А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Борьба за свободу" (страница 21)

   XXIV

   Марк глубоко вдохнул и вместе с Фераксом крикнул:
   – Идущие на смерть приветствуют вас!
   Они остановились перед зрителями, подняв мечи в сторону богато одетых римлян. Марк увидел двоих мужчин, сидевших рядом с женщинами. Третьим был человек, который вместе с Порциноном наблюдал за гладиаторами несколько дней назад. Четвертый мужчина был высокий, широкоплечий, с темными редеющими волосами. Он сидел на почетном месте в середине ряда кушеток, откуда была хорошо видна арена. С холодным выражением лица он оценил юных бойцов. Потом его внимание отвлекла девочка приблизительно того же возраста, что и Марк. Она села на кушетке рядом с ним.
   – Осторожно, Порция! – воскликнул мужчина. – Ты прольешь мое вино!
   – Прости, дядя. Я только хотела поблагодарить тебя за то, что взял меня с собой.
   Она чмокнула его в щеку, быстро поднялась и присоединилась к двум мальчикам, шумно обсуждавшим, кто из молодых гладиаторов на арене победит в последнем бою.
   – Это будет кельт. Посмотри, какой он большой!
   – Конечно! Он превратит другого мальчика в месиво.
   – Он намного крупнее.
   – Как ты думаешь, какие шансы у маленького мальчика?
   – Один к пяти. Но ты рискуешь, попомни мои слова.
   Марк и Феракс все еще стояли с поднятыми мечами, а Порцинон смотрел на своих клиентов, ожидая сигнала начать бой. Но человек, сидевший в центре трибуны, тихо переговаривался со своим соседом. Порцинон хмуро ждал, потом покашлял. Человек поднял голову, взглянул на двух мальчиков на арене и коротко кивнул Порцинону.
   Ланиста глубоко вдохнул и крикнул:
   – Гладиаторы! Займите свои места!
   Марк опустил меч и повернулся к Фераксу. Он стал отходить назад, пока они не оказались на расстоянии десяти шагов друг от друга. Возле одних из ворот, которые вели на арену, возникло какое-то движение. Это два охранника пробежали к противоположным сторонам арены, где из небольших жаровен торчали деревянные ручки железных прутьев для клеймения. Охранники взяли прутья и подняли раскаленные концы вверх, готовясь подтолкнуть ребят, если они будут медлить.
   – Меня не надо понукать железом, чтобы заставить драться, – низким голосом сказал Феракс, поднимая меч и щит. – Но тебе оно может понадобиться.
   Марк скрипнул зубами и встал в боевую позицию, ожидая сигнала.
   – Финальный бой дня! – объявил Порцинон. – Кельт Феракс против Марка из наших греческих территорий.
   У Марка мелькнула мысль, не стоит ли повернуться к зрителям и заявить, что он – римский гражданин. До начала боя он может воззвать к справедливости. Он может быть спасен и даже освобожден. Но тут Порцинон поднес руку рупором ко рту и крикнул:
   – Бой!
   С громким криком Феракс бросился вперед. Марк собрал всю свою волю и поднял щит. В последний момент он метнулся в сторону – и Феракс пробежал мимо. Марк с силой ударил его по руке, но острие клинка просвистело в воздухе. Марк тут же повернулся лицом к своему врагу, сделав шаг вперед, как его учили. Феракс обернулся как раз вовремя, чтобы парировать удар, нацеленный на его плечо. Они обменялись серией ударов, потом Феракс отступил. Они стояли, не добившись результата, и зло глядели друг на друга. Марк чувствовал, как сердце стучит в ребра, а в голове образовалась какая-то странная пустота.
   – Я говорил тебе! – Человек, выбравший их для боя, схватил руку сидящего на почетном месте. – Я знал, что эти двое будут достойно состязаться, Юлий!
   Другой мужчина потер подбородок и откликнулся:
   – Сколько ставишь на маленького?
   – Хм!.. Дай подумать. Семь к одному.
   – Идет! Я ставлю пятьдесят золотых монет.
   – Пятьдесят? Очень хорошо!
   Их голоса были заглушены ревом Феракса, который приближался к Марку, внимательно следя за ним. Марк сделал ложный рывок в сторону, Феракс метнулся туда же, чтобы отрезать ему путь к отступлению, но Марк обманул его.
   – О нет, не уйдешь, – прорычал Феракс. – На этот раз я достану тебя, коротышка.
   – А я так не думаю, – презрительно ответил Марк. – Ты слишком неуклюжий, Феракс. Слишком глупый.
   Лицо большого мальчика побелело от гнева, он что-то прошипел, потом остановился и засмеялся.
   – Думаешь, можно хитростью заставить меня проиграть? Подумай получше.
   Он сделал шаг вперед и обрушил на Марка серию ударов, которые ему пришлось отчаянно блокировать мечом и щитом. Шанса нанести ответный удар не было, потому что у Феракса руки были длиннее. Раз за разом Марк вынужден был отступать, постепенно приближаясь к охраннику с раскаленным железом. Феракс усмехнулся, намеренно направляя Марка к опасности. В последний миг, когда Марк уже почувствовал жар, он бросился в сторону, покатился по земле – и встал на ноги.
   – О! Вот это хорошо! – воскликнул Юлий. – А теперь, мальчик, больше не отступай! Держись и победи его!
   Услышав эти ободряющие слова, Феракс угрожающе помрачнел и перешел в ближний бой, обрушив на Марка серию ударов. Блокируя и отклоняя щитом удары, Марк морщился, потому что каждый удар больно отдавался в руке. Он понимал, что его плечо скоро онемеет и тогда возникнет опасность, что он выронит щит.
   Феракс отпрянул назад, тяжело дыша.
   – Уже недолго, римлянин. Хочешь попросить меня, чтобы я убил тебя быстро?
   Марк покачал головой:
   – Я хочу сам убить тебя.
   – Даже не пытайся быть грозным, – хмыкнул Феракс. – Маменькин сынок. Ведь ты маменькин сынок, да? Я слышал. Ничтожный маленький человечек, слишком слабый, чтобы спасти свою мать из рабства.
   Марк застыл на месте, глядя на своего мучителя и чувствуя, как холодеет кровь. Он перестал думать о том, как выиграть схватку. Он вообще перестал о чем-либо думать. Единственное, что осталось, – яростное желание убить. Не понимая, что он делает, он бросился на Феракса. Из его горла вырвался странный вой. Снова и снова Марк наносил удары, колотя мечом по щиту противника и по его мечу. Феракс пятился назад, его лицо исказилось от удивления и страха.
   Только желание и животный инстинкт вели Марка, когда он колол и рубил. Он услышал крик – это его меч вонзился в бицепс левой руки Феракса. Щит опустился, и Марк снова ударил, скользнув по краю щита и открывая предплечье своего противника. Щит упал на песок, капли крови падали рядом с ним. Феракс повернулся к Марку боком, пытаясь защитить себя мечом. Марк ударил изо всех сил, давая противнику возможность парировать выпад. Когда мечи отклонились вбок, Марк ударил Феракса щитом в лицо и попал ему в нос. Послышался хруст, Феракс застонал от боли, попятился назад. Кровь стекала ему на губы и подбородок. Марк снова атаковал. Феракс поднял меч, чтобы блокировать удар. В этот момент Марк присел и вонзил меч в бедро кельта. В последней отчаянной попытке спасти свою жизнь Феракс прыгнул на Марка, и оба рухнули на песок. Марк на секунду увидел небо, ясное и голубое, потом откатился от Феракса. Его меч оказался придавлен телом противника, и когда Марк откатывался, он выпустил меч из рук.
   Марк прыгнул на Феракса, который все еще пребывал в оцепенении, силясь подняться на колени. Щитом он выбил клинок из руки кельта и стал наносить удары в висок, пока Феракс не повалился на спину. Он оставался неподвижным, только голова моталась из стороны в сторону и веки дрожали.
   Марк с трудом поднялся, шатаясь от нервного перенапряжения. Теперь, когда Феракс лежал перед ним беспомощный, гнев борьбы испарился и разум вернулся к нему. Марк оглянулся, увидел свой меч и хотел поднять его. И тут он понял, что его левая рука сильно порезана ниже локтя. Но он не мог вспомнить, когда получил эту рану. Пошевелив пальцами, он почувствовал сильную боль. Он опустился на колени возле головы Феракса, поднял меч над незащищенным горлом противника и остановился в нерешительности. Феракс смотрел на него, растерянный и беспомощный. Марк приблизил острие меча к горлу кельта и посмотрел на Тавра. Старший тренер резко махнул рукой и кивнул Марку: «Сделай это!»
   Марк глубоко вдохнул и попытался ожесточить свое сердце, но не смог разрезать горло Феракса. Он перевел взгляд на трибуну, на тех, кто смотрел, ожидая финала. Человек в центре казался удивленным.
   – Чего ты ждешь? – спросил сосед Юлия. – Кончай его!
   – Кончай его! – хором крикнули остальные гости, кроме этого человека и девочки Порции.
   Марк покачал головой и показал рукой в сторону главного гостя:
   – Господин, что скажешь ты?
   Человек помолчал, сдвинув брови, и пожал плечами:
   – Я говорю… убей его.
   На миг все затихло. Марк поднялся на ноги и отбросил меч.
   – Что ты делаешь? – вскипел Тавр. – Подними этот проклятый меч и убей его!
   – Нет, – твердо ответил Марк. – Я не буду.
   – Ты сделаешь это сейчас же, или, клянусь всеми богами, я сам убью его, а потом тебя.
   Марк устало пожал плечами. Ему было холодно, рука ужасно болела, кровь капала с кончиков пальцев на песок. Тавр подошел к мечу Марка и схватил его, потом повернулся к Фераксу. Стоя над бесчувственным кельтом, он поднял меч, чтобы вонзить его в горло мальчика.
   – Остановись! – крикнул человек на трибуне. Его голос был четко слышен на арене. – Мальчик будет жить. Его судьба решена победителем, значит так тому и быть. Однако, – улыбнувшись, добавил он, – я не потерплю акта неповиновения от раба. Порцинон, пусть твои люди унесут кельта. Другой, из Греции, пусть останется здесь.
   – Останется? – переспросил озадаченный Порцинон. – Зачем?
   Человек с раздражением посмотрел на него:
   – Затем, что Гай Юлий Цезарь говорит так. Вот почему. Он останется и будет драться с теми волками, которых ты держишь для финального акта. Если он проиграет, это станет ценой, которую он заплатит за то, что плюет на нас. Если останется жив, значит боги на его стороне, и я не буду противиться их воле. Приведи своих волков, Порцинон.

   XXV

   Хозяин школы хотел было возразить, но, боясь рассердить своего влиятельного гостя, кивнул в знак согласия:
   – Как пожелаешь.
   Он повернулся к арене:
   – Тавр! Убери кельта и охранников. Марк остается. Дай ему меч и…
   – Нет, – прервал его Цезарь. – Он будет драться с кинжалом. Я хочу проверить, благоволят ли к нему боги. Пусть боги поработают, чтобы спасти этого ребенка.
   – Да, господин. Пусть будет кинжал. Тавр, дай ему свой.
   Старший тренер повиновался, прошептав Марку:
   – Береги его. Он стоил мне целого состояния. Если с ним что-то случится, ты будешь отвечать.
   – Если с кинжалом что-то случится, тогда, вероятно, что-то случится и со мной, господин, – ответил угрюмо Марк. – Может, посоветуешь, как драться с волками?
   Тавр, как ни странно, улыбнулся и потрепал Марка по волосам:
   – Да. Держись подальше от их челюстей.
   Он повернулся и ушел с арены, закрыв за собой дверь клетки с гладиаторами. Через некоторое время он появился над воротами, ведущими в клетки с животными. К верхней перекладине каждых ворот была привязана веревка с блоком. Он остановился и посмотрел вниз, на Марка.
   – Готов?
   Марк оглядел арену. На песке были темные пятна там, где пролилась и впиталась в песок кровь. Кроме жаровен, на арене больше никого и ничего не было. Только он. Кровь почти перестала идти из левой руки и уже запеклась над раной. Но боль в руке возникала всякий раз, когда он ею двигал, и пользы от нее будет мало. Придется довольствоваться кинжалом. Марк набрал воздуха в легкие и поднял голову:
   – Готов.
   Тавр взялся за веревку над одними воротами и потянул за нее. Блок скрипнул под грузом, и низ ворот медленно поднялся над песком. Марк сразу увидел лапы и черную морду волка, готового выбежать из клетки. Ворота едва поднялись на высоту коленей, как волк поднырнул под них и выскочил на арену. Он припал к земле, его холодные глаза остановились на Марке.
   До этого момента Марк думал только о том, что он все-таки победил Феракса, что у него болит рука и что, раз он выжил, у него есть надежда спасти мать. Мысль о предстоящей схватке с волками его не пугала. Если они были такие, каких он знал в горах на ферме, то эти жалкие существа боятся собственной тени.
   Но волк, который сейчас смотрел на него, был совершенно другим. Он был намного крупнее, шерсть гуще и длиннее. Его специально не кормили и нарочно злили, как было видно по паленым пятнам на шкуре. Волк смотрел на Марка, оскалив пасть и обнажив клыки. Волк рычал. Марк понял, что пощады от него ждать нечего. В нужный момент волк прыгнет и вырвет ему горло. Эта мысль привела его в ужас. Ноги его задрожали.
   Тавр отпустил веревку, и ворота с грохотом упали. Он перешел к следующей веревке, потянул за нее, поднял ворота и выпустил второго волка. Животные встали друг против друга и зарычали. На какой-то миг Марк понадеялся, что они нападут друг на друга, но их родовая связь, запах крови и перспектива охоты инстинктивно объединили их. Первый волк побежал по периметру арены, не отводя глаз от Марка. Возле кровавого пятна он остановился, понюхал, полизал песок. Марк наблюдал эту картину с ужасом и поэтому не заметил второго волка, который полз к нему почти на животе. Марк повернулся и увидел, что волк уже на расстоянии пятнадцати шагов от него. Он отступил на шаг, и у него за спиной раздался рык. Марк оглянулся через плечо. К нему приближался и второй волк.
   Переводя взгляд с одного волка на другого, Марк попятился, незаметно направляясь к той стороне арены, что под зрителями. Покрывшись холодным потом, он передвигался медленно, не смея даже моргнуть, низко пригнувшись и выставив вперед кинжал. Время от времени волки слегка приподнимались, пробегали небольшое расстояние и снова останавливались. Вскоре Марк почувствовал, что трибуна уже почти у него за спиной, и остановился, зная, что в любой момент они могут прыгнуть на него.
   – Он боится! – раздался сверху голос мальчика.
   – Конечно боится, – ответила девочка. – Я думаю, ты тоже боялся бы, если бы был на его месте.
   Марк посмотрел наверх, встретил взгляд девочки и прочитал в ее глазах жалость.
   – А чего бояться? – сказал мальчик. – Они же как собаки. Надо только говорить с ними командным тоном, и эти волки будут послушны, как щенки.
   – А я так не думаю, – послышался голос мужчины, и Марк узнал его. Это был почетный гость, человек, который называл себя Цезарем. – Они же дикие. Они несут смерть.
   – Мне плохо видно! – заговорил другой мальчик. – Дядя Юлий, скажи ему, чтобы он встал туда, откуда его будет видно.
   Юлий проигнорировал его. Воцарилась тишина. Зрители выстроились у ограды и наклонились, чтобы увидеть мальчика, стоящего перед двумя волками. Марк ждал, когда животные сделают свой ход. Все стихло, Марк чувствовал только, как кровь стучит в ушах. Внезапно один волк прыгнул к нему. Марк быстро присел, и волк пролетел мимо, ударившись в трибуну. Он перевернулся, стараясь укусить Марка и выпуская когти. Мальчик громко крикнул от боли в руке и нанес удар кинжалом, но промахнулся. Снова ударил – и был награжден визгом. Казалось, рана только обозлила волка, и он бросился на Марка, впившись зубами в кожаный наплечник. Своими мощными челюстями волк стал рвать его. Марк снова и снова наносил удары, чувствуя теплую кровь на руке. Но волк продолжал держать его за плечо, а другой волк приготовился прыгнуть на Марка сбоку.
   Сверху раздалось «Ах!», потом девочка крикнула:
   – Они съедят его! Помогите кто-нибудь! Пожалуйста!
   – Порция! Отойди от перил!
   Марк услышал крик – и девочка упала на песок рядом с ним. В мгновение ока другой волк метнулся к ней. Порция подняла руку, защищаясь. Волк раскрыл пасть и схватил ее за локоть. Она вскрикнула от боли.
   Марк понял, что должен помочь ей. В слепом неистовстве он колол и колол волка, который намертво вцепился в его плечо. Наконец с булькающим рычанием зверь отпустил Марка и упал, потянув за собой кинжал. Не думая, Марк прыгнул к другому волку, обхватил его за шею и надавил пальцами на горло. Волк зарычал, стал трясти головой. Девочка опять закричала от боли, когда зубы снова вонзились в ее руку. Марк ослабил хватку и изо всей силы ударил волка кулаком по морде. Волк отпустил Порцию и отскочил на несколько шагов, потом повернулся для новой атаки.
   – Держись за мной! – крикнул Марк, становясь между девочкой и волком. – Стой там!
   Пока он смотрел на волка, время как будто остановилось и дало ему возможность свести всю картину воедино. Панические крики зрителей. Тавр, спускающийся с трибуны. Порцинон, в страхе застывший на месте. Боль в руке и ужас в сердце. Волк, готовый прыгнуть. И блеск кинжала на песке не дальше чем в шести футах справа от него. Марк напряг ноги, поднял руки и прыгнул вправо, столкнувшись в воздухе с атакующим волком. Оба упали на песок. Прямо перед лицом Марка была извивающаяся масса меха, когтей и лязгающих зубов. Сощурившись, Марк левой рукой схватил волка за нижнюю челюсть и со всей силой свернул ее. Одновременно правой рукой он стал шарить по песку. Пальцы нащупали лезвие кинжала, потом рукоятку. Марк схватил кинжал как раз в тот миг, когда волк вырвался из его левой руки. Лохматая голова откинулась назад, челюсти открылись, обдав мальчика горячим дыханием, и волк нацелился на его горло.
   Клинок блеснул в воздухе, острие вонзилось в ухо волка, проткнуло череп и вошло в мозг. Тело зверя дернулось и рухнуло на Марка, по нему прошла дрожь, и волк затих. Горячий мускусный запах животного ударил в нос мальчику, когда шкура коснулась его лица. Марк силился освободиться, но боль в левой руке была невыносимой, а потеря крови лишала его сил. Руками он оттолкнул мертвого волка, над головой проплыли лица зрителей.
   – Девочка… она в безопасности? – прошептал он.
   И потерял сознание.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация