А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Яростный горец" (страница 25)

   Ему захотелось поскорее убраться к себе, но Брок знал, что вначале следует показаться на глаза Дейрдре. Он нисколько не сомневался, что его ждет наказание. Дейрдре терпеть не могла, когда ее заставляли ждать.
   Узкая лестница вела в сердце горы. Поднявшись на самый верх, Брок повернул налево и зашагал по коридору.
   Бывали времена, когда он мог бы поклясться, что эти камни живут своей собственной жизнью и способны читать его мысли и чувствовать его ненависть. Брок так долго служил Дейрдре, что, казалось, должен был уже привыкнуть ко всему, но, наверное, это было невозможно. Эта гора стала адом, местом, где безраздельно царило зло… Крепло, чтобы однажды расползтись по всему миру. Порой ему казалось, он задыхается.
   Брок молча кивнул двум Воителям, стоявшим на часах у входа в покои Дейрдре. Узнав его, они постучали в дверь, чтобы сообщить о его приходе. Даже сквозь толстые каменные стены Брок услышал резкий голос Дейрдре, приказывающий ему войти.
   Дожидаясь, когда перед ним распахнутся массивные двойные двери, Брок постарался стереть в памяти все, что так или иначе связано с Маклаудами. Этот трюк он освоил еще в незапамятные времена. Брок уже и сам не помнил, сколько раз это спасало ему жизнь.
   Переступив порог, он машинально глянул в тот угол, где, заваленный камнями, стоял наказанный Джеймс. Видимо, услышав его шаги, тот поднял на Брока полный гнева и ненависти взгляд.
   – Где ты пропадал столько времени? – ворвавшись в комнату, обрушилась на Брока Дейрдре.
   Брок, не удержавшись, покосился на дверь, через которую она вошла. За ней находилась спальня. Прежде чем захлопнулась дверь, Брок успел увидеть постель и мужские ноги в ворохе смятых простыней. Он не сомневался, что это Куин. Но что он делает в спальне Дейрдре? – ломал себе голову Брок. Пришел ли он туда по собственному желанию, или Дейрдре держит его пленником, приковав к кровати? Вот проклятие: опять ему не удастся поговорить с Куином.
   – Ну? – Дейрдре вопросительно вскинула белые брови.
   – Я задержался – хотел посмотреть, что Фэллон и остальные станут делать после сражения, – быстро нашелся он.
   Пряди белых волос Дейрдре, ожив, угрожающе зашевелились, будто змеи, и одна за другой поднялись в воздух. Брок невольно похолодел. Ему не раз доводилось видеть, как Дейрдре расправляется с теми, кого ей случалось заподозрить в измене. В подобных случаях волосы заменяли ей удавку, и воспоминания об этом долго потом преследовали Брока во сне. Что бы сейчас ни задумала Дейрдре, это явно не сулило ничего хорошего.
   – Ты передал Фэллону мои слова?
   Брок угодливо склонил голову.
   – Конечно, госпожа. До единого слова. – Правда, он и от себя добавил пару слов, но об этом Брок предпочел умолчать.
   – А что Ларина? Ты ее видел?
   – Да, госпожа. Она жива.
   Дейрдре окинула Брока пронизывающим взглядом.
   – Ты много лет был верен мне, Брок: я никогда не сомневалась в твоей преданности, – но если снова заставишь меня ждать, то будешь сурово наказан.
   При этих словах Брок почувствовал, как земля уходит у него из-под ног. Ему требовалось во что бы то ни стало отвести от себя подозрения.
   – Прошу извинить меня, госпожа, – заюлил он. – Я думал, вам интересно будет узнать, что они пытаются заново отстроить деревню.
   Бесцветные глаза Дейрдре подозрительно сузились, превратившись в узкие щелки.
   – Неужели? Очень интересно, Брок. Очень интересно… – Сделав Броку знак, что он свободен, Дейрдре направилась в спальню, но, словно вспомнив о чем-то, обернулась:
   – Кстати, Данмор привел еще одну группу друидов. Помоги допросить их.
   У Брока подкосились ноги, на лбу каплями выступил холодный пот. Еще одна группа друидов?! Господи… как она их находит?! Паника кулаком ударила его в живот. Сколько времени пройдет, прежде чем Дейрдре отыщет Энис и остальных?
   – Как прикажете, госпожа, – поклонился он.
   Дейрдре слегка повела бровью, и камни, удерживающие Джеймса, будто услышав безмолвный приказ, вдруг расступились, отпуская его. Бледно-зеленый Воитель тяжело упал на пол. Какое-то время он лежал, растирая онемевшие руки и ноги, потом без единого слова поднялся, отвесил Дейрдре поклон и так же молча вышел из комнаты.
   Только когда Дейрдре скрылась в спальне, Брок очнулся и на ватных ногах, двинулся к двери. Меньше всего ему сейчас хотелось видеть, как станут пытать друидов, но Дейрдре не оставила ему выбора.
   Брок словно во сне свернул в коридор и чуть не столкнулся с Айлой. Тоненькая и хрупкая, с иссиня-черными волосами, она едва доставала макушкой ему до груди, но бледно-голубые, словно осколки арктического льда, глаза девушки, казалось, читали у него в душе.
   Брок до сих пор не понимал, почему ее не убили вместе с остальными друидами. Айла, почти не открывая рта, безмолвной тенью скользила по коридорам. Ее лицо всегда было неподвижным словно каменная маска, а глаза – такими же мертвыми, как сердце Брока.
   – Айла, – кивнул Брок, вежливо посторонившись, чтобы пропустить девушку.
   – Ты видел их?
   Брок застыл, почувствовав, как от щек отхлынула кровь. В голове зазвенели колокольчики тревоги.
   – Кого ты имеешь в виду?
   – Маклаудов. – Айла пожала плечами.
   – Угу. Дейрдре велела кое-что им передать.
   – Они придут за своим братом, Воитель. Прольются реки крови. Для многих эта битва станет последней.
   Ее шепот погребальным колоколом прозвучал в ушах оцепеневшего Брока. Она уже ушла, а он еще долго стоял, не в силах сдвинуться с места.

   Глава 27

   Только к вечеру Ларина смогла заставить себя отправиться на поиски Фэллона. Весь день девушка ломала голову, гадая, что скажет ему. И, главное, какими словами.
   Конечно, он разозлится. И скорее всего обидится. Но скрывать от него правду и дальше она не могла. То, что произошло между нею и Фэллоном, было особенным… настолько особенным, что Ларина решилась нарушить данную ею клятву.
   Потребовалось немало времени, прежде чем Ларина поняла, что уже не мыслит себе жизни без него… а может, с самого начала знала это, но боялась признаться. Как бы там ни было, она доверит ему свою величайшую тайну. Это будет трудно, зато правильно.
   Почему-то она нисколько не удивилась, отыскав Фэллона на берегу. Взобравшись на выступавший из воды осколок скалы, он о чем-то напряженно размышлял. Волны, рассерженно шипя, разбивались у ног, обдавая его холодными брызгами, но он настолько погрузился в свои мысли, что, казалось, даже не замечал этого.
   Издалека его можно было принять за каменное изваяние. Ларина, затаив дыхание, любовалась суровым красивым горцем, которого она полюбила всем сердцем.
   Любовь настигла ее неожиданно, словно снежная лавина, когда она меньше всего ожидала этого. Впервые в жизни Ларина была счастлива. Иной раз ей казалось, будто у нее выросли крылья и достаточно только взмахнуть ими, чтобы взмыть в небеса. И все это благодаря Фэллону.
   Стиснув руки, Ларина смотрела на него, не в силах отвести взгляд. Даже в самых безумных мечтах она не надеялась встретить такого человека – умного, честного, благородного. Наверное, она и не достойна его любви, но потерять его свыше ее сил. Лучше умереть.
   Она расскажет ему все. И если он простит ее, если она и после этого будет ему нужна, тогда она с радостью останется с ним навсегда.
   Словно почувствовав ее взгляд, Фэллон вдруг обернулся. Зеленые глаза его вспыхнули огнем.
   Спустившись по тропинке, Ларина решительно направилась к нему. Теперь, когда юбки не путались под ногами, карабкаться по скалам оказалось намного легче. Вскоре она уже стояла рядом, глядя, как его длинные темные волосы полощутся на ветру.
   Фэллон молча протянул ей руку, и Ларина без раздумий и колебаний ухватилась за нее. Сильные пальцы сжали ладонь, он потянул ее за собой, в расщелину между скалами, куда не долетали брызги.
   – Не ожидал увидеть тебя здесь, – удивленно пробормотал он.
   Ларина судорожно вздохнула, чувствуя, что вот-вот ударится в панику. При мысли о предстоящем разговоре ее охватил такой ужас, что стало нечем дышать.
   – Мне нужно поговорить с тобой. – Ларина замолчала, не зная, что сказать. Вся ее решимость при виде Фэллона вдруг разом улетучилась, в голове стало слишком просторно, как будто все мысли съежились от страха. – А ты что здесь делаешь? – с трудом выдавила она.
   – Я привык приходить на берег, когда мне хочется побыть одному, – снова повернувшись лицом к морю, объяснил Фэллон. – Отец часто приводил сюда нас с братьями. Мы ловили рыбу, разговаривали – о чем-то важном или о разных пустяках. Здесь я всегда находил покой.
   Ларина украдкой бросила на него взгляд и с трудом проглотила вставший в горле комок.
   – Кажется, я понимаю, – пробормотала она. – Твое место здесь, Фэллон. Ты принадлежишь этой земле.
   Он обернулся.
   – А ты, Ларина? Где твое место?
   – Нигде. Или везде. – Она беспомощно развела руками. – У меня нет дома.
   – Но он может у тебя быть. Здесь. Со мной.
   От этих его слов сердце Ларины подпрыгнуло и застряло где-то в горле. Она вдруг почувствовала, что не может смотреть Фэллону в глаза. Выпустив его руку, она виновато понурилась и уставилась себе под ноги.
   – Мне нужно сказать тебе кое-что. Думаю, тебе это не понравится, – сдавленно пробормотала она.
   – Не важно. Говори.
   Зажмурившись, Ларина резким движением сорвала с пальца кольцо.
   – Видишь это кольцо? Я получила его в тот самый день, когда богиня остановила свой выбор на мне. Оно хранилось в моей семье с тех пор, как появились первые Воители.
   Удивленная молчанием Фэллона, Ларина вскинула на него глаза. С ничего не выражающим лицом он молча ждал, что она скажет дальше.
   – В ту ночь я поклялась никому, никогда, ни при каких обстоятельствах не рассказывать о кольце… и о том, почему я его ношу. И я хранила эту тайну… до сегодняшнего дня.
   Ларина протянула ему кольцо. Фэллон молча поднес его к глазам, чтобы повнимательнее рассмотреть.
   – Видишь, там, в камне, темная точка?
   – Да, – кивнул Фэллон.
   Трясущимися руками Ларина накрыла кольцо. Губы ее беззвучно зашевелились: она шептала заклинание, которому ее научила Робина. Все эти годы она не раз повторяла его про себя, уверенная, что оно никогда не понадобится. Что-то негромко щелкнуло, из земли вырвался сноп золотого пламени, а когда Ларина разжала руки, на ладони у нее лежал Свиток.
   Смахнув скатившуюся по щеке слезу, Ларина протянула его Фэллону.
   – Я давно должна была рассказать тебе о нем. Ты ведь доверял мне…
   Однако Фэллон не спешил взять Свиток. Ларина удивленно заморгала, не понимая, что происходит. И окончательно растерялась, когда Фэллон вернул ей кольцо.
   – Спрячь его.
   – Ты не хочешь его взять?! – Ларина уже ничего не понимала. Фэллон ведь сам говорил, что Свиток – единственное, что может спасти его брата. А теперь он не хочет даже посмотреть на него! – Без него ты не сможешь вытащить Куина!
   – Я давно знаю, какое это кольцо. И о том, что хранится в нем. Знаю с того самого дня, как принес тебя в замок.
   Ларина отшатнулась. У нее перехватило дыхание. Ощущение было такое, словно ее ударили кулаком в живот.
   – Что?! – Она сжала руку, не замечая, что комкает Свиток.
   – Соня с первого взгляда узнала кольцо. А потом сказала мне.
   Вернув Свиток на прежнее место, Ларина снова надела на палец кольцо. Руки у нее тряслись так, что ей даже не сразу это удалось. Она не знала, что сказать… голова у нее шла кругом. Выходит, Фэллон знал?! Знал, о том, что Свиток у нее, и молчал? Невероятно!
   – Но ты ничего мне не сказал… – непослушными губами пробормотала она.
   – Ты сама должна была решить, говорить мне о Свитке или нет. Я не имел права заставить тебя это сделать, как не мог заставить остаться в моей постели до утра.
   – Но, Фэллон, это несправедливо! – Выходит, все ее терзания напрасны? Она пришла сюда, чтобы открыть ему свою тайну… а выяснилось, что он с самого начала все знал! Знал – и все-таки занимался с ней любовью! По-прежнему хотел, чтобы она принадлежала ему. Но… почему?! Он ведь должен был возненавидеть ее!
   Выругавшись сквозь зубы, Фэллон пригладил растрепанные волосы.
   – Жизнь вообще несправедлива, Ларина. Я триста лет был один. И все это время беспробудно пил… пил так, что даже не заметил, как пролетели эти годы. Я начал жить, только когда встретил тебя. Неужели ты до сих пор не поняла, как нужна мне?
   – Поняла. Именно поэтому пришла, чтобы рассказать о кольце. Я хочу того же, что и ты. Хочу, чтобы мы всегда были вместе, Фэллон.
   – Нет. Не хочешь.
   Это было сказано так тихо, что в первый момент Ларина даже подумала, что ослышалась.
   – Но я действительно этого хочу!
   Фэллон покачал головой. В его глазах стояла такая тоска, что Ларине вдруг стало больно дышать.
   – Ты хочешь меня, только когда нуждаешься во мне… а потом просто поворачиваешься и уходишь. Я не обижаюсь. Ты была одна так долго, что привыкла не подпускать к себе никого и никому не доверять. Я тебя не виню. Кто я в твоих глазах? Жалкий пьяница, которого даже сейчас тянет напиться. В своей жизни я совершил немало ошибок. Потребуется немало времени, чтобы их исправить.
   Признание Фэллона прозвучало как гром среди ясного неба. Ларина ошеломленно потрясла головой.
   – Фэллон, тебе кажется, что ты знаешь меня. Но, поверь, это не так.
   – Я знаю тебя лучше, чем ты думаешь, Ларина. Ты утверждаешь, будто я нужен тебе, но так ли это? Уверяешь, что хочешь всегда быть со мной, так докажи это! Готова ли ты стать моей женой, чтобы жить вместе до конца своих дней? Или тебя вполне устроит возможность проводить со мной каждую ночь?
   Стать его женой?!У Ларины на миг закружилась голова. Господи, какое бы это было счастье! Если бы… если бы только она не боялась, что рано или поздно снова останется одна. Эта мысль мгновенно отрезвила ее.
   – Но зачем? Почему не оставить все как есть? – беспомощно пробормотала она. – Неужели тебе этого недостаточно?
   Фэллон шагнул к ней. Его лицо окаменело, в глазах стояла тоска.
   – Потому что мне нужно больше, Ларина.
   На миг у нее потемнело в глазах. Сердце, только что скакавшее галопом, остановилось. Все ее мечты о безоблачном счастье с Фэллоном развеялись как дым.
   – Прости, – с трудом выдавила она. – Я… я не могу дать тебе то, что ты хочешь.
   Повернувшись, Ларина бегом бросилась в замок, глотая слезы. Она мечтала только об одном – забиться в какой-нибудь уголок, чтобы оплакать любовь, которую нашла… и навсегда потеряла.
   – Еще как можешь! – крикнул ей вслед Фэллон. – Ты просто боишься, Ларина!
   Она резко обернулась.
   – Ты ничего не понимаешь! – давясь слезами, крикнула она.
   – Все я понимаю! – Фэллон в два прыжка догнал ее. На его скулах заиграли желваки, глаза словно подернулись инеем. Тоска, которую она читала в его глазах, уступила место гневу, лицо стало суровым. – Ты боишься! Боишься остаться одна, верно? Готова даже оттолкнуть меня, поскольку думаешь, что когда-нибудь я оставлю тебя!
   У Ларины подкосились ноги. Каждое слово Фэллона, будто пощечина, хлестало ее по лицу… Еще больнее было оттого, что все это было правдой. Захлебываясь слезами, она бросилась бежать. Он звал ее, но она не оборачивалась. Ларина опомнилась, только когда добежала до башни. Забившись в крохотную каморку под лестницей, она скорчилась на полу и затряслась от рыданий.
   Слишком долго она старалась не замечать, как страдает от одиночества, на которое добровольно обрекла себя. Но слова Фэллона словно прорвали плотину и ее захлестнуло отчаяние. Умнее всего было бы смириться с этим и жить дальше.
   Но это было свыше ее сил.

   Тем временем Фэллон клял себя на чем свет стоит. Чертов идиот! Почему не попридержал свой проклятый язык?! Он ведь дал себе слово, что будет осторожен. Но когда Ларина сказала, что не может дать ему то, что он хочет, он пришел в такое бешенство, что уже не понимал, что делает.
   Глядя, как она бежит, словно спасаясь от него, Фэллон едва сдерживался, чтобы не разбить себе голову о камни. Сердце у него обливалось кровью. Он понимал, что потерял Ларину навсегда, и эта мысль причиняла ему почти физическую боль. Ему было даже хуже, чем в тот день, когда он потерял семью и родных.
   Застонав от отчаяния, Фэллон рухнул на колени как подрубленный. Ноги уже не держали его. Запрокинув голову, он глухо зарычал, словно призывая небеса обрушиться и покарать его.
   Но это не помогло.
   Фэллон закрыл лицо руками. Все было кончено. Что бы он ни делал, он только все портил. Чтобы убедиться в этом, достаточно было вспомнить, что случилось с Куином. А теперь он потерял и Ларину.
   На что ему надеяться, если не смог завоевать ее? Он с собой-то не справляется, как он может быть вождем… не говоря уже о том, чтобы командовать армией Воителей. Его вновь захлестнула ярость, но Фэллону уже было все равно. Кожа его покрылась мурашками, он чувствовал, что начинает превращаться, но даже не пытался этому помешать. Он ничего не мог с собой поделать.
   И, может быть, уже никогда не сможет.
   – Фэллон?
   Услышав голос Лукана, Фэллон с трудом встал с колен, но так и не смог заставить себя взглянуть брату в глаза.
   – Оставь меня, – буркнул он.
   – Что случилось? – Лукан нагнулся к нему. – Я видел, как Ларина влетела в замок, словно за ней гнались вирраны, и пошел искать тебя.
   Фэллон, запрокинув голову, захохотал как безумный. И тут же осекся – до того неискренне звучал этот смех.
   – Я ее потерял… впрочем, она никогда не была моей.
   – Давай рассказывай, что произошло, – потребовал Лукан.
   Фэллон покачал головой.
   – Нет. Мне нужно побыть одному.
   – Не сейчас. Ты нам нужен, Фэллон.
   – Нет! – рявкнул Фэллон в ответ, поворачиваясь к брату спиной. – Ты прекрасно обойдешься и без меня. Все эти люди верят тебе, Лукан. Они пойдут за тобой.
   – Нет, Фэллон. Прошу тебя, не уходи! Я уже потерял Куина. И не хочу потерять еще и тебя.
   Фэллон молча смотрел на окружавшие его утесы. Он уже столько раз раньше подводил Лукана… Не мог он опять поступить с ним так же! Надо быть последней свиньей, чтобы снова бросить Лукана одного. И хотя единственным желанием Фэллона сейчас было бежать на край света, он знал, что не сделает этого.
   – Я скоро вернусь, Лукан.
   Фэллон бросился бежать, карабкаясь по скалам и стараясь не слышать, что кричит ему вслед брат. Сердце колотилось в груди как бешеное, Фэллон задыхался, прыгая с утеса на утес и скользя, пока не добежал до холмов. И упал, только когда почувствовал, что ноги уже не держат его.
   Рухнув на землю, Фэллон со стоном перевернулся на спину. Легкие горели огнем, сердце едва не выпрыгивало из груди. Приставив ладонь к лицу, чтобы заходящее солнце не било в глаза, он невидящим взглядом уставился в небо.
   Фэллон лихорадочно пытался сообразить, что сделал не так. Он хотел, чтобы Ларина вернулась, хотел держать ее в объятиях, вдыхать аромат лилий, исходивший от ее кожи.
   Но он потерял ее… возможно, навсегда.
   Застонав, Фэллон потер руками лицо, словно пытаясь стереть ее образ, стоявший у него перед глазами. Напрасно… он знал, что будет помнить Ларину до конца своих дней.
   Она стала частью его, как бог, который жил в его душе.
   И это навсегда.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация