглянулись. Девушка пожала плечами.
   – Вам ничего не грозит, – добавил Голос.
   Я не особо-то поверил. Но осторожно прикоснулся к Нан… ну и досталось же ей!.. Меньше, понятно, чем мне, но мой организм не без помощи импланта старательно выводил яд. Нан же еле ковыляет, и будет такой по меньшей мере час…
   – Ладно, – сказал я. – Мы поднимаемся.
   Комната была большой, величиной со школьный класс. Посередине невысокое плетеное возвышение прикидывалось столом, вокруг него циновки – то ли разложенные в беспорядке, то ли выросшие прямо из пола. Прямо японский интерьер, тот же минимализм.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация