А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Накануне мировой катастрофы" (страница 12)

   Дизельный мотор как оружие убийства[129]

   Ф. Брукнер: Дамы и господа! Кому из вас известно имя Курта Герштейна?
   Студентка: Я смотрела в Германии постановку по пьесе Рольфа Хохута «Заместитель», в которой фигурирует Герштейн. Будучи офицером СС, он стал свидетелем массового убийства евреев газом в оккупированной Польше. Потрясенный увиденным, К. Герштейн пытался всеми способами поведать миру о чудовищных зверствах, совершаемых гитлеровским режимом от имени немецкого народа, но ему никто не верил. Его попытка попасть на прием к Папе Римскому не увенчалась успехом. Ватикан тоже хранил молчание о массовом убийстве евреев. Насколько мне известно, Герштейн – историческая личность.
   Ф. Брукнер: Совершенно верно. В гражданской жизни он был горным инженером, а затем стал оберштурмфюрером СС – специалистом по дезинфекции, т. е. по борьбе с паразитами. В конце войны К. Герштейн попал в плен к французам и покончил с собой в тюрьме в июле 1945 года – так, по крайней мере, гласит официальная, не поддающаяся проверке версия. Но перед этим он сделал признание, которое было представлено на Нюрнбергском процессе как обвинительный документ[130] и вскоре было объявлено официальными историками главным доказательством истребления евреев. Собственно, следовало бы говорить не об одном, а о шести признаниях, ибо, как доказал французский исследователь Анри Рок, имеется не менее шести вариантов этого текста, которые порой весьма отличаются друг от друга[131].
   К. Герштейн утверждал, что присутствовал в августе 1942 года при убийстве газом евреев в Белжеце. Я прочту вам важнейшие фрагменты его описания этого процесса:
   «Камеры заполняются. Забить их битком – так приказал капитан Вирт. Люди стоят друг у друга на ногах. 700–800 человек на 25 квадратных метрах, 45 кубометрах (…) Двери закрываются. В это время другие ждут снаружи, нагишом (…) Но дизель не работает (…) Приходит капитан Вирт. Видно, что ему неприятно, что это произошло именно сегодня, когда я здесь. Я все вижу и жду. Мой секундомер все четко регистрирует. 50 минут, 70 минут – дизель не включается. Люди ждут в своих газовых камерах. Напрасно! Мы слышим их плач и рыдания (…) Через 2 часа 49 минут – секундомер все четко зафиксировал – дизель включается. До этого момента люди еще жили в этих заполненных камерах, по 750 человек в четырех камерах по 45 кубометров. Проходит еще 25 минут. Правильно, теперь многие мертвы. Мы смотрим через маленькое окошечко, через которое электрический свет на какой-то момент освещает камеру (…) Через 28 минут остаются в живых лишь немногие. Наконец, через 32 минуты все мертвы»[132].
   Упомянутый К. Герштейном капитан Вирт якобы был главным организатором массовых убийств в трех лагерях «акции Рейнхардт». Но вернемся к описанию К. Герштейном самого процесса убийства газом. Что вам при этом бросилось в глаза?
   Студент: Газовые камеры имели, по Герштейну, площадь 25 квадратных метров. На такой площади никогда не смогли бы поместиться 700–800 человек; это означало бы, что на одном квадратном метре стояли 28–32 человека, что совершенно невозможно.
   Студентка: К. Герштейн говорит о четырех газовых камерах одинакового размера, которые, очевидно, находились в одном здании. Подобное разделение здания совершенно бессмысленно, так как оно сильно затрудняло бы процесс убийства. Хороший специалист в этом деле убрал бы промежуточные стены, чтобы все здание стало одной газовой камерой.
   Ф. Брукнер: Очень точные наблюдения! И другие фрагменты признаний К. Герштейна, которые я не цитировал, также полны нелепостей. К. Герштейн утверждал, например, что видел в Белжеце гору обуви с убитых высотой 35–40 м. А в Освенциме, где он сам не был, по его словам, миллионы детей были убиты следующим способом: перед их носами держали комья ваты, пропитанной синильной кислотой! В одном варианте его признания общее число убитых газом во всех лагерях составляло 20, в другом – 25 миллионов человек.
   Студент: Но ни один разумный человек не может всерьез поверить в такую бессмыслицу! Даже поверхностное ознакомление с этими признаниями означает, что либо у этого Герштейна «не все дома», либо его заставили дать такие показания.
   Ф. Брукнер: Я не думаю, что французы были настолько глупы, чтобы заставлять К. Герштейна давать столь бессмысленные показания. По-моему, этот человек действительно был сумасшедшим. В книгах по истории и школьных учебниках этот текст никогда не цитируется полностью; самые явные нелепости часто убирают, а многие авторы даже фальсифицируют показания К. Герштейна. К числу самых наглых фальсификаторов принадлежит историк Леон Поляков, французский еврей, автор вышедшей в 1951 году книги о Холокосте[133]. Как мы только что упоминали, К. Герштейн утверждал, будто 700–800 евреев одновременно запихивали в газовую камеру площадью 25 кв. м. Л. Поляков заменяет цифру 25 на 93 и тем самым устраняет явную невозможность описанного. В помещение площадью 93 кв. м действительно можно поместить 800 человек при условии, если они не будут сопротивляться. Хотя еще П. Рассинье указал Л. Полякову на эту «ошибку», ложная цифра оставалась и в последующих изданиях книги Л. Полякова, например, в издании 1979 года (на с. 223). Это лишь один пример из множества манипуляций Л. Полякова с текстом признаний К. Герштейна.
   Два ревизиониста, вышеупомянутый француз Анри Рок и итальянец Карло Маттоньо[134], провели великолепный анализ показаний К. Герштейна и доказали, что как исторический источник они не имеют никакой ценности. Несмотря на это, К. Герштейн вместе с первым комендантом Освенцима Рудольфом Гёссом до сих пор считаются главными свидетелями Холокоста.
   Студентка: Но почему?
   Ф. Брукнер: Кроме гораздо менее известного польского еврея Рудольфа Редера, Курт Герштейн – единственный свидетель, который дал в какой-то мере подробное описание массовых убийств газом, якобы имевших место в Белжеце. Без него вся история «лагеря уничтожения» Белжец повисла бы в воздухе.
   Перейдем теперь к описанному К. Герштейном оружию убийства – дизельному мотору. Слово Анатолию, нашему специалисту по автомобилям и моторам.
   Студент: Дело в том, что в дизельных моторах нет свечей зажигания. Для зажигания им нужно большое количество воздуха. Соответственно, в выхлопных газах таких моторов много кислорода и мало ядовитой моноокиси углерода. Если мотор, работающий на бензине, легко может достичь концентрации моноокиси углерода 7 %, то дизельный мотор не достигнет и одного процента. Следовательно, любой мотор, работающий на бензине, в качестве оружия убийства несравненно лучше, чем дизельный мотор.
   Студент: Но дизельный мотор дает больше дыма и воняет сильней, чем мотор, работающий на бензине!
   Студент: Дело здесь в тяжелом дизельном топливе, которое при большой нагрузке на мотор сгорает не полностью, но это не имеет никакого отношения к содержанию моноокиси углерода.
   Ф. Брукнер: В 1984 году американский инженер немецкого происхождения Фридрих Берг написал открывающую для исследователей новые горизонты статью, в которой показал непригодность выхлопных газов дизельных моторов для убийства людей в газовых камерах[135]. Расширенный вариант его статьи появился позже в ревизионистском сборнике «Анализ Холокоста» под метким заголовком «Дизельные газовые камеры: идеальное орудие пыток – абсурдное оружие убийства»[136].
   Студент: То, что немцы использовали несовершенное оружие убийства, еще не означает, что массовых убийств не было! Бывает, что убийцы душат своих жертв или убивают их молотком, хотя застрелить из пистолета гораздо легче.
   Ф. Брукнер: Вся официальная история Холокоста основывается на положении, будто немцы в нескольких лагерях уничтожения за кратчайший срок убили огромное число евреев, а потом избавились от трупов, не оставив никаких следов. Если это верно, то преступники должны были быть прекрасными техниками и в качестве таковых, разумеется, использовать максимально эффективное оружие преступления.
   В 1957 году английские ученые, изучая воздействие выхлопных газов дизельных моторов, поставили опыт на животных. Результаты были следующими. При небольших нагрузках эти газы вообще не вызывали у подопытных животных никаких признаков отравления. Тогда была сымитирована большая нагрузка: подача кислорода в дизельный мотор была уменьшена настолько, насколько возможно при условии, чтобы мотор не остановился. После того, как газовая камера была заполнена выхлопным газом, его воздействию подверглись 40 мышей, 4 кролика и 10 морских свинок. Только через 3 часа 20 минут умерло последнее из несчастных животных[137]. Для сравнения: согласно Герштейну, после запуска дизельного мотора проходило 32 минуты, прежде чем умирала последняя жертва в газовых камерах Белжеца.
   Студентка: Может быть, нацисты не знали о сравнительной безвредности выхлопных газов дизельных моторов?
   Ф. Брукнер: Я бы попросил! Германия не была слаборазвитой страной. С 1928 года при добыче угля в ее шахтах использовались дизельные моторы, так как их выхлопные газы можно было просто выпускать в шахту без риска [138].
   Еще один момент. Известны случаи самоубийств с помощью выхлопных газов, но эти самоубийцы сплошь и рядом используют выхлопные газы моторов, работающих на бензине, и лишь в одном-единственном случае человек покончил с собой с помощью выхлопных газов дизельного мотора. Речь идет о 83-летнем старике с больным сердцем, который надышался выхлопных газов дизельного мотора своего автомобиля. Но непосредственной причиной смерти стало не отравление моноокисью углерода: этот человек долго вдыхал копоть, и она закупорила его легкие. Об этом случае в 1998 году сообщил один английский журнал по судебной медицине. Автор статьи писал, что данный случай, насколько ему известно, уникален: никогда прежде он не слыхал о смертельном отравлении выхлопными газами дизельного мотора[139]. А национал-социалисты якобы убили этими газами более полутора миллионов людей в трех лагерях смерти!
   Студент: Вероятно, должно было пройти несколько часов, прежде чем запертые в камере умерли бы от отравления моноокисью углерода или копотью. Перед лицом этих голых фактов история с дизелями, разумеется, выглядит неправдоподобной. Почему немцы использовали для массовых убийств дизельные моторы, если каждый специалист знал, что моторы, работающие на бензине, гораздо эффективней?
   Ф. Брукнер: Еще эффективней, чем эти моторы, были, кстати, газогенераторы, на которые с 1942 года был переведен весь парк немецких грузовых автомобилей в связи со все более острой нехваткой бензина. К концу войны по Европе разъезжали сотни тысяч грузовиков с такими генераторами. Генераторный газ получается в простых котлах из дерева. Этот газ почти не содержит кислорода, а моноокиси углерода в нем – от 18 до 35 %. Как подчеркнул Фридрих Берг в своей вышеупомянутой статье 1984 года, эти грузовики могли бы быть отличным орудием убийства. Все знали об опасности их генераторных газов, которые к тому же с большим успехом использовались для уничтожения крыс и прочих вредителей[140]. Однако ни один свидетель и ни один историк не упоминает об использовании этих автомобилей для убийства людей.
   Студентка: Следовательно, эти машины не идентичны так называемым «душегубкам», в которых якобы было убито множество людей в СССР?
   Ф. Брукнер: Совершенно однозначно нет. Об этих «душегубках», которые в Германии называют «газовыми автомобилями», мы позже еще поговорим.
   Итак, можно считать доказанным фактом, что национал-социалисты к тому моменту, когда якобы начались массовые убийства в лагерях «акции Рейнхардт», располагали десятками тысяч потенциальных орудий убийства на колесах, генераторными газами которых можно было убивать огромное количество жертв за несколько минут, но никогда их не использовали. А вместо этого выбрали столь неподходящее орудие убийства, как дизельный мотор. Блажен, кто верует.
   Студент: Почему официальная история так упорно придерживается версии, что дизельный мотор был истинным орудием убийства?
   Ф. Брукнер: Потому что главный свидетель Курт Герштейн четырежды называет это орудие убийства в своем признании, а также потому, что оно упоминается в судебных актах двух проходивших в середине 60-х годов в ФРГ процессов. Правда, второй по важности свидетель по этому делу, Рудольф Редер, говорил не о дизельном моторе, а о моторе, работающем на бензине[141].
   Студентка: Почему же тогда историки опираются в первую очередь не на достоверные показания Р. Редера, а на недостоверные показания К. Герштейна?
   Ф. Брукнер: Насколько достоверны показания Р. Редера, мы сейчас увидим. По его словам, он 16 августа 1942 года вместе с 5000 других евреев был депортирован в Белжец и при этом, единственный из этих 5000, не был сразу же отправлен в газовую камеру, а использован для рытья общих могил. Члены команды могильщиков каждый день подвергались отбору: тех, кто был слишком истощен, убивали и заменяли новичками. Через три месяца, т. е. в ноябре 1942 года, один эсэсовец поехал на автомобиле за покупками и взял Редера с собой. По дороге эсэсовец заснул, и наш счастливчик смог бежать. В 1946 году вышла его книга «Белжец», в которой он описал свои похождения. При допросе в Комиссии по расследованию немецких преступлений в Польше он так описал процесс массового уничтожения:
   «Я не могу точно сказать, какой химический процесс использовался для убийства людей в камерах Белжеца. Знаю только, что из моторного помещения к каждой газовой камере шла труба диаметром в один дюйм. Концы этих труб находились в отдельных камерах. Я не могу сказать, подавались ли по этим трубам в камеры какие-нибудь газы или с их помощью воздух в камерах сжимался или откачивался из камер. К тому моменту, когда открывались двери, я часто находился у ската, но никогда не ощущал какого-либо запаха, и если я входил в камеры сразу же после открытия дверей, это никогда не имело вредных последствий для моего здоровья. Трупы в камерах не были неестественно бледными. Они выглядели как живые люди, у большинства были открыты глаза. Только на немногих трупах были пятна крови. Когда камеры открывали, воздух внутри был чистым, ясным и не имел запаха, в частности, запаха выхлопных газов мотора. Тазы от мотора выводились непосредственно в атмосферу, а не в камеры»[142].
   Студент: Если газ от мотора выводился непосредственно в атмосферу, а не в камеры, то для чего вообще был нужен мотор и от чего умирали люди в камерах?
   Ф. Брукнер: Р. Редер сам сказал, что он этого не знает.
   Студентка: Было бы весьма интересно поговорить с этим Р. Редером и «потрясти» его.
   Студент: Думаешь, он еще жив?
   Студентка: Если из 5000 евреев пощадили одного его и если он три месяца ежедневно проходил селекцию, он был, наверное, молод и силен, как бык. Поэтому вполне возможно, что он еще жив.
   Ф. Брукнер: Вынужден вас разочаровать: вы не сможете взять интервью у господина Р. Редера. Если бы он был жив, ему было бы сегодня 126 лет и он был бы самым старым человеком в мире. Он родился 4 апреля 1881 года, так что к моменту его прибытия в Белжец ему был 61 год.
   Студент: Вот это да! Вторым по важности свидетелем массового убийства сотен тысяч людей в лагере Белжец считается человек, который в возрасте 61 года единственный из 5000 евреев был откомандирован на тяжелые физические работы, пережил потом 90 селекций и по словам которого выхлопные газы мотора выводились не в газовые камеры, а в атмосферу!
   Ф. Брукнер: Насколько достоверны показания Р. Редера можно судить по тому, что во время допроса 22 сентября 1944 года он заявил советскому прокурору Львовской области, что в Белжеце были убиты газом три миллиона человек[143].
   Студент: А самый главный свидетель по делу Белжеца Курт Герштейн говорит о 20–25 миллионах убитых газом в разных лагерях, называет совершенно неподходящее орудие преступления и утверждает, будто в газовых камерах умещались 28–32 человека на одном квадратном метре! Я все больше прихожу к убеждению, что официальные историки Холокоста – недостаточно умны.
   Ф. Брукнер: Могу ли я просить вас проявить немного больше уважения к сиятельным корифеям исторической науки? Я хотел бы указать вам на одного человека, который уже несколько лет считается своего рода мини-звездой на тверди Холокоста, отвергая при этом показания и К. Герштейна, и Р. Редера как недостоверные. Это английский еврей Майкл Трегенца, который утверждает, что изучал вопрос о Белжеце несколько десятилетий. Плодом этих исследований стала статья, напечатанная в 2000 году в одном сборнике, где М. Трегенца высказывает мнение, что показания Р. Редера и К. Герштейна «противоречивы» и содержат «логические короткие замыкания»[144].
   Студент: Похоже, один слепой прозрел.
   Ф. Брукнер: Ошибаетесь. В той же статье М. Трегенца пишет, что в Белжеце были убиты не 600 000 евреев, как обычно считают, а гораздо больше, возможно – до миллиона. То, что этот миллион евреев, по его же словам, убили максимум 15 эсэсовцев – притом за девять месяцев! – верх бессмыслицы.
   Студентка: Здесь действительно можно только посмеяться. На какие же свидетельства ссылается этот признанный талант, если он считает показания Р. Редера и К. Герштейна недостоверными?
   Ф. Брукнер: На показания бывших членов лагерного персонала во время проведенного в 1965 году процесса и на разговоры, которые он вел с жителями деревни Белжец через несколько десятилетий после войны.
   Студент: Но это просто несерьезно. Если в Белжеце были убиты миллион, или 600 000, или 434 000 человек и их трупы сначала похоронили, а потом снова вырыли и сожгли под открытым небом, следы этого неизбежно должны были остаться на территории лагеря. Так есть такие следы или нет?
   Ф. Брукнер: Именно на этом вопросе мы сейчас и остановимся.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация