А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Половина земного пути (сборник)" (страница 18)

   – Ты шутишь… – покачал головой босс.
   – А чего мне шутить? Вот диск. Хотите, смотрите сами, – усмехнулся Громов. И от себя добавил: – На мой взгляд, вообще не кандидатка. Такую в первом туре сожрут.
   – Ничего не понимаю… – пробормотал босс. Сурово взглянул на Громова: – Вы элементарно не доработали. Не смогли нормально инсценировать. Она просто не понимала, что может просить все, что угодно.
   – Все она понимала! – возмутился Громов. – Можете сами убедиться: на диске все есть. Ей ясно сказали: желание может быть абсолютно любым. А она… Ничего типа не нужно. Только той Ильиничне помочь…
   И еще раз насладился растерянным – словно у мальчишки, впервые встретившего отказ, – лицом всемогущего шефа. И с удивлением выловил нотки неуверенности в его голосе:
   – И как прикажешь все это понимать?
   – А чего тут понимать? – буркнул Громов. – Только зря время потратили. Говорил я вам: пусть директор по кастингу кандидатами занимается. А вы заладили: идеальная, идеальная… – Он с вызовом взглянул в глаза Святославу Юрьевичу. – Я вам сразу сказал: Лизе вашей в проекте не место. Вот будете шоу про детский дом делать – тогда ее позовете.
   – Можно подумать, кто-то будет смотреть шоу про детский дом… – дернул плечом Святослав Юрьевич. И цепко взглянул на Громова: – Значит, ты предлагаешь…
   – …сбросить Елизавету со счетов, – твердо произнес тот. – Нам она не подходит.
   Но босс все еще колебался:
   – Такая умная, хваткая девушка… Интервью со мной просто талантливо провела…
   – А вам нужны не талантливые, а стервы, – ухмыльнулся Громов. И успокоил: – Найдем еще. Страна большая.

   Прошел месяц.
   Лиза уже и думать забыла о русалке. Ну, розыгрыш и розыгрыш. Тем более что слова своего волшебница не сдержала. Муж у Марии Ильиничны как пил, так и пьет. А старшего сына на учет в милицию поставили. Да и путевки в санаторий женщине в собесе не дали. Сказали, будь дети дошкольниками, еще могли бы, а в ее случае – в порядке общей очереди. Годика через три, может, подойдет…
   Зато самой Елизавете повезло. Ее передача про Святослава Юрьевича собрала рекордный за всю неделю рейтинг, и руководство радиостанции расщедрилось на премию. Не бог весть какие деньги, но съездить в августе к морю в Туретчину вместе с Темкой хватило. Соседка, добрая душа, только вздохнула: «Умеешь ты жить, Лизонька!» – когда оба, загорелые и счастливые, вернулись с курорта.
   …А первого сентября Лиза проводила нарядного Темку в школу. Эфир у нее был только в два, и потому получилось спокойно подремать, одним глазом поглядывая в телевизор. Торжественные линейки, заседание в правительстве, неожиданный снег в Заполярье, гастроли стареющей американской поп-звезды… А потом вдруг на экране мелькнула яркая заставка: «СКОРО! «НАГРАДА ЗА ПОДЛОСТЬ!» – НОВЫЙ ПРОЕКТ НАШЕГО ТЕЛЕКАНАЛА!»
   «Ну и название…» – буркнула Лиза. Но все же начала слушать.
   – Самый эпатажный телевизионщик России Святослав Клюев продолжает поражать зрителей, – сыпала словами журналистка. – Его новый проект «Награда за подлость», безусловно, станет самым жестким – и зрелищным! – в истории отечественного телевидения. Суть взрывного реалити-шоу такова: на тропический остров отправляется группа участников. И, чтобы выжить – и заработать главный приз в сто тысяч долларов, – им нужно будет не банально участвовать в конкурсах и выгонять проигравших, но – быть готовыми на все. Интриги, подставы, любые подлости – вплоть до физического воздействия… Святослав Клюев не скрывает: победит в его шоу самый беспринципный человек. Только тот, кто действительно готов ради приза на все.
   На экране появилось знакомое лицо.
   – Я надеюсь, конечно, что до настоящего членовредительства дело не дойдет, – возвестил Святослав Юрьевич. – Однако все участники предупреждены, что во время съемок возможны любые, даже самые серьезные травмы… И все дали согласие и готовы к тому, что победит отнюдь не самый смелый и не самый удачливый. И не самый благородный, конечно. На моем шоу в почете совсем иные ценности.
   Камера выхватила лицо журналистки – та выглядела растерянной, все заранее заготовленные вопросы, похоже, вылетели у нее из головы.
   – А с точки зрения гуманности… тут вообще как? – пробормотала она.
   – Каждый получает ровно то, что заслуживает, – отмахнулся магнат. – Когда вы начнете смотреть шоу, убедитесь сами: жалеть участников нечего. Каждому из них нужны сто тысяч долларов, и каждый прекрасно понимает: либо соперники уберут его – либо он должен убрать их. Тяжело, конечно, придется – но насильно мы никого в проект не тащим.
   – А как вы набирали игроков? – проблеяла журналистка.
   – Кастинг проходил по всей стране, – с удовольствием произнес Лизин знакомец. – Причем его нельзя назвать кастингом в полном смысле этого слова. Никаких анкет, никаких собеседований. Будущие герои шоу даже не знали, что их тестируют… Мы ставили их в неожиданные, порой очень опасные ситуации. Они вставали перед необходимостью выбора. И мы, в свою очередь, отбирали тех, чье решение шокировало даже нас…
   – С какими ситуациями сталкивались кандидаты в шоу? – наконец справилась с растерянностью и стала отрабатывать заготовленные вопросы журналистка. – И какого рода решения они принимали?
   – К примеру, мы заявляли, что можем исполнить самое заветное желание. О, знали бы вы, что заказывали самые скромные с виду персонажи! Убийство близких им людей – это еще самое безобидное.
   – Я бы никогда не попросила ничего подобного… – Интервьюерша снова и уж окончательно растерялась.
   – Значит, вам никогда не заработать тех ста тысяч долларов, – отрезал Святослав Юрьевич. – Была у нас одна кандидатка. На первый взгляд идеальная по всем статьям – цепкая, решительная. Я, признаться, думал ее вне конкурса взять, но все же решил на всякий случай проверить. И знаете, что она попросила? Чтобы мы ее соседку от артроза вылечили! Разве не смешно? Конечно, кандидатка тут же попала в брак.
   Клюев взглянул на журналистку, ожидая реакции, но та лишь потерянно смотрела на него. Лизу же бросило в краску. А Святослав Юрьевич, окончательно взявший ситуацию под контроль, закруглил интервью:
   – В общем, смотрите на нашем канале реалити-шоу «Награда за подлость». И гадайте, кто из скромных, добропорядочных с виду людей наиболее удачно пройдет через все интриги и выиграет сто тысяч долларов. Вот они, герои!
   И на экране телевизора замелькали фотографии вкупе с краткой информацией: «Анжела – менеджер, Тюмень… Кирилл – детский врач, Москва… Антон – системный администратор, Владивосток… Все они готовы ради ста тысяч долларов на все, что угодно».
   Приличные, с виду интеллигентные люди.
   «Галина – художник…» И вдруг: «Мария – безработная, Подмосковье».
   А на фотографии – заботливая, несчастная и забитая соседка Лизы по даче. Только теперь ее лицо выглядело уверенно и жестко. Ильинична! Значит, «русалка» со своим предложением об исполнении желания являлась и к ней! И соседушка кастинг благополучно прошла! Интересно, что она загадала? Чтоб алкоголик-муж не проснулся после очередной попойки? А может – чтобы дом задавак-москвичей сгорел?
   Лиза ахнула.
   – Все они сейчас находятся на тропическом острове архипелага в Индийском океане и уже начали ради личного блага уничтожать ближних своих. Смотрите незабываемое шоу на нашем канале! – триумфально произнес Святослав Юрьевич.
   – Вот это будет рейтинг… – пробормотала Елизавета.
   Ей, с ее скромными интервью, такой и не снился.

   Страна вечного лета

   Я совсем не знаю тебя. И даже представить не могу, как ты выглядишь. Но почему-то мне кажется: ты – красивая. И добрая, и умная. И у тебя обязательно такие же нежные, ласковые руки, как у мамы. Мы с тобой близки друг другу, как никто. И у нас могло бы быть множество точек соприкосновения – общие игры и особые словечки. И понимали бы мы друг друга с полуслова, как могут лишь близкие родственники. Но жизни наши пошли совсем не так, как могли бы. Я не сомневаюсь, я просто уверен: ты, конечно, мечтала, чтобы рядом с тобой был я. Чтобы я защищал тебя, и помогал тебе, и делился с тобой какими-то своими секретами. Но так получилось, что ты никогда не видела меня, и искать виновных в этом, наверное, уже поздно… Только мне почему-то кажется: одинокими вечерами, когда ты устала и все вокруг плохо, ты все равно знаешь, чувствуешь, что – существую на этом свете. И что я тоже одинок. И буду самым счастливым человеком на свете, если ты обнимешь меня или просто коснешься губами моего виска…
* * *
   Он ушел. К другой.
   А Римма осталась – убитая, оплеванная. И ничто из проверенных временем лекарств ей не помогает – ни кровавые мечтания о мести, ни собственные слезы, ни сочувственные лица подруг. Правда, еще есть водка и сигареты… Или можно попробовать с головой окунуться в работу, заняться дайвингом или кайтингом[5], попроситься на послушание в монастырь, отдаться другому, выплеснуть переживания в душераздирающий стих, затеять в квартире ремонт с перепланировкой…
   Но только зачем ей все это, если ОН сказал ей: «Ты не нужна мне, Римма»?
   Девушка, совершенно бесчувственная теперь, продолжала жить. По утрам вставала, принимала душ, одевалась, подкрашивалась, тащилась на работу. Сидела за своим компьютером, тупо глядя в экран. Не отвечала на телефонные звонки. Бесстрастно выслушивала укоры начальника: «Проснись, наконец, Римма! Одумайся. Все проходит – и твое горе пройдет».
   Шеф знал (в общих чертах, конечно) о ее беде. Она, разумеется, обещала ему, что все забудет. И возьмет себя в руки, вернется к работе, к нормальной жизни. Но только ничего не выходило – душа ее была мертва.
   Очередным рабочим утром начальник, Павел Синичкин, велел ей сесть за компьютер и приказал:
   – Так, Римка, печатай заявление. Число сегодняшнее. «Я, Цыплакова Римма Сергеевна, прошу предоставить мне очередной отпуск начиная с завтрашнего дня».
   Она машинально напечатала и только потом взглянула на босса:
   – Но мне не нужен никакой отпуск.
   А Павел хитро улыбнулся:
   – Нужен, Римка, нужен. Более того, я даже знаю, куда ты поедешь. Я обо всем уже договорился.
   Она против воли улыбнулась:
   – И куда же вы меня отсылаете?
   – О-о, далеко. На край земли, – хмыкнул тот. И серьезно прибавил: – Только там из тебя и выбьют всю твою несчастную любовь.
* * *
   Женщины, с их постоянными проблемами, такие забавные! Одну бросил любовник, у другой не ладится карьера (с чего они вообще взяли, что слабому полу дано чего-то добиться в карьере?), третья помешана на поиске вечных истин, и объяснять ей, что прежде неплохо бы научиться варить борщ, просто бесполезно. Но я – разумный, здравомыслящий человек. И прекрасно понимаю, что именно женщины со своими высосанными из пальца бедами пополняют основную статью моих доходов. Плюс к тому повелевать этим послушным, беззаветно преданным стадом просто приятно. А когда в нем, среди безмозглых овец, случайно оказываются строптивые – еще и забавно. Создается видимость борьбы. Ты принимаешь на себя удары их слабеньких, плюшевых рожек, делаешь вид, что пытаешься защищаться, – и в конце концов подчиняешь себе любую стопроцентно.
   Многие из тех, кто ездит на мои семинары, знают меня давно и преданы мне безусловно. Они следуют за мной по всему миру и готовы таять в моих руках, словно податливый пластилин. Но в каждой новой поездке обязательно оказываются и новички – я постоянно вербую себе клиентов, в Интернете моей рекламы полно. И она цепляет – именно тех, кого и должна цеплять: не нищее быдло, но неплохо обеспеченный офисный планктон. «Устали от города? В жизни нет места радости? Ищете что-то совершенно новое? Тогда – только море, солнце и восточные единоборства. Далеко от Москвы, в дружелюбной, очень дешевой стране. И в приятной компании людей вашего круга. Две тренировки в день – на рассвете, под шепот пальм, и на заходе солнца, под шум прибоя. Индивидуально подобранные физические нагрузки, сбалансированное питание, аюрведический массаж плюс здоровый адреналин – мотобайки, катание на слонах, путешествия на рыбацких лодках. Количество мест ограничено».
   Да, многих уставших от мегаполиса моя реклама цепляет. Особенно женщин – это ведь их любимое, тайное желание: сбежать при возникновении малейшей проблемы на самый край света. В надежде, что именно там они найдут свое счастье. Ну и любовь, конечно. Вот я и даю им такую надежду. Тем более что с текстом рекламы всегда моя фотография соседствует – профессиональная, с грамотно оттененным лицом и проникновенным взглядом. И подпись со всеми регалиями: Валентин Волин, черный пояс по кекусинкаи, мастер спорта, лауреат, дипломант, кандидат и тэ пэ.
   А рядом мое, выделенное жирным шрифтом, обещание:
   «Поехали вместе! Вы вернетесь совсем другими».
* * *
   Павел ей, конечно, начальник. Но по работе, а не по жизни. С какой стати он взялся решать, когда и куда ей ехать в отпуск? Но не прикажешь ведь шефу, чтобы заткнулся… Вот и пришлось выслушать целую речь:
   – Римма, солнышко! Я ж о тебе забочусь! Ты только представь: Индия, южный Гоа. Чистейший океан. Вода и воздух – всегда плюс двадцать восемь. Только поваляться на пляже – уже счастье! Но там еще и семинар по карате, в столь райском местечке! Во-первых, полезно, ты хоть и секретарша, но все-таки работаешь в детективном агентстве, восточные единоборства всегда пригодятся. А во-вторых, подумай, какой там народ соберется: наверняка сплошь аппетитные, тренированные «качки», которые станут носить тебя на руках. Да ты своего сопляка, по которому сохнешь, забудешь в два счета!
   Снова разбередил рану… Девушка всхлипнула:
   – Не нужны мне никакие качки! И вообще ничего не нужно…
   И тогда Пашка, явно уже исчерпавший лимит собственной заботливости, рявкнул:
   – А ну хватит канючить! Выбирай: или ты едешь в Индию – или увольняйся к чертовой матери!
   И что оставалось делать? Только соглашаться. В конце концов, ей ведь не сверхурочно работать велят, а в отпуск отправляют…
* * *
   Суматоха, предшествовавшая отъезду, немного реанимировала Римму. Поди успей все за один-единственный день: сделать визу и оформить билеты, да еще купить купальник, солнцезащитные кремы, а также множество других необходимых в тропиках мелочей. Тут не до горьких мыслей… Но едва оказалась в самолете, взявшем курс на неведомую Индию, тоска нахлынула с новой силой. Подумать только: ведь совсем недавно она тоже собиралась на тропический курорт. На нормальный – Бали, Мальдивы, Сейшелы. С человеком, боготворившим ее, которого боготворила и она сама. А вместо этого – впереди какая-то непонятная страна. И даже здесь, в российском самолете, уже полно странных людей: не слишком приятно пахнущие аборигены в чалмах, налысо бритые девушки с просветленными взглядами, бородатые, испещренные татуировками мужики…
   Полет измотал, а дорога из аэропорта (индийские таксисты ездят абсолютно без правил!) окончательно доконала. Но спортивный городок, расположенный на полуострове, на склоне горы, оказался красив. Океан у подножия, солнце, пальмы, и под их сенью разбросаны штук сорок аккуратных коттеджиков. При каждом – терраса, на ней обязательно шезлонг и гамак.
   Домик Римме достался чуть ли не самый удачный – на верхушке горы, с потрясающим видом на синюю гладь. Все чистенько, индусы, обслуживающий персонал улыбчив. Только вороны картину портили – их в пальмовой роще целое полчище оказалось, скандалят, каркают целый день.
   И еще большее разочарование постигло девушку, когда она увидела, кто на самом деле – вместо обещанных Павлом мускулистых качков – явился на выездной семинар по восточным единоборствам. Какие там мускулистые мачо! Обычная русская группа, похожая по составу на те, что ездят в туры на автобусах. В большинстве своем – одинокие тетки около сорока и старше. Несколько мамаш с детьми. А единственный мужчина оказался и не мужчиной даже, а совсем молодым парнем. Правда, симпатичным: высокий, обаятельный, голубоглазый. Евгений Мединов (так его звали) в первый же вечер очаровал всех теток оптом. Угощал коктейлями, сыпал комплиментами, внимательно слушал, остроумно шутил. Смущало только, что парень носил шлепанцы с явно подлинной надписью «Dolce&Gabbana» и представлялся с нескрываемой гордостью: я, мол, топ-менеджер в такой-то (довольно известной) компании. А главное, он неуловимо – не внешне, но по всем повадкам – походил на человека, кто буквально только что погубил Риммину жизнь. На того, знающего себе цену, обеспеченного, остроумного человека… который в пылу их последней ссоры безжалостно произнес: «Ты не нужна мне, Римма».
   Эта фраза, похоже, будет преследовать ее всегда. И везде. Даже здесь, на далеком от Москвы индийском пляже. И ни плеск морских волн, ни всполохи фейерверка, ни мягко пьянящие местные коктейли не способны заставить ее забыть…
* * *
   Выспаться на новом месте Римме не удалось. Во-первых, море всю ночь шумело, отчаянно билось о прибрежные камни. А едва забрезжил рассвет – вороны принялись каркать. Откуда они, интересно, взялись здесь, на тропическом острове? Да и страшновато было: все время чудилось, что в ее одинокую (как теперь все время, наверное, будет) постель какой-нибудь скорпион пробирается… Коттеджики-то здесь совсем летние – доски подогнаны не плотно, через щели в крыше проглядывает небо… Кто угодно может забраться!
   Вообще, идея отправиться в Индию на какой-то совершенно ненужный ей семинар в компании незнакомых людей, оказавшихся к тому же занудными тетками, пожалуй, была ошибкой. И если вчера, после пары коктейлей, новые знакомые представлялись ей хотя бы забавными, то сегодня – просто раздражали. Особенно одна дамочка – по виду лет сорок пять, а юбка совсем короткая, и голосок противный – писклявый, как у девчонки. Имя у нее соответствующее – Матильда. А уж содержание речей и вовсе вне всякой критики.
   – Это просто катастрофа! Я нигде – поверите, нигде! – не смогла купить качественных дезинфицирующих салфеток! Все какие-то облегченные – с глицерином, с алоэ вера. И – без спирта! Как теперь быть – просто не знаю! – без передыху воскликнула она.
   – А зачем вам салфетки со спиртом? – не удержалась Римма.
   – Как зачем? Руки перед едой протирать! – возмутилась дама. – Вы что же, милочка, не в курсе, что дизентерия и гепатит А – это болезни грязных рук? Подцепить их в Индии – легче легкого.
   – Неужели салфетки со спиртом спасут? – усомнился кто-то.
   – Может, и не спасут, – вздохнула тетка. – Но так я хотя бы знала, что все необходимые меры приняла.
   – Так вы тогда лучше спирт внутрь принимайте, – встрял один-на-весь-курятник красавец, топ-менеджер Мединов. – По сто граммов джина ежедневно, в соответствии с указом королевы Елизаветы.
   Римма усмехнулась – про указ королевы, которая таким образом заботилась о здоровье английских солдат, она читала в путеводителе. Матильда же, наоборот, взвилась:
   – Вы мне еще анаши предложите покурить!
   Девушка удивилась такой ее реакции. Ну что такого – сто граммов джина? Тетка-каратистка совсем, похоже, на здоровом образе жизни повернута. Может, действительно лучше сбежать домой? Или, по крайней мере, держаться подальше от этой, якобы спортивной, компании. Что, если и правда забить на семинар да и съехать отсюда к чертовой бабушке? Коттеджиков-то по всему пляжу полно. Стоят они копейки, а соседями, скорее всего, окажутся не странные люди из тургруппы, но адекватные на вид англичане или португальцы…
   Впрочем, на первую тренировку Римма решила все же сходить. Все равно ведь вскочила в шесть утра.
   И, оказалось, она не прогадала.
   Девушка и прежде занималась спортом (не большим, конечно, а в оздоровительном, клубном варианте – аэробика, степ и даже карате), но никогда не получала от тренировок особого удовольствия. Отбывала их, потому что понимала: нужно, для фигуры и для здоровья. А тут… Вместо душного зала – открытая, затененная пальмами площадка. Вместо вонючих кондиционеров – легкий утренний бриз. И, главное, на первом занятии Римма наконец увидела знаменитого Валентина Волина.
   Вот это уж мужик так мужик! Вот у кого фигура так фигура! Ни одной лишней жиринки, а всякие там бицепсы с трицепсами будто сошли с рекламного плаката гантелей. Плюс цепкий взгляд карих глаз и тихий, но мгновенно заставляющий умолкнуть голос.
   Занятие он провел так, что довольны, похоже, остались все. Сначала разминка, дыхательные упражнения, легкий самомассаж, несколько асан из йоги, потом – растяжка для слабо подготовленных теток, а Римме, топ-менеджеру Мединову и еще нескольким – отработка ударов. Вроде бы все как обычно: отжаться, присесть, наклониться, подкачать пресс, поколотить «грушу». Но только в московском спортивном клубе Римме никогда не удавалось полностью отвлечься – от работы, от личных проблем, просто от посторонних мыслей, а здесь мозги будто отключили. Чувствовала только, как кровь мчится по жилам, и связки послушно растягиваются, и тело откликается благодарной, теплой волной… Пресловутые преследующие ее слова: «Ты не нужна мне, Римма» – прозвучали в голове, только когда тренировка закончилась.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация