А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хозяйка Блистательной Порты" (страница 1)

   Наталья Павловна Павлищева
   Хозяйка Блистательной Порты

   Гадание

   Кизляр-ага подошел, как обычно, бочком. Вздохнул, потом еще раз, опустил глаза и вдруг произнес:
   – Поговорить хочу…
   Роксолана смотрела на кизляра-агу с легкой тревогой. Что ему нужно? Голос главного евнуха выдавал его волнение, а таинственный тон подчеркивал важность предстоящего разговора.
   Кизляр-ага сделал знак следовать за ним и засеменил к дальнему кёшку сада. Роксолана так и не привыкла к его походке с мелкими шажками, хотя никогда не передразнивала, как делали некоторые гезде, если евнух не видел, она хорошо помнила свой самый первый конфуз с упавшей серебряной трубочкой бедолаги. Не его вина, что изуродован, вообще-то он неплохой человек, даже способный посочувствовать, только очень осторожный. Тоже неудивительно, постоянно жить, стараясь угодить и Повелителю, и валиде, сохраняя шаткое равновесие между кадинами и наложницами, со всеми быть строгим и терпеливым, потому что любая обиженная им сегодня может завтра приглянуться султану и отомстить за обиду… Не позавидуешь.
   Пока размышляла о том, каково кизляру-аге, дошли до ее любимого кёшка. Сама Роксолана частенько, особенно когда была беременна, сиживала именно здесь – подальше от завистливых взглядов.

   Кизляр-ага вдруг резко остановился, задумавшаяся Роксолана едва не ткнулась в него носом.
   – Что?!
   – Почему ты не сбежала, когда у тебя была возможность?
   – Что? – изумилась Роксолана. – Куда сбежала? Какая возможность?
   – Когда приезжал твой брат, ты могла попытаться сбежать домой с ним. Почему ты осталась?
   Роксолана не удивилась осведомленности кизляра-аги, тот всегда знал все, что происходило в гареме, хотя едва ли мог знать о том, что упоминал сейчас. Удивил ее сам вопрос о побеге.
   – Почему я должна бежать, от кого? Здесь Повелитель, здесь мои дети…
   – Из-за детей?
   – И из-за Повелителя, это неразделимо.
   И вдруг Роксолану обожгло понимание:
   – Кизляр-ага, откуда вы знаете о моем брате? Это… это вы сообщили ему, где я?!
   Евнух недовольно отмахнулся:
   – Какая разница?
   – Вы?!
   – Вот привязалась!
   – Зачем?
   – Ты недовольна, что ли? Брат приезжал, увиделись, он подарки получил, узнал, что у тебя все хорошо… Кому еще такое выпадает?
   – Зачем сейчас выяснять, почему я не сбежала?
   Кизляр-ага нахмурился еще сильней, если такое вообще было возможно. Роксолана ждала, понимая, что не просто так евнух увел ее подальше от любопытных глаз. Он словно сомневался, не мог решиться на последний шаг. Помолчал, посопел и наконец будто прыгнул в холодную воду:
   – Ты звездочетам веришь?
   – Кому?
   – Тем, кто предсказывает события и определяет судьбу по звездам, – раздосадованно поморщился кизляр-ага.
   – Да знаю я, кто такие звездочеты. Только при чем здесь они?
   – Веришь или нет?
   Роксолане надоели эти игры в тайну, она огрызнулась:
   – Нет!
   – Зря. Астрологи правду говорят, они могут предсказать судьбу любого.
   – Разве можно заглядывать в будущее? Если знать наперед обо всем, что случится, к чему тогда и жить? А как же воля Аллаха?
   – Затарахтела… – Кизляр-ага вовсе не собирался отвечать на тысячу вопросов Хуррем, его мысли были совсем об ином. – Вчера один астролог смотрел твой гороскоп…
   – Ну?! – Роксолане надоело ждать, когда евнух продолжит начатую фразу. Казалось, еще чуть, и она просто уйдет, топнув ножкой.
   – А еще гороскоп Повелителя. – Кизляра-агу не могла вывести из себя такая мелочь, как раздражение Хасеки, его не волновало даже недовольство любимой женщины султана. Гораздо больше тревожило услышанное от астролога. – Они тесно связаны.
   – Конечно, а как же иначе? Пятеро детей…
   – Не детьми. Судьбы связаны. Пойдем со мной к этому прорицателю, сама услышишь.
   Роксолана на мгновение замерла. Что это, зачем кизляру-аге вести ее куда-то, если прорицатель уже все сказал? Но тот настаивал:
   – Просил тебя привести, что-то важное поведать хочет.
   – Хорошо, пойдем.
   – Сейчас.
   И снова Роксолана замерла, она ведь никого не предупредила, евнуху ничего не стоит вывести ее за ворота и уничтожить, никто и знать не будет, куда она подевалась. В гареме всем скажет, что оставил сидеть в кёшке. Нет, кизляр-ага не рискнет уничтожить Хасеки султана.
   И все же поинтересовалась:
   – Почему сейчас, ведь еще ни одной звезды на небе?
   – Пойдем, он тут, в саду. Не бойся, за ворота не выйдем.
   Роксолана подумала, что в большом саду гарема задушить любую из женщин совсем нетрудно, но почему-то кивнула и отправилась следом за семенящим евнухом.
   Никогда не думала, что есть еще что-то дальше ее любимого кёшка. Оказалось, есть, в самом углу прятался небольшой домик, рядом со входом в который стоял… Масад. Евнух склонился, не подавая вида, что вообще когда-либо раньше видел Роксолану, хотя не узнать ее даже под яшмаком не мог. Но от женщины не укрылись взгляды, которым обменялись два евнуха.
   Вот оно что… значит, Масад действовал не сам по себе, а с ведома кизляра-аги? И за попыткой свалить Ибрагима-пашу, передав Хатидже-султан письма главного визиря к любовнице, стоит главный евнух?
   Роксолане стало даже противно, ее-то саму просто использовали как передаточное звено. Хуже нет, когда тебя используют! Ей бы возмутиться, но не успела, внутри домика им уже низко кланялся какой-то щуплый старичок. Ощущение крошечных размеров тщедушного тельца и небольшой головки усиливал длинный, богато расшитый халат и огромный тюрбан, под которым лица почти не было видно. Роксолана подумала, что тощая шея старика может попросту сломаться, не выдержав слишком тяжелого головного убора.
   Старичок явно испугался ее саму, он окончательно скукожился и принялся что-то бормотать. Роксолане удалось разобрать только отдельные слова, произнесенные по-арабски.
   – Пусть говорит громче, иначе я уйду!
   Она тоже произнесла по-арабски, чтобы старичок осознал, что она понимает язык. Тот вздрогнул, едва не уронив с головы тюрбан, пришлось даже придержать руками, и кивнул:
   – Я все скажу, госпожа, все… У вас необычная судьба, такой нет ни у кого из тех, чьи гороскопы я видел и составлял, а я составлял их для очень многих, поверьте…
   Слова сыпались из астролога, словно горох из рваного мешка. Кизляр-ага поднял руку, чтобы остановить словоохотливого знатока звезд:
   – Вай! Не говори так много, скажи главное.
   – Я и говорю главное: судьба госпожи тесно связана с судьбой Повелителя.
   Роксолана с изумлением посмотрела на кизляра-агу, неужели ради этого такая таинственность? Или прорицатель просто не ведает, кто перед ним? Возможно, он решил, что это одна из одалисок, только мечтающая о том, чтобы попасть на султанское ложе?
   – Госпожа, ваша судьба не просто тесно переплелась с судьбой султана, Тени Аллаха на Земле, вы… вы станете единственной его женщиной.
   Первым движением Роксоланы было вцепиться в старикашку, основательно потрясти его, чтобы повторил свои слова, но она вспомнила Масада у дверей и… рассмеялась. Кизляр-ага с изумлением смотрел на Хасеки, не в силах понять, что она услышала смешного в словах прорицателя. А Роксолана просто решила, что все подстроено самим кизляром-агой: и звездочет, который наверняка простой садовник, наученный, что сказать, и вся таинственная встреча, и «пророчество». Евнух хочет сделать ей приятное, чтобы использовать еще в чем-то вроде передачи компрометирующих писем неугодного визиря? Не выйдет, она сама знает, кем будет для Повелителя, и обойдется безо всяких предсказателей!
   Еще мгновение, и Роксолана просто ушла бы, махнув рукой, но старикашка начал говорить то, чего не мог знать даже кизляр-ага.
   – Госпожа зря смеется. До сих пор связь с гороскопом Повелителя была сильна через детей – пятерых рожденных и одного неродившегося. Против госпожи были те, кто стоит близко к Повелителю, но сделать ничего не могли. Однако постепенно крепла другая связь – связь ума и духа.
   Нет, и это неудивительно, кизляр-ага знает все, что происходит в гареме, ему просто донесли о давнем выкидыше Хуррем, вот и все. И о том, что против Хасеки настроены все, от валиде до служанок Хатидже и Махидевран, знают, кажется, даже торговцы в Бедестане и верблюды в караван-сараях.
   – Госпожа, вы необычная женщина, у вас удивительный мужской ум и мужская линия судьбы, которая не позволит просто царствовать в гареме. Вам мало гарема, вы готовы править в мире мужчин.
   – Кто меня туда пустит? – фыркнула Роксолана, потому что прорицатель вторгся в ту область ее мыслей, куда она не допускала даже Марию. Это были тайные мысли, знать о них, например кизляру-аге, не позволялось.
   – Вы станете править, именно там особенно тесно сплетаются ваши с Повелителем линии судьбы.
   Роксолана повернулась к кизляру-аге:
   – Я стану следующей валиде?
   – Нет, – отозвался астролог. – Ваша линия власти переплетается с линией Повелителя, значит, будете править при жизни.
   – Хватит! – решительно поднялась Роксолана. – Я устала. – Она сняла с пальца большой перстень, один из немногих, который носила, и положила на стол перед стариком. – Благодарю за пророчество.
   Старик укоризненно покачал головой:
   – Госпожа, это ни к чему… В пять лет вы сильно заболели, и чтобы спасти вас, отец отправился за лекарем среди ночи в грозу, его едва не убила молния…
   Откуда он знает, ведь об этом никто никогда не говорил, даже дома не вспоминали?! Отец и впрямь чудом остался жив, потому что молнией убило лошадь у его телеги.
   Старик чуть подождал, наблюдая ее растерянность, усмехнулся:
   – Мне не нужны ваши рассказы, я могу многое рассказать и без них.
   – Откуда вы знаете?!
   – Звезды…
   – Звезды рассказали, что отец едва не погиб в грозу?
   – Нет, просто я ездил в Рогатин.
   Роксолана бессильно опустилась на подушки дивана.
   – Зачем?
   – Увидев ваш гороскоп и гороскоп Повелителя, я был обязан проверить свои догадки и точно узнать некоторые даты. Пришлось совершить дальнее путешествие. Зато ваш брат смог с вами повидаться.
   – Это вы сказали ему, что меня можно выкупить?
   – Я сказал, что выкрасть, но он предпочел выкуп. Кроме того, я знал, что вы не уедете.
   – Почему?
   – Ваш гороскоп тесно связан с гороскопом Повелителя. Вы будете рядом с ним до самой своей смерти, одна, без других женщин.
   Словно защищаясь, Роксолана насмешливо хмыкнула:
   – И как же звезды советуют этого добиться?
   – Неужели вы думаете, что звезды дают советы, как поступить, что сказать? Они только указывают на возможное развитие событий, и от человека зависит, случится ли так, а не иначе. Вы можете тихо дожить в гареме до глубокой старости, как и многие другие женщины… Нет, вы не можете! У вас слишком сильный гороскоп, если не подчинитесь воле небес, то просто погибнете. И выбор невелик – или вперед к высотам власти, или гибель. Думаю, будет первое, потому что гороскоп Повелителя обещает долгую жизнь в любом случае, а женщина рядом с ним одна и тоже надолго.
   Если честно, Роксолана даже растерялась. Это уже не похоже на спланированную кизляром-агой болтовню. Тем более он сам замер, переводя взгляд с женщины на старика и обратно.
   – Вы станете причиной гибели одного сильного человека, но обвинят вас в убийстве совсем другого. Будьте осторожны. Мне нужно ваше присутствие, чтобы составить более точный гороскоп и сравнить его с другим. Но мне не нужны чужие!
   Старик вдруг сделал повелительный жест, и кизляр-ага послушно удалился вон из домика. Звездочет буквально преобразился, он словно стал выше и крупнее, распрямил согбенную спину, голос зазвучал повелительно, а глаза, скрытые густыми бровями, теперь из-под этих бровей сверкали каким-то особенным огнем.
   Роксолана поняла, что не старик говорит по велению кизляра-аги, а главный евнух поступает, как велит этот странный человечек.
   – Садись.
   Роксолана послушно села. Наверное, если бы он приказал отбросить яшмак, выполнила бы и это. Мелькнула мысль, что скажет по этому поводу Сулейман.
   – Повелитель не должен знать, что я был здесь. Назови точно день своего рождения.
   А что, если это колдовство, причем черное, если встреча со звездочетом навредит детям или Сулейману?
   И снова старик ответил на непрозвучавший вопрос:
   – Тебе не будет вреда от моих речей. Ни тебе, ни твоим детям, ни султану, да хранит Аллах его покой.
   Она назвала дату, как помнила. Астролог кивнул, словно соглашаясь сам с собой.
   – Ты неправильная женщина в гареме, с самого начала была неправильной. Гарем не твое место, но уйти ты не можешь, потому либо останешься единственной, либо погибнешь. У тебя странная судьба, словно двойная, на каждом шагу выбор между гибелью и необычной победой. Ни до тебя, ни после таких женщин у османов не было и не будет, долго не будет. Ты словно женщина и мужчина одновременно. За это тебя любит главный мужчина твоей жизни, но за это же ненавидят и будут ненавидеть остальные.
   – Зачем ты говоришь мне все это? Не все ли равно, какой будет моя судьба?
   Роксолане снова стало казаться, что старичок просто поет с чужих слов. Да, его слова отвечали ее собственным тайным мыслям, но ничего нового не давали. Зачем слушать то, что она знает и сама?
   – Ты сама все о себе знаешь, только боишься сделать решительный шаг. А сделать придется, это твоя судьба. Повторяю: ты станешь причиной гибели одного необычного человека, но обвинят в смерти совсем другого…
   Долго ли еще говорил астролог, Роксолана не смогла бы сказать точно. Она вышла оглушенная, потерянная, не способная ни вразумительно повторить то, что услышала, ни даже толком вспомнить слова звездочета.
   Кажется, кизляр-ага заглядывал в лицо, пытаясь по глазам понять, что еще сказал прорицатель.
   Рассказывать вовсе не хотелось, напротив, желала одного: чтобы оставили в покое, дали время и возможность подумать, осмыслить услышанное. Потому решила схитрить:
   – Разве заглядывать в будущее не смертный грех? Все в воле Аллаха.
   – Ты?!. Ты не спросила астролога о своем будущем? Он же мог предсказать тебе все, точно знала бы, что будет.
   Кизляр-ага не зря досадовал, он столько сил положил на то, чтобы астролог вообще занялся Хуррем. Составив первичный гороскоп, тот пришел в неописуемое волнение и потребовал поездку на место рождения женщины. На все расспросы только качал головой, мол, ничего не могу сказать, пока не буду знать точно, но судьба удивительная…
   Было очень трудно тайно отправить астролога в Рогатин, но кизляр-ага сумел сделать и это, никто не догадался, что под видом хорошо охраняемого купца едет астролог, и зачем едет, тоже никто не догадался… Евнух сумел отправить вместе со стариком и своего человека, который поговорил с братом Хуррем, обещав помочь красавице бежать.
   Конечно, кизляр-ага верил в предсказания астролога, но предпочитал судьбе помогать. Почему бы не отправить опасную женщину домой, многие в гареме вздохнули бы с облегчением…
   Не удалось, брат оказался настолько честным, что привез большой выкуп, конечно, для султана Сулеймана это капля в море, но все же. Мало того, этот дурень попался на глаза самому Повелителю, а тот не только не приказал казнить наглеца, но и позволил поговорить с сестрой, обещая отпустить, если пожелает сама. И что сделала Хуррем? Конечно, осталась. Глупо было рассчитывать, что она вернется в свой Рогатин, покинув роскошный султанский дворец.
   И все же приезд Адама Лисовского и его беседа с Повелителем поразили евнуха. Но еще сильней его поразил вернувшийся живым из далекой холодной страны старик-астролог, вернее, его состояние. Нет, астролог не был болен или немощен, несмотря на дальнюю дорогу, он был потрясен, твердил, что такая судьба, как у Хасеки, выпадает раз в сотню лет и одной из сотен тысяч.
   – Удивительной силы женщина… Удивительная судьба… Удивительное будущее…
   Когда кизляру-аге надоело слушать эти «удивительные», он потребовал от астролога сказать все четко, пригрозив ему отдать имамам, если не перестанет кружить вокруг да около. Старик не испугался, сказал только, что Хасеки с Повелителем надолго, до самой своей смерти.
   Евнух даже не успел усмехнуться, мол, это не так трудно организовать, как астролог предупредил:
   – Любого, кто встанет поперек ее пути, ждет гибель.
   По спине несчастного евнуха пробежал холодок…
   – Отравит, что ли? Или султану пожалуется?
   – Нет, без ее усилий обойдется, ей ничего не нужно делать. Ее судьба – быть рядом с Повелителем многие годы, все, кто будет мешать, погибнут из-за собственной глупости. Эту женщину оберегает Бог, она предназначена для больших дел, а потому и находится в безопасности. Все попытки отравить, убить, удалить от Повелителя потерпят провал, после них женщина только станет сильней.
   Кизляр-ага уже корил себя за то, что связался с астрологом, лучше бы жить в незнании. Но сделанного не вернешь, придется помнить о неведомой силе этой пигалицы. После долгих раздумий евнух пришел к выводу, что старик прав. Сколько раз пытались отравить Хуррем? Даже зная об этом, кизляр-ага молчал. Не потому ли, в очередной раз убедившись, что Хуррем неуязвима, и отправил астролога в дальний путь?
   Вернувшись, старик не только объявил евнуху о защите Хасеки, но заявил, что скажет все лишь ей самой. Кизляру-аге вовсе не хотелось, чтобы Хуррем знала о своей силе, с нее достаточно простой уверенности, но пришлось согласиться, астролог даже под угрозой казни категорически отказывался раскрывать тайну евнуху.
   И вот теперь оказывается, что Хуррем ничего не спросила?!
   Зачем же тогда все старания и опасности? А опасность была нешуточная: узнай Сулейман о том, что кизляр-ага отправил кого-то в Рогатин, и тому несдобровать.

   Роксолана чуть насмешливо покосилась на евнуха:
   – Если знать, что будет, стоит ли жить?
   Кизляру-аге просто надоело возиться со строптивой Хасеки, не желает добра – не нужно.
   – Что сказал тебе Аюб аль-Хасиб?
   – Кто?
   – Астролог! – почти рявкнул евнух, при его тонком голоске это получилось почти комично, но Роксолана даже не улыбнулась.
   – Это касается только меня!
   Кизляр-ага даже огрызаться не стал, засеменил, не оглядываясь, в свою сторону. Пусть возвращается в свои покои как хочет. С этой Хуррем по-человечески невозможно, так и норовит оскорбить. А что касается слов астролога, так у евнуха есть человек, способный их передать, недаром Масад охранял дверь, пока в домике была Хуррем.

   Масада кизляр-ага приметил не так давно. Молодой красавец, у которого просто не было необходимости подвергать себя страшной операции, однако настаивал на ней, чтобы попасть в гарем. Зачем? Врага лучше иметь перед глазами, чем за спиной, к тому же разоблаченный враг может стать хорошим подспорьем. Так и случилось.
   Евнух довольно быстро выяснил, что именно задумал Масад, этого не знала и не хотела знать Хуррем – парень прибыл из Египта вслед за Ибрагимом-пашой и его возлюбленной Мухсине. Конечно, ему понадобилось время, чтобы понять, что к чему, и решиться на уродующую операцию, а потом, чтобы прийти в себя после нее. Зачем мужчина может сделать такое? Только чтобы быть рядом со своей возлюбленной. Но новеньких из Египта в гареме Повелителя не было, он предпочитал светлых женщин. Значит, не султанский гарем. Тогда какой?
   Кизляр-ага успел перехватить молодого евнуха до того, как тот сунулся к Ибрагиму-паше. Разговор был коротким:
   – Тебя интересует Хатидже-султан?
   – Кто? Нет.
   Кизляр-ага усмехнулся, он и не сомневался в том, что мысли нового евнуха далеки от сестры Повелителя.
   – Новая женщина Ибрагима-паши?
   Вот теперь новенький вздрогнул.
   – Почему?
   Парень молчал.
   – Если ты будешь молчать, я прикажу пытать ее.
   – Мухсине не троньте! Она не виновата. Просто… – под немигающим взглядом кизляра-аги парень не смог солгать, – просто она была моей невестой, а Ибрагим-паша ее увез. Зачем? В гарем не возьмет, у него нет гарема. Сделает просто рабыней и служанкой.
   – Как тебя зовут?
   – Масад.
   – Чего ты хочешь?
   Бедолага сник, сказать честно, что желает смерти великому визирю, даже при том, что тот изменил своей жене и виноват, означало гибель. Жаль, ничего не сумел, не успел, забрал последние деньги из дома, чтобы подкупить всех, перенес такую тяжелую операцию, и все зря.
   Кизляр-ага усмехнулся:
   – Ты молод, а потому глуп. Никто тебя к паше не подпустит, у него охрана не хуже султанской. К тому же врага безопасней уничтожать чужими руками, не рискуя собственной головой. Будешь евнухом при Хасеки Хуррем.
   Что-то в тоне и взгляде кизляра-аги заставило Масада промолчать, догадался, что не зря главный евнух приставляет его к Хасеки.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация