А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кровь леса" (страница 22)

   Волокна на срезе были разноцветные, чередовались и причудливо переплетались красные, черные и белые. Дерево немедленно заплакало соком. Еще раз извинившись, я погладил ствол, осторожно делясь силой. Сок подсох, на глазах темнел, превращаясь в кору.
   – Серый?.. – послышался тревожный зов Нан. – Что ты еще натворил?
   Я пошел к реке, на этот раз обошлось без петляния троп.
   – Что это? – Нан требовательно ткнула пальцем.
   – Не уверен, но, кажется, это называется «каппа». Плотная древесина, у нас из такой всякое режут…
   – У нас тоже. Но зачем?
   Выслушав мой рассказ, девушка задумалась.
   – Ладно, что ты с этой штукой собрался делать?
   – Вырезать, конечно. – Я уселся на валун у реки, вытащил биомеч и принялся за работу. Удобно, все резцы, стамески по твоему желанию, и точить не надо. – Помнишь, тогда, когда мы подглядывали за вэйри, волшебница сказала кое-что…
   Скоро в моих руках была грубоватая чаша. Раньше я пробовал резать по дереву, но получалось так себе, а сейчас руки обрели непривычную ловкость, словно лишь помогая чаше выйти из древесины.
   – «Деревянная, конечно, лучше», – вспомнила Нан слова волшебницы.
   – Вот и посмотрим, насколько, – я протянул свою поделушку.
   Нан приняла изделие, критически осмотрела. Зачерпнула воды, повела рукой, и синие линии соткали магическую птицу. В чаше послушно отразилось то, что видело заклинание. Видно было действительно четче.
   Девушка отошла к самой кромке воды и кинула заклинание над рекою. Птица взлетела, описала дугу и стала планировать почти горизонтально. В чаше понеслись деревья, ручьи, распадки. Я увидел нашу реку, мелькнул мимо утес, заросший кустарником, небольшой водопад…
   А потом на берегу маленького ручья увидел и настоящих людей, но птица пролетела над ними слишком быстро, чтобы можно было что-то разглядеть. Нан вздрогнула, чаша подпрыгнула в ее руках. Гладкая поверхность воды не поколебалась, зато видимый горизонт дрогнул, покачнулся. Нан торопливо разворачивала птицу.
   – Здесь, притормози…
   Стремительное мелькание лесного покрова немного замедлилось. Вот ручей… дымок костра…
   Я успел увидеть хлопочущую у костра женщину, мужчина сидел на камнях в напряженной позе со стрелкометом на изготовку, но улыбался, глядя на двух играющих малышей, девушка у самого ручья заплетала косы, в волосах пламенел цветок. Она вскинула глаза, что-то заметив, но заклинание было уже далеко.
   Вот птица достигла реки, пронеслась серой поверхностью, с разгону проскочила мимо двух людей на берегу. Нан шевельнула пальцами, птица сделала петлю и полетела обратно к этим людям. Села на подставленную руку Нан.
   – Мне кажется, значительно лучше, – сказала Нан и чмокнула меня в щеку. – Спасибо, Серый.
   – Ничего, – смущенно ухмыльнулся я.
   – Вообще-то, я подумывала о более явном выражении своей благодарности, но если ты говоришь «ничего»… – невинно начала девушка.
   – Эй, погоди!.. Ничего подобного я не говорил!..
   – Нет, говорил. И сейчас уже во второй раз.
   – Те два «ничего» не считаются!..
   Нан качнула рукой, и птица сорвалась с ее руки, полетела над руслом.
   – Ты снова издеваешься!..
   Девушка кивнула, качнув при этом чашей, и Вестник клюнул ниже. Вдруг остановился.
   – Ты ж только глянь!.. – Птица, судя по картинке в чаше, провалилася к самой поверхности реки, сейчас как булькнет… В толще воды что-то виднелось.
   Нан сидела с закрытыми глазами, протянула руку в пространство. Я взял ее ладонь в свою. И не поверил своей телепатии, когда Нан перебросила картинку, видимую Вестником.
   Около берега дно шло полого, на расстоянии пяти шагов резко уходило вниз. И в этой ямине лежал, как мне сначала показалось, громадный вытянутый валун, обнесенный зелеными водорослями.
   То есть я лишь секунду думал, что это камень. Блеснул солнечный луч, отразившись от металла, и слишком правильные симметричные очертания валуна превратились в нечто знакомое…
   Ощеренный осколками колпак кабины, ломаный изгиб корпуса, косое крыло, плавники хвостового оперения, с которых стелились ленты водорослей. Самолет. Летательный аппарат.
   Похожий на тот, что бомбил меня на границе леса, но все-таки другой…

   Только когда вода лизнула ноги, я понял, что уже скинул с себя одежду и примериваюсь, как бы половчее нырнуть. Нан торопливо раздевалась, но я сказал ей остаться на берегу. Еще чего – девчонка недавно и плавать не умела, а сейчас собирается нырять, и…
   Я забрел, подышал и нырнул, пока не передумалось.
   Ледяная вода обожгла тело, я с трудом заставил себя открыть глаза, пару раз по-лягушачьи дрыгнул конечностями, и течение благополучно унесло меня мимо самолета.
   Пришлось выныривать и снова забродить вверх по реке.
   Только третье погружение оказалось удачным. Вспомнив какой-то фильм, я прихватил камень побольше, и он утащил меня на глубину. Зашумело в ушах, сердце грохотало в груди. Я ухитрился зацепиться за колпак кабины, подтянул себя ближе.
   И отшатнулся, когда из облачка поднятой моим движением мути в лицо мне оскалился череп. От испуга глотнул воды, рванулся, пробкой выскочил на поверхность, замолотил руками и ногами к берегу, хриплым голосом крича Нан оставаться на берегу – она собиралась плыть ко мне.
   Все же забрела глубоко и выдернула меня на берег, старательно лупила по спине, пока я перхал.
   Наконец прокашлялся.
   – Слушай, Вестник может летать… в воде?
   Нан задумалась, глядя на птицу, которая так и парила над поверхностью воды. Повинуясь ее жесту, Вестник подлетел ближе и сел на протянутую руку. Нан пихнула мне чашу, забрела в воду, хлопнула рукой по поверхности, вбросив силу. Пузырьки сложились в силуэт рыбы.
   Потом Нан попросту окунула Вестника в воду.
   Зеленые прозрачные линии мгновенно перестроились, соединив пузырьки. Магическая конструкция напоминала светящуюся глубоководную рыбу.
   – Серый?
   – Да!.. – В чаше отражалось то, что видела рыба. Нан метнулась ко мне и подхватила чашу под дно. Я отдавать не спешил, и какое-то время мы пытались отобрать друг у друга «пульт управления», пока не научились управлять вместе.
   Это оказалось непросто. Волшебный разведчик двигался не так, как птица. К тому же рыба была довольно медлительна и частично материальна из-за пузырьков, так что вода ей сопротивлялась, и течение сносило (тогда как ветер на Вестников не действовал). Потребовалось время, чтобы добраться до самолета.
   Когда из поверхности воды в чаше оскалился череп, девушка вздрогнула, изображение смазалось. Рыба скользила около самолета, как акула вокруг «Титаника». Нан что-то пробормотала, рыба остановилась, «поглядела» вверх, вниз и устремилась прямо в водоросли, резала подводную траву плавниками, резкими поворотами хвоста смывала ил. Благодаря той же материальности через нее можно было воздействовать на материальный мир.
   Скоро самолет открылся во всей своей смертоносной изящности.
   Боевая машина, несомненно. Дул пушек не видно, но вот на крыльях забитые илом провалы-амбразуры. Крупный калибр, может быть, вообще ракеты. Я поворочал чашу, разглядывая самолет. Короткие крылья начинаются от самого носа, от корпуса отходят на метр, потом остро обрываются. Двойное хвостовое оперение развалистое, под углом друг к другу, словно на «Стелсах», но не тонкое, отходит назад, смахивая на плавник касатки. Сзади бугры реактивных двигателей. Кажется, похожий я видел то ли в «Звездных войнах», то ли в «Стар Трек». Металл матовый, сплошной, никаких заклепок, стыков.
   Самолет лежал на дне носом по течению реки, перекосившись на правое крыло, оно было дальше от нашего берега. Нан гоняла нашего управляемого подводного робота… то есть рыбу-разведчицу.
   Правое крыло самолета было страшно смято и прорублено на середине, словно гигантским топором. Разлом задевал корпус, и из него по течению реки стлались какие-то трубки. Вспугнутая нашим «радиоуправляемым роботом», из темной расселины метнулась какая-то рыбешка и… выпрыгнула из нашей чаши!..
   Я от неожиданности подскочил, едва не уронив импровизированный «монитор», облился. Рыбка трепыхалась на камнях, сердито зевала жабрами и таращила глаза, Нан торопливо подобрала, пустила в чашу. Какое-то время рыбка была в чаше, потом оказалась в реке, брызнула прочь. Мы попытались заглянуть глубже в чашу и стукнулись лбами. Нан дико посмотрела на меня, потирая лоб. И ничтоже сумняшеся сунула руку в чашу.
   С визгом выдернула, сунула мне чашу, снова окатив водой… вообще-то мы давным-давно должны были расплескать посудину до самого донышка, но вода в чаше плескалась вровень с краями.
   – Ни в каких легендах… – прошептала Нан, с подозрением изучая свою руку.
   – Ну-ка… – Я повертел чашу, и картинка сделала откат, потом зум, и щель в самолете оказалась перед глазами. Разглядев пробоину, я запустил руку в чашу…
   И не нащупал дна.
   Вода оказалась ледяной и сильно сдавливала ладонь. Глубже… глубже… уже и по локоть… совершенно жуткое ощущение, левой рукой я держал чашу под дно, а правая будто бы погрузилась в нее уже до локтя.
   Пошарив, нащупал острые края разлома…

   – Древний летательный аппарат. Я видела такие на рисунках в книгах. Он бросает огонь и железные зерна. Нелюди убивали нас этим много веков, охотились, как на зверей, ради забавы…
   – Но какая сила сбросила это с небес на землю? – спросил я, лениво ворочая чашу уже как угодно – вода не выливалась, хоть вовсе переверни ее вверх дном. Мы внимательно осмотрели самолет, скелет, облаченный в легкий комбез, изучили на ощупь разбитую приборную доску перед ним, заглянули в дюзы двигателей и спугнули угнездившихся там раков. Вот где они, оказывается, зимуют…
   – В прошлом были великие волшебники, – Нан, пригорюнившись о великом прошлом, сидела на камне, глядя на поверхность реки, но видела перед собой явно что-то другое. – Возможно, кто-то из древних знал великое уничтожающее заклинание…
   Я подглядел картинку, возникшую в ее воображении – человек… вэйри стоит на земле, среди пылающих стволов деревьев, поднимает руки к небу, удерживая рукоять гигантской секиры. Взмах – атакующий истребитель прошибает заклинание, одевается огнем, срывается в пике. Обломки ненастоящей секиры падают на землю, истаивают. Истребитель падает вдоль реки, пилот направляет раненую машину вниз, собираясь мягко приземлиться… то бишь приводниться. Самолет отскакивает, скользит по водной глади, как блинчик, но зарывается носом и в клубах пара идет на дно…
   Последняя сцена уже принадлежала моему воображению. Нан, конечно, понятия не имела, с какой скоростью летают и как падают сбитые истребители. У нее летательный аппарат был похож на крылатую ящерку, атакуя, выл и щерил пасть и быстро-быстро помахивал крошечными крыльями.
   – Но я все же не думаю, что заклинание способно на такое.
   – Сказал тот, кто сбил самолет своими корявыми чарами.
   – Я нечаянно, – автоматически брякнул я. А ведь и в самом деле. – Не ведал, что творил.
   – Прокурору расскажешь.
   Что-то не давало мне покоя.
   – …Пилот.
   – Что пилот? – переспросила Нан.
   Я закрыл глаза и не особо удивился, увидев перед собой синенький экран моего любимого видеоплеера. Указатель мыши ткнул в «Play». Имплант проигрывал мою собственную память, придав для удобства привычный мне вид.
   Изображение рябило. Прямо будни команды Кусто, мутная вода, частицы ила поднимаются со дна, скользят по видоискателю камеры, круглый лучик света полосует придонную мглу… Камни, водоросли и вот что-то слишком правильных очертаний, чтобы быть делом рук природы.
   Изображение сместилось, я узнал плавный изгиб крыла и торчащие осколки кабины. Белые кости рук на разбитой приборной доске, кости в горловине доспеха, мертвый оскал черепа…
   Я внимательно просмотрел эпизод. Отмотал назад, снова изучил улыбку скелета.
   – Нан, иди сюда.
   Она поняла правильно, даже не пошевелилась, но я мгновенно ощутил ее мысленно рядом.
   – Смотри, – и я пару раз проиграл ей фрагмент. Нан посмотрела, поморщилась:
   – Ну и что?
   – Разве ты не видишь? – спросил я, тыча пальцем в череп.
   Нан хмурилась непонимающе. Хорошо, зайдем с другой стороны.
   – Иди сюда. Нет, на этот раз в реальности. Смотри хорошенько, – и я оскалился на нее. Нан посмотрела, этого оказалось недостаточно, и она, не мудрствуя лукаво, полезла пальцами в мой рот. Потом задумчиво тронула свои собственные зубы. Сказала несколько слышанных ею от меня русских слов.
   – Ты думаешь то, что я думаю? – спросила.
   – Ты сама сделала выводы.
   – Сделала, – она взяла чашу, отмотала запись и снова рассмотрела череп с отвалившейся нижней челюстью. Кость заросла илом и зеленью, но зубы можно было разглядеть.
   – Шесть клыков. Никакой это не чужак.
   – Это мой сородич, – сказала Нан.

   – Можно сказать с уверенностью, что вэйри отнюдь не всегда были притесняемы.
   Нан сидела на камне и сосредоточенно раскачивалась, обхватив руками голову. То, что вэйри пилотировал летающую машину, произвело на нее впечатление.
   – Если это было так давно… – обронила она. – О том периоде не осталось почти никаких письменных свидетельств…
   Я засмеялся неуверенно.
   – Но любая машина за такое время…
   …Развалилась бы в рыжий ил? Возможно. Но тем не менее, в земных морях до сих пор находят затонувшие черт-те когда корабли, хотя, конечно, не в лучшем состоянии… Здешние годы вообще-то длиннее наших. Но река – все же не морская соленая вода.
   – Кроме того, это же река Дэва, – Нан вмешалась в дискуссию, которую я вел сам с собой. – В ней может случиться все, что угодно.
   – Да уж, – я посмотрел на реку. – Все, что угодно, вот в это я поверю… Фокусы со временем, вроде того, что были в скрыте. Аппарат упал – и законсервировался, время оказало на него действие, но слабое. А может быть такое, что вэйри просто угнал этот аппарат?
   Нан покачала головой:
   – Едва ли. Наши магии взаимоисключаемы.
   – Это не магия, техника.
   – Все едино.
   Я выразительно приподнял бровь. Нан проследила мой взгляд – я смотрел в рукав, откуда холодно выглядывало лезвие биомеча. Нан смущенно покрутила рукой.
   – Управление самолетом посложнее, чем биомечом, но уверен, принцип один и тот же – мысленный контроль…
   Я взял чашу, сделал зум. Череп в ухарски перекосившемся шлеме скалился, сейчас мне его клыкастая улыбка показалась насмешливой.
   – Может быть, этот пилот действительно был… пилотом? Не вором, не повстанцем каким-нибудь – а законным пользователем? Может быть, в старые времена вэйри и равнинники стояли на одной ступени развития и мирно сосуществовали, пока одна из рас не стала численно и/или интеллектуально доминировать?..
   Вопросы и предположения нарастали в геометрической прогрессии. Я водил чашей туда-сюда, осматривая скелет.
   У левой руки пилота сверкнул металл. Я отрегулировал чашу, осторожно запустил в нее руку. Мурашки побежали по телу – сейчас на запястье сомкнутся белые кости, и загробный голос поинтересуется, кто тревожит покой мертвого…
   Пальцы сомкнулись на холодном металле. Предмет не поддавался. Я пошарил, на ощупь открыл застежку и вытащил из чаши…

   Пистолет почти не отличался от земных. Небольшой, черный, плавных очертаний, немного похож на «макаров». Недлинное ребристое дуло, рукоять, спусковой крючок в овале скобы.
   Я велел Нан отойти подальше (она не послушалась), покачал пистолет в ладони, вылил воду из дула.
   ВНИМАНИЕ!.. ПОЛЬЗОВАТЕЛЬ ОБЛАДАЕТ ПРИОРИТЕТОМ «ВЕЧНЫЙ». СБРОС ПРЕДЫДУЩИХ НАСТРОЕК. ДОСТУПЕН ЛЕГКИЙ ПЛАЗМОМЕТ МП-03, МАЛАЯ МОДИФИКАЦИЯ, – обрадовал меня имплант и тут же огорчил: – ЗАРЯД БАТАРЕИ – НОЛЬ.
   Ярко-алую линию, исходящую из дула, я принял сначала за луч лазерного целеуказателя. На самом деле ее видел только я – имплант встроил в мое восприятие. Когда имплант печально констатировал прискорбное отсутствие энергии, луч потускнел и исчез.
   – Жаль, жаль, – я приметился и аккуратно нажал кнопку, ту, которая сама просилась под большой палец. И угадал. Обойма выпала, я подхватил, повертел в руках. Сплошная, только вот тут что-то похожее на разъемы. Батарея, значит?
   Я с досадой отложил пистолет, Нан тут же сграбастала древний и несомненно волшебный артефакт. Посмеиваясь, я объяснил, что к чему.
   Еще немного повосхищавшись пистолетом и посокрушавшись об отсутствии зарядов, мы снова взялись за чашу.
   Приходилось действовать на ощупь, рука моя скоро окоченела в ледяной воде. Материал, из которого была сделана кобура, рвался и расползался под пальцами, но в конце концов мне удалось достать ее.
   В кобуре было три кармашка для запасных обойм. Я открыл один, достал обойму, заменил.
   ЗАРЯД БАТАРЕИ – НОЛЬ.
   Вставил вторую.
   ЗАРЯД БАТАРЕИ – НОЛЬ.
   Третью. Та же песня.
   – Не везет… – я оглянулся на Нан. Девушка игралась с пистолетом, повернулась ко мне в профиль, вытянула руку. Относительно небольшое оружие в ее маленькой ладони казалось громоздким. Кажется, я видел подобную сценку, то ли в каком-то фильме, то ли в компьютерной игре.
   – Серый. Как там называется энергия тех твоих искорок?..
   – Электричество… – я осекся. Так, а если в самом деле?
   Играясь с огнем, я пытался научиться управлять еще и электричеством. Получалось так себе – пламя представить легко, а вот поток энергии… Тем не менее не так давно у меня получилось выдать несколько искорок, которые не были ни светом, ни огнем, и я решил, что это оно и есть.
   Действительно, если заряд этих батарей – обыкновенное электричество? Очень похоже. Кирпичики металлические, тяжелые, с двумя разъемами…
   Нан, подслушавшая все мои размышления, не без картинности прищелкнула пальцами, и с них сорвалась длинная электрическая искра. Я торопливо подставил батарейку.
   Тренькнуло, щелкнуло, я отдернул руку.
   – Ну как? – спросила Нан.
   – Заряд батареи – 0,01 процента, – прочитал то, что сообщил мне имплант. – Еще тысяча таких молний, и можно будет выстрелить из этого пистолета… один раз. Может быть, и два.
   Нан приуныла, ей хотелось пальнуть не меньше, чем мне.
   – Ну, если каждый день по нескольку раз вливать энергию… и если постараться тренироваться с этой молнией… В общем, что-нибудь придумаем, – я отложил пистолет и сграбастал девушку в охапку, чмокнул в нос. – Умница моя!.. Да здравствует нарушение канонов!..
   – Каких еще канонов?.. – растерянно трепыхнулась Нан.
   – Это, – я кивнул на пистолет, – техника. А изучаем мы ее – магией! – иллюстрируя слова, создал искру. 0,03 процента. – В общем, по правилам, они не должны сочетаться.
   – По каким еще правилам? – Нан хмурилась, честно пытаясь понять. – Что-то я не разберу твои образы… Разве техника и магия – не одно и то же?
   – Нет, хотя… уже не знаю. Наверное, крутая наука может называться магией, а высокая магия неотличима от науки. Кто-то это говорил, не помню, кто…
   – Как насчет дальнейших исследований? – поинтересовалась Нан строго. – Будь они научные или магические?
   Она была права, я с неохотой отпустил. Мы чуть не наперегонки ринулись к чаше, Нан успела первой.
   – Вот что-то черненькое белеется…
   Я торопливо отобрал у нее чашу, не хватало еще, чтобы по незнанию схватилась за чеку какой-нибудь гранаты:
   – Где?
   Кисть от прикосновения рассыпалась на отдельные косточки. Преодолевая страх и брезгливость, я вытряхнул кости из браслета, осторожно вытащил вещицу из чаши.
   – Вот это как раз напоминает нечто магическое. Тебе знакома эта штуковина?
   Девушка покачала головой.
   Браслет казался совсем новым, время никак на нем не отразилось. Я вытащил, отряхнул от воды, Нан обсушила потоком воздуха.

   – Часы, что ли? – пробормотал растерянно, вертя в руках черный… нет, вороненый… нет, фиолетово-синий… переливающийся всеми оттенками черного материал – то ли пластик, то ли металл, – завораживал блеском, притягивал взгляды.
   Опасностью от браслета вроде бы не пахло, и я решился, сунул руку в браслет. Обжал, сузив – фрагменты украшения были так хитро соединены, что он, казалось, мог подстраиваться под любое запястье.
   А потом браслет ожил.
   Еще сжался, плотнее охватывая запястье, чуть нагрелся, пляска оттенков черного на чешуях стала явственней.
   Вспыхнули огни – не на браслете, над ним, как на откидном экранчике.
   Я подскочил от неожиданности, с трудом удержался, чтобы не сорвать браслет и отправить обратно на дно реки. Помнится, в одном фильме инопланетные монстры прилетали на Землю поразвлечься. Они еще считали, что земные джунгли и большие города – самые подходящие места для охоты-сафари на людей. И часики у них были забавные. Если Хищник чует, что к нему страшный зверь песец подкрадывается, он давит кнопку на своих «Cassio» – и привет горячий. Через пару минут нечто вроде небольшого атомного взрыва.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация