А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Накануне мировой катастрофы" (страница 48)

   Последняя битва

   Ф. Брукнер: Сегодня, в начале XXI века, мир сталкивается с такой политической конфигурацией, какой в истории никогда еще не было. Обезумевшая, чудовищная сверхдержава, которая превосходит по военной мощи все остальные страны земного шара, вместе взятые, закусила удила и нападает на одно государство за другим под самыми мелкими предлогами. Эта держава, чудовище с нееврейским телом и еврейской головой, сбросила маску. Принципы международного права давно уже не действуют, действует только право сильного, кулачное право.
   К числу тех государств, которым самым непосредственным образом угрожает эта гангстерская держава, относится и ваша страна, Россия. Ее экономика была целенаправленно разрушена во время «перестройки» и, несмотря на значительные успехи, достигнутые после 2000 года, лишь медленно оправляется она после этой разрушительной работы. Сельское хозяйство все еще в упадке, население живет, большей частью, в нищете и неумолимо сокращается. Доходы от продажи полезных ископаемых в значительной мере идут не в государственную казну, а в карманы наглых олигархов, о которых каждый знает, к какой национальности они принадлежат. Армии не хватает солдат и вооружения. Только ее оставшийся нетронутым ядерный арсенал еще обеспечивает России защиту от военной агрессии со стороны Соединенных Штатов.
   Правители в Вашингтоне и их кукловоды хорошо знают, что сильная и процветающая Россия была бы непреодолимым препятствием на пути к осуществлению их планов мирового господства. Они считают Россию, а не экономически преуспевающий Китай своим главным конкурентом и не упускают ни одной возможности, чтобы ослабить ее изнутри и окружить извне. На Украине и в Грузии – большей частью на деньги еврейского спекулянта Джорджа Сороса, который жульнически нажил свои миллиарды за счет разорения экономики целых стран, – были инсценированы «оранжевые революции», которые привели к власти американских и сионистских марионеток. В других соседних с Россией странах пытаются сделать то же самое. Белоруссия, которая не хочет подчиняться диктату глобалистов, подвергается непрерывной травле со стороны западных СМИ.
   На Ближнем Востоке стрелки политических барометров опять предвещают бурю. После оккупации Ирака, события в котором развиваются отнюдь не так, как хотелось бы оккупантам, под прицел американцев и их сионистских закулисных руководителей попал Иран, несравненно более сильная страна. Подчинение Ирана позволило бы хищникам «нового мирового порядка» взять под своей контроль огромные нефтяные запасы и поставить еще одну веху на пути к окружению России. К тому же они вывели бы из строя единственное исламское государство, которое в перспективе средней дальности могло бы угрожать Израилю, и уничтожили очаг «отрицания Холокоста».
   Российское правительство пока что крайне осторожно реагирует на американскую политику окружения и неприкрытое вмешательство режима Буша во внутренние дела России и всеми силами старается поддерживать хорошие отношения с Вашингтоном. У него есть для этого веские основания: Россия в настоящее время еще слаба. Но уже следующая американская агрессия против страны, которая ведет неугодную Вашингтону и Тель-Авиву политику, могла бы заставить Россию взять курс на конфронтацию.
   Вы все знаете историю Ахиллеса. Когда он был маленьким ребенком, кентавр закалил его в огне, чтобы герой был неуязвимым. Но кентавр забыл закалить и его пятку, и когда стрела попала в эту пятку, Ахилл, повергший до этого в пыль тысячи противников, жалким образом погиб.
   Ахиллесовой пятой западной системы является ложь о Холокосте. Представьте себе, что произошло бы на Западе, если бы российское правительство однажды сообщило, что лагеря уничтожения, газовые камеры и душегубки были обманом, и одновременно представило бы доказывающие это документы. Можно с абсолютной уверенностью сказать, что Россия такими документами располагает, потому что, во-первых, все «лагеря уничтожения» находились в Польше; во-вторых, потому что правительство Сталина с помощью своих комиссий и еврейских специалистов по пропаганде ужасов типа Ильи Эренбурга и Василия Гроссмана внесло решающий вклад в фабрикацию мифа о Холокосте, и в-третьих, потому, что большая часть якобы убитых в газовых камерах евреев была депортирована немцами на оккупированные советские территории.
   Показательное разоблачение Холокоста как обмана знаменовало бы собой конец нового мирового порядка. Падение лжи о Холокосте повлекло бы за собой падение и других выдумок, например, лжи о вине арабских террористов в трагедии 11 сентября 2001 года. Политическая ситуация в мире была бы одним ударом резко изменена в пользу России.
   Да, Валентина?
   Студентка: Значит, вы требуете от русских, чтобы они сняли с национал-социалистической Германии обвинение в самом страшном из совершенных ею преступлений – Холокосте? Не забывайте, что наша страна понесла в борьбе против Гитлера неисчислимые человеческие жертвы и разрушения, причиненные нашей стране этой войной, были огромны.
   Ф. Брукнер: Во-первых, разоблачения Холокоста как исторической лжи отнюдь не превратило бы Гитлера в ангела. А во-вторых, что важней для России: продолжать демонизацию побежденного 65 лет назад врага или освободить его из смертельных тисков, в которых он сегодня находится?
   Студентка: Раз вы ставите этот вопрос, значит, можете на него и ответить.
   Ф. Брукнер: Тогда мы были бы едины. Крах лжи о Холокосте по причинам, о которых мы уже подробно говорили, привел бы к быстрой смене системы в Германии. В моей стране тогда пришли бы к власти люди, которые не повиновались бы больше приказам из Вашингтона и Тель-Авива. Эти люди знали бы, что Германия нуждается в союзе с Россией, равно как союз с усилившейся Германией имел бы огромную важность для России.
   Игорь, что могли бы вы сказать нам, как историк, о тех временах, когда между Россией и Германией были хорошие отношения?
   Студент: Это были времена, когда обоим нашим народам было хорошо.
   Ф. Брукнер: И эти времена должны вернуться. Конечно, сегодня отношения между Москвой и Берлином корректные, но в случае возврата к холодной войне любое германское правительство, независимо от того, будет его возглавлять ХДС или СПГ, сделает то, что прикажет Вашингтон, и возьмет антироссийский курс. Хозяева нового мирового порядка держат своих псов на очень коротких поводках.
   Студент: Все это нам ясно. Но, предположим, Россия не разыграет козырь Холокоста. Будут ли тогда еще десятилетиями верить в ложь о Холокосте? Разве не может Германия своими силами освободиться от того тяжелого груза, которой повесили ей на шею после Второй мировой войны? В конце концов, ФРГ, несмотря на все кризисные явления в экономике и общественной жизни все еще сильная страна.
   Ф. Брукнер: Публицист Клаус Райнер Рель, как и Хорст Малер, бывший левак, очень верно описал драму моей страны:
   «Вторую мировую войну союзники выиграли вместе с диктатором Сталиным. Но немецкий народ не был повержен окончательно. Страна, расчлененная, с отрезанной третью и разделенной на две неравные половины остальной частью, была восстановлена за несколько лет пережившими великую катастрофу, беженцами из восточных провинций, немцами, вернувшимися на родину; и матерями и детьми, пережившими ковровые бомбежки и огненные бури в городах… Но силы выжившего военного поколения хватило лишь на экономическое чудо, на победу на чемпионате мира по футболу в Берне, на «фольксвагены» и телевизоры для всех, на возвращение в Европу, на интеграцию в НАТО и на принятие в ООН. Ее не хватило на сопротивление собственным детям, детям Маркса и Маркузе, Адорно и Хоркхаймера, которые захотели перевоспитать их детей… В действительности Вторая мировая война против немцев была выиграна только поколением 1968 года»[650].
   Маркузе, Адорно и Хоркхаймер – это три марксистских философа-еврея, которые решающим образом повлияли на образ мыслей студенческой молодежи Западной Германии и тем внесли свой вклад в бунты 1968 года. Из тогдашних революционеров лишь немногие люди, такие как Хорст Малер и Клаус Райнер Рель, перешли в национальный лагерь, большая часть их, как я уже говорил сегодня в другой связи, прошла долгие мытарства по учреждениям, добиваясь, например, лицензии на право быть учителем, и следующее поколение немцев было воспитано в духе их идеологии. От этих перевоспитанных немцев не следует ожидать, что они поддержат ревизионизм. Наоборот, Холокост – опорная точка их идеологии, «черное солнце», вокруг которого вращается все их мышление.
   Социолог Роберт Хелп сообщает:
   «Эксперименты, которые я периодически ставил на семинарах, убедили меня в том, что Освенцим это действительно одно из немногих табу в строго этнологическом смысле слова, которые еще существуют в нашем «свободном от табу» обществе. В то время как на другие стимулы они вообще не реагируют, «просвещенные» студенты Центральной Европы, которые не хотят больше знать никаких табу, реагируют на ревизионистские тексты о газовых камерах Освенцима столь же «спонтанно» (и со сравнимыми физиологическими симптомами), как члены первобытных полинезийских племен на нарушение табу. Они буквально выходят из себя и явно не готовы и не способны трезво обсуждать выдвигаемые тезисы… «Современное» общество по своей реакции на нарушение табу, в принципе, ничем не отличается от «первобытного»: это нарушение обычно воспринимается как «дерзость» или «мерзость» и спонтанно вызывает «отвращение» и «ужас». В итоге нарушителей изолируют, исключают из общества и в свою очередь «табуизируют»[651].
   Такова духовная атмосфера, которая возникла в результате «перевоспитания» в Германии. Ревизионистам противостоит не только государственный террор, но и враждебность большинства населения.
   Студентка: Вы хотите тем самым сказать, что описанные Робертом Хеппом симптомы типичны для большинства населения Германии?
   Ф. Брукнер: Они типичны для сильного меньшинства, особенно сильно представленного среди интеллектуалов. Но и то большинство немцев, которое, сталкиваясь с ревизионистскими тезисами, не «выходит буквально из себя» и о котором нельзя сказать, что оно «явно не готово и не способно трезво обсуждать выдвигаемые тезисы», в нынешних условиях никогда не решится поддержать ревизионистов. Средний немец похож на ребенка, который, раз обжегшись, боится огня. Он инстинктивно чувствует, что свобода мнений в его стране существует только на бумаге и что вся болтовня о ФРГ как о «самом свободном государстве в немецкой истории» не что иное, как пропаганда для дураков. Он знает, что есть определенные темы, которых в собственных интересах лучше избегать, иначе можно обжечь пальцы, и самая опасная из этих тем – Холокост. Поэтому он обычно не хочет даже принимать к сведению ревизионистские тезисы или читать ревизионистские книги, не говоря уже о том, чтобы выразить солидарность с преследуемыми ревизионистами, которых политики и СМИ дружно клеймят как «неонацистских фантазеров» «праворадикальных фанатиков», «фальсификаторов истории» и т. п. Средний обыватель опасается попасть в одну компанию с такими людьми.
   Студент: Если бы этот средний обыватель непредвзято изучил ревизионистские тезисы, он, может быть, пришел бы к выводу, что проклинаемые ревизионисты правы. Но такое потрясение трудно вынести нормальному человеку. Вполне понятно, что средний обыватель, который заботится о своем душевном покое, не испытывает желания узнать что-либо о ревизионизме и предпочитает читать спортивную газету, а не «Фиртельяресхефте фюр фрайе Гешихтефоршунг».
   Ф. Брукнер: Не говоря о том, что вряд ли хоть один из тысячи немцев слышал о названном вами печатном органе, – информационная блокада полная. Без Интернета ситуация была бы почти безнадежной, но в настоящее время подавляющее большинство людей черпает информацию из газет и телепередач, а не из Интернета, и такое положение сохранится еще много лет. Кстати, и пользователи Интернета знают, что каждый, кто выразит хоть малейшее сомнение в Холокосте, сразу же попадет под прицел системы. Самое сильное оружие лобби холокостников это страх.
   Это относится не только к Германии, но, в разной степени, и к другим государствам западного мира. Даже в тех странах, где нет антиревизионистских законов, любое высказывание в поддержку ревизионизма почти всегда приводит к тому, что на еретика обрушивается гнев всех еврейских организаций. Эти организации через своих мальчиков на побегушках в СМИ могут организовать кампанию травли, в результате чего данный ревизионист потеряет работу, а его окружение будет его презирать. Кто готов пойти на это? Очень немногие.
   Робер Фориссон пишет о страшной силе еврейских организаций:
   «Кто может противостоять давлению и кампании могущественных еврейских организаций? Почти никто. Мертвая хватка, которой эти организации держат СМИ, их постоянные вопли и обвинения, их систематический шантаж, их невероятная ложь, страх, который они внушают, их разыгранное или подлинное бешенство, их презрение ко всем тем, кто не принадлежит к „богоизбранному народу“, рано или поздно сметают всякое сопротивление. Чтобы этим организациям перестали слепо повиноваться, нужны чрезвычайные исторические обстоятельства. Тогда возникнет опасность, что униженные, оскорбленные, ограбленные или колонизированные гои поднимут головы и могут даже взбунтоваться против своих тиранов. Мистификация Холокоста или религия Холокоста постепенно развилась из раввинской лжи, которая возникла в Центральной Европе. С помощью военной пропаганды эта ложь была потом импортирована в Западную Европу (в том числе и в нейтральные государства, в Ватикан и в такие организации, как Международный Красный Крест). Оттуда она перекочевала в США, где ее подхватили Голливуд и СМИ. С удвоенной силой она вернулась через Атлантический океан, чтобы в 1945 году излиться в сердце Европы. Она сыграла решающая роль в образовании государства Израиль, будущего очага конфликтов. Она отравила послевоенный период. Каждый фермент ненависти, который порождает ложь такого масштаба в любой человеческой душе, отравляет нашу общественную и политическую жизнь до сих пор. Выжимание огромных финансовых средств, основанное на запугивании и терроре, питает уже полвека гешефт Шоа, индустрию Шоа. Можно сказать, что руководители этих еврейских организаций ради собственного удовольствия заботятся об умножении рядов антисемитов, укрепляя все стереотипы лживого, вороватого, одновременно плаксивого и наглого еврея, который до конца времен будет вопить о мести и требовать свой фунт мяса. Эти евреи снова оживляют образ Шейлока»[652].
   Студентка: Если еврейские организации хотя бы наполовину столь могущественны, как утверждает Фориссон, шансы на ревизионистский прорыв равны нулю. Что будут делать ревизионисты, если Россия не разыграет карту Холокоста? Будут ли они продолжать бороться? Не похожа ли их борьба на сражение Дон Кихота с ветряными мельницами? Что сильней повлияет на мышление масс: статья Карло Маттоньо о пропускной способности крематориев Освенцима, которую, хотя она научно неопровержима, прочтут от силы 3000 человек, или голливудский фильм вроде «Списка Шиндлера», который посмотрело полмира?
   Ф. Брукнер: Историю всегда делало меньшинство. Кроме того, Богиня истории любит преподносить сюрпризы. Кто в ноябре 1988 года думал о том, что через год падет Берлинская стена? Последняя битва за Холокост еще впереди.
   Студент: Но в этой последней битве силы будут слишком неравны. С одной стороны, горстка ревизионистов, кое-то из которых может лишь с большим трудом оплатить свою квартиру и которым полностью закрыт доступ к СМИ, а с другой стороны, во-первых, правительства демократических стран, все большее число которых создает правовой инструментарий для криминализации ревизионизма, во-вторых, СМИ и, в-третьих, могущественные еврейские организации. Эта битва для ревизионистов заранее проиграна.
   Ф. Брукнер: Так думают те, кто сегодня благодаря лжи о Холокосте стоят на пороге мирового господства. Эти люди хорошо бы сделали, если бы перечитали древнегреческого философа Деметрия Фалерского, который писал под впечатлением побед Александра Македонского:
   «Если бы 50 лет назад какой-нибудь бог предсказал будущее персам, или персидскому царю, или македонянам, или царю македонян, разве они поверили бы, что ныне от персов, которым был подвластен почти весь мир, останется одном имя; и что македоняне, которых раньше едва ли кто знал даже имя, будут теперь владычествовать над миром? Поистине непостоянна наша судьба. Все устраивает она вопреки ожиданию человека и являет свое могущество в чудесном». (Полибий, Всеобщая история, XXIC, 21).
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 [48] 49 50 51

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация