А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кровь леса" (страница 24)

   Край плота высоко поднялся, ударился в низкую ветвь, и неуклюжее сооружение развалилось на составляющие.
   Сначала мне показалось, что кого-то прибило бревном.
   Женщина подтянула себя к бревну, оседлала, ловко орудуя живой лозой, выудила остальных. Несколько раз пыталась заякориться за деревья по берегам, но безуспешно.
   Я глянул на спутник – через полминуты они будут здесь.

   – Сейчас, – сказала Нан, она внимательно смотрела в чашу.
   Дерево росло очень удобно – мощное, в несколько человеческих охватов у корня, оно широко раскидывало свои ветви, на воду падала густая тень кроны дерева. Утром я с ветвей дерева удил рыбу в его тени, теперь мне предстояло стать ловцом человеков…
   Они показались, пятеро цеплялись за бревно, женщина беспомощно размахивала лозой, пытаясь достать до деревьев. Девушка и мужчина пытались грести руками и ногами, двое младших взгромоздились на бревно и «продавали дрожжи».
   Женщина не заметила меня в дереве. Снова попыталась зацепиться лозой, лишь сломала несколько тонких веток. Я опустил шест, заранее срезанный.
   – Хватайтесь!..
   Лоза всплеснула в мою сторону – вот это реакция!.. – и обмотала шест. Рывок чуть не сбросил меня в воду, оседланное дерево жалобно затрещало. Я вцепился в него ногами, а в шест руками. Бревно, влекомое течением, косо пошло к нашему берегу и врезалось в растущие в воде кусты, сбросив своих седоков. Семейство оказалось в воде, там было мелко.

   Мужчина смело смотрел мне в лицо. Женщина моргнула и отвела взгляд, лоза в ее руках шевелилась. Девушка опустила голову, из ее волос упал цветок, волна подхватила и унесла. Малыши таращились без зазрения совести.
   Мне сначала показалось, что всех пятерых бьет дрожь. Потом я разглядел, что живая одежда «дышит», высушивая себя и хозяев, крохотные листики поднимаются и опускаются, идет пар.
   – Приветствуем вас, вэйри, – непринужденно сказал мужчина, складывая руки так, чтобы стрелкомет смотрел в мою сторону.
   – Приветствуем вас, вэйри, – отозвался я эхом. – Эту девушку называют Нанджи, она моя спутница.
   Нан поклонилась всем:
   – А его прозывают Серый. Мы маги, странствующие в поисках нового.
   Я поклонился тоже, после таким же образом – называя имена друг друга, но не свое, – представились пришельцы. И, конечно, названные имена тоже имели краткую форму.
   – Вы замерзли и проголодались, – сказал я. – Прошу к нашему огню.
   Супруги переглянулись. Мужчина отвернулся и низко поклонился реке, что-то бормоча, жена и дочь тоже, младшие дети старательно подражали родителям. Женщина обмоталась лозой, скинула плащ, уже сухой, закутала детей и принялась греть на нашем костре свои запасы, которые каким-то чудом успела спасти с плота.
   Я есть не хотел, но согласно все тому же обычаю, должен был. Что ж, надеюсь, мои шрамы не испортят им аппетита… В конце концов, вэйри находились в состоянии перманентной войны с равнинниками и наверняка видывали еще и не такие боевые отметины.
   Впрочем, голод лучшая приправа к любому блюду.
   Пришельцы ели понемногу, но мне казалось, что они с трудом удерживались, чтобы не набрасываться на пищу. Запавшие остро блестящие глаза, худые щеки – видимо, давно им не приходилось есть досыта. А ведь река Дэва богата рыбой, в лесах вокруг бегает мясо, и чтобы эльф не сумел добыть пропитание…
   – Торопятся, не до охоты и рыбалки, – сказала Нан.
   Только лица детей по-детски кругловатые, видимо, им отдавали последний кус… Мой кус встал у меня поперек горла.
   – Хорошо, что Дэв свел нас, – сказал мужчина. Он был невысок и широкоплеч, с некрасивым лицом, обрамленным рыже-черной бородкой. Таких же цветов грива не была заплетена в традиционную мужскую косу, мокрые космы липли к лицу. Его звали Дарел.
   Его жена, Сайна, невысокая, покрой лоскутного наряда скрывал полноватую фигуру. Мне показалось, она нездорова. Лицо красивое, но слегка отечное, усталое.
   – Присмотрись, – посоветовала Нан. Я прищурился и увидел сияние новой жизни. Беременна.
   Старшая дочь. Высокая, выше родителей, стройная – в отличие от матери, одежда выгодно обрисовывала ее тело. Очень красивая, на мой взгляд. Не похожа на мою лесную ведьму, Нан иногда кажется еще совсем девчонкой, а Орла – юная женщина. Волосы ее, просохнув, оказались невероятно разноцветными, сырые рыжие и черные пряди рассыпались по плечам, закрывали лицо. Даже брови пестрые.
   Дети. Близнецы, лет семи в пересчете на земные мерки. Родители не стали мудрить с сокращениями имен, представив их просто Най и Тай. Сейчас Девчонка и Мальчишка притихли, прижались к старшей сестре, разглядывая посторонних, но чувствуется, что детки не подарочек. Огненно-рыжие, без оттенков, прямо-таки апельсиновые. И очень похожи на человеческих детей. Даже уши не особо остроконечные. Личики серьезные, совершенно одинаковые, я далеко не сразу разобрал, кто из них Мальчишка, а кто Девчонка.
   Нан подняла руку, и на ладонь ее сел Вестник. Дети смотрели сверкающими глазенками на волшебное существо. Нан улыбнулась и послала птицу к ним. Дети радостно завизжали.
   Время от времени я ловил на себе взгляды Орлы. Наконец мне надоело это осторожное брезгливое любопытство, и я посмотрел прямо ей в глаза.
   И понял, что ошибся с первоначальной оценкой ее чувств, ненароком перехватив эмоции. Интерес и жалость. А еще какая-то непонятная яростная надежда. Как будто она ожидала от меня чего-то.
   Девушка спохватилась, что такое пристальное разглядывание невежливо, и поспешно опустила взгляд, краснея. А потом, улучив момент, уставилась на Нан с таким же болезненным интересом, словно пытаясь уличить в чем-то.
   – Ну и что это было? – спросил я у Нан, одновременно отправляя ей образ.
   – Не знаю, – Девушка ответила эмоцией непонимания. – Чего она от нас ждет? Автографа?
   Нан заговорила с Сайной, вспоминая легенды о духах рек и о Правдивой Воде, которая отозвалась их молениям и позволила «отразиться в своих водах». Дарел поддакивал, очень мягко подводя суть разговора к тому, что нас-де свел Дэв. Очень может быть, что так оно и есть, но к чему это длинное вступление?
   Обед был небогат. Жареная, вяленая и копченая рыба, немного мяса, мучнистые запеченные корешки, черствые лепешки. Пришельцы явно не наелись, но старательно показывали, что сыты. Мы же по обычаю потчевали их, и они словно через силу, только из уважения к нам, ломали лепешки, отщипывали крохотные кусочки копченой рыбы, вели неспешную беседу. Нан наслаждалась общением, она уже давным-давно не общалась с сородичами. Муж, жена и дочь рассказывали новости, пересказывали сплетни, звучали имена магов и вождей.
   Я понял, что тоже истосковался по людям, пусть даже они не совсем люди. Иногда вставлял в беседу хриплые реплики, но чаще помалкивал, опасаясь нарушить какие-нибудь каноны общения. Пожалуй, я вполне мог сойти за выходца из племени с другого края Леса, но этикет вэйри был едва ли не сложнее грамматики их языка.
   Упрямо лезла в голову аналогия с древней Японией. Слишком много обычаев у этих вэйри… Самобытная культура, складывающаяся веками, это, конечно, здорово, но чрезмерное следование ритуалу ведет к застою. Косность мышления, неспособность принять новое, развивать науку… и магию тоже.
   В беседе вдруг прозвучало упоминание о дальнейшем пути. И словно спал неумолчный шум реки, ветерок перестал играть листвой и алыми лоскутами костра. Даже дети вдруг угомонились. Женщина выразительно посмотрела на мужа.
   – Не случится ли так, сородичи, – осторожно начал Дарел, – что тропы наши ведут в одну сторону?
   Сайна смотрела скорее моляще, а вот Орла – требовательно и почти зло, как будто мы денег у нее заняли и не спешим отдавать. Близняшкам же надоело сидеть на месте, они выбрались из-под взрослого плаща и носились по берегу взапуски с птицей. Они были очень похожи на обычных человеческих детенышей.
   – Не знаю, куда ведут ваши тропы, – сказал я, – а мы покуда собирались идти просто вниз по реке. Завтра вы нас уже не застали бы.
   – Не факт, – возразила Нан. – Если Дэв свел нас – возможно, он желает, чтобы мы какое-то время путешествовали вместе. Так что мы будем вашими спутниками, пока находимся здесь, на Правдивой Воде.
   – Действительно, – я сделал вид, что меня осенило. – Почему бы и не попутешествовать какое-то время вместе. По крайней мере, пока мы находимся здесь, на земле Дэва.
   – А потом? Не будет ли дерзостью узнать, куда вы направляетесь после того, как оставите Правдивую Воду?
   – Мы и сами не знаем, – сказал я легкомысленно. Ну, подсекай. Теперь он может предложить, коли уж нам все равно в какую сторону направить свой путь, проводить их… куда?..
   – А вы?..
   – В земли Хидона, – поспешно сказал Дарел. – Мы бы хотели поселиться там… вот только в своем стремлении двигаться побыстрее слегка заблудились, а потом Дэв позволил нам путешествовать своими водами. Это очень кстати, но, боюсь, я окончательно утратил представление о том, где мы находимся.
   – Поселок Хидон находится там, – Нан неопределенно указала рукой «на два лаптя правее солнышка».
   – И мы не знаем, как нас там примут…
   Э, нет, мы не из этого поселка и не можем написать рекомендации.
   – Мне уже нравится этот дядька.
   – Дайте напиться, а то так есть хочется, что переночевать негде, – бросила Нан наше присловье, вслух же сказала:
   – Этого никто не может знать. Хотя, близнецы… – девушка посмотрела на детей, потом на живот Сайны. – Новой крови всегда рады.
   В глазах женщины страх сменялся надеждой. Дарел молча ждал. Орла с нарочитой беспечностью отвела взгляд, не желая смотреть на таких смелых и сильных родителей, молящих о защите людей, бывших в два раза младше их…

   Пришел синий вечер, разбросал звезды по небу, разлил по реке туман. Я сидел около костра, глядя на танец огня. Нан и Сайна беседовали у плота. Малышню с боем уложили спать, Дарел был где-то в лесу, а Орла подкрадывалась ко мне со спины. Я повернулся, когда она подошла близко.
   – Не спишь? – и тут же выругал себя за гениальный вопрос.
   – Не сплю… – девушка обогнула костер, села рядом. Подобрала сухую веточку, сунула в пламя. – Люблю смотреть на огонь.
   – Угу, а еще на текущую воду и на чужую работу…
   Девушка удивленно посмотрела на меня, кивнула:
   – Ну… да.
   Полагаю, анекдот о пожаре в банке здесь не будет иметь успеха. Орла неуверенно улыбалась. Я понял, что мне приятно смотреть на нее. Девушка отвела взгляд, посмотрела в темноту, туда, откуда доносился негромкий разговор Сайны и Нан.
   – Она очень сильна.
   Я только кивнул.
   – Такая юная… выглядит даже младше меня… и уже могучая волшебница, – Орла помолчала. – А вы давно закончили обучение? – вкрадчиво поинтересовалась.
   – Маги никогда не перестают учиться, – я отщипнул кусочек огня. Протянул руку, заставив воспарить, огненная точка заплясала над костром, подлетела к лицу Орлы. Девушка отшатнулась… потянулась прикоснуться, но шарик упал в костер, пламя взметнулось и загудело. Красивое лицо моей собеседницы при багровом освещении снизу стало совсем нечеловеческим.
   Значит, мое и вовсе чудовищно выглядит.
   – Вы давно знакомы?
   – Всю жизнь…
   Орла прищурилась. Нан, конечно, рассказывала, что мы встретились не так давно.
   – Мне так кажется, – с улыбкой продолжил я.
   Пламя опало. Орла молчала, глаза ее ярко бликовали во тьме. Я придумывал тему для разговора, но ничего так и не смог выдумать. Позвал Нан на помощь.
   Нан неслышно подошла, встала за спиной Орлы:
   – Твой отец идет.
   Девушка вздрогнула, оглянулась. Стала подниматься, но передумала и села. Нан устроилась рядом. Я оглянулся в сторону плота, где и устроилось семейство. Мы решили забраться поглубже в лес.
   – Почему остались там? Холодно же.
   – Привычка, – сказал подошедший Дарел. – Конечно, на Правдивой Воде нам ничего не грозит… кроме разве что купания. Возможно, вы посмеетесь над этим, но мне кажется, что чем ближе к реке, тем безопасней. Снаружи творятся странные вещи…
   Он замолчал, явно ожидая наших вопросов. Что ж, не будем разочаровывать.
   – Однажды к нашей стоянке вышли дикие мрэки – целая стая! – охотно поведал мужчина. – Пришлось удирать, бросив некоторые вещи. Несколько раз пролетали железные птицы равнинников. Лесное Эхо рассказало о чужаках, но мы не совсем поняли…
   Нан «вздрогнула» – то есть от нее пришла эмоция резкого испуга, но внешне девушка осталась совершенно спокойной.
   – Кажется, их убили, сама Архимаг Хидона. Но и без чужаков в Лесу хватает опасностей, если из пяти лишь один может хоть как-то защититься от какой-то опасности. Мне страшно, – признался вдруг Дарел. Орла вскинулась, недоверчиво глядя на отца. Он опустил голову. – Видите, я честно признаюсь вам. Слишком странные события происходят, слишком многие законы нарушаются. Очи небесных тварей смотрят сверху на Лес, железные птицы летают, чудовища выходят из чащи. Я боюсь. Боюсь за свою семью.
   Не дожидаясь нашей реакции на слова, он встал и пошел к Сайне.
   Орла посмотрела на нас странным взглядом, хотела что-то сказать, но промолчала, встала и ушла следом за отцом.

   – Карнеги. Был такой… волшебник.
   Мы с Нан лежали на застеленных плащами ветках между лесом и тем местом, где расположились на ночлег семейство.
   – Он умел заставлять людей делать то, что хотел он сам.
   – Околдун?
   – В каком-то смысле, да. Но околдовывал не магией, а словом. Слово – великая сила. Карнеги словами поворачивал ситуацию так, что человек сам делал все, что от него хотели. Это очень простая магия, но могучая.
   – Так слово или все-таки магия?
   – Нет… я не знаю. Наверное, все-таки магия. Ты будешь слушать или перебивать?
   – Угу, – Нан извинительно потерлась носом о мое плечо.
   – Сначала нужно обаять человека. Убедить в том, что он тебе нравится. А для того, чтобы тебя не уличили во лжи, нужно околдовать сначала себя самого. Убедить себя, что человек тебе действительно нравится. Потом говоришь ему, что он сильный, и смелый, и обладает какими-то качествами. Только не откровенной лестью, а тихонько, исподволь. Говоришь, что только он может помочь тебе. И потом этот человек, на самом деле не обладающий этими качествами, или обладающий в меньшей степени, изо всех сил старается помочь тебе, чтобы подтвердить твое мнение. Так и Дарел с нами. Он хитрый, как столетний раввин…
   – Раввин – это тоже волшебник? Ой, извини, я опять перебила…
   – Раввин… гм, да, в какой-то мере тоже волшебник. Так вот, мы маги. Мы сильные. Мы смелые. Мы крутые. И так далее. А он слабый. Ему страшно. У него семья. Как мы среагируем?
   – Слабому помоги.
   – Конечно, мы берем их под наши крылышки. – Я подхватил край плаща и подгреб Нан ближе, укрыл, демонстрируя, как именно берем.
   – Так мы, выходит, поддались чарам слов? – Нан тихо засмеялась.
   – Выходит, – сказал я. – А разве был иной выход?
   – Был. Мы могли бы отказаться… – Голос ее звучал неуверенно.
   – И твоя совесть это выдержала бы? – подколол я.
   Нан помотала головой.
   – Вот так-то. Выбор между «хочу» и «надо» – самый трудный выбор.
   – Где ты научился так красиво говорить? – спросила Нан. И вдруг ее тело в моих объятиях напряглось.
   – Что?
   В моем сознании возникла телепатическая «картинка» – девушка, имеющая карикатурное сходство с Орлой, сидит в кустах, и остроконечные ее уши вытягиваются, становятся похожи на две воронки:
   – Нас подслушивают…
   – Кстати, как тебе понравилась Орла? – спросил я.
   – Взбалмошная девчонка, – Нан ответила не сразу, глаза ее смеялись.
   – Что есть, то есть… кстати, попробуй подружиться с ней.
   – Зачем?
   – А почему бы и нет? Сегодня она подсела ко мне и всякие вопросы задавала… кажется, хотела обвинить меня в совращении малолетних.
   – Чего?! – возмутилась Нан. – Да я ей…
   – Объяснишь, кто кого совратил на самом деле? – острый палец ткнулся мне меж ребер, я охнул.
   – Ты… ты… – свирепо пыхтела Нан, пытаясь меня удавить.
   – ? – спросил я. Нан отправила картинку – Орла все еще в кустах, напряженно вслушиваясь, но кончики огромных ушей розовые.
   – Ой! Полегче!
   – Извини, – целуемся.
   – ?
   – Все еще слушает.
   – Кстати, надо ее предупредить, – озабоченно сказал я. – Сегодня попыталась подкрасться ко мне со спины, представляешь?
   – Ну?! – ужаснулась Нан. – И что?
   – Цела, как видишь. Она топала как… как двухвостый зверь мамонт. Я сразу услышал. Но представляешь, если бы у нее получилось подойти тихо?
   Нан содрогнулась:
   – Как вспомню, что ты сделал с тем парнем – как его? – которому удалось подойти к тебе почти неслышно…
   – Я же потом извинялся…
   – Толку ему было в твоих извинениях, после десяти дней в «яйце»… Ты прав, надо предупредить… Кстати! Ты так заботишься о ней, она тебе понравилась?
   – Она красивая, – честно сказал я.
   – Понравилась, значит? – зловеще сказала Нан. – Ну держись, сейчас я буду тебя убивать насмерть жуткой смертью…
   – Ой-ой, помилосердствуй!
   Мы совершенно разорили наше ложе, борясь, разметали ветки, скатились с плащей на мох.
   – Ах, ты так? А я вот так!
   – Полегче, а то я!..
   – Ой, не царапайся! Хотя… царапайся!
   – ?
   – Слушает…
   Вот ведь испорченная девчонка! Ну все, подумал я, вылезая из-под Нан. Сейчас я встану… ой, нет, пожалуй, вставать не буду… лежа колдану… да так, что она неделю не вылезет из кустов, и вовсе не потому, что будет чужие разговоры слушать!
   Нан отправила «картинку»: Орла двигает неправдоподобно огромными ушами, и они становятся все больше и краснее, вспыхивают алым пламенем, сгорают, отваливаются и рассыпаются прахом, а сама она убегает прочь…
   И мы продолжили уже без третьей лишней.

   Я проснулся от сигнала импланта. Лежал, прислушиваясь, принюхиваясь, стал прикидывать, как тихо разбудить Нан, и от этой мысли она проснулась.
   – Что?
   Ничего. Никого.
   Девушка бросила иллюзию, и я вывернулся из-под плащей, как был гол, только с оружием. Не поднимаясь, шустро запятился в кусты, встал. Ветви потянулись ко мне, словно обнюхивая, потом расступились, мох мягко пружинил под ногами, глушил звуки шагов.
   Имплант?
   Пространство словно помехами подернулось, а потом мир превратился в черно-белую фотографию, довольно четкую. Полезная вещь сенсоры.
   Сделав широкий крюк, я зашел к месту ночевки со стороны леса.
   Серые стволы упираются в черное небо. Листья трепещут на ветру. Этот звук мне мешает, и я приказываю импланту его фильтровать. А вот то, что за безобидным шелестом… чье-то дыхание, торопливый стук сердца, тепловое излучение слабо – одежда защищает…
   На фоне серых камней прекрасно видны темные ветки и фигуры людей. Вот Нан, а рядом с ней лежу я. Иллюзии, конечно, Нан давно выбралась из-под плащей, зашла с другой стороны и держит наготове связывающие заклинания.
   А вот и тот, кому место нашей дислокации показалось очень интересным…
   Ну, если это опять вредная девчонка, я действительно напугаю ее до медвежьей болезни!..
   Нет, не она. Фигура явно крупнее, и…
   Я встал за спиной гостя, вытянул биомеч и осторожно уколол его в шею. Он дернулся, замер.
   – Вэй Дарел?
   – Да… – шелест шепота.
   – Вы что, снохождением страдаете? – спросил я уже в полный голос, отводя оружие. – Что вам здесь надо?
   – Я только… – и Дарел замолчал.
   – Возвращайтесь к плоту!.. – велел я и сам удивился своему приказному тону. Но Дарел кивнул, не оборачиваясь, и покорно отправился к своим.
   Я был в бешенстве, и гнев согревал меня, пока я голый шагал по лесу, проверяя сигнальные заклинания. Лишь возвращаясь к берегу, ощутил, что в лесу вообще-то прохладно, а к тому времени, как добрался до ложа, вовсе замерз.
   Нан уже вернулась в постель, подгребла меня – ее тело казалось раскаленным, укусила в мочку уха, и горячая волна пробежала по коже, словно я глотнул водки.
   – Так лучше?
   – Угу…
   – Дарел?..
   – Этот дурак пытался выяснить, насколько мы хорошие секьюрити.
   – А если бы ты…
   – Я так ему и сказал. Если честно, я почти наорал на него.
   – Я слышала… – Нан прижалась крепче. – Ты иногда бываешь такой стрррашный…
   – Издеваешься?
   – Да. Но это не мешает быть правдой.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация