А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кровь леса" (страница 25)

   Глава 12
   Прикосновение судьбы

   Разбудили нас дети.
   Визжа, носились наперегонки с Вестником. Которого Нан вчера не стала развеивать – наоборот, долила силы, сделав игрушку.
   О чем сейчас, я чувствовал, жалела. Сайна тихим шепотом уговаривала успокоиться. Без толку, конечно.
   Хотя все равно пора вставать.
   Очумелый со сна, я убрал меч, за который автоматически схватился при детских восторженных воплях, проводил пронесшуюся птицу недобрым взглядом и парой-тройкой русских слов.
   Лес показывал пряди тумана, путающиеся в ветвях, тьма еще вилась корнями деревьев, но утро потихоньку разгоралось. Кто-то шел со стороны реки.
   Мы торопливо оделись. Из кустов выступил Дарел, огляделся. Я резко сдернул чары незаметности, и мужчина вздрогнул от неожиданности.
   – Примите мои извинения, вэй Серый… – начал он смущенно. Я поднял руку, прерывая поток красноречия.
   – Довольно, – сказал самым холодным тоном, на какой только был способен. – Полагаю, вы больше не будете бродить по ночам.
   Бедный Дарел только кивнул.
   – Не следует ли нам поторопиться? – спросил он, помявшись.
   – Торопиться следует только при охоте на небольших насекомых, – сообщил я наставительно. – Хочу кофе. И большой гамбургер.
   На берегу я соорудил бутерброд из лепешек и холодной птицы. Дарел и Сайна смотрели на сооружение во все глаза, они явно не были знакомы с последними достижениями американской кулинарной мысли. Нан зажгла костер, и скоро по месту стоянки поплыл вкусный запах. Орла заворочалась у плота, подняла голову, сонно захлопала глазами.
   – Доброе утро! – поприветствовала ее Нан на родном языке, но на русский манер. Девушка удивленно закрутила головой и явно не обнаружила в утре ничего особо доброго. Я отсалютовал ей бутербродом. Поймав мой взгляд, Орла покраснела. Решительно встала, умылась у реки и подошла к нам.
   – Что будем делать, вэйри маги? – осведомилась, выбирая самый большой кусок подогретой на камне рыбы. Укоризненные взгляды родителей проигнорировала.
   – Заготавливать бревна для плота, – сообщил я растерянно.
   – Топор только один, – сказал Дарел. Я подавился рыбой, взялся за повязанный вокруг пояса биомеч. Вчера так и не выпало случая продемонстрировать лесным людям все чудеса современной техники.
   – Долго возиться придется, – все сокрушался Дарел, поглядывая на нас.
   – Посмотрим, – неопределенно сказал я, и глава семьи немного воспарял духом, может быть, решил, что мы будем рубить бревна заклинаниями. Поглядывал на восток и картинно хмурился, показывая, что не стоит медлить. Тоже мне, знаток душ и мотивов человеческих поступков… может быть, для лесных людей эта пантомима прокатила бы, вон Нан как ерзает, готовая бежать, но для меня, лентяя, взгляды и вздохи ничего не значат.
   – Что сверху? – спросил я Нан. Девушка невежливо повернулась ко всем спиной и зажгла экран браслета, заглядывая на спутник, тут же погасила.
   – Без изменений, – ответила. – Я настроила, мне сообщат, если что случится…
   Уже научилась, надо же.
   Я встал. Мужчина торопливо вручил небольшой топор, похожий на обычный туристический инструмент, целиком железный. Я покрутил им, приноравливаясь, кинул из руки в руку, тронул пальцем лезвие. Странный металл…
   Мы отправились вверх по течению. Нужно было найти подходящие деревья, срубить, разделать аккуратно, перенести к берегу и сплавить вниз. Потом вымочить нарезанные с вечера ветви кожаного кустарника и стебли веревочника, сплести из них веревки, зачаровать эти веревки…
   Геморрою на день, а то и на полтора.
   – Вот это подойдет… – Дарел остановился, приметился топором по дереву.
   – Погоди. Это что за дерево? – спросил я.
   Дарел посмотрел безразлично, назвал дерево:
   – У вас такие не растут?
   – Кажется, нет, – я не стал упоминать, что у нас не растет девяносто процентов здешних деревьев.
   – Не много потеряли. У него легкая древесина, это да, и не гниет, и не тонет. Только всегда коряво растет. Пустое дерево.
   Дерево и вправду было корявое. Толстый ствол изгибался в сторону реки, рос почти параллельно земле, потом волнообразно уходил ввысь. Получалась этакая гигантская ступенька.
   Я вскочил на эту ступеньку, прошел вверх по стволу, отмерив шагов восемь.
   – Не тонет и не гниет, говорите… Вот такой кусок утащим?
   Мужчина подумал:
   – Ну?
   – Не нукай, я тебе не… не тягловое животное… – я закрыл глаза: Ты мне нужна!
   – Иду, – отозвалась Нан. Я побродил еще по стволу и спрыгнул. Дарел с интересом наблюдал за моими манипуляциями, но ни о чем не спрашивал.
   Появилась Нан. И все остальные тоже, малыши на руках у матери и сестры. Нан уставилась на меня, потом посмотрела на дерево, потом снова на меня.
   – Ты сошел с ума, – заявила она неуверенно по-русски. Как хорошо быть телепатом, бац, и уже все объяснил.
   – Угу, – я снова измерил дерево шагами. – Уже давно…
   Ритуал. Нужен ритуал – вэйри трепетно относятся к любому дереву, конечно, не как наши фанатики-зеленые… Что ж, сымпровизируем.
   Я сделал затес, смахнул часть коры. Выступили капельки мутного сока. Наклонившись, собрал губами.
   – Доброе дерево…
   Потом чуть порезал себя по левой руке чуть выше запястья. Кровь побежала горячим ручейком. Набрав полную ладонь, я плеснул на место среза.
   – Прими кровь мою…
   Дерево зашелестело.
   И кровь мгновенно впиталась, даже потеков не осталось. Древесина, бывшая белой, приобрела цвет мореного дуба. Я даже не удивился – хотя дурачился, придумывая «из головы» и ничего такого не имея в виду. Возможно, Дэв подхватил мою шутку, потому что:
   – Принято, – шепнула листва, и на руку словно плеснуло холодной водой, порез мгновенно закрылся.
   Я сформировал клинок, истончил, удлиняя. Семейство таращило глаза, но не пыталось чаровать и не хваталось за оружие. Должно быть, никому из них не приходилось раньше видеть вблизи клинки чужаков.
   – И отдай мне плоть свою… – пройдясь вверх по стволу, я добрался до места, где дерево попыталось расти вертикально. Примерился и одним ударом отсек верхушку.
   И выронил меч, едва не полетел вверх тормашками, когда ствол резко спружинил. Показалось, что подо мной содрогнулась шкура огромного зверя.
   Спустившись с дерева, я подобрал клинок и отделил ствол у корня. Получилось относительно ровное бревно, выгнутое с одного конца.
   – Служи верно… и продолжайся в потомках… эй, мелкие!..
   Дети с охотой помогли, набирали и раскидывали орехи дерева, втыкали повсюду тонкие веточки. Что ж… Имплант?
   Странное, конечно, хобби для девушки – авиа– и корабельное моделирование, но Джулия увлекалась именно этим. Могла часами возиться со скальпелем, деревом и клеем, вязала пинцетом крохотные узлы на такелаж, собирала электромоторчики и радиопульты для летающих моделей самолетов. Пыталась обучить меня премудростям, не преуспела, но кое-что я запомнил. Считал для нее парусность кораблей на компьютере, рисовал всякие модели – в том числе и объемные.
   А сейчас с помощью импланта рассчитывал наш будущий корабль. Недлинная высокобортная лодка с форштевнем, со скамейками, даже с носовым украшением.
   Имплант выдал на бревно шаблон-проекцию, которую видел только я.
   – И я!.. – Нан развернула свой меч.

   Мы трудились над лодкой около часа. Семейство наблюдало, открыв рты. Дарел отправился искать еще одно такое же дерево. Малыши носились взапуски с птицей, собирали на себя стружки.
   Наконец лодка была готова. Вырезанная из одного куска дерева. Метра четыре в длину, в ширину с полметра в середине, со скамейками. В середине лодки была даже опора для мачты. По крутым бортам струились теплые разводы, серые с красным линии. На носовом высоком закруглении Нан грубовато, но очень реалистично вырезала речного духа – бородатого, широкоплечего, с водорослями в волосах. Прожилки на деревянном лике ложились так, что лицо казалось живым, глаза смотрели в неведомую даль. Собственно, именно бугристые наросты на блестящей коре дерева напомнили мне носовую фигуру, и я подумал – какого черта нам возиться с плотом, когда с помощью сверхострого биомеча вырезать лодку?
   А уж потом, когда Дэв подхватил мое дурачество, осталось только продолжать.
   – Дай имя, – сказал я Нан. Девушка подумала:
   – Скиталец.
   – Да будет так, – сказал я, касаясь рукой плеча речного духа. – Нарекаю тебя Скиталец. Народ, взяли!
   Я, Нан и Орла без труда приподняли лодку и унесли к реке. Нан залезла, я столкнул и вспрыгнул следом. Нан завопила индейцем от избытка впечатлений.
   Я взялся за биомеч, клинок вытянулся, сделался плоским и широким. Мы подгребли к лагерю, довольно неуклюже, ладно, еще будет время попрактиковаться…
   Дарел с семейством спустился по лесу. Глаза у старших были такие, какие наверно, были у свидетелей полета «этажерки» братьев Райт. Только дети радостно визжали, не особо удивляясь чудесам.
   Лодки в Лесу были неизвестны. По малым рекам можно спускаться на плотах, а по большим ходить просто-напросто опасно – «очи небесных тварей» бдят, можно спровоцировать налет «железной птицы».
   Я направил лодку к берегу, надо вырубить еще парочку шестов… Дарел чуть затащил на берег, смотрел с восторгом.
   – Не нашел, – пожаловался он.
   Нан засмеялась и указала на другой берег. Корявое дерево росло в пяти метрах от воды…

   Нан настояла, напоила второе дерево своей кровью. Потом осторожно взялись за биомечи, мне все казалось, что мы только помогаем лодке выйти из дерева.
   Она оказалась меньше, чем Скиталец, и какой-то более «стройной», «девичьих» очертаний. Носовая фигура имела определенное сходство с Нан – улыбающаяся девушка, рыжие прожилки-пряди волос рассыпались по плечам. Ее мы нарекли Путешественницей.
   Когда закончили с лодками, был уже день. Бревна, оставшиеся от плота, развязали и вытащили на берег. На то, чтобы срубить шесты и сочинить весла, много времени не ушло.
   Спуск назначили на после обеда. Мы поели, собрались, Нан прошлась с Зеленым Словом по стоянке и местам кораблестроительных работ, все заросло, и теперь ничто не говорило о следах человека… ну, или вэйри.
   В Скитальца посадили Дарела, жену и младших. Орла была вместе с нами в Путешественнице, старательно орудовала веслом, не попадая в мой ритм и поминутно обрызгивая меня.
   – Замечательная штука! – от избытка чувств промахнулась по воде и окатила меня с ног до головы. Принялась извиняться, от неловкости уронила весло в воду. Нан сидела на корме, орудовала биомечом, как рулем, наклонилась и выловила:
   – Держи, неуклюжая.
   – Я уклюжая, – запротестовала девушка. – Просто мне никогда раньше не приходилось плавать на… как эта штука называется?
   – Лодка, – сказал я.
   – Чуден поселок Питер, – сказал с почтением Дарел. – Надо там побывать…
   Во мне что-то усмехнулось. Чудеса Леса велики, возможно, как-нибудь Дарел и в самом деле сможет попасть в Питер… полюбоваться на корабли…

   Пару дней мы плыли вниз по течению. Лесные люди отлично освоились с веслами, вечерами Орла выпрашивала у меня магический огонек, устраивалась на корме и ловко била острогой рыбу. Сайна сплела сети из подготовленных для плота веревок, Дарел ставил силки на зайцекрыс, Нан добывала птицу. Пищей мы были обеспечены.
   Я сам не понимал, рад ли компании. С одной стороны, всемером, конечно, веселее. С другой, отвык я от общения. Странно не молчать, не делать, что хочу, не вести себя как угодно, а придерживаться какого-то этикета. Хотя мне, как магу, к тому же откуда-то с другой стороны Леса, к тому же одичавшему в скитаниях, прощалось многое. Но купаться голышом все-таки было бы… предосудительно.
   Нан была счастлива, но и ей временами становилось не по себе в компании соплеменников. Тогда мы уходили в лес, фехтовали друг с другом, отрабатывали приемы рукопашного боя, повторяли заклинания и изобретали новые.
   – Как, надумал что-нибудь? – спросила Нан ранним вечером третьего дня. Мы валялись, отдыхая, после жесткого спарринга.
   – Что тут думать, прыгать надо, – пробормотал я. – В смысле – поговорить с ней наконец-то, выяснить, что ей от нас надо!..
   Нашу проблему звали Орла. Девушка по-прежнему с жадным интересом высматривала в нас нечто, пыталась преследовать, когда мы уединялись, чего-то напряженно ждала.
   – Хорошо, – сказала Нан. – Кто будет вызывать на откровенность?
   – Ты.
   – Почему?
   – Ну, ты девушка.
   – И что? Мне кажется, что тебе она выказывает больше доверия.
   – По-твоему, то, что она пытается неловко мне хамить, знак доверия? Девчонка меня боится.
   – Не аргумент. Орла боится нас обоих отчего-то. И от обоих ждет чего-то. Немыслимого злодейства или божественного откровения…
   Нан приподнялась и оглянулась.
   – Ага.
   – Что, идет?
   – Пытается красться. В общем, так, Серый. Я обещала близнецам научить плести кукол. Не представляешь, какие они талантливые. А ты, как кукол делать не умеющий, займешься ею, – ткнув для полной ясности в сторону, откуда «кралась» Орла, Нан встала и ушла по широкой дуге, чтобы случайно не встретиться.
   Орла подошла совсем близко. Постояла надо мной, оглядываясь и шугаясь каждого шороха, перешагнула ноги и отправилась дальше. М-да. Конечно, заклинания незаметности, наложенные на плащ, довольно действенны, но чтоб так…
   – Кхгм!..
   Орла подскочила и взвизгнула, оглянулась.
   – Тьфу, это ты, Серый… – Она держалась за сердце. – А я тут гуляю… думаю…
   – Ага, – с удовольствием сказал я. – Ты, видимо, была так занята своими мыслями, что споткнулась об меня и даже не заметила.
   Девушка открыла рот. Закрыла. Села прямо на землю и спросила обиженно:
   – Как ты можешь?..
   – Что могу? – спросил я.
   – Ты маг, взрослый женатый человек, а ведешь себя как мальчишка!..
   – А я и есть мальчишка. Хоть и маг, и взрослый. Разве одно другому мешает?
   Орла подумала и неуверенно пожала плечами.
   – Не знаю. Ладно, я пошла.
   Я встал, – Орла попятилась, взял ее за руку, – она испуганно попыталась вырваться.
   – Поведай мне свои печали.
   – Что?.. – растерянно пробормотала девушка.
   – Какого черта ты на нас все время косяка давишь? Подглядеть пытаешься, ждешь чего-то?
   – Тебе показалось. – Орла трепыхнулась. – Пусти, я закричу.
   – Кричи, – разрешил я. Девушка открыла рот… закрыла. Подумала.
   – Чего тебе от меня надо?
   – А ты как думаешь?
   Девушка стрельнула глазами и стремительно залилась краской.
   – Что, прямо здесь и сейчас?.. – произнесла слабым голосом. Думаю, со стороны моя рожа сейчас выглядела на редкость тупо.
   – Нет!.. – Я поспешил отпустить ее. Эта современная молодежь… – Мне нужно, чтобы ты наконец-то рассказала мне!..
   Орла не убегала. Но и откровенничать не собиралась. Что ж…
   Я встал и пошел к реке. Орла растерянно засеменила следом.
   – Уходи, – сказал я, девушка вздрогнула, чтобы посмотреть «щенячьими глазками», ей пришлось забежать вперед. – Убирайся сейчас и знай, если ты захочешь все же рассказать, тебя никто не будет слушать. Мы доведем вас до Хидона и покинем. Возможно, никогда больше не увидимся…
   – Нет!.. – воскликнула Орла.
   – Что – нет?
   – Вы должны…
   – Ну-ка, ну-ка, расскажи нам о нашем долге, девчонка!..
   Орла остановилась, напряженно раздумывая.
   – Хорошо, я расскажу… Нас согнал с места страх. Поселок Олада и поселок Шайлатэ издавна не ладят друг с другом. Дед ненавидел мать за то, что она осмелилась выйти за отца. Родичи отца, кажется, прокляли его. Мы жили опричь всех в поселке матери, но нас не оставляли в покое. Я выросла в страхе. У меня не было подруг. А младшие, – девушка улыбнулась горько, – им повезло родиться сразу с другом. Но после их рождения нам стало совсем невмоготу… Близнецы – благословение высших сил, как же так – досталось чужакам, это нечестно, это, должно быть, какие-то неправильные близнецы, и сестра их, и родители…
   Итак, Нан угадала точно, подумал я, слушая сбивчивый рассказ. Вот, значит, какова история этого семейства. Неудивительно, что старшие так истово придерживаются канонов поведения. И неудивительно, что девчонка не желает знать никаких правил…
   – Потому мы и ушли. – Орла замолчала.
   – Есть еще одна причина. – Нан вдруг появилась из темноты. – Верно, девочка?
   Она обратилась к Орле, как к младшей сестре. «Девочка» потупила взор и покраснела. Но потом гордо выпрямилась:
   – Да, причина!
   Я вопросительно посмотрел на Нан. Она пояснила:
   – В покинутом клане у нее не было друзей. А возраст подошел…
   Я вдруг сообразил и фыркнул от неожиданности. Нан дала мне подзатыльник:
   – И ничего смешного.
   – Я хотела даже сбежать, – тихо и твердо сказала Орла. – Но оставить семью…
   Девушка оглянулась на берег, где Сайна все еще воевала с детьми и их живыми куклами.
   – Зачем вы это делаете? – спросила она, помолчав. – Выдаете тайны, учите нас заклинаниям?
   – Велики тайны, – усмехнулся я.
   – Все одно. Маги скрывают мудрость, а вы словно даже рады поделиться…
   Я переглянулся с Нан. Мы вспомнили о темах наших ночных бесед. Нет, не тех темах.
   – Вот маг, – сказал я, ткнув пальцем в пространство. – Мудрый. Сильный. Старый. Много повидавший. Он передаст свою мудрость ученику… только одному. А если не успеет все передать? Что-то забудет, что-то сочтет несвоевременным или опасным для ученика?
   А потом маг умрет. И мудрость его умрет вместе с ним. И это сделает нас, вэйри, еще более слабыми и разрозненными, чем мы теперь есть.
   – И потому мы учимся друг у друга, – сказала Нан. – И будем учить других. Передавая знание, знаешь, что оно не умрет, а возрастет.
   – Это мудро, – с некоторым сомнением сказала Орла.
   – Сейчас, – толкнулось во мне. – Сейчас что-то будет.
   – Ой, будет, – весело согласилась Нан.
   Орла подняла голову, в глазах вспыхнули багровые звезды.
   – Возьмите меня в ученики, – шепотом попросила она.
   Я титаническим усилием сглотнул рвущийся из глотки хохот. Покосился на Нан – в ее глазах плясали смешинки, но голос был абсолютно серьезен:
   – Сколько тебе лет?
   – Пятнадцать. – Орла покраснела, как будто ее спросили, девственница ли она. – Понимаю, я уже слишком… сформировалась, слишком стара… но во мне есть… это!
   Она патетическим жестом воздела руку, что-то сгустилось в воздухе… девушка не сумела правильно удержать силу, и ее ногти мягко засветились зеленым. Этакий сюрреалистический маникюр. Орла ойкнула и сделала вид, что так и было задумано.
   – Я кое-что умею! И хочу уметь больше!
   Нан кивнула:
   – Это в тебе, понятно, есть. И кое-что ты, безусловно, умеешь. Но что скажут родители?
   – Их это не касается. – Орла пригасила огоньки, опасливо оглянулась на родителей. – Тропы Леса вывели нас к Правдивой Воде. Безопасный путь… но я хочу большего и просила у Дэва учителя!..
   Нан сурово нахмурилась.
   – Вот как? – тихо спросила.
   – Вот так. И он услышал и выполнил мою мольбу!.. – сказала Орла шепотом, но с железной убежденностью. – Он позволил нам путешествовать по реке, дал безопасность, послал вас… нам… и мне…
   Я повернулся к Нан, чтобы ознакомить ее со своим мнением по поводу фатализма вэйри, но девушка глянула так, что насмешливые слова встали поперек глотки.
   – Ты обещал исполнить волю Дэва.
   – Это когда?.. – И я тут же вспомнил те мои слова. – Так ты думаешь, что Дэв услышал эту девчонку и свел нас с ней действительно для того, чтобы она стала нашим падаваном?
   – Не знаю, – ответствовала Нан. – Его послания так просто не истолкуешь. Мы встретились с этим семейством, хотя благодаря расщеплению пространства могли миновать друг друга. Давай будем исходить из того, что Правдивая Вода желает, чтобы мы проводили их до Хидона. И кое-чему обучили Орлу.
   – Учить тебя? – спросила Нан вслух и покачала головой. – А что ты умеешь, кроме?.. – Она выразительно шевельнула пальцами.
   – Я могу слышать и говорить Лесное Эхо, – с готовностью ответила Орла. – Вижу магию и могу творить птиц-разведчиков…
   – Баловство это, – веско изрекла Нан. – Учиться следует не заклинаниям, а пониманию магии. Только тогда…
   Она смутилась, поняв, что говорит самым что ни на есть «учительским» тоном. Орла хихикнула и торопливо приняла вид пай-девочки.
   – Ладно, – буркнула Нан. – Но смотри, пути назад не будет.
   – А я и не собираюсь возвращаться назад. – Девушка вскинула голову упрямым движением, языками пламени метнулись пряди рыже-черных волос. А хороша, чертовка…
   Нан хмуро покосилась на меня. Я невинно заморгал.

   К восходу следующего утра наши лодки плыли по реке Дэва, плыли борт о борт, сцепленные живой лозой Сайны в подобие катамарана. Сегодня Путешественница и Скиталец просто сплавлялись по реке, а их пассажиры, забыв шесты и весла, зачарованно слушали.
   Слово взяла Нан. Старательно обходя щекотливые моменты, рассказала, как мы поладили с рекой. О многом умолчав, она все же никогда не врала прямо.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация