А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Секретные протоколы, или Кто подделал пакт Молотова – Риббентропа" (страница 24)


   Нетрудно догадаться, что это очередная фальшивка. Я бы не стал ее цитировать, если бы эту галиматью совершенно неясного происхождения не стали перепечатывать «солидные» сайты и бульварная пресса вроде «Аргументов и фактов» и «Военно-исторического журнала», как совершенно достоверный документ. Некоторые публицисты считают, что данный текст является переработанным выступлением Гитлера по радио 22 июня 1941 г., что совершенно неверно (к тому же обращение фюрера зачитал Геббельс). Об этой речи Гитлера, где, кстати тоже ведется речь о разделе Восточной Европы, я кое-что скажу ниже. Без ссылки на источник она опубликована на «Хроно. ру».[67]
   «Военно-исторический журнал» (№ 6,1991 г.) слизал эту ноту из книги Круммахера и Ланге «От Брест-Литовска до «Барбароссы»» (Krummacber R, Lange G. Brest-Litowsk zum Unternehmen Barbarossa. Munchen und EsstinKen: Bechte Verlag:, 1970). А уж откуда ее откопали авторы книги – бог весть. Впрочем, это издание носит не научный, а публицистический характер, так что не удивлюсь, если ссылок не будет и в ней. Проверить не могу, так как на русском языке это сочинение не издавалось. Можно предположить, что в «Военно-историческом журнале» эта фальшивая нота появилась с подачи известного антисоветчика Дмитрия Вол-когонова, который в то время возглавлял Институт военной истории Министерства обороны СССР. Если к чему-то имеет отношение Волкогонов – ухо надо держать востро, уж больно лихо он извлекает на свет божий фальшивки.
   Порой происходят странные вещи: известный разоблачитель исторических мифов Юрий Мухин ссылается на эту фальшивую ноту, как доказательство того, что «секретные протоколы» Молотова – Риббентропа – фальшивка, находя между ними явные противоречия (см. книгу Мухина «Крестовый поход на восток»). Например, в «ноте» есть такие слова: «В Москве при разграничении сфер интересов советское правительство заявило рейхсминистру иностранных дел, что, за исключением находившихся тогда в состоянии распада областей бывшего польского государства, оно не намерено оккупировать, большевизировать или аннексировать находящиеся в его сфере влияния государства».
   Да, подобные высказывания, действительно, содержат множество противоречий. Если речь идет об августовских переговорах 1939 г., то польское государство еще существовало и не находилось в стадии распада. Если же имеется в виду второй приезд Риббентропа в Москву, то к тому времени, согласно общепринятой легенде, сферы интересов (или сферы влияния, как в тексте), были поделены, и лишь уточнялись относительно Литвы и Польши. Наконец, как советское правительство могло сделать заявление (устное?) о том, что не намеревается аннексировать, скажем, Бессарабию – в чем же тогда вообще могло выражаться ее влияние в этом регионе?
   Достаточно всего лишь посмотреть на заголовок ноты, чтобы понять – перед нами подложный документ. Войну Германия начала 22 июня без всякого объявления, что бы там не кукарекали резуны и семиряги всех мастей. А этот документ датирован 21 июня. Не стоит пытаться возражать в том духе, что, дескать, написана она была 21 июня, а вручена советскому правительству на следующий день. Нота датируется тем днем, когда вручена, а составлена она может быть хоть месяцем ранее. Так же любой договор датирован исключительно днем подписания. Дата составления текста в данном случае не имеет совершенно никакого значения и никогда не фиксируется. Происхождение этой фальшивой ноты явно англоязычное – так же, как и госдеповский сборник 1948 г. она напичкана выражениями типа «германо-русский договор», «русское правительство», «правительство Рейха» и т. д. Особенно мне понравилось словосочетание «англо-русские агенты». Разумеется, слова «Советская Россия» или «русское правительство» никогда не использовались в официальной дипломатической переписке.
   И уж совсем смешно, что фальсификаторы пытаются что-то вещать о кознях ГПУ, которое было упразднено в 1934 г.[68] Вообще, фишка с ГПУ, если оно упоминается в документах, датированных позже 1934 г., является четким сигналом о том, что перед нами фальсификация. Особенно выдающийся случай – так называемые мемуары Вальтера Кривицкого (настоящее имя Самуил Гинзберг) «Я был агентом Сталина». В этом сочинении ОГПУ и НКВД существуют параллельно. Еще более удивляет то, что Кривицкии написал мемуары на английском языке, совершенно не владея им.
   Текст этой ноты был составлен, судя по всему, на основании другой фальшивки – телеграммы Риббентропа Шуленбергу от 21 июня 1941 г., появившейся все в том же госдеповском сборнике 1948 г.[69] То, что телеграмма подложная, сомневаться не приходится, поскольку ее текст также нашпигован характерными для американских фальшивок ошибками. Например, сферы интересов (так в каноническом варианте «секретных протоколов») упорно именуются сферами влияния, и так далее. В своих мемуарах уже не раз упомянутый нами Густав Хильгер приводит текст телеграммы Шуленберга, цитируя ее по госдеповскому изданию на немецком языке. Этим он, непосредственный участник тех событий, как бы придает вес сей фальшивке. Но на деле в очередной раз показывает мошенническую суть своих сочинений.
   Те, кому интересно, могут самостоятельно попытаться найти в телеграмме Риббентропа (текст доступен по указанной ссылке, не привожу ее из экономии места, так как она в общих чертах передает смысл ноты) или приведенном выше тексте ноты свидетельства их подложности (я сбился со счета на четвертом десятке). А чтобы окончательно разрешить вопрос в пользу того, что Германия напала на Советский Союз без объявления войны и что никакой многостраничной «ноты германского МИД» никто советской стороне не предъявлял, мы обратимся к официальным документам.
БЕСЕДА НАРОДНОГО КОМИССАРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР ВМ МОЛОТОВА С ПОСЛОМ ГЕРМАНИИ В СССР Ф. ШУЛЕНБУРГОМ
   22 июня 1941 г.,
   в 5 час. 30 мин. утра
   Секретно

   Шуленбург, явившийся на прием в сопровождении советника Хильгера, сказал, что он с самым глубоким сожалением должен заявить, что ещё вчера вечером, будучи на приеме у наркома т. Молотова, он ничего не знал. Сегодня ночью, говорит он, было получено несколько телеграмм из Берлина. Германское правительство поручило ему передать советскому правительству следующую ноту:
   «Ввиду нетерпимой долее угрозы, создавшейся для германской восточной границы вследствие массированной концентрации и подготовки всех вооруженных сил Красной Армии, Германское правительство считает себя вынужденным немедленно принять военные контрмеры.
   Соответственная нота одновременно будет передана Деканозову в Берлине».
   Шуленбург говорит, что он не может выразить свое подавленное настроение, вызванное неоправданным и неожиданным действием своего правительства. Посол говорит, что он отдавал все свои силы для создания мира и дружбы с СССР.
   Тов. Молотов спрашивает, что означает эта нота?
   Шуленбург отвечает, что, по его мнению, это начало войны.
   Тов. Молотов заявляет, что никакой концентрации войск Красной Армии на границе с Германией не производилось. Проходили обычные маневры, которые проводятся каждый год, и если бы было заявлено, что почему-либо маневры, по территории их проведения, нежелательны, можно было бы обсудить этот вопрос. От имени советского правительства должен заявить, что до последней минуты германское правительство не предъявляло никаких претензий к советскому правительству. Германия совершила нападение на СССР, несмотря на миролюбивую позицию Советского Союза, и тем самым фашистская Германия является нападающей стороной. В четыре часа утра германская армия произвела нападение на СССР без всякого повода и причины. Всякую попытку со стороны Германии найти повод к нападению на СССР считаю ложью или провокацией. Тем не менее, факт нападения налицо.
   Шуленбург говорит, что он ничего не может добавить к имеющимся у него инструкциям. Он, Шуленбург, не имеет инструкций по поводу техники эвакуации сотрудников посольства и представителей различных германских фирм и учреждений. Посол просит разрешить эвакуировать германских граждан из СССР через Иран. Выезд через западную границу невозможен, так как Румыния и Финляндия совместно с Германией тоже должны выступить. Шуленбург просит к проведению эвакуации германских граждан отнестись возможно лояльнее и заверяет, что сотрудники советского посольства и советских учреждений в Германии встретят со стороны германского правительства самое лояльное отношение по части эвакуации, и просит сообщить, какое лицо будет выделено по осуществлению техники этого дела.
   Тов. Молотов заявляет Шуленбургу чтопоскольку к сотрудникам советского посольства и советских учреждений в Германии будет проявлено лояльное отношение, на что т. Молотов надеется, то и в части германских граждан будет проявлено такое же отношение. Для осуществления эвакуации т. Молотов обещает выделить соответствующее лицо.
   Тов. Молотов спрашивает: «Для чего Германия заключала пакт о ненападении, когда так легко его порвала?»
   Шуленбург отвечает, что он не может ничего добавить к сказанному им.
   В заключение беседы Шуленбург говорит, что он в течение 6 лет добивался дружественных отношений между СССР и Германией, но против судьбы ничего не может поделать.

   Записал Гостев
   АВП РФ, ф. 06, on. 3, п. 1, д. 5, л. 12–14.
   (Документы внешней политики, т. XXIII, книга вторая)

   Запись датирована половиной шестого утра по московскому времени, когда война шла уже второй час. За полчаса до беседы Молотова с Шуленбургом в Берлине Риббентроп вручил советскому послу Деканозову меморандум о том, что германское правительство вынуждено принять контрмеры против концентрации советских войск на границе. Фальсификаторы, сочинившие вышеприведенную «ноту», совершенно не разбираются в дипломатической терминологии. Нота (от лат. nota – знак, замечание) – официальный дипломатический документ, которым оформляются различные вопросы отношений между государствами (заявление протеста, уведомление о каком-либо факте и т. д.). Широко используются вербальные ноты, то есть устные заявления по какому-либо вопросу. А к ноте обычно прилагают меморандум, лично вручая его представителю другой страны. Меморандум (лат. memorandum, букв. – то, о чем следует помнить) – дипломатический документ, излагающий фактическую, документальную или юридическую сторону какого-либо вопроса. Так что фальсификаторы назвали нотой то, что всегда именуется меморандумом.
   Всё-таки мне, кажется, удалось докопаться до первоисточника! Мое предположение об американском происхождении этой фальшивки оправдалось – она впервые опубликована в «New York Times» 23 июня 1941 г.[70] Правда с одним существенным отличием– датирована она была все-таки 22 июня 1941 г. и была представлена не как правительственная нота, а как «Заявление Иоахима фон Риббентропа, германского министра иностранных дел в связи с объявлением войны Советскому Союзу». Впрочем, мошенничество и здесь налицо – объявления войны СССР не было, а газета представляет дело так, что оно имело место.
   Пока эта «нота» блуждает по русофобским изданиям и сайтам без ссылки на первоисточник (ещё бы – кто ж поверит, что Риббентроп объявил войну СССР через американскую газету!). Но я ничуть не удивлюсь, если в скором времени какой-нибудь очередной профессор волкогонов вдруг обнаружит в солидном архиве и опубликует в «научном» журнале, как еще одно неопровержимое доказательство существования сговора Молотова – Риббентропа ноту, врученную 21 июня 1941 г. послом Шуленбергом наркому Молотову под роспись (разумеется, латиницей).
   Для нас же эта фальшивая нота интересна тем, что представляет еще одну улику против фальсификаторов «секретных протоколов», и ниточки снова тянутся именно в США. Вполне возможно, что в 1946 г. какому-нибудь американскому политику, дипломату или сотруднику разведслужбы пришла в голову блестящая идея развить сюжет, начатый публикацией в «New York Times» этой газетной утки.
   К сожалению, спрятать уши фальшивой публикации уже невозможно. Но давайте обратим внимание на такой факт: никто из «историков», пишущих о «секретных протоколах», не упоминает о публикации в «New York Times», хотя, казалось бы, это самое раннее упоминание о некоем разделе «сфер влияния» между Берлином и Москвой. Так потому и не упоминают, что умственная убогость авторов этой газетной инсинуации слишком уж бросается в глаза. Если отнестись к этой публикации всерьез, то чем объяснить то, что до 25 марта 1946 г. абсолютно никто не говорил о нацистско-советском сговоре, о котором Риббентроп якобы сам сознался через американскую газету еще в 1941 г.?
   Ах, да, я совсем забыл о своем обещании рассказать кое-что интересное о речи Гитлера по радио 22 июня 1941 г. Я чуть не упал со стула от смеха, когда узнал о первоисточнике[71]. Оказывается, она опубликована в том же номере «New York Times» от 23 июня 1941 г.! И надо быть очень невысокого мнения об умственных способностях фюрера германской нации, чтобы приписывать ему ту ахинею, какую вложили в его уста анонимные юмористы из американской газеты. Впрочем, пока я собственными руками не подержу в руках пожелтевший от времени выпуск «New York Times» от 23 июня 1941 г., я все же не берусь со стопроцентной гарантией утверждать, что вся эта билиберда была там действительно опубликована. Ниже мы еще рассмотрим случай, когда для легализации «секретных протоколов» задним числом издавались «научные» журналы и фабриковались выставочные экспонаты. Так что вполне возможно, что ссылки на радиовыступление Гитлера и заявление Риббентропа в «New York Times» тоже фальшивые.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация