А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Великий Пост и Пасха: как провести и отпраздновать" (страница 2)

   Пасхальные облачения священнослужителей

   Праздничную Пасхальную службу священнослужители совершают, облачившись в красные одежды, ибо в церковных песнопениях этот праздник Светлого Христова Воскресения назван «Пасха красная». Нередко в знак того, что Пасха – праздник всех праздников, священники вовремя пения Пасхального канона попеременно надевают облачения всех богослужебных цветов.
   Красные облачения священнослужителей можно видеть и на службах Светлой седмицы.
   Весь период празднования (39 дней)красный цвет преобладает в убранстве храмов, даже свечи в эти дни стараются использовать красного цвета.

   Откуда пошел обычай красить яйца на Пасху

   Символом праздника Воскресения Христова является крашеное яйцо. Обычай красить яйца и обмениваться ими существует вот уже почти две тысячи лет – с апостольских времен.
   По преданию, одна из учениц Иисуса Христа и Его преданная последовательница – святая равноапостольная Мария Магдалина рассказывала о Воскресении Спасителя и проповедовала слово Божие в Риме.
   Когда ее допустили в императорский дворец, то, представ перед императором Тиверием и следуя давней традиции, она поднесла ему в дар простое куриное яйцо (обычное подношение бедняков) и торжественно произнесла: «Христос Воскрес!»
   Правитель Римской империи скептически заметил, что как белое яйцо не может стать красным, так не может воскреснуть умерший человек. И тут же на глазах Тиверия произошло чудо: яйцо стало красным, как бы свидетельствуя истинность Христова Воскресения…
   Традиционный красный цвет пасхальных яиц не случаен – он напоминает всем, что Христос пострадал за нас «даже до крови», Своими крестными страданиями искупив грехи человечества.

   Что означает слово «пасха»

   Слово «пасха» (по-русски, «переход») – арамейский вариант еврейского «песах» (проходить, переносить), созвучно греческому «пасхейн» («πασχειν») – страдать, претерпевать, переносить.
   Как писал святой Амвросий Медиоланский (340–397) – богослов, проповедник, реформатор церковного пения: «Слово "пасха" означает "прехождение". Назван же так сей праздник, торжественнейший из праздников, в Ветхозаветной Церкви – в воспоминание исхода сынов израилевых из Египта и вместе с тем избавления их от рабства. В Церкви Новозаветной – в знамение того, что Сам Сын Божий, чрез Воскресение из мертвых, перешел от мира сего к Отцу Небесному, от земли на Небо, освободив и нас от вечной смерти и работы вражией и даровав нам власть быть чадами Божиими (Ин. 1, 12)».
   Другими словами, Новозаветная Пасха – Сам Христос, страдавший за нас на Кресте и воскресший; поэтому для христиан Пасха – это прехождение (переход) от земли к Небу, от смерти к вечной блаженной жизни.

   История установления праздника Пасхи

   Вот что об этом рассказывается в Ветхом Завете, в книге Исход.
   Когда Господь повелел Моисею вывести израильский народ из Египта, послушный избранник Божий предстал перед египетским фараоном. «Отпустить даровую рабочую силу? Ни за что!» – фараон был непреклонен. Несмотря на ужасающие последствия девяти величайших бедствий, или казней (наказаний), которые по повеленью Божиему Моисей навел на Египет.
   Тогда настал черед десятой, самой страшной, последней казни. И сказал Моисей: так говорит Господь: в полночь Я пройду посреди Египта, и умрет всякий первенец в земле Египетской от первенца фараона, который сидит на престоле своем, до первенца рабыни…, и всё первородное из скота; и будет вопль великий по всей земле Египетской, какого не бывало и какого не будет более…
   Перед этим ужасным бедствием Господь через Моисея повелел каждой израильской семье выбрать из стада по годовалому агнцу (ягненку), в определенное время заколоть его, не ломая костей, испечь на огне и съесть ночью с пресным хлебом (приготовленным без дрожжей) и горькими травами. Кровью же этого агнца помазать косяки и перекладины дверей на своих домах – увижу кровь и пройду мимо вас – и быть готовыми к дальней дороге.
   Агнец этот был жертвой Богу за спасение каждой еврейской семьи и прообразом нашего Спасителя, жертва Которого спасает нас от вечной смерти.
   В назначенную ночь израильтяне всё так и сделали. Тогда посланный Богом Ангел смерти поразил всех первенцев в Египте, начиная с первенца фараона и кончая первенцем самого последнего раба – все они умерли, даже и первенцы животных. Ангел Божий прошел только мимо тех домов, на которых был кровавый знак.
   С тех пор Господь повелел евреям каждый год весной готовить так агнца и есть его в воспоминание об этой страшной и спасительной ночи. Этот день месяца нисан (март-апрель) стал главным праздником израильского народа и был назван Пасхой, или праздником Песах (от евр. «песах» – буквально: «проходить мимо», ведь Ангел смерти прошел мимо них).
   А египтяне долго оплакивали своих первенцев – не было ни одной семьи, которойне коснулось бы это наказание. Их безутешный плач и вопли слышались отовсюду. Теперь уже сам фараон стал просить Моисея и Аарона поскорее увести народ израильский из Египта. Евреи немедленно тронулись в путь, навсегда покидая землю, на которой прожили 430 лет…

   Как определяется дата празднования Пасхи

   Пасха не входит в число главных (двунадесятых) Церковных праздников. Датаее празднования непостоянная, она рассчитывается по специальным правилам, закрепленным постановлением I Вселенского (Никейского) собора почти 1700 лет назад (325 год).
   Исчисление даты Пасхи на каждый год и связанных с ней праздников и событий (например, начала Великого поста, праздников Вознесения Господня, Святой Троицы и других) называется пасхалией. Это достаточно сложный календарно-математический расчет.
   Русская Православная Церковь пользуется так называемой Александрийской пасхалией, утвержденной еще в III веке Александрийской Церковью, в которой ключевыми являются два принципа:
   ♦ Пасху празднуют в первое воскресенье после первого весеннего полнолуния, наступившего после дня весеннего равноденствия (21 марта);
   ♦ православная Пасха празднуется только после иудейской Пасхи (праздника Песах); ибо, согласно последовательности евангельских событий, Христос был распят в канун дня, когда иудеи праздновали ветхозаветную Пасху.
   Таким образом, православная Пасха может праздноваться в один из тридцати пяти дней – с 4 апреля по 8 мая (нового стиля).

   Поминовение усопших в дни Пасхи

   Пасха – самый радостный день в году для всех, верующих и неверующих. И эти праздничные чувства совсем неуместны там, где людей охватывают совсем другие настроения – настроения грусти и печали по своим умершим родным и близким. Поэтому в день Пасхи не полагается посещать кладбища и совершать панихиды.
   Для этого Церковь определила особый день – Радоницу (от слова «радость» – ведь праздник Пасхи продолжается) – во вторник после Пасхальной недели, в который уже служится заупокойная служба.
   Если же кто-то умрет на Пасху (такая смерть в народе традиционно считается знаком милости Божией к умершему), то все равно отпевание совершается по Пасхальному чину, включающему в себя множество пасхальных, радостных песнопений.

   Пасхалия на 2010 – 2020 годы
   (даты даны по новому стилю)

   Часть вторая

   Как праздновали Пасху на Руси цари

   Велик день

   В Москве торжественное богослужение в пасхальную ночь совершалось в Успенском соборе, в присутствии царя, придававшего своим величием внушительность и торжественность церковным обрядам… У дверей собора приставлены были стрелецкие подполковники, которые обязаны были следить за тем, чтобы в собор проникали только те, кто был одет в золотые кафтаны.
   После хвалитных стихир[4] государь прикладывался к образам, подносимым ему духовенством, и творил целование во уста со старшими, а младших жаловал к руке и оделял красными или золочеными яйцами, либо куриными и гусиными, либо деревянными, точеными, расписанными по золоту яркими красками с изображениями цветов, птиц и зверей. Затем к целованию царской руки подходили бояре по чинам, сначала старшие.
   После Утрени государь шел в Архангельский собор, родовую усыпальницу, «христосоваться с родителями» – то есть поклониться их праху.
   В придворном Благовещенском соборе он христосовался «в уста» со своим духовником и также жаловал его и прочих яйцами. Равным образом делал он то же и у себя наверху – во дворце, христосовался с боярами, оставшимися «для бережения» царской семьи во время государева выхода в соборы.
   В Золотой палате славили Христа духовные власти особо, после чего царь шествовал поздравлять царицу с детьми. С ними обычно он слушал обедню в одной из дворцовых церквей, а к поздней обедне выходил в Успенский собор во всех регалиях.
   После этой обедни царь осчастливливал своим высоким вниманием, допуская их к руке, всех придворных, не исключая всякого рода мастеров.
   В первый же день Святой Пасхи царь отправлялся по тюрьмам и, показывая собою лучший пример христианского смирения и милосердия, обращался к заключенным так:
   – Христос воскрес и для вас!
   А затем одарял каждого либо новой шубкой, либо рубашкой и тому подобное и присылал яства для разговления: «Лучшим по части жаркой, да им же и остальным всем по части вареной, по части баранье, по части ветчины; а каша из круп грешневых и пироги с яицы или мясом, что пристойнее. Дана человека же купить по хлебу да по калачу двуденежному». Более смирным и менее виновным преступникам давали по три чарки, а остальным по две, да по две и по одной кружке меду.
   А в Золотой царицыной палате в это время кормили нищую братию.
   Московский патриарх, следуя священным обычаям страны, устраивал обильный яствами пасхальный стол для духовенства, сослужащего ему…
   Николай Степанов

   Как праздновали Пасху в XIX веке

   Пасхальные колокола

   Быстро-быстро промчались впечатления вчерашнего дня и Великой ночи: плащаница в суровой холодной темноте собора, воздержание от еды до разговения, дорога в церковь, в тишине и теплоте апрельского синего вечера, заутреня, крестный ход, ликующая встреча восставшего из гроба Христа, восторженное пение хора, подвижная, радостная служба, клир в светлых сияющих парчовых ризах, блеск тысяч свечей, сияющие лица, поцелуи; чудесная дорога домой, когда так нежно сливаются в душе усталость и блаженство, дома огни, добрый смех, яйца, кулич, пасха, ветчина и две рюмочки сладкого портвейна; глаза слипаются; в доме много народа, поэтому тебе стелят постель на трех стульях, поставленных рядком; погружаешься в сон, как камень падает в воду.
   Утром проснулся я, и первое, еще не осознанное впечатление большой – нет! – огромной радости, которой как будто бы пронизан весь свет: люди, звери, вещи, небо и земля. Побаливает затылок, также спина и ребра, помятые спаньем в неудобном положении на жесткой подстилке, на своей же кадетской шинельке с медными пуговицами. Но что за беда? Солнце заливает теплым текучим золотом всю комнату, расплескиваясь на обойном узоре. Господи! Как еще велик день впереди, со всеми прелестями каникул и свободы, с невинными чудесами, которые тебя предупредительно ждут на каждом шагу!
   Как невыразимо вкусен душистый чай (лянсин императорский!) с шафранным куличом и с пасхой, в которой каких только нет приправ: и марципан, и коринка, и изюм, и ваниль, и фисташки. Но ешь и пьешь наспех. Неотразимо зовет улица, полная света, движения, грохота, веселых криков и колокольного звона. Скорее, скорее!
   На улице сухо, но волнующе, по-весеннему, пахнет камнем тротуаров и мостовой, и как звонко разносятся острые детские крики! Высоко в воздухе над головами толпы плавают и упруго дергаются разноцветные воздушные шары на невидимых нитках. Галки летят крикливыми стаями… Но раньше всего – на колокольню!
   Все ребятишки Москвы твердо знают, что в первые три дня Пасхи разрешается каждому человеку лазить на колокольню и звонить, сколько ему будет удобно. Даже ив самый большой колокол!
   Вот и колокольня. Темноватый ход по каменной лестнице, идущей винтом. Сыро и древне пахнут старые стены. А со светлых площадок все шире и шире открывается Москва.
   Колокола. Странная система веревок и деревянных рычагов-педалей, порою повисших совсем в воздухе, почти наружу. Есть колокола совсем маленькие: это дети; есть побольше – юноши и молодые люди, незрелые, с голосами громкими и протяжными; в них так же лестно позвонить мальчугану, как, например, едучи на извозчике, посидеть на козлах и хоть с минуту подержать вожжи. Но вот и он, самый главный, самый громадный колокол собора; говорят, что он по величине и по весу второй в Москве после Ивановского, и потому он – гордость всей Пресни.
   Трудно и взрослому раскачать его массивный язык; мальчишкам это приходится делать артелью. Восемь, десять, двенадцать упорных усилий и, наконец, – баммм… Такой оглушительный, такой ужасный, такой тысячезвучный медный рев, что больно становится в ушах и дрожит каждая частичка тела. Это ли не удовольствие?
   Самый верхний этаж – и вот видна вокруг вся Москва: и Кремль, и Симонов монастырь, и Ваганьково, и Лефортовский дворец, и синяя изгибистая полоса Москва-реки, все церковные купола и главки: синие, зеленые, золотые, серебряные… Подумать только: сорок сороков! И на каждой колокольне звонят теперь во все колокола восхищенные любители. Вот так музыка! Где есть в мире такая?
   Небо густо синеет – и кажется таким близким, что вот-вот дотянешься до него рукою. Встревоженные голуби кружатся стаями высоко в небе, то отливая серебром, то темнея. И видишь с этой верхушки, как плывут, чуть не задевая за крест колокольни, пухлые серьезные белые облака, точно слегка кружась на ходу.
   Александр Куприн
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация