А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Яростный горец" (страница 28)

   – Ну уж нет! – рявкнул Лукан. – Вы с Карой даже близко не подойдете к этой проклятой горе! Как-нибудь обойдемся без вас. А если кого-то ранят, Фэллон одним прыжком доставит его к вам. И потом, не можем же мы бросить Малькольма одного?
   – Лукан прав, – отрезал Фэллон еще до того, как Кара и Соня успели что-то возразить. – Я и так слишком многим рискую, если Ларина и остальные Воители отправятся со мной. Лучше подумайте вот о чем. С каждой каплей крови друидов, которую Дейрдре удается пролить, сила ее растет. Я уже не говорю о Поцелуе Демона, – добавил он, многозначительно кивнув на склянку с кровью ее матери-драу, которую Кара носила на шее.
   – Но я могу тебе помочь! – запротестовала Кара.
   – И ты непременно поможешь, – кивнул Фэллон, – но только в замке. Кто-то ведь наверняка будет ранен. А вылечить нас можете только вы с Соней.
   Кара сдалась, только после того как муж что-то шепнул ей на ухо. Повернувшись к Соне, Фэллон прочел на ее лице досаду. Впрочем, она неохотно сдалась, признав его правоту.
   – Вот и хорошо. – Опустившись на пол, Фэллон прислонился спиной к стене. На него вдруг навалилась свинцовая усталость. Он даже не помнил, когда чувствовал себя до такой степени измотанным.
   Чья-то маленькая нежная рука коснулась его щеки. Фэллон, не открывая глаз, уткнулся в нее лицом.
   – Как твои раны? – шепотом спросил он.
   Ларина беспечно пожала плечами.
   – От них уже не осталось и следа.
   – Нам повезло. В следующий раз может быть по-другому.
   – Ну, это мы еще посмотрим. Не думай пока об этом, Фэллон. Я сегодня восхищалась тобой. Честное слово. Ты все так здорово придумал – особенно когда решил переправить всех сюда, где нас никто не найдет.
   Фэллон слегка смешался – в глубине души он не был так уж уверен, что оказался на высоте.
   – А я смотрел, как ты сражаешься, и чуть не лопался от гордости за тебя. Ты была просто великолепна.
   – Ты тоже.
   Фэллон уже открыл было рот, чтобы извиниться за то, что произошло накануне, но Ларина, поспешно отодвинувшись, снова забилась в свой уголок.
   Может, оно и к лучшему, с грустью решил Фэллон. Они были не одни, а то, что он собирался ей сказать – то, что он обязан был сказать, – не предназначалось для посторонних ушей.
   С трудом заставив себя подняться на ноги, Фэллон подошел к Соне, которая так и сидела возле Малькольма.
   – Как он? – присев на корточки возле раненого, поинтересовался Фэллон.
   – Неплохо. Вернее, было неплохо, – вздохнув, поправилась Соня. – Конечно, у нас не было другого выхода, кроме как перенести его сюда, но как бы это ему не повредило… – Она озабоченно пощупала его сломанную руку. – Он так страдал от боли, что мне пришлось погрузить его в сон. Представляешь, он рвался в бой, в его-то состоянии! Держу пари, парень только и дожидался, когда я отвернусь, чтобы улизнуть, – вот мне и пришлось на всякий случай усыпить его.
   – Ты все правильно сделала, – успокоил ее Фэллон. – Если бы с Малькольмом что-то случилось, Ларина собственноручно придушила бы нас обоих.
   Пожав плечами, Соня заправила за ухо прядь огненно-рыжих волос.
   – Я боюсь только одного – как бы все это не повредило его руке. Кость только-только стала срастаться. На большее моя магия, к сожалению, не способна.
   – Сделай все, что в твоих силах. Большего мы и не просим.
   Соня, нерешительно проведя языком по губам, вскинула на него свои янтарные глаза.
   – Да… но будет ли этого достаточно? Я всегда была хорошей целительницей: мои возможности превосходили все те, что присущи друидам, – но, боюсь, однажды настанет день, когда мне придется призвать на помощь всю свою магию, а она не поможет…
   Фэллон вдруг почувствовал, как липкие щупальца страха стиснули ему горло.
   – У тебя было видение?
   – Нет, просто… плохое предчувствие, – уклончиво ответила Соня.
   Значит, видение все-таки было, догадался Фэллон. Но спорить с друид не стал.
   – А вы с Карой пробовали объединить свою магию, чтобы исцелить Малькольма? – осторожно спросил он.
   – Мы как раз собирались попробовать еще раз, когда ты вернулся. Сейчас попытаемся снова.
   Соня сделала Каре знак, подзывая к себе, и Фэллон встал, уступая невестке место. Отойдя к стене, он молча следил за действиями обеих друид. И хотя он, конечно, не мог видеть, как магия, стекая с их пальцев, проникает в тело Малькольма, зато чувствовал, как она заполняет собой пещеру.
   Воздух вокруг них стал сгущаться, как бывает перед грозой, – всякий, кто оказался здесь, мгновенно догадался бы о действии магии. Воители чувствовали ее на расстоянии. Любой из них, едва взглянув на Соню, сразу сообразил бы, что имеет дело с могущественной друид.
   Этим она отличалась от Кары. Не подозревая о своих возможностях, Кара до появления Сони даже не пробовала пользоваться магией. Но после того как Соня стала учить ее, Фэллон заметил, что Сила Кары растет с каждым днем.
   Им повезло, что на их стороне две друид. Каждый из тех, кто был здесь, не задумываясь, пожертвовал бы жизнью, чтобы защитить их от Дейрдре.
   Тяжело вздохнув, Фэллон устроился поудобнее. Наверняка пройдет несколько часов, прежде чем вирраны перестанут шарить по округе, разыскивая их следы. Значит, у него есть время, чтобы еще раз продумать план нападения.

   Глава 30

   У Дейрдре чесались руки кого-нибудь убить. Будь ее воля, она бы собственноручно обезглавила своих Воителей всех до единого, а после приказала бы вздернуть их головы на пики и расставить вокруг горы. Она послала целую армию, чтобы захватить в плен кого-то из Маклаудов, а они вернулись назад с пустыми руками!
   – Жаль, вы не видели, на что способен этот Фэллон, госпожа, – оправдывался Уильям. – Только что он был здесь, и вдруг бац – уже за целую милю отсюда!
   Дейрдре задумчиво барабанила длинными ногтями по ноге.
   – Значит, он все-таки научился пользоваться своей Силой, – протянула она. – А я все гадала, когда же это случится.
   Оставалось только узнать, на что способны Лукан и Куин. Возможно, обитавший в них бог наделил всех троих братьев одинаковыми способностями… Однако Дейрдре не исключала, что каждый из них обладает своей, особенной Силой. Придется получше приглядывать за Куином. Не хватало еще, чтобы в один прекрасный день он просто взял и исчез бесследно, как это делает его старший брат.
   – Брок, – негромко окликнула она, обернувшись к крылатому Воителю. – Что ты на это скажешь?
   В ответ он невозмутимо повел плечами, слегка задев крыльями стоявших по обе стороны от него Воителей.
   – Ты недооценила их, госпожа. Кстати, к ним присоединился еще один – некий Кэмдин Макенна.
   – Проклятие! – Дейрдре огорченно вздохнула. – А я питала на его счет такие надежды! Жаль, что он теперь тоже на их стороне. Неудачный сегодня выдался день. Единственным утешением служит то, что нам удалось перехватить группу Воителей, которые направлялись в замок Маклауд.
   – И сколько их было? – быстро спросил Брок.
   Было в голосе Брока что-то настораживающее. Именно Брок, заметив маленький отряд, предупредил Дейрдре о его появлении… и все же ее терзали сомнения.
   – Всего четверо. Один умер в пути – в его раны попало слишком много крови драу.
   Встав со своего места, Дейрдре направилась к Броку – остальные Воители на всякий случай поспешили отодвинуться подальше. Подойдя вплотную, Дейрдре протянула руку к его груди, погладила рельефно выступающие мышцы, игриво царапнула острым ногтем гладкую кожу. Потом рука ее поползла вниз, к его плоскому животу.
   – Твоя идея использовать кровь драу, чтобы захватить их в плен, была просто гениальной, Брок, – промурлыкала она.
   Глядя на нее холодными голубыми глазами, Брок невозмутимо пожал плечами.
   – Счастлив, что услужил вам, госпожа.
   – Конечно, – кивнула она. До этого дня Дейрдре никогда не приходило в голову пригласить Брока разделить с ней постель. Если бы в ней сейчас не лежал Куин… чем черт не шутит, возможно, она бы поддалась искушению позабавиться с крылатым Воителем. Пожалуй, когда-нибудь она сделает это. Но пока с этим придется подождать.
   – Продолжай следить за Маклаудами. – Уже повернувшись, Дейрдре не удержалась и слегка пощекотала внушительную выпуклость, распиравшую штаны Брока, – просто чтобы посмотреть, как он возбуждается. – И завтра возвращайся с новостями.
   – Как прикажете, госпожа.
   Возможно, неприятное предчувствие, которое кольнуло ее, относилось не к Броку, а к какому-то другому Воителю, успокаивала себя Дейрдре. Ей нужно получше приглядывать за своими людьми. И потом, если бы Брок не ослушался ее и не полетел на разведку, она бы никогда не узнала о том, что к замку Маклауд направляется еще один отряд Воителей.
   Нет, Брок принадлежит ей. Душой и телом.

   Томительно медленно тянулись минуты, перетекая в часы. Начался дождь – и так же быстро закончился. Рокот прибоя заглушал любые звуки, доносившиеся со стороны замка, и Фэллон скрепя сердце заставил себя ждать до темноты. Близилась ночь. Как только солнце скроется за горизонтом, они потихоньку вернутся в замок.
   Отыскав глазами Лукана, он незаметно кивнул в сторону выхода, давая брату знак следовать за ним. Они уже собирались выскользнуть наружу, когда острый взгляд Фэллона рассмотрел притаившуюся в темноте Ларину. Зябко обхватив себя руками, девушка, похоже, дожидалась его появления.
   Туника Фэллона доходила ей до середины бедер – свежий морской ветерок, пробравшись в пещеру, так и норовил приподнять подол, и Ларине приходилось придерживать его руками. При виде ее обнаженных ног вся кровь, текущая в его жилах, достигла температуры кипения и ударила Фэллону в голову. Он вдруг почувствовал безумное желание запустить руки в ее светлые волосы, зарыться в них лицом, наслаждаясь тем, как шелковистые пряди щекочут ему кожу и вдыхая исходящий от Ларины аромат лилий.
   Забыв обо всем, Фэллон шагнул к Ларине. Девушка, словно не замечая их появления, завороженно смотрела на бушующее внизу море.
   – Что ты задумал? – из-за спины Фэллона спросил Лукан.
   Фэллон, вздрогнув, заставил себя вернуться в реальность.
   – Я схожу на разведку, – объяснил он, обернувшись к брату. – Вернусь в замок и посмотрю, остались ли там вирраны. А заодно и узнаю, сколько их.
   – Я с тобой, – вызвался Лукан.
   – Нет. Я ненадолго – осмотрюсь и тут же назад. Все чертовски устали. Я хочу, чтобы наши люди получили возможность как можно скорее вернуться домой.
   Лукан только вздохнул. Спорить с Фэллоном было бесполезно.
   – Ладно, – сдался он. – Только будь осторожен.
   Дождавшись, когда брат вернется в пещеру, Фэллон подошел к Ларине.
   – С тобой все в порядке?
   – Тут так красиво! – вздохнула она. – Только море и ветер – больше никаких звуков. Я даже представить себе не могла, что эта пещера так высоко.
   – Да. Я заметил вход в нее, когда плавал в море. Потом часто гадал, что же там внутри. И когда мы с братьями сбежали от Дейрдре, я первым делом попытался отыскать пещеру. После я проводил тут много времени – размышлял, учился владеть собой, чтобы стать опорой своим братьям. Правда, это не слишком помогло…
   После этого Ларина наконец повернулась к нему. Призрачный свет луны отражался в ее глазах, сейчас казавшихся почти черными.
   – Теперь я, кажется, понимаю, почему тебя так тянуло сюда. Даже представить себе не могу, что бы ты делал, если бы не эта пещера.
   – Согласен.
   – Возвращайся скорей, – прошептала она.
   Фэллону до боли хотелось схватить ее в объятия, прижаться к губам, однако он сдержался. Близость Ларины была для него сладостной пыткой, но… сейчас не время, одернул он себя. Они едва не поссорились во время предыдущего разговора – потом было нападение вирранов, бегство из замка и многое другое. У них так и не нашлось времени поговорить. Фэллон мог бы поклясться, что Ларина все еще хочет его, но это не значило, что она с готовностью кинется ему на шею. Вдруг она оттолкнет его, как уже случалось не раз? Эта мысль заставила Фэллона убрать руки за спину.
   Чувствуя, как его решимость слабеет, он дал волю своему богу и в мгновение ока перенесся в замок.
   К сожалению, худшие его подозрения оправдались. Выругавшись сквозь зубы, Фэллон смотрел на бродивших по замку Воителей. Толпа вирранов кружила вокруг деревни, над которой висело облако черного дыма. Не сложно было сообразить, что посланцы Дейрдре подожгли только что отстроенные дома.
   Благоразумие требовало его скорейшего возвращения в пещеру. Однако у него в спальне хранилась одна вещь, которую ему во что бы то ни стало нужно было отыскать. Сосредоточившись, Фэллон телепортировался туда и с удивлением обнаружил, что его спальня не только пуста, но выглядит нетронутой. Либо вирраны еще не добрались сюда, либо почему-то не решились устроить тут погром.
   – Что маловероятно, – вполголоса пробормотал он.
   Бросившись к ближайшему сундуку, Фэллон поспешно поднял тяжелую крышку и принялся выбрасывать на пол сложенную там одежду. Наконец его рука нащупала плоскую, украшенную резьбой шкатулку. Фэллон поднес шкатулку к глазам и долго смотрел на нее, не в силах избавиться от воспоминаний.
   В последний раз он заглядывал в нее лет триста назад. И думал, что никогда не решится сделать это снова. Однако, едва встретив Ларину, он уже знал, что настанет день, когда он вернется в замок и отыщет заветную шкатулку.
   Благоговейно приподняв резную крышку, Фэллон с замиранием сердца смотрел на лежавшее внутри украшение. Потом представил, как наденет его на шею Ларины, и внутри у него все перевернулось. Только в этот момент он наконец понял, как сильно любит ее.
   Вытащив золотую вещицу из шкатулки, Фэллон сунул ее в карман. Потом наскоро привел все в порядок, чтобы те, кто заглянет сюда, не догадались, что он успел побывать в спальне, и поспешно перенесся в пещеру.

   А Ларина тем временем предвкушала, как они с Фэллоном наконец останутся наедине. Ей не терпелось сказать ему, что он был прав – она действительно оказалась трусихой. Но теперь, когда он с ней, она уже больше ничего не боится.
   Ларина и сама толком не знала, когда поняла, что страха больше нет. Просто впервые почувствовала, что снова может свободно дышать, как будто сильные руки Фэллона сняли удавку, которая столько долгих лет стягивала ей горло.
   Глядя вслед растаявшему в темноте Фэллону, она готова была поклясться, что он хотел ее поцеловать. Она поняла это по его глазам. Однако он так и не решился. Разочарование было таким мучительным, что Ларина едва не расплакалась. О… неужели она все испортила?! Оставалось только надеяться, что нет. Ларина готова была броситься перед ним на колени, со слезами умоляя о прощении… К глазам подступили слезы. Все, что угодно, только бы Фэллон не бросил ее.
   Она потрогала отметины клыков, оставшиеся после его укуса. Его знак.
   – Кара сказала мне о вашем разговоре, – услышала она за спиной голос Лукана. Он подошел так тихо, что она даже не заметила его появления.
   Ларина ждала этого разговора. И боялась его. Чтобы не встречаться с ним взглядом, она продолжала смотреть на море, бившееся о скалы у ее ног.
   – По-твоему, я потеряла Фэллона?
   Лукан молчал так долго, что Ларина уже было решила, что он передумал разговаривать с ней. Или вообще ушел. Потом услышала, как он тяжело вздохнул.
   – Когда мы росли, мне не раз доводилось видеть старшего брата в окружении женщин. Они вечно липли к нему как репей. И не только потому, что Фэллон хорош собой, – ведь он был старшим из сыновей лэрда и в один прекрасный день ему предстояло стать главой клана. Фэллон, надо отдать ему должное, всегда вел себя достойно, но я ни разу не видел, чтобы хоть на одну из них он смотрел так, как смотрит сейчас на тебя. Он испытывает к тебе не просто физическое влечение, а нечто гораздо большее. Ни к одной женщине он не относился так, как к тебе.
   Сердце Ларины забилось часто-часто, в груди робко шевельнулась надежда. Она наконец решилась обернуться – и встретилась взглядом с Луканом. Стоя у нее за спиной, он все это время наблюдал за нею.
   – Ты не можешь потерять Фэллона – для этого он слишком сильно любит тебя. Поэтому если ты готова принять то, что он может тебе дать, то так и скажи. Ты нужна ему, Ларина. Он не может без тебя.
   – Я тоже не могу без него, – с облегчением призналась она. – Ты даже представить себе не можешь, как он мне нужен!
   Рука Лукана легла ей на плечо. Он по-братски обнял ее, и у Ларины сразу полегчало на душе.
   – Вы с моим братом так похожи. Вам обоим по плечу великие дела. А вместе вы будете намного сильнее.
   – Как вы с Карой? – улыбнулась Ларина.
   – Даже больше. Фэллон – необыкновенный человек, – очень серьезно сказал Лукан. – Он прирожденный вождь. Ему нужна сильная женщина, которая стала бы ему опорой.
   Ларина с улыбкой накрыла его руку своей.
   – Что ж, я согласна – если Фэллон не против, конечно.
   Не успел Лукан вернуться к жене, как Фэллон уже снова стоял у входа в пещеру. Ларина молча слушала, как он рассказывает о Воителях Дейрдре и толпах вирранов, которые шарят по замку и развлекаются поджогом деревни.
   Ей не терпелось поговорить с Фэллоном наедине: ведь пока они оставались в пещере, это было невозможно. Самое лучшее – незаметно выскользнуть из пещеры. Это была единственная возможность, и Ларина не собиралась ее упускать.
   Она чувствовала, как у нее загорелись щеки, а спина покрылась гусиной кожей, – так бывало всегда, когда он смотрел на нее. Покосившись на него через плечо, Ларина с улыбкой выскользнула из пещеры.

   Подбежав к выходу, Фэллон изумленно смотрел, как Ларина ловко перепрыгивает с утеса на утес. Последний головокружительный прыжок, и девушка, метнувшись вниз, перекувырнулась через голову и мягко, по-кошачьи, приземлилась на камень у самой кромки воды.
   – Кровь Христова! – изумленно выдохнул Хейден.
   Кто-то восхищенно присвистнул. Только тогда Фэллон заметил, что остальные, выбравшись из пещеры, наблюдают за этой сценой. Онемев, Фэллон смотрел, как Ларина танцующей походкой направилась к воде, на ходу сбрасывая тунику.
   – Будь я проклят! Вот это женщина! – восхищенно покрутил головой Логан.
   Гэлен, хохотнув, одобрительно хлопнул Фэллона по плечу.
   – А ты везунчик, Маклауд!
   С губ Фэллона сорвался смешок.
   – Угу. – Перехватив взгляд Лукана, он с довольным видом кивнул. – А то я не знаю!
   Забыв об остальных, он бросился за Лариной, на ходу сбрасывая одежду. Последний прыжок, и он уже стоял на том же месте, где только что была она. К тому времени, когда Фэллон избавился от штанов и башмаков, Ларина уже зашла в воду. Осторожно положив золотую вещицу, которую принес из замка, на стопку одежды, Фэллон кинулся догонять ее.
   Повернувшись к нему лицом, Ларина покачивалась на волнах, не сводя с него глаз. Фэллон поплыл к ней, рассекая волны и борясь с приливом, упорно тащившим его к берегу.
   Только оказавшись рядом с ней, Фэллон почувствовал, что может наконец нормально дышать. Ему так много нужно было сказать, столько всего объяснить, что он растерялся, не зная, с чего начать.
   Ларина опередила его.
   – Ты был прав.
   Это было так неожиданно, что Фэллон на мгновение растерялся.
   – Насчет чего?
   – Я действительно боялась. Все, кого я любила, покинули меня. А с тобой все было бы гораздо хуже – ведь ты бессмертный.
   Взяв ее руки в свои, Фэллон молча притянул Ларину к себе, прижался щекой к ее лбу и замер. Какое-то время оба молчали.
   – Неужели ты не понимаешь? – наконец прошептал он. – Ларина, мое сердце и душа принадлежат тебе – навеки. Как и я сам. Я бы никогда не смог покинуть тебя.
   Руки Ларины обвились вокруг его шеи. Она цеплялась за него так, словно знала, что судьба оставила им для счастья только один-единственный день и другого, возможно, не будет. Ее била дрожь, но от холода или из-за его слов, Фэллон не мог понять.
   Отодвинувшись, он заглянул в ее изумительные глаза и замер, увидев в них безграничную любовь.
   – Я не могу обещать тебе спокойную жизнь – уверен, что мы частенько будем спорить. Держу пари, придут дни, когда тебе захочется швырнуть мне в голову чем-то тяжелым. Зато могу с чистой совестью поклясться, что буду любить тебя до последнего вздоха… Сделаю все, чтобы заставить тебя смеяться хотя бы раз в день. Клянусь, что буду предан тебе душой и телом, Ларина. Я сделаю все, чтобы ты была счастлива.
   Одинокая слезника скатилась у нее по щеке.
   – О Боже, Фэллон Маклауд… я хочу тебя!
   От избытка чувств у Фэллона перехватило дыхание. Глаза защипало.
   – Я люблю тебя, – прошептал он. А потом надолго приник к ее губам.
   Казалось, поцелуй будет длиться бесконечно. Губы его были жаркими и настойчивыми, требовательными и упоительно нежными. Руки Ларины обвились вокруг шеи Фэллона, запутавшись в его волосах, потом нежно скользнули по спине, и легкая дрожь охватила ее, когда она почувствовала, как под ее ладонью заходили тяжелые бугры великолепных мускулов.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация