А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Яростный горец" (страница 19)

   Ее приводило в ярость, что она, самая могущественная из всех драу, не может получить мужчину, которого желает больше всего на свете. Увы, тут ее магия бессильна.
   К несчастью, она не имела права пустить в ход свои чары, чтобы завлечь Куина к себе в постель и родить дитя, о котором говорилось в древнем пророчестве, иначе зачатия не произойдет.
   Поначалу ей казалось, что сломить волю Куина будет легко. Ей и в голову не могло прийти, что безумец станет сопротивляться. Удивительно, но именно это стало одной из причин, почему Дейрдре остановила свой выбор на Куине. Только такой мужчина мог стать ее господином и повелителем.
   Бушевавший в душе Куина гнев рано или поздно возьмет над ним верх. И тогда он будет принадлежать ей. Это лишь вопрос времени, успокаивала себя Дейрдре. Конечно, старшие братья сделают все, чтобы освободить Куина, но это им не удастся.
   И тогда все трое Маклаудов будут принадлежать ей – душой и телом.

   Глава 21

   Фэллон проснулся за пару часов до рассвета. Ларина, уютно свернувшись калачиком, сладко спала в его объятиях. Какое-то время он молча любовался ею, но вскоре не выдержал. Ему не хотелось будить Ларину, но желание оказалось сильнее его. Затаив дыхание, Фэллон осторожно провел рукой по ее телу. Гибкое, с хорошо развитыми мускулами, но при этом восхитительно женственное тело сводило мужчин с ума. Он и сам не раз ловил себя на том, что стоит ему только подумать о ней, как в нем тут же вспыхивает желание.
   Накрыв ладонью грудь Ларины, Фэллон осторожно сжал нежный сосок и невольно улыбнулся, когда тот моментально превратился в тугой бутон и начал тыкаться ему в ладонь, словно умоляя приласкать его.
   Вдруг, к своему немалому удивлению, Фэллон почувствовал, как губы Ларины скользнули по его шее. Он услышал, как она хихикнула, а в следующее мгновение ее язычок игриво пощекотал его за ухом. Фэллон мысленно застонал, почувствовав, как его плоть вновь стала твердой как камень.
   Рука Ларины пробралась под одеяло, а еще через миг ее пальчики сомкнулись вокруг его нетерпеливо подрагивающего копья.
   – Ты думаешь, я для этого пришла сюда? – кокетливо промурлыкала она.
   – Тебе виднее, – хохотнул Фэллон. – Открою тебе одну тайну – до того как я встретил тебя, у меня триста лет не было женщины. Так что, сама понимаешь, рядом с тобой я могу думать только об одном…
   – О Господи! – Ларина ошеломленно уставилась на него, решив, что ослышалась. – Триста лет?! Ничего себе! Я-то сама постилась всего восемьдесят, и при этом считала себя чуть ли не мученицей!
   – Но если ты пришла сюда не для того, чтобы положить конец столь долгому воздержанию, тогда для чего? Да тем более голая?
   Огонек, вспыхнувший в ее темно-синих глазах, сводил Фэллона с ума. Ему никогда не надоедало смотреть на нее, любоваться ее подвижным лицом, на котором одно выражение моментально сменялось другим. Эта девушка, живая и соблазнительная, непохожая на других, покорила его с первой минуты. Фэллон уже в который раз поклялся, что она будет принадлежать ему.
   – Да, голая, мой обожаемый, прекрасный лэрд! – хихикнула она. – Вас это смущает? Желаете, чтобы я прикрылась?
   – Только попробуй! – прикрикнул он, стиснув ее покрепче, когда она попыталась вывернуться из его рук. – Да будь моя воля, ты бы ходила голой до конца своих дней!
   Тихий смех Ларины наполнил спальню словно перезвон хрустальных колокольчиков.
   – Всю свою жизнь? Но ведь это очень-очень долго, милорд! Может, вы согласитесь на компромисс? Как насчет того, чтобы я оставалась голой до утра?
   – Идет, – хмыкнул Фэллон. – И я даже знаю, чем тебе прикрыться.
   – Вот как? И чем же? – Она игриво подняла брови.
   – Мной. – Склонившись к ней, Фэллон накрыл ее губы своими, осторожно раздвинув их кончиком языка. Ларина покорно прильнула к нему, и он задрожал от удовольствия. Кровь застучала в ушах, выбивая барабанную дробь, по спине побежали мурашки. Ни одна женщина в мире не умела целоваться так, как Ларина.
   Слегка отодвинувшись, она кокетливо приложила пальчик к его губам.
   – Я не слишком погрешу против истины, если скажу, что уже успела один раз доставить тебе наслаждение, Фэллон? Могу я взять на себя смелость это повторить? Мне хочется получше узнать твое тело… понять, что тебе нравится, что доставляет тебе удовольствие. Ты не против?
   – Хочешь узнать, от чего я получаю удовольствие? – хмыкнул он. – От тебя. – Это было правдой. Ни одна женщина никогда не говорила ему ничего подобного. Всем им нравилось, когда он ласкал их, но ни одной ни разу не пришло в голову поинтересоваться, как доставить наслаждение ему. Ларина не переставала удивлять его.
   Ее руки легли ему на плечи, скользнули к шее, потом он почувствовал, как ее пальцы запутались в его волосах. Негромко рассмеявшись, Ларина дернула его за волосы, потом ее ноготки игриво царапнули его кожу и Фэллон разом покрылся мурашками. Это было приятно, но почему-то вдруг напомнило о том, что волосы его длиннее, чем это принято.
   – Проклятие! Наверное, мне давно уже пора подстричься, – проворчал он.
   – Даже не думай! – шутливо пригрозила она. – Мне нравится, что у тебя длинные волосы. А еще мне нравится это…
   Скосив глаза вниз, Фэллон заметил, что она разглядывает висевший у него на шее массивный золотой торк с кабаньей головой.
   – Правда? – удивился он.
   – Да. Он очень древний. Этот торк – напоминание о том времени, к которому принадлежишь и ты, Фэллон. Ты истинный сын этой земли. Плоть от плоти ее. Любой, кто увидит тебя, сразу поймет, что ты горец.
   Накрыв своей ладонью руку Ларины, Фэллон молча сжал ее пальцы. Этой фразой Ларина невольно помогла ему вновь обрести ту часть его самого, которую он утратил, когда Дейрдре вынудила его дать волю спавшему в нем богу. Ларина напомнила ему, кто он есть. Шотландец. Шотландский горец.
   Опрокинув ее на спину, Фэллон жадно припал к ее губам, без слов дав понять, как сильно он хочет ее. Кровь медленно разлилась по всему телу, ударила в спину, в ноги и в сердце, которое заколотилось сильнее и отчетливее. С трудом оторвавшись от губ, он проложил цепочку поцелуев вдоль шеи, спустился к груди. Потом обвел кончиком языка напрягшийся сосок и осторожно сжал его губами.
   Ларина закричала, но Фэллон не намерен был прерываться. Губы и язык его двигались так неторопливо, так мучительно медленно, словно в запасе у него были века. Все его тело болело, изнывая от желания поскорее оказаться внутри ее, но Фэллону хотелось увидеть, как она тает от наслаждения в его объятиях.
   Опустив голову, он прижался губами к ее плоскому животу, потом двинулся вниз, прервавшись только для того, чтобы пощекотать кончиком языка ее пупок. Со стоном, который мог означать и покорность и мольбу, Ларина зарылась пальцами в его волосы. Обхватив ее бедра руками, Фэллон зарылся лицом в треугольник курчавых волос между ее ногами.
   Его руки были сильными, губы – ненасытными. У Ларины потемнело в глазах: никогда в жизни она не испытывала ничего подобного. Запрокинув голову, она попыталась закричать, но тут язык Фэллона, раздвинув нежные складки, коснулся ее чувствительной плоти, и крик застрял у нее в горле, а тело безвольно обмякло в его руках. Фэллон так крепко держал ее, что она не могла шевельнуться – ей оставалось только молиться, чтобы он не останавливался.
   Тело Ларины свело судорогой, и Фэллон догадался, что она близка к пику наслаждения. Сжав губами крохотный чувствительный комочек, он глубоко втянул его в себя. И невольно улыбнулся, когда Ларина, выкрикнув его имя, забилась в его руках, а потом обмякла, жадно хватая ртом воздух.
   Когда у него перестало звенеть в ушах, Фэллон принялся снова ласкать ее языком, пока ее тело не перестало содрогаться. Потом быстрым движением перевернул Ларину на живот, приподнял ее бедра и мощным толчком ворвался в нее.
   – Фэллон… – прошептала она, комкая мокрые от пота простыни.
   Фэллону не нужно было объяснять, что она сейчас чувствует. Ему очень хотелось продолжить любовную игру, но он не мог больше ждать. Он и так уже держался из последних сил. Сжимая ее бедра, Фэллон задвигался – сначала медленно, потом все быстрее и быстрее. Стоны и крики Ларины становились все громче.
   Ему никогда не надоедало смотреть, как она взмывает к вершинам экстаза. А сознание того, что он подарил ей наслаждение, заставило Фэллона раздуться от гордости. Впрочем, это длилось недолго – он понимал, что еще немного, и его семя выплеснется наружу. Кусая губы, Фэллон оттягивал этот момент, как вдруг ее тело в последний раз содрогнулось под ним. И Фэллон потерял голову.
   – Ларина! – зарычал он. Потом его пронзило острое наслаждение, и он на мгновение ослеп.
   Фэллон не мог сказать, сколько прошло времени. Тело казалось удивительно легким, как будто невесомым. Фэллон чувствовал себя слабым. И насытившимся. Не выпуская Ларину из своих объятий, он перекатился на бок и блаженно зажмурился. И вдруг со всей отчетливостью понял, что ему никогда не надоест заниматься с ней любовью.

   Ларина проснулась. Даже не открывая глаз, она ощущала обнимающие ее руки Фэллона. Голова ее лежала у него на плече, их ноги переплелись. В теплом кольце его рук она чувствовала себя в безопасности.
   За окном только-только начало светлеть. Первые лучи солнца, пробравшись в спальню сквозь открытое настежь окно, выхватили из темноты его лицо. Ларина не отрываясь смотрела на лежавшего рядом мужчину. В первый раз за много лет она спала как убитая, не вздрагивая и не просыпаясь от каждого шороха за стеной. В эту ночь ее впервые не мучили кошмары. Она чувствовала себя спокойной и умиротворенной. И все это благодаря Фэллону.
   Слезинка, повисшая у нее на ресницах, скатилась по щеке и капнула на руку Фэллона, лежавшую у нее под головой. Больше всего ей сейчас хотелось оставить все так, как есть. Но Ларина лучше, чем кто-либо еще, знала, что ничто, даже счастье, не длится вечно.
   Осторожно высвободившись из его рук, она бесшумно встала с постели. К глазам подступили слезы. Еще минута, и они хлынут рекой, а Ларина не хотела, чтобы он проснулся и увидел, как она оплакивает будущее, которого у них нет.
   Хуже всего было другое – Ларина боялась, что уже полюбила его. Если он сейчас проснется и спросит ее о Свитке, она своими руками отдаст его Фэллону, умоляя его только об одном – чтобы он простил ее за то, что она не сделала этого раньше.
   Она уже потянулась погладить его по щеке, но вовремя удержалась. Вдруг он откроет глаза, улыбнется и протянет руки, чтобы прижать ее к себе, с ужасом подумала Ларина. Она понимала, что у нее не хватит сил оттолкнуть его. Она всегда это знала.
   «Ну так и не отталкивай. Прими то будущее, которое может дать тебе только он».
   А если Фэллон узнает, что находится внутри кольца, которое она носит на пальце, то возненавидит ее… и будет абсолютно прав. И даже если она расскажет ему о данной ею клятве, это ничего не изменит. Для Фэллона превыше всего честность. И еще семья. А она не может дать ему ни того ни другого.
   Все, что связывало их, это страсть… желание, которое сжигало их обоих. Ларина втайне надеялась, что этого будет достаточно, ибо это единственное, что она могла ему дать. По крайней мере сейчас.
   Отойдя от кровати, Ларина на цыпочках направилась к окну, через которое накануне и пробралась к нему в спальню. Потом тяжело вздохнула, призвала на помощь богиню и сделалась невидимой. И снова обернулась к Фэллону. Стараясь сдержать подступавшие к глазам слезы, Ларина долго смотрела на него, отчаянно надеясь, что он проснется.
   Наконец, почувствовав, что больше не выдержит, девушка бесшумно вылезла в окно, вернулась в свою спальню, забралась в постель и свернулась калачиком под одеялом. А потом, уткнувшись в подушку, дала наконец волю слезам.
   Она вспомнила, как впервые освободила богиню. Что она чувствовала тогда? Испуг, удивление, радостное возбуждение. Ларина покачала головой. Откуда ей было знать об опасности, которая поджидает ее впереди? Или об одиночестве, на которое она теперь обречена?
   Только после смерти Робины и последовавшего вслед за нею убийства отца Ларина стала понемногу понимать, какое будущее ее ждет. Только тогда до нее наконец дошло, что она не может никому доверять. Старая друид, объяснив ей, что такое быть Воителем, никогда не делала скидку на то, что ее подопечная – женщина. Насколько было известно Робине, помимо Ларины могли существовать и другие Воительницы. Но так это или нет, ее не интересовало – Робина беспокоилась только о Свитке. Она столько раз повторяла Ларине, что он ни при каких обстоятельствах не должен попасть в руки Дейрдре, что под конец девушка уже не могла думать ни о чем другом.
   Ларине вдруг отчаянно захотелось сорвать с пальца кольцо, швырнуть в угол и навсегда забыть о его существовании. Она с радостью утопила бы его в море, будь она уверена, что там Дейрдре никогда его не найти. К несчастью, та обладала способностью каким-то неведомым способом узнавать обо всем, и в первую очередь о том, чего ей не следовало знать. Ларина обреченно вздохнула. Она не могла рисковать. Она знала, что сдержит данную ею клятву, чего бы это ни стоило.

   Фэллон старательно притворялся спящим, пока не почувствовал, что запах Ларины исчез. Разочарованно вздохнув, он наконец открыл глаза – так и есть, Ларина исчезла. Жаль, расстроился он. По правде говоря, он надеялся, что она останется до утра и тогда у них еще будет время разок заняться любовью.
   Что-то явно пошло не так. Фэллон готов был голову дать на отсечение, что она долго смотрела на него, прежде чем уйти. Он чувствовал на себе ее взгляд… чувствовал ее отчаяние и тоску. О чем она думала, стоя возле постели? Фэллон напомнил себе, что Ларина привыкла жить одна и поступать так, как считает нужным. Ему бы и в голову не пришло упрекать ее… и тем не менее Фэллон проклинал себя за глупость. С чего ему вздумалось притворяться спящим? Нужно было просто обнять ее, и кто знает – возможно, она бы осталась.
   Спустив ноги с кровати, Фэллон ожесточенно потер ладонью лицо. Ему хотелось надеяться, что благодаря его усилиям прошлой ночью в их отношениях с Лариной кое-что изменилось. Но если честно, он не был в этом уверен. Ей нравились его ласки – это было единственное, в чем он не сомневался, – но достаточно ли этого, чтобы удержать ее?
   Шумно вздохнув, Фэллон поднялся с постели. Впереди его ждал трудный день. Одевшись, он открыл дверь и едва не столкнулся с Луканом.
   – Все в порядке? – коротко спросил Фэллон.
   Лукан, тяжело вздохнув, обшарил взглядом коридор, словно опасаясь, что их подслушают.
   – Можешь уделить мне пару минут?
   Фэллон молча посторонился, пропуская брата в комнату. Закрыв за Луканом дверь, он ждал, когда брат заговорит.
   Лукан, остановившись посреди комнаты, тяжело вздохнул. Какое-то время братья смотрели друг другу в глаза.
   – Кара беспокоится из-за Ларины, – наконец бросил Лукан.
   – В чем дело? – встрепенулся Фэллон.
   – Откуда мне знать? – даже не пытаясь скрыть раздражения, буркнул Лукан. На скулах его заходили желваки. – Это все, что мне удалось вытянуть из нее. Но вчера она ни о чем другом даже говорить не могла. Все твердила, что Ларина сама не своя… что ее что-то волнует.
   – Я бы удивился, если бы было по-другому. А как бы ты вел себя на ее месте? На нее напали – она была тяжело ранена и едва не умерла. А очнувшись, обнаружила, что находится в каком-то совершенно незнакомом ей месте да еще в окружении людей, которых она видела в первый раз в жизни. Конечно, ей было не по себе – наверняка беспокоилась, как остальные Воители примут ее. Не забывай: Ларина почти сто лет провела в одиночестве, скрываясь от людей. Она привыкла никому не доверять.
   Лукан выразительно пожал плечами.
   – То же самое я твердил и Каре. Но ты же знаешь мою жену. – Он обреченно вздохнул. – Она предпочитает все держать под контролем.
   – Успокой Кару. Передай ей, что Ларине просто нужно время. Мы оба знаем, как трудно смириться, что в тебе живет бог. Я даже думать боюсь, через что пришлось пройти Ларине – она ведь как-никак женщина.
   Лукан, кивнув, бросил выразительный взгляд на смятую постель.
   – Ты уже сказал ей, что тебе известно о ее кольце и о том, что она прячет в нем?
   – Нет. И я не собираюсь этого делать. Пусть все пока остается как есть. – Фэллон отодвинулся от двери. – Если она не хочет мне говорить, значит, так тому и быть. Возможно, у нее есть на это причины.
   – А что, если она скрывает от тебя не только это, а что-то еще? – без обиняков спросил Лукан.
   На мгновение зажмурившись, Фэллон сделал глубокий вдох. Лицо его потемнело.
   – Возможно. Она мне не доверяет.
   Лукан, сузив глаза, подозрительно разглядывал старшего брата.
   – Она тебе небезразлична. Верно? – понимающе подмигнул он.
   – Да. И это еще слабо сказано. Я хочу, чтобы эта женщина была моей. Хочу прожить с ней остаток дней. Даже не могу объяснить, что я чувствую, когда она рядом со мной.
   Лукан шагнул к нему.
   – Рад слышать, что ты наконец нашел свою женщину, брат. Когда-то ты рисковал жизнью, чтобы спасти Кару. Клянусь, что тоже буду защищать Ларину до последней капли крови.
   Однако от зоркого взгляда Фэллона не укрылось, что в глазах Лукана мелькнуло сомнение.
   – Думаешь, я забыл, что последние триста лет вел себя как последняя свинья? – вздохнул он. – Я не был хорошим братом. Переложил всю ответственность на твои плечи. Прости меня, Лукан. Думаешь, я не понимаю, что мне нет оправдания?
   – Не нужно, – перебил его Лукан. – Нам всем нелегко было смириться с тем, что с нами произошло.
   – Но если бы я не пил тогда, нам, возможно, удалось бы помочь Куину и он не попал бы в плен. Это я во всем виноват. Никогда себе этого не прощу.
   Лукан обнял брата за плечи.
   – Перестань. Ты хороший человек. И из тебя вышел замечательный вождь. Ты бросил пить и снова стал самим собой. Я доверяю твоему мнению, Фэллон. Надеюсь, что ты не совершаешь ошибку.
   – Только не тогда, когда речь идет о Ларине, поверь. Эта женщина нужна мне, Лукан.
   Какое-то время Лукан молча смотрел в глаза старшему брату, словно пытаясь заглянуть в душу. Потом, вздохнув, убрал руку с его плеча.
   – Ладно. Я сделаю как ты просишь: успокою Кару.
   – Спасибо, брат.
   – Тогда пошли. Пора подкрепиться, – бросил Лукан.
   К тому времени как они с Луканом спустились в зал, Соня уже расставляла на столе тарелки. Кара несла из кухни три каравая только что испеченного хлеба. Увидев мужа, она радостно заулыбалась. Карие глаза ее разом потеплели.
   Хлопнула дверь, и в зал, на ходу потирая руки, влетел Гэлен. На лице его ясно читалось нетерпение. Плюхнувшись на стул, он жадно принюхался, и на лице его расцвела блаженная улыбка.
   – Ммм… теплый хлеб и молоко! – мечтательно закатив глаза, пробормотал он. – Всю ночь об этом мечтал!
   Кара со смехом сунула ему в руки целый каравай.
   – Постарайся не слопать сразу же: Тогда не придется по ночам шарить на кухне.
   Подняв на нее глаза, Гэлен весело ухмыльнулся:
   – А что поделаешь, если до смерти есть хочется?
   Лукан и Соня расхохотались, глядя, как Гэлен жадно схватил буханку, разломил пополам, вскрикнул, уронил под стол и принялся дуть на обожженные пальцы. От обеих половинок горячего хлеба валил пар.
   Из кухни вышли Логан и Хейден и, наполнив тарелки, заняли свои места за столом. Вскоре зал наполнился шумом и смехом, все оживленно переговаривались между собой.
   Фэллон, с интересом поглядывая на собравшихся за столом Воителей, погрузился в воспоминания. Когда они с братьями вернулись сюда, замок лежал в руинах. Тогда он вряд ли поверил бы, скажи ему кто-нибудь, что под его сводами когда-нибудь снова зазвучит смех.
   С того дня минуло триста лет. Надвигалась война с Дейрдре. Однако место старого разрушенного замка занял новый, и теперь в нем вновь кипела жизнь. Все эти люди были его семьей – ответственность за них лежала на его плечах.
   Кара, положив перед ним на тарелку две краюхи хлеба, с улыбкой поцеловала его в щеку.
   – Я так рада, что ты вернулся. Нам было плохо без тебя.
   Похлопав невестку по руке, Фэллон благодарно улыбнулся. У Кары всегда было доброе сердце. Она с готовностью открывала его любому, кто нуждался в любви и заботе. Очень немногие способны на это.
   – Спасибо.
   Улыбка Кары внезапно увяла, в темных глазах мелькнула тревога.
   – Верь тому, что подсказывает тебе твой внутренний голос, Фэллон. И поступай как считаешь нужным. Мы спасем Куина, я уверена в этом.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация