А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Борьба за свободу" (страница 3)

   III

   Спустя несколько дней после того, как Децим и его люди ушли, Марк и Аристид сидели на камне, следя за козами.
   – В тот день Цербер хорошо тебе послужил, – улыбнулся Аристид и добавил серьезным тоном: – Однако тебе надо еще позаниматься, чтобы собака была отлично натренирована.
   Марк посмотрел на Цербера. Пес почувствовал его внимание и поднял голову, с преданностью глядя на Марка и весело виляя хвостом.
   – Он кажется достаточно ручным.
   – Он ручной, но не тренированный, – твердо сказал Аристид. – Он быстро среагировал на брошенную палку, но ты не можешь быть уверен, что это сработает в следующий раз.
   – В следующий раз? Ты и впрямь думаешь, что те люди опять придут?
   – Это возможно. – Аристид заставил себя улыбнуться. – Но даже если они не придут, все равно нужно закончить обучение Цербера. Он уже многому научился с тех пор, как ты нашел его, хозяин Марк.
   Марк кивнул. Прошло больше года с того дня, как возле их дома появился разносчик с повозкой, груженной старыми горшками, ножами, чашками и другой утварью. Цербер, привязанный цепью к заднему борту повозки, сторожил ее содержимое. Его морили голодом, били, чтобы он стал злым и никто не посмел бы украсть что-нибудь из повозки. Мать Марка лишь взглянула на товар и уже хотела попрощаться с разносчиком, когда вмешался Марк. Ему стало очень жаль пса.
   – Мама, можно, я куплю его? – шепотом спросил он.
   – Купишь? – удивилась Ливия. – На что?
   У тебя нет денег.
   – Тогда ты купи его. Пожалуйста.
   Она покачала головой:
   – Это бесполезное дикое животное, Марк. Ни на что не годное.
   Марк взглянул на собаку и увидел за свалявшейся шерстью и оскаленными зубами замученное и испуганное существо.
   – С ним плохо обращались. Он нуждается в заботе. Дай мне его, и я обещаю, что научу его и сделаю полезным на ферме. Пожалуйста. – Он схватил мать за рукав и умоляюще посмотрел на нее. – Если этому человеку оставить собаку, она умрет.
   Мать опустила взгляд на сына и нахмурилась, словно что-то вспомнив. Потом отрывисто спросила:
   – Сколько за собаку?
   Разносчик хитро прищурился:
   – Двадцать сестерциев, учитывая, что это для мальчика.
   – Десять. И не больше.
   – Десять? – Разносчик притворился удивленным. – Но Цербер – первоклассная охотничья собака. Хорошая родословная и все такое. Стоит состояния.
   – Десять, – твердо повторила Ливия.
   Разносчик помолчал, словно взвешивая предложение, и кивнул:
   – Ну хорошо, но это грабеж.
   Он отвязал собаку и протянул поводок Марку.
   – Нет, – возразила Ливия. – Привяжи его вон к тому столбу за амбаром.
   Как только собака оказалась в безопасности, Ливия сходила в дом за деньгами и отсчитала монеты в ладонь разносчика. Тот крепко зажал монеты в кулак и поспешил к повозке.
   – Удачи вам с этой собакой. Она вам понадобится.
   Он взмахнул кнутом, и повозка тронулась в путь, а Марк смотрел на собаку, которая прижалась к стене амбара и с подозрением следила за новым хозяином.

   У Аристида был особый талант к дрессировке животных, и все свое свободное время он делился опытом с Марком. Вместе они занимались с Цербером в отгороженной кладовой позади оливковой давильни. Марк помнил тот первый вечер. Старик дал Церберу снотворное, потом они тихо вошли и обмыли раны собаки. После этого собаку накормили кашей из молотого ячменя с кусочками мяса из кухни. Прошла неделя, и скоро собака поправилась, пролысины покрылись шерстью, закрывая прежние шрамы и синяки. Под наблюдением Аристида Марк стал предлагать собаке кусочки мяса. Сначала он давал мясо с палки, и Цербер медленно подходил, быстро хватал мясо и убегал в кладовую, где и съедал его. Потом как-то раз Аристид и Марк вошли в кладовую. Аристид тихонько подтолкнул Марка, чтобы тот предложил мясо с руки. Марк собрал всю свою смелость, сделал шаг вперед и протянул руку.
   – Не отступай, – подбодрил его козопас. – Ты не должен показывать ему, что боишься.
   Поначалу Цербер быстро хватал мясо и отбегал назад, но через несколько дней он спокойно взял мясо и съел его тут же, на месте. Еще через несколько дней, проглотив мясо, он осторожно подошел к Марку и обнюхал его руку. Ощутив теплое дыхание на коже, Марк занервничал, но руку не отнял и вдруг почувствовал, что собака лижет его пальцы. Сердце его было готово выпрыгнуть из груди от гордости за себя и от любви к животному. Улыбнувшись, он посмотрел на Аристида:
   – Ты видел?
   Старый козопас кивнул и тоже улыбнулся, погладив мальчика по голове:
   – Вот видишь, я ведь говорил тебе, что, если будешь терпелив, мы приручим его.
   Вскоре Цербер с удовольствием разрешал Марку гладить себя, а еще через месяц они вывели пса из кладовой и погуляли с ним вокруг фермы. Сначала собака вела себя осторожно, но потом, словно опьяненная окружающими ее запахами, она засуетилась, нюхая землю, однако не отбегая от Аристида и Марка. Вскоре Марк стал сам выгуливать собаку и проводить первые простые уроки послушания. Через три месяца после появления Цербера на ферме Марк продемонстрировал собаку отцу и матери во дворе.
   – Что ж, он сделал большие успехи! – с удивлением заметила Ливия. – Шерсть стала лучше, и в весе он прибавил.
   – Действительно, – согласился Тит и опустился на корточки, чтобы ближе рассмотреть собаку.
   Он потрогал мышцы, проверил зубы. Цербер не шелохнулся. Тит взглянул на сына:
   – Ты хорошо поработал, мой мальчик.
   Марк с гордостью улыбнулся и показал на козопаса:
   – Аристид помогал мне, отец. Я ничего бы не смог сделать без него.
   – Да, он умеет обращаться с животными. Всегда умел. А теперь вопрос: что мы поручим этой собаке? Интересно, ее можно чему-нибудь научить?
   – Смотри, – улыбнулся Марк.
   Он щелкнул пальцами и показал на землю возле себя:
   – Сидеть!
   Цербер подбежал к Марку и сел. Марк протянул ладонь параллельно земле:
   – Лежать!
   Цербер вытянул передние лапы и лег. Марк помолчал, потом ладонью очертил в воздухе круг:
   – Умри за Рим!
   Цербер лег на спину, безжизненно свесив лапы. Ливия весело захлопала:
   – Какая умная собака!
   – Умная? – нахмурился Тит. – Это просто трюк. Умная собака ни ради кого не умрет. Если ее удастся научить чему-нибудь полезному, чтобы она помогала нам на ферме, тогда собака твоя, сын. Иначе от нее придется избавиться.
   Марк и Аристид попытались научить Цербера помогать пасти коз, но собака всегда относилась к урокам как к игре и бегала за козами с громким лаем, пока ее опять не сажали на привязь. Большего успеха они добились в охоте. У Цербера был отличный нюх, и частенько он мог загнать зайца, не дав ему скрыться в норе. Тит, ворча, разрешил оставить собаку.
   Теперь, после визита людей Децима, Марк был намерен завершить обучение Цербера, научив его более серьезным и опасным вещам. Когда он объяснил Аристиду свою идею, козопас надул щеки и почесал голову:
   – Я не уверен, что это разумно, Марк. Сейчас эта собака добродушная. Она любит людей. Если я буду делать то, что ты просишь, и мы научим ее нападать на людей, она может утратить это качество. Станет совсем другим животным.
   Марк уже давно решил. Если, а вернее, когда Децим пошлет на ферму больше людей, отцу понадобится вся помощь, какую он сможет получить. Мальчик с серьезным видом взглянул на Аристида и кивнул:
   – Мы должны это сделать.
   Аристид вздохнул, посмотрел на собаку и печально потрепал ее за ухо.
   – Ну ладно. Сегодня же и начнем.

   Пока они обучали собаку, Тит велел всем следить за каждым, кто будет приближаться к ферме. Он составил для себя и Аристида график дежурств по ночам. Себя он поставил первым и последним в списке. Каждую ночь, уходя спать, Марк видел, как отец садится на стул у ворот, положив на колени расчехленный меч. Рядом со стулом стояло большое медное блюдо на случай, если придется бить тревогу. Марка это беспокоило, но никто не приходил. Шли дни, затем дни сложились в месяц, а Децим все не посылал ни людей, ни каких-либо сообщений.
   Жизнь на ферме продолжалась по заведенному порядку. Выполнив свои дневные обязанности, Марк приступал к обучению Цербера. Как и предупреждал его Аристид, собака стала настороженной к другим людям, явно предпочитая Марка и козопаса.
   Однажды поздно вечером, когда Марк уже засыпал при бледно-желтом свете масляной лампы, падающем на простой сундук – единственную мебель в комнате, вошла его мать и присела на постель.
   – Последнее время я почти не вижу Цербера, – сказала она, гладя сына по волосам. – Во дворе его совсем не видно. Раньше мне приходилось следить, чтобы этот плут не стащил чего-нибудь из кухни.
   – Я опять держу его в кладовой.
   – Зачем? Его вполне можно держать в доме.
   – Это из-за обучения, – объяснил Марк. – Аристид сказал, что лучше, чтобы некоторое время Цербер не общался с другими людьми.
   Ливия подняла брови и пожала плечами:
   – Наверное, старик прав. Он хорошо знает животных.
   Марк кивнул, улыбнулся матери. Она посмотрела на него, и ее рука вдруг замерла у него на голове. По ее лицу промелькнуло что-то похожее на боль, и Марк внезапно забеспокоился:
   – Мама, что случилось?
   Ливия быстро отняла руку:
   – Ничего. Правда. Просто ты на миг напомнил мне твоего отца. Вот и все.
   Она погладила его по щеке и наклонилась поцеловать. Потом поднялась, собираясь уйти, но Марк удержал ее за руку.
   – С нами все будет хорошо? – тихо спросил он.
   – Ты о чем?
   – Те люди опять придут?
   – Не беспокойся, – помолчав, ответила она. – Тит защитит нас. Он всегда защищал.
   Марк успокоился, о чем-то ненадолго задумался, а потом спросил:
   – Отец был хорошим солдатом?
   – О да. Одним из лучших. – Ливия закрыла глаза. – Я поняла это, едва увидела его.
   – Когда ты познакомилась с ним?
   Она взглянула на сына и помолчала, прежде чем ответить:
   – Я познакомилась с Титом после подавления восстания.
   – Восстания рабов? Того, которое возглавлял гладиатор?
   – Да. Спартак.
   – Отец однажды рассказывал мне об этом. Он говорил, что Спартак и его соратники были самой большой угрозой для Рима. Они были самые стойкие и самые храбрые люди, с какими ему приходилось сражаться. Он участвовал в том последнем бою с рабами. – Марк припомнил историю, рассказанную отцом. – Он говорил, что это было самое ожесточенное сражение, в котором он когда-либо участвовал. У рабов было очень мало оружия, но они сражались до конца. Лишь небольшую горсточку удалось взять в плен.
   – Да…
   – Если отец сумел победить Спартака и рабов, тогда он должен победить и людей Децима.
   – С тех пор прошло более десяти лет, – сказала Ливия. – Тит тогда был моложе. И он больше не центурион.
   – Но он защитит нас, да?
   Она слабо улыбнулась и погладила его по щеке:
   – Да, конечно. А теперь спи, дорогой.
   – Хорошо, мама, – сонно ответил он и повернулся на бок, удобно устраиваясь на подушке.
   Ливия продолжала гладить его волосы, пока глаза его не закрылись и дыхание не стало ровным. Тогда она поднялась и тихо направилась к двери. Остановилась там. Марк чуть приоткрыл глаза и посмотрел на мать, размышляя о том, с каким странным выражением на лице она слушала его, когда он говорил о Спартаке. При бледном свете лампы он заметил странный блеск ее глаз и слезу, покатившуюся по щеке. Ливия шмыгнула носом и резко смахнула слезу рукавом, а потом задула пламя. Комната погрузилась в темноту. Марк слышал ее шаги по коридору.
   Его охватило беспокойство. Почему мама плакала? Неужели ей тоже страшно? Он всегда думал о своем отце как о крепком, сильном человеке. Тит никогда не болел, работал на ферме зимой на ветру и под дождем, летом на жаре, никому не жалуясь. Марк знал, что он старше матери. Намного старше. Лицо его было испещрено морщинами и шрамами, в редеющих волосах виднелась проседь. А мать была стройная, темноволосая и очень красивая, по мнению Марка. Как же получилось, что она вышла за него замуж? Чем больше он думал об этом, тем больше вопросов возникало в его голове. Странно, как мало он знает о своих родителях. Они никогда не расставались, всегда были вместе, и он воспринимал их как само собой разумеющееся. Но теперь он задумался о том, насколько они разные. У него зачесалась спина, правая лопатка. Он протянул руку, чтобы почесать, и нащупал странной формы рубец, который был там с тех пор, как он помнил себя. Марк почесал это место.
   Повернувшись на спину, он стал разглядывать в темноте потолочные балки. Он решил, что отныне все свободное время посвятит обучению Цербера. Если те люди вернутся (а мать уверена, что так и случится), нет гарантии, что отец снова побьет их. Марк должен быть рядом с ним. Он достаточно высокий и сумеет управляться с ножом для рубки мяса или с одним из охотничьих дротиков отца, что полегче. Еще у него будет Цербер. При этой мысли он улыбнулся, уверенный, что Цербер защитит их. И забылся тревожным сном. Ему снились неясные темные силуэты, крадущиеся в ночи к их ферме.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация