А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Секретные протоколы, или Кто подделал пакт Молотова – Риббентропа" (страница 65)

   Шуленбург в ответ на сообщение сказал: Германия еще осенью прошлого года объявила, что она не имеет политических интересов в Бессарабии, но имеет там хозяйственные интересы, которые теперь увеличились в связи с войной. По мнению Шуленбурга, в свое время постановка вопроса о Бессарабии была такова: СССР заявит свои претензии на Бессарабию только в том случае, если какая-либо третья страна (Венгрия, Болгария) предъявит свои территориальные претензии к Румынии и приступит к их разрешению. СССР же не возьмет на себя инициативу в этом вопросе. Шуленбург боится, что разрешение Бессарабского вопроса Советским Союзом в настоящий момент может создать хаос в Румынии, а Германии сейчас дозарезу нужны нефть и другие продукты, получаемые из Румынии.
   Шуленбург просил тов. Молотова, если возможно, отсрочить проведение в жизнь решения Советского правительства до получения им ответа из Берлина на его сообщение по этому вопросу.
   Тов. Молотов ответил, что заявление Шуленбурга не соответствует действительности, это только один из частных моментов, но не условие в целом. Вопрос о Бессарабии не нов для Германии. Что касается экономических интересов Германии в Румынии, то Советский Союз сделает все возможное для того, чтобы не затронуть их. Просьбу Шуленбурга тов. Молотов обещал сообщить Советскому правительству, но предупредил, что Советское правительство считает этот вопрос чрезвычайно срочным.
   Я рассчитываю, сказал в заключение тов. Молотов, что Германия в соответствии с договором не будет мешать Советскому Союзу в разрешении этого вопроса, а будет оказывать поддержку, понятно, в пределах соглашения…»[187].

   Судя по архивным реквизитам, это настоящий документ, а не сомнительная «заверенная копия», на которые так любят ссылаться яковлевцы. И запись данной беседы полностью опровергает вранье о «секретных протоколах», по крайней мере, в той части, что касается бессарабской проблемы.
   1. Шуленбург даже намеком не упоминает никаких «секретных протоколов», зато дважды ссылается на осенние переговоры по бессарбскому вопросу. Это логично, потому что в августе СССР просто не мог обсуждать с Германией проблему пруто-днестровского междуречья. Румыния была связана военными обязательствами с Францией и Великобританией, и только поэтому Москва «заморозила» весьма болезненный для себя вопрос на два десятилетия. Но когда система англо-французских гарантий полностью обанкротилась в деле с Польшей, а Румыния испуганно легла под Германию – только тогда, то есть осенью 1939 г. бессарабский встал в повестку германо-советских отношений.
   2. Молотов ссылается на некое известное Шуленбургу соглашение по Бессарабии. Современные «историки» с радостью спешат объявить, что тот имеет в виду «секретный прокол» от 23 августа 1939 г. Но это предположение полностью разбивается словами Шуленбурга, который напоминает советскому наркому условия этого осеннего соглашения: «По мнению Шуленбурга, в своё время постановка вопроса о Бессарабии была такова: СССР заявит свои претензии на Бессарабию только в том случае, если какая-либо третья страна (Венгрия, Болгария) предъявит свои территориальные претензии к Румынии и приступит к их разрешению. СССР же не возьмет на себя инициативу в этом вопросе». Где об этом говорится хоть в одном «секретном протоколе»?
   3. Вячеслав Михайлович тоже ссылается на это соглашение: «Я рассчитываю, сказал в заключение тов. Молотов, что Германия в соответствии с договором не будет мешать Советскому Союзу в разрешении этого вопроса, а будет оказывать поддержку, понятно, в пределах соглашения». Есть ли в известном нам «секретном протоколе» хоть какие-то обязательства оказать ПОДДЕРЖКУ в разрешении бессарабской проблемы?
   4. Никакие секретные протоколы оба собеседника не упоминают, зато ссылаются на Договор о ненападении: «Ответ Риббентропа, по мнению Шуленбурга, не слишком ясен, но из него можно вынести впечатление о том, что договор, заключенный Советским Союзом с Германией в августе прошлого года, имеет силу и для Балканского вопроса. Соглашение о консультации распространяется этим и на Балканы». Осталось лишь напомнить содержание статьи III этого договора: «Правительства обеих Договаривающихся Сторон останутся в будущем в контакте друг с другом для консультации, чтобы информировать друг друга о вопросах, затрагивающих их общие интересы».
   Как видим, бессарабский вопрос разрешался не в соответствии с положениями «секретного протокола», а на основе совершенно иных соглашений, достигнутых не в августе 1939 г, а осенью того же года.
   25 июня состоялась еще одна встреча Шуленбурга с Молотовым, на которой они подробно обсудили вопрос о Бессарабии. И снова собеседники неоднократно ссылаются на осенние договоренности:

   «Шуленбург ответил, что в телеграмме Риббентропа по этому вопросу сказано следующее: принимая во внимание создавшееся положение и при соответствующей трактовке вопроса, его мирное разрешение в советском духе вполне лежит в рамках возможного. При этом Шуленбург заметил, что он убежден в том, что вопрос может быть разрешен мирным путем, если он не будет слишком тяжел дня Румынии. Причем под тяжестью вопроса он понимает вопрос о Буковине. Что касается Бессарабии, то он знает, что Румыния никогда не рассматривала Бессарабию как составную часть Румынского королевства. Как, вероятно, известно тов. Молотову, оборонительная линия Румынии проходит вдоль Прута, а не по Днестру, и только под давлением англо-французов в течение последних шести месяцев Румыния спешно приступила к постройке оборонительных сооружений вдоль Днестра. Мирное разрешение бессарабского вопроса лежит в духе осеннего соглашения Советского Союза с Германией.
   Тов. Молотов ответил, что он придерживается того мнения, что можно достигнуть разрешения этого вопроса мирным путем, но в осеннем протоколе об этом прямо не говорилось. Если мирное разрешение вопроса является и германским интересом, то это двойной интерес. Но разрешение этого вопроса является очень срочным.
   Шуленбург сказал, что у Риббентропа нет никаких сомнений в спешности вопроса. Речь идет только о «модус процеденди». Лично себе Шуленбург представляет это дело так, что в ближайшем будущем СССР поднимет вопрос, а Германия скажет Румынии «соглашайся». Тов. Молотов сказал, что это приемлемое мнение, но повторил, что этот вопрос является очень срочным…»[188].

   И снова мы не видим никаких намёков на «секретный протокол».
   На следующий день, 26 июня, Молотов вызвал к себе румынского посла Давидеску и передал ему заявление советского правительства следующего содержания:

   «В 1918 году Румыния, пользуясь военной слабостью России, насильственно отторгла от Советского Союза (России) часть его территории – Бессарабию – и тем нарушила вековое единство Бессарабии, населенной главным образом украинцами, с Украинской советской республикой.
   Советский Союз никогда не мирился с фактом насильственного отторжения Бессарабии, о чем правительство СССР неоднократно и открыто заявляло перед всем миром.
   Теперь, когда военная слабость СССР отошла в область прошлого, а создавшаяся международная обстановка требует быстрейшего разрешения полученных в наследство от прошлого нерешенных вопросов для того, чтобы заложить, наконец, основы прочного мира между странами, Советский Союз считает необходимым и своевременным в интересах восстановления справедливости приступить совместно с Румынией к немедленному решению вопроса о возвращении Бессарабии Советскому Союзу.
   Правительство СССР считает, что вопрос о возвращении Бессарабии органически связан с вопросом о передаче Советскому Союзу той части Буковины, население которой в своем громадном большинстве связано с Советской Украиной, как общностью исторической судьбы, так и общностью языка и национального состава. Такой акт был бы тем более справедливым, что передача северной части Буковины Советскому Союзу могла бы представить, правда, лишь в незначительной степени, средство возмещения того громадного ущерба, который был нанесен Советскому Союзу и населению Бессарабии 22-летним господством Румынии в Бессарабии.
   Правительство СССР предлагает Королевскому правительству Румынии:
   1. Возвратить Бессарабию Советскому Союзу.
   2. Передать Советскому Союзу северную часть Буковины в границах согласно приложенной карте.
   Правительство СССР выражает надежду, что Королевское правительство Румынии примет настоящие предложения СССР и тем даст возможность мирным путем разрешить затянувшийся конфликт между СССР и Румынией.
   Правительство СССР ожидает ответа Королевского правительства Румынии в течение 27 июня с. г.»[189].

   Сегодня многие комментаторы называют это предложение ультиматумом, что неверно. Ультиматум предполагает безусловного исполнения требований стороны, его выдвинувшей под угрозой применения силы. В данном случае Советский Союз решительно потребовал разрешить затянувшийся бессарабский кризис, а конкретные условия подлежали обсуждению. Лишь только когда 27 июня в Румынии была объявлена мобилизация, Молотов твердо заявил, что в случае невыполнения советских требований советские войска готовы пересечь румынскую границу. В итоге румыны были вынуждены согласиться со всеми условиями Москвы. Но в любом случае нельзя сказать, что советское правительство вышло за рамки дипломатического регламента – все было осуществлено в соответствии с принципами действующего международного права.
   Обещание, данное Шуленбургом в Кремле, Германия выполнила, настоятельно посоветовав принять требования Советского Союза. Сделано это было вовсе не из стремления помочь Советскому Союзу, Германия была озабочена исключительно собственными интересами. Берлин очень боялся советско-румынской войны, поскольку это ставило под угрозу поставки нефти в Германию. И только поэтому Гитлер настойчиво рекомендовал своему сателлиту не конфликтовать с русскими, чьи претензии он считал справедливыми.
   28 июня началась румынская эвакуация, сопровождавшаяся массовым мародерством, учиненным румынскими войсками. В ответ повсеместно начали создаваться временные рабочие комитеты, дружины, отряды народной милиции. Они брали под контроль предприятия и другие важные объекты, защищая их от посягательств начавших отступление румынских войск. Для того, чтобы предотвратить грабежи местного населения, угон скота и несанкционированный вывоз имущества, 29 июня были осуществлены авиадесанты близ новой советско-румынской границы. Вечером десантники вышли к реке Прут и установили там посты с целью проверки румынских войск и изъятия у них награбленного имущества, принадлежавшего местному населению.
   Случались и стычки с румынскими войсками. В полдень 30 июня в районе Бранешт во время эвакуации румынских войск части 11-го и 8-го кавполков открыли огонь по советской машине 1-го батальона 556-го стрелкового полка. Советские войска открыли ответный огонь. Никто не погиб. Один из советских командиров так описал этот инцидент:

   «В результате стрельбы 8-й и 11-й полки румынской армии в панике рассеялись. Часть румынских солдат, уроженцев Бессарабии, воспользовавшись суматохой, бросили оружие, обозы и разбежались по домам»[190].

   На эвакуацию румынских вооруженных сил из Бессарабии было отведено четыре дня, однако вывод деморализованной и разложившейся армии напоминал скорее бегство. Румынская сторона даже униженно просила СССР вернуть армейское имущество и оружие, доставшееся Красной Армии в качестве трофеев. Советская сторона заявила, что не обязана собирать оружие, побросанное разбежавшимися румынами. Население в подавляющем большинстве встречало солдат Красной Армии с воодушевлением, как своих освободителей от опостылевшего румынского господства. Особенно это относится к представителям нацменьшинств, которые составляли в Бессарабии более половины населения и помимо гнета социального, испытали на себе все прелести румынизации. Международных протестов по случаю воссоединения Бессарабии с Советским Союзом не последовало.
   Кстати, о советских десантах был впоследствии запущен в пропагандистский оборот черный миф о том, что они якобы были выброшены для того, чтобы остановить поголовное бегство местного населения от коммунистической чумы в Румынию. На самом деле миграция была обратной. В частности из Румынии в советскую Бессарабию массово хлынули евреи. Всего в течение месяца в Бессарабию добровольно переселились около 150 тысяч человек. И это при том, что румынские власти отчаянно препятствовали оттоку населения со своей территории!
   2 августа 1940 года на VII сессии Верховного Совета СССР был принят Закон об образовании союзной Молдавской Советской Социалистической Республики, образованной слиянием бессарабской территории и заднестровской молдавской автономии. В ноябре 1940 г. территории с преобладающим украинским населением (Буджак и Северная Буковина) были переданы в состав Украинской ССР.
   В 1941 г. Румыния, как союзница Германии, приняла участие в походе на СССР и временно восстановила свои права на Бессарабию, а в качестве подарка от Гитлера получила обширную территорию между Южным Бугом и Днестром, названную Транснистрией. В самой Бессарабии развернулось партизанское движение против оккупантов, которое, впрочем, не имело такого размаха, как на Украине и в Белоруссии. И хотя новые хозяева формально считали местных жителей гражданами Румынии, на деле там был установлен оккупационный режим. Призыв в румынскую армию успеха не имел – всего было мобилизовано порядка 10 тысяч солдат. Когда Молдавия была освобождена Красной Армией, в неё было призвано около 180 тысяч человек.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 [65] 66 67 68 69 70 71 72

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация