А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кровь леса" (страница 18)

   Самые тонкие нити, которые я поначалу вообще не заметил, входили куда-то в землю. Должно быть, именно они занимались стимуляцией роста дурманящего грибка!.. Я дернул руками, разрывая паутину, и ее клочки запылали в черно-фиолетовом пламени.
   Линии сил цеплялись друг за друга, пытаясь стабилизироваться, но хаос все усиливался, и…
   Зеленое Слово пало.
   А потом и я свалился рядом с Нан.

   Тогда нас можно было взять голыми руками. Повезло, должно быть, вэйри, впечатленные фиаско своего мага, не осмелились соваться в новоявленные дебри. Заклинание, вышедшее из-под контроля мага, спровоцировало взрывной рост растительности, надежно скрыв наши бесчувственные тушки.
   Нан оклемалась первой. Привела меня в сознание, но еще нескоро мы сумели передвигаться сколь-либо быстро. Для начала пришлось прорубиться через чудовищный бурелом.
   С ума сойти, почему эльфы до сих пор не наваляли равнинникам так, что те навсегда зареклись бы совать носы в их Лес!..
   Нан сочла, что ее малозаметные заклинания никто не засечет, они потеряются в фоне разразившегося магического хаоса. Так что во время бегства постоянно пускала в ход чары, маскирующие путь. Трава за нашими шагами поднималась, мхи быстро затягивали следы, ветви деревьев сдвигались с пути, пропуская.
   Нас то ли не преследовали, то ли не могли найти благодаря этим ухищрениям. Мы могли оторваться далеко… но были вынуждены рано устроить привал. Сказалось отравление грибком.
   От последствий которого пришлось избавляться полночи. Заклинания, препараты из аптечки. Я гонял свой имплант, требуя, чтобы он поскорее восстановил функциональность моего тела. А имплант заставлял жрать, пить и бегать в кустики. Нан, несмотря на ее плачевное положение – ей еще пришлось лечить порезанные травой ноги, – повеселилась на славу.
   В перерывах между сеансами очищения она рассказывала мне о Хартгранне. Моя эльфийка не многое знала о легендарном оружии, которое «приходит к героям, воителям и великим волшебникам, если его призвать».
   – Мы – герои? – уточнил я.
   – Ты.
   – Но тебе лук тоже являлся. Собственно, ты отобрала его у меня!..
   Нан задумалась.
   – Серый, мне страшно.
   – Что так?
   – Что ты в конце концов убьешь моего сородича. Хартгранн слушается нас до сих пор – хотя я стреляла из него в вэйри. Значит, и убивать из него людей лесного народа тоже можно.
   – Я постараюсь, Нан. Честное слово. Но если придется выбирать перед смертью твоей и твоего сородича – ты знаешь, каким будет мое решение… С другой стороны, раз он умеет оглушать, пусть и занимается этим дальше. И вообще… забирай его себе.
   – Что-о-о?!. – изумилась Нан.
   – Я всего лишь хочу сказать – бери его, когда мы, м-м-м, общаемся с твоими сородичами. У меня есть имплант и математика, и огненная магия, и умение видеть заклинания, и непонятная Тьма. С ума сойти, какой я, оказывается, крутой… Мне будет спокойней, если ты будешь держать Хартгранн при себе. И тебе будет спокойней. Я буду брать его для разрушения заклинаний, а ты – глушить наших упрямых преследователей.
   – Хорошо, – неуверенно согласилась Нан.
   Мои мысли блуждали, перепрыгнули с мистического смертельного оружия на технологическое нефатальное.
   – Стрелкомет?.. – переспросила девушка, увидев мою мысль. – Ну да, именно так эта вещь и называется. Традиционное оружие вэйри. Лоза – для ближнего боя, и стрелкомет, дистантное оружие.
   Я перекинул ей несколько картинок из прошлого. Вот Главарь с мультиганом. Вот то же оружие в моей руке.
   – Как это может быть? – спросила Нан, разглядывая переданные картинки из памяти моей и памяти, закачанной в мои мозги имплантом.
   – А вот так. Эта штука на самом деле приставка к мультигану. Вешается на дуло. Можно палить плазмой, а можно из этой подвески сонной стрелкой. Ты и сама должна была заметить, тебя такой ранило при захвате, помнишь?..
   Нан кивнула.
   – Я думала, похожей. – Ее рука потянулась туда, где остался крохотный шрам. – Только сейчас поняла – даже яд был тот же!..
   – И даже цветная маркировка та же самая. Равнинники и лесные жители пользуются одним и тем же оружием. Только вы считаете его отдельным и самостоятельным, а ваши враги – приставкой к более мощному. Откуда вы берете, гм, стрелкометы?
   – На деревьях вырастают, – растерянно ответила Нан.
   – Я серьезно!..
   – И я серьезно. Стрелкометы растут на деревьях поселка.
   Я помотал головой. Ерунда какая-то!.. Впрочем, почему бы и нет? В этом сумасшедшем мире все возможно. Комбинезон у нас – био, меч тоже био. А как выглядит завод по производству этих биоштуковин? Приставка предполагает, что они не собираются вручную или на заводах, а каким-то образом выращиваются. А если выращиваются – то отчего бы и не на деревьях?
   Раздолье шпионам. Не нужно воровать инженерные документы, не нужно разведывать производственный цикл, выяснять какие-то мелкие хитрости создания конечного продукта – просто спер саженец, посадил и собирай урожай. Я представлял себе картины мира, в котором вещи сами по себе растут на деревьях.
   И кое-что заподозрил.

   Глава 9
   Прогулки по воде

   Нас нашли ближе к утру.
   Щекочущие невесомые паутинки задели мою руку. Я, даже не проснувшись в полной мере, вскинул руку, словно ловя муху, сцапал их и сжал в кулаке.
   – Алло? – сказал почему-то. Нан проснулась и таращилась с ужасом на извивающиеся в моих руках нити. Видимо, успех со взломом Зеленого Слова меня вдохновил, потому что я скользнул по нитям заклинания и попытался просканировать его.
   Шок от грубого искажения тонкого заклинания. Страх, переходящий в ужас, едва волшебник понял, что столкнулся с чужаком, многажды превосходящим по силе. Яркие эмоции… мальчишеские.
   – Страшно, сынок? – прошептал я голосом киношного злодея.
   «Сынок» открыл рот, собираясь позвать кого-то. В его сознании возникла птица, начертанная тонкими зелеными линиями, Вестник.
   Вспомнив, сколько эти волшебные твари выпили у нас крови, я озверел. «Птичье» заклятье было готово выйти из разума юного волшебника, когда я скрутил все пойманные «паутинки» в жгут:
   – Двестидвадцатьвольт! – выкрикнул.
   Треск, запах горящего металла, озона и жженой резины. Энергия моего гнева оформилась, стекла с моих пальцев в нить заклинания.
   На том конце «провода» синяя птица заорала дурным голосом и захлопала крыльями, ее перья обгорели, и, прежде чем развеяться, она стала похожа на плохо прожаренную курицу.
   Потом моя сила обрушилась на мальчишку-мага, и он закричал, связь прервалась.
   Я потряс ноющей кистью. В этот раз досталось меньше…
   – Нас найдут? – спросил я. – Он успел понять, где мы?
   – Не знаю, – Нан при помощи тао поняла, что я сделал. – Но лучше поспешить.
   И мы поспешили. Причем даже уже не очень скрываясь – заклинание поиска дорог было сплетено заранее, висело на плече у Нан, она как будто шла купаться, неся полотенце.
   Стоит им воспользоваться, и мы «нашумим». Но нам жизненно необходимо как можно скорее увеличить расстояние между собой и погоней. При этом поднимется магический треск, но тут уж ничего не поделаешь.
   Потому что Дэв уже рядом. Шанс на спасение совсем близко, тут не до тишины.
   Правда, я довольно смутно представлял, как Правдивая Вода защитит нас. Воображение живо нарисовало – мы с Нан вбегаем в реку, оборачиваемся к наступающим на пятки вэйри и решительно заявляем им: «Мы в домике!..» Наверное, будет что-то вроде приснопамятного скрыта…
   …Сочтя момент подходящим, Нан сняла полотенце и бросила оземь. Оно развернулось, побежало впереди нас, готовое указывать дорогу.
   Буреломы, овраги и реки – если путь станет непроходимым, Нан узнает об этом. Редколесье, звериные тропы, нити заклинания ведут своего хозяина наиболее легкой дорогой.
   Полотенце, хе… Я раздумывал о мудрости сказок. В русских народных, да и в других, наверное, часто встречаются всякие клубочки-проводники типа «верным путем идете, товарищи». Или платки, бросив которые оземь, герой вызывает дорогу. Какие-то уж слишком многозначительные совпадения получаются…
   Мрак сменился тьмою, а тьма уступила дорогу обычной темноте, расточенной туманными сумерками. Наконец полыхнул рассвет, здешнее солнце бросило через небо лучи. Упала роса, мир казался свежим и новым.
   Какой-нибудь романтически настроенный пиит сказал бы, что это подходящее время для смерти.

   Я увидел их слишком поздно, когда нам уже нанесли два мгновенных удара с разных сторон.
   Первый развеял в дорожную пыль заклинание поиска дорог. Чары незаметности, наложенные на нас, были превращены в пепел второй атакой.
   И через этот пепел к нам со всех сторон метнулись остальные чары.
   Они разительно отличались от тех, которые я видел раньше. Магия вэйри проявляется в виде зеленых линий сил. Они чувствуются, как что-то отчасти живое, неторопливое и мощное, похожее на растительность, которыми они управляют.
   В этих черных щупальцах тоже ощущалась сила, но вместе с тем они были легки и стремительны. Одно из них рухнуло перед нами на тропу, и трава тут же обратилась во прах, который поднялся пыльным облаком и ринулся было на нас.
   Нан, идущая впереди, ударила порывом ветра. Чары порвали облако в клочья. Нам хватило пары секунд, пока оно собиралось, мы проскочили мимо. У меня даже затылок свело – пыль устремилась за нами, ее вела чужая темная воля.
   Еще одна черная нить пала на куст сбоку тропы, и он плюнул колючками. Его сосед, в который угодило очередное заклинание, уронил все листья, которые устремились к нам, превратившись в режущие пластины.
   – Пригнись!.. – Нан упала, я перепрыгнул через нее и ударил огнем с обеих рук, спалив и листья, и чары. Обернулся и полоснул факелом пыльный сгусток, который подбирался к Нан…
   Вспышка!.. – пылевая взвесь в воздухе вспыхнула, сработав как взрывчатка. Хорошо, что Нан упала лицом вниз и закрыла голову плащом. А вот мне малость опалило лицо, и так пострадавшее от колючек.
   Я помог девушке подняться, она затушила огонек, расцветший на пряди волос, выбившихся из моего капюшона, и мы побежали.
   Тут же оказалось, что пыль и колючки – лишь цветочки. Ягодки начались потом.
   Чертовы ползучки я ненавидел как раз за этот змеиный бросок. Нет, на людей они не кидались, а вот насекомых, грызунов и даже птиц ловили. Когда подскакиваешь от стремительного движения сбоку и оборачиваешься в ту сторону, приготовившись драться и чаровать, а оказывается, что это всего лишь лиана словила очередную стрекозу… тьфу ты!..
   Теперь оказалось, что темные чары, попадающие в змеиные лианы, значительно ухудшают их и без того мерзкий характер.
   Нан оттолкнула меня и сама ушла в сторону, а там, где мы были мгновение назад, хлестнула гибкая плеть. Срубившая при этом с деревьев несколько ветвей.
   Я прыгнул и прижал ее ногами, резанул, срубая. Тут же рядом свистнула вторая, обмотала плечи – Нан отсекла, освободив. Третью я ударил огнем, и мы снова побежали.
   – Колючая проволока…
   – Что?..
   – Нас пытаются задержать, – перешел я на Тихую Речь. – Все это мелочь, но цепляет нас, как колючая проволока. Замедляет и выматывает. Надо что-то делать…
   Тут чужой маг усилил воздействие. Трава хватала за ноги, кусты кололи шипами и норовили поймать за ногу или руку, а ветви деревьев пытались ударить по лбу. Все то же Зеленое Слово? Не совсем. Потому что и земля под ногами становилась топью или неверным песком, воздух темнел и искажал перспективу, а сверху вдруг начинали падать секущие льдинки.
   Я жег и рубил, Нан рубила и хлестала ветром. Заклинания были «разрежены», не было какого-то центра, в который можно было направить выстрел Хартгранна, и их было слишком много, чтобы воспользоваться «черными перчатками». Я бы все равно попробовал, но нам не давали времени – стоило остановиться, как магических эффектов вокруг становилось все больше, и приходилось потом пробиваться из окружения.
   И снова виновником всего происходящего был один маг. Не вчерашний. То есть – их двое таких.
   И если вчера я думал, почему же эльфы до сих пор не отбили у людей охоту посещать Лес, то сейчас недоумевал, почему они не захватили еще весь этот мир и не засадили все материки Лесами.
   – Долго не продержимся. – Я ударил пламенем. Нан тут же бросила Зеленое Слово, и окрестная растительность, подчиненная им, смогла на какое-то время сдержать проявления хаоса.
   – Хартгранн!.. – заорал я, хотя нужды в том не было, лук можно было материализовать и мысленным зовом. Проклятье, ну и куда же бить? Кровь из порезанной ладони оставила кровавый отпечаток на рукояти.
   Это было похоже на озарение. Сняв стрелу, я провел наконечником по одному из порезов, и острый треугольник запылал черно-фиолетовым огнем.
   Нан пошатнулась, и ее Зеленое Слово начало разрушаться. В прореху сунулось черное щупальце и сунулось к заклинательнице…
   Не успевая ударить огнем, я ткнул его стрелой.
   Щупальце дернулось, отпрянуло, дергая дымящимся кончиком. Остальные линии чар, прущие через границу, замерли как будто в испуге. Снова медленно двинулись в нашу сторону…
   Я натянул тетиву и выстрелил – куда-то в пространство. Стрела мелькнула размазанной полосой.
   Я готов был поклясться, что стрела вильнула в воздухе, изменив направление полета градусов на тридцать – а через миг был уверен, что стрела летела по идеальной прямой, это обычное пространство исказилось, это мир развернуло по оси полета стрелы.
   Небо вдруг завертелось надо мной, и я стал падать в эту синеву…

   – У меня получилось?!.
   Леди несколько опешила, когда я, увидев ее, тут же бросился с вопросом. Было довольно странно видеть на ее лице обычное человеческое удивление. До того моя непостижимая собеседница радовала меня лишь деланным недоумением, снисходительной насмешкой да фирменным своим холодным взором.
   – Да получилось, получилось, успокойся, – чуть улыбнулась Леди. – Ты достал до волшебника, и сейчас твоя девчонка приведет тебя в чувство.
   – И я, конечно, снова все это забуду, – я встал напротив ее кристалла и обвел рукой черно-блестящее ущелье.
   – Конечно, – кивнула Леди.
   – Тогда нет смысла задавать вопросы…
   – Ну отчего же. Когда ты снова попадешь сюда – хоть и нескоро, – ты будешь знать ответы. И потом, возможность отвечать на твои вопросы мне доставляет такое же эстетическое наслаждение, как твое смиренное признание в своей… м-м-м, недостаточной информированности и неумении сделать правильные выводы из имеющихся фактов.
   Мне потребовалось секунд пять, чтобы понять, что это она такое сказала.
   – Я дурак, – покорно сказал. – А почему нескоро попаду?
   – Потому что вы двое направляетесь туда, где мне являться было бы… – женщина прищелкнула пальцами, подбирая слово, – невместно, пожалуй.
   – Даже не знаю, радоваться или огорчаться долгой разлуке. С одной стороны, каждая такая беседа меня обогащает чем-нибудь. С другой, твое отсутствие может значить либо то, что мы в подарках не нуждаемся, потому что и так уже очень круты…
   – Степень своей крутости вы имели возможность оценить совсем недавно, – Леди презрительным жестом отмела это предположение. – Избавляйся от подобных иллюзий, Серый. Это больно, но больней, если от твоих иллюзий тебя избавят другие. Второе предположение?
   – А? – далеко не сразу сообразив, что Леди имеет в виду, – кажется, в ее присутствии я действительно глупею. – Ах, да. Твое отсутствие может означать еще и то, что какое-то время с нами все будет хорошо…
   Я с надеждой поглядел на Леди.
   – Все же соображаешь, – с непонятной интонацией протянула Леди. – Да, какое-то время все будет спокойно и тихо. Наслаждайтесь.
   – А… какое? – осторожно спросил я.
   Леди пожала плечами.
   – Я все же не пророк, а вы слишком хорошо умеете находить приключения на свои головы.
   – Это они нас находят, – проворчал я. – Впрочем, спасибо, что поддерживаешь в приключениях. Ведь лук тоже?..
   Женщина улыбнулась ностальгически:
   – Да, Хартгранн… молодая была, глупая. Сейчас бы сделала по-другому, но и так все равно неплохо вышло, ты как считаешь?
   – То есть он… ты его сделала?!. Не просто открыла нам доступ к нему?..
   – Упс, проговорилась, – Леди приложила пальцы к губам, глаза ее смеялись. – Да, лук мой, а теперь и твой. Но не только, помни это.
   – Да, еще и Нан.
   Леди странно улыбнулась.
   – Ну, хватит, твоя девушка волнуется. Возвращайся уже.
   – Постой, как насчет имени? Ты мое знаешь, и мы типа родственники, сама говорила…
   – Э, нет, юноша, – Леди погрозила пальцем. – Наше родство не настолько близко.
   – Тогда хотя бы покажешься в настоящем обличье?
   – Так, – после молчания, определенно мне польстившего, протянула Леди. – Как догадался?
   – Отказ назвать имя. Эльфы тоже не представляются полным кому угодно, часто его только ближние родственники и знают. Лук. Магия в нем хоть и темна, но имеет эльфийский привкус. И «ты». Обращения на «вы» нет в эльфийском языке.
   – И во многих земных, между прочим, – пробормотала Леди. – Ну, ладно, молодец…
   Она обернулась вокруг себя, и я увидел…

   – Нан?
   – Очнулся!.. – И девушка всхлипнула, на мое лицо упали теплые слезинки.
   – Да… – я промолчал, пытаясь вспомнить нечто увиденное в обмороке. Но на то оно и беспамятство, что о нем не сохраняется памяти. – Нан, скорее всего, тот маг…
   – Я знаю. – Девушка смотрела на меня. – Я знаю. Ты его убил. У нас не было выхода…
   Ее меняющие цвет глаза закатились, я понял, что она вот-вот упадет в обморок или впадет в истерику. Я осторожно сгреб ее за локти и потряс. Девушка посмотрела на меня осмысленным взглядом.
   – В порядке… – тихо ответила на незаданный вопрос.
   – Обещай мне… – начал я.
   – Нет, – даже не дослушала она. – Этого я не могу обещать.
   – Пожалуйста. Если нас поймают, ты должна сдаться. Ты скажешь, что я заставил тебя идти со мной, и принуждал, и…
   – Серый, заткнись.
   Я замолчал.
   – В любом случае, я не сумею солгать таким магам. Но идем.
   С ее помощью я встал и огляделся.
   Тьма вокруг истаивала, знакомые черные крупинки, никем более не контролируемые, поднимались вверх, словно сажа, и растворялись в воздухе. Деревья вокруг были здорово покорежены силами, и я видел, что касание именно этой силы, в отличие от обычных зеленых чар вэйри, не пошло им на пользу. Листва выглядела обожженной, трава потемнела.
   – Давай поскорее уберемся отсюда.
   Наскоро зализав раны – не такие уж серьезные, зато их было много, к тому же нанесенные с помощью темной магии раны жглись, – мы двинулись в путь.

   – Когда преследователи отойдут от смерти мага, они вцепятся и не отпустят. Мы будем драться насмерть, и оба погибнем в битве. Обещай мне это, Серый.
   – Не знаю такой легенды, – вслух пробурчал я. – Что за самоубийственное стремление? Никто не умрет, мы вдвоем будем жить вечно. Я так хочу, и значит, так и будет.
   – Серый, – устало начала Нан и осеклась, резко остановилась. Я едва не налетел на нее и выглянул из-за спины, держа руку чуть наотлет, меч трепетал в рукаве, готовый вылететь и разить, с другой ладони было готово прыгнуть заклинание.
   – Серый!.. – теперь в голосе Нан был испуганный восторг. – Мы… мы пришли!..
   – Куда? – это была первая река, виденная мною здесь. По сравнению с мелкими, едва по пояс, ручьями и родниками, которые можно было перешагнуть, она казалась океаном. Но дома, в своем мире, я назвал бы ее пренебрежительно речкой, а то и речушкой.
   Неширокая – едва ли двадцать метров от берега до берега, и, видимо, не очень глубокая речка звонко катила воды, в каждой капле воды отражалось маленькое солнце. Где-то выше по течению шумел перекат или водопад, невидимый за деревьями.
   – Да, – сказала Нан. – Пришли. Это он.
   – Кто – он? – спросил я.
   – Дэв.
   – А, так это он и есть? – поинтересовался я. – Честная вода? Ну, привет…
   Сжал кулак, гася зарождающееся пламя, и по-дурацки помахал рукой реке.
   – Ты разве не чувствуешь?
   – Нет, а что я должен… – я осекся. – Ты знаешь… кажется, что-то такое…
   Мы изранены и устали, мы только что убили мага вэйри, и на плечах у нас висит погоня, надо спешить. Что я должен чувствовать?
   Уж точно не покой и умиротворение.
   – Что ты ощущаешь? – настаивала Нан.
   – Тут хорошо и защищенно.
   – Правда?!. – с восторгом спросила девушка, и я понял, что она все же боялась, что Дэв не примет меня, несмотря на покровительство Леса.
   Нан скинула котомку и вытащила лепешку, подняла перед собой.
   – О великий Дэв, даруй нам защиту, Правдивая Вода, позволь исцелиться твоей священной влагой!..
   Размахнулась и швырнула хлебец на середину реки. Там плеснула крупная рыба.
   Нан засмеялась, сняла и бросила на камни живой плащ, положила рядом меч. Тонкие пальцы огладили куртку, и она расстегнулась. Я недоуменно смотрел, как девушка раздевается.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация