А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Праотец Мосох" (страница 9)

   Любопытным может показаться и то обстоятельство, что по Европе, в частности по Германии, в позднесредневековые времена вовсю гуляли страшные легенды о неких рыжих евреях, о том, что рыжие евреи и есть Гог и Магог, которых Александр Великий и заточил среди Каспийских гор. Немецкая эпическая поэма, известная под названием Младшая Титурель, (около 1270 г.), помещает пропавшие израильские колена в королевство легендарного Пресвитера Иоанна и впервые называет их Рыжими евреями[129]. Рыжих евреев окружают горы «столь высокие, как радуга», для того, чтобы не дать им «пройти гордо и воинственно по всей земле», сея смерть и разрушение.
   Что касается легенды о пресвитере Иоанне, то ей, как известно, весьма плотно занимался Л.Н. Гумилев (см. «В поисках вымышленного царства»). Интересен здесь цвет волос вышеупомянутых легендарных евреев, который весьма отличается от присущего семитам черного, как вороново крыло оттенка. Дело в том, что тот же легендарный израильский царь Давид являлся натуральнейшим блондином на зависть всем германским «истинным арийцам», о чем Библия сообщает: «Он был белокур, с красивыми глазами и приятным лицем. И сказал Господь: встань, помажь его, ибо это он» (1Цар. 16:12).
   Каган Чингис (именно каган, см. «Сокровенное сказание») также не являлся брюнетом, равно как и его дети, о чем свидетельствуе Рашид-ад-дин: «И так случилось, что Кубилай-каан появился на свет за два месяца до рождения Муке. Когда взор Чингиз-хана на него пал, то он сказал: „Все наши дети рыжие, а этот мальчик черномазый“[130]. Рашид-ад-дин лично свидетельствует о том, что в его время большинство чингизидов были светловолосыми: «Третий сын (Бартан-бахадура – К.П.) был Есугэй-бахадур, который является отцом Чингиз-хана. [Племя] кият-бурджигин происходит из его потомства. Значение «бурджигин» – «синеокий», и, как это ни странно, те потомки, которые до настоящего времени (т. е. до начала XIV века. – К.П.) произошли от Есугэй-бахадура, его детей и уруга его, по большей части синеоки и рыжи»[131].

   Сейчас следует задаться вот каким вопросом. Являлись ли на самом деле вышеупомянутые потерянные колена Израиля какими-либо семитами вообще и евреями в частности?
   Для начала я, в очередной раз, повторюсь: из Египта выходила Большая Орда. В ее составе, возможно, находилось и небольшое племя хабиру (если только это не социальный термин, обозначающий шайки разбойников и мародеров) или же иври (др. евр. ибри[132], быть может, то были закавказские иберы), депортированное египтянами вместе со всей массой «неверных», злонамеренных, бунтарских и иноплеменных субъектов, которые по тем или иным причинам не устраивали тогдашнее египетское правительство и многие из которых, очевидно, имели «гиксосское» происхождение.
   Что произошло непосредственно после депортации?
   Непосредственно после высылки Большая Орда представляла из себе неорганизованную массу людей различного вероисповедания, происхождения и привычек. Затем эта масса начала понемногу самоорганизовываться. Произошло это следующим образом.
   «На другой день сел Моисей судить народ, и стоял народ пред Моисеем с утра до вечера. И видел тесть Моисеев, все, что он делает с народом, и сказал: что это такое делаешь ты с народом? для чего ты сидишь один, а весь народ стоит пред тобою с утра до вечера? И сказал Моисей тестю своему: народ приходит ко мне просить суда у Бога; когда случается у них какое дело, они приходят ко мне, и я сужу между тем и другим и объявляю уставы Божии и законы Его. Но тесть Моисеев сказал ему: не хорошо это ты делаешь: ты измучишь и себя и народ сей, который с тобою, ибо слишком тяжело для тебя это дело: ты один не можешь исправлять его; итак послушай слов моих; я дам тебе совет, и будет Бог с тобою: будь ты для народа посредником пред Богом и представляй Богу дела [его]; научай их уставам и законам [Божиим], указывай им путь [Его], по которому они должны идти, и дела, которые они должны делать; ты же усмотри из всего народа людей способных, боящихся Бога, людей правдивых, ненавидящих корысть, и поставь [их] над ним тысяченачальниками, стоначальниками, пятидесятиначальниками и десятиначальниками; пусть они судят народ во всякое время и о всяком важном деле доносят тебе, а все малые дела судят сами: и будет тебе легче, и они понесут с тобою [бремя]; если ты сделаешь это, и Бог повелит тебе, то ты можешь устоять, и весь народ сей будет отходить в свое место с миром. И послушал Моисей слов тестя своего и сделал все, что он говорил; и выбрал Моисей из всего Израиля способных людей и поставил их начальниками народа, тысяченачальниками, стоначальниками, пятидесятиначальниками и десятиначальниками. И судили они народ во всякое время; о делах важных доносили Моисею, а все малые дела судили сами. И отпустил Моисей тестя своего, и он пошел в землю свою» (Исх. 18:13–27).
   Библия приписывает организаторскую инициативу и способ организации Орды тестю Моисея, что сомнительно по определенным причинам, о которых будет сказано в следующей главе. Впрочем, это не главное. Моисей разделил Большую Орду именно так, как это всегда было принято у евразийских кочевников, чья военно-мобилизационная система восходит, скорее всего, к тохарам[133]. Поскольку число депортированных было велико («и было всех вошедших в исчисление шестьсот три тысячи пятьсот пятьдесят» (Чис. 1:46), за исключением левитов), то и число тысячников должно было составлять очень большое число, что вряд ли способствовало успеху организации. Соответственно, Большая Орда была разбита на более крупные подразделения нежели тысячи – колена (у евразийских кочевников – тумены (от тохарского A tmām или же тохарского В tumane)), которых оказалось двенадцать.
   Система исчисления принятая Моисеем в тот момент являлась именно военно-мобилизационной, на что прямо указывает Библия: «Сыны Израилевы должны становиться каждый в стане своем и каждый при своем знамени, по ополчениям своим» (Чис. 1: 52). Левиты же составили отдельный регулярный корпус охраны скинии (храмовой стражи) и, соответственно, руководства Большой Орды (наподобие регулярного корпуса кешиков у Чингис-кагана): «Левиты должны ставить стан около скинии откровения, чтобы не было гнева на общество сынов Израилевых, и будут левиты стоять на страже у скинии откровения» (Чис. 1:53).
   Происхождение же израильских колен от сыновей патриарха Иакова носит характер легендарный, точно такой же, как и сказания о Словене и Русе или Огуз-кагане. Под этими сказаниями, очевидно, скрываются какие-то исторические реалии, но воспринимать их буквально не стоит. Как следует понимать, этническая группа хабиру (иври) вошла в состав колена Иудина и, возможно, частью в колено Вениамина, так как оба они и составили Иудейское царство при расколе Израиля.
   Мое предположение состоит в том, что некие индоевропейские племена из Закавказья вкупе с примкнувшими к ним иноплеменными группами кавказцев, хурритов и, возможно, закавказских иберов мигрировали в начале II тысячелетия до н. э. на земли Палестины, а затем, пользуясь смутой в Египте, поселились и на землях фараонов, войдя в историю под именем гиксосов. Проживая некоторое время в соседстве с развитой финикийской цивилизацией, они усвоили язык ханаанеев и некоторые элементы их культуры. На этот счет, кстати, следует вспомнить о филистимлянах, родственных эгейцам, от которых и произошло название Палестина. Данный народ, как известно, являлся индоевропейским по происхождению, однако впоследствии перешел на общеупотребительный ханаанейский язык. Следует отметить, что индоевропейцы, как это обычно отмечается, всю свою историю были весьма восприимчивы к чужим культурным достижениям, охотно перенимая письменность и художества.
   Есть еще один нюанс. Выше я обращал внимание читателя на то, что орда закавказских рос-мосохов была разбита на одиннадцать отрядов и сейчас я не стану утверждать, что под именем гиксосов в XVII в. до н. э. на Египет напали именно они. Вопрос состоит в другом. Очевидно, что вторгшаяся в Египет орда также имела более крупные организационные подразделения, нежели тысячи, а именно некие отряды (колена, тумены или что-то в этом духе). Возможно, что, осев среди египтян, гиксосы и их потомки не забыли прошлого организационного деления, каковое в их преданиях трансформировалось в рассказы об общем происхождении от легендарного предка и его сыновей. После исхода древние предания ожили и сделались актуальными вследствие необходимости установить определенный порядок в массе депортированных элементов. Не следует также забывать того обстоятельства, что часть большой оравы, очевидно, состояла из работавших на каменоломнях военных резервистов со своими командирами, чья военная организация и послужила базисом для структурирования народа Израиля.

   4. Славящие Творца

   В русском национальном сознании слово иудей имеет достаточно негативную окраску. На мой взгляд, данное обстоятельство связано, в первую очередь, не с какими-то антисемитскими настроениями, а с тем обстоятельством, что слово иуда, означает в русском языке то же, что и предатель, и имеет резко выраженную презрительную окраску. Откуда идет данное значение объяснять нет необходимости. Также как гитлеровцы испохабили слово арий, так и один из учеников Христа своим мерзким поступком извалял в грязи слово иуда, имевшее в древнейшие времена самый высокий смысл. Нисколько не добавили авторитета данному понятию и крики иерусалимской публики «распни Его!». Увы, таковы превратности жизни.
   Слово иудей с древнееврейского jeh-ūdi означает хвала Богу (словарь Ушакова) или, что очевидно точнее, славящий Бога. Слово же израиль происходит от древнееврейского israel, т. е. богоборец, оно было дано Иакову после его борьбы с Ангелом в Пенуеле (Быт. 32:28–30). «Еще во чреве матери запинал он брата своего, а возмужав боролся с Богом. Он боролся с Ангелом – и превозмог» (Ос. 12:3–4). Как мы видим, между терминами израиль и иудей наблюдается определенный антагонизм и весьма любопытно, что таковой присутствовал в исторической реальности как конфликт между Израильским и Иудейским царствами.
   Что касается термина «еврей», то, согласно Электронной Еврейской энциклопедии, русское название «еврей» восходит через старославянский к древнегреческому хебрайос; византийское эврэос, которое, в свою очередь, происходит от ивритского самоназвания иври (Быт. 14:13; 39:14, 17; 41:12; Исх. 2:11; Втор. 15:12; Иона 1:9 и др.). От греческого хэбрайос происходит латинское хебреус (hebraeus), к которому восходят английское хибрю (Hebrew), немецкое хебрэер (Hebräer), французское хебрю (Hebreu), итальянское эбрео (ebreo), испанское хебрео (hebreo) и т. д. По словам данной энциклопедии, буквальное значение иври – [пришелец] с той стороны.
   Любопытно, что иранцы, перешедшие в ислам после их завоевания арабами, называют зороастрийцев, т. е. приверженцев древнейшей религии иранцев, гебрами, что означает неверные (gabrakan, гебры). Персидское слово гебр, обозначающее именно зороастрийцев, обычно считается старым заимствованием из арабского кафир. Встречающееся в русской литературе слово гяур – «иноверец (у мусульман)» заимствовано через турецкий язык из персидского. Впрочем, предлагаются и объяснения, возводящие слово гебр не к семитским, а к иранским корням[134]. Вряд ли слова gabrakan и hebrew связаны общим происхождением, однако обращает на себя внимание тот факт, что древние авторы именуют членов большой оравы не столько прокаженными, сколько нечистыми, т. е. именно неверными в отношении к египетским религиозным верованиям.
   Утверждать с полным на то основанием, что слово еврей является этнонимом, вряд ли корректно, т. к. любой человек, принявший иудаизм, становится как иудеем, так и евреем и имеет право говорить: «мой предок Иаков». В этом есть свой смысл. Если между христианами возможен конфликт на этнической почве, то конфликт между иудеями на данной почве представляется с трудом, поскольку все они являются еще и евреями. Иудаизм допускает прозелитизм, иначе, при отсутствии подобного положения, он автоматически становится в разряд племенных культов со всеми вытекающими отсюда последствиями.
   Строго говоря, у термина иудей не должно быть никакого национального оттенка, также как, по идее, не должно его быть у термина православный, однако православие, так или иначе, ассоциируется с восточными славянами, а иудаизм с евреями. Последнее обстоятельство, кроме всего прочего, связано с некоторыми историческими коллизиями.
   Известно, что после смерти царя Соломона в 928 г. до н. э. еврейский народ раскололся. Колено Иуды и примкнувшее к нему колено Вениамина признали своим царем Ровоама (928–911 гг. до н. э.), и составили Иудейское царство на юге Палестины со столицей в Иерусалиме. Остальные десять колен признали царем Иеровоама (928–901 гг. до н. э.), составили Израильское царство со столицей в Сихеме, затем в Самарии (ист. область Самария), и получили название израильтян (2Цар. 2:9). «И отложился Израиль от дома Давидова до сего дня» (3Цар. 12:19).
   Кстати, в Сихеме сохранились руины древнего храма гиксосов. Здесь, если верить путеводителям по Израилю размещенным в Сети[135], до сих пор проживает небольшая община самаритян, которые признают только Пятикнижие, говорят на древнееврейском языке и считают именно себя настоящими израильтянами, в частности, потомками Манассии и Ефрема. Дело в том, что сыновей у Иакова было одиннадцать, о чем выше уже упоминалось. Манассию и Ефрема Иаков взял от Иосифа («И ныне два сына твои, родившиеся тебе в земле Египетской, до моего прибытия к тебе в Египет, мои они; Ефрем и Манассия» (Быт. 48:5). В завещании Иакова перед смертью (Быт. 49) упоминается одиннадцать его сыновей, но двенадцать колен. Двенадцатое колено (Иосифа), как следует понимать, и составили роды Манассии и Ефрема. Данное обстоятельство наводит на интересные размышления, но мы сейчас не станем уклоняться от основной темы.
   В 732–722 гг. до н. э. Ассирия захватила Израильское царство, большая часть населения которого была уведена ассирийцами в плен и расселена небольшими группами в различных областях этого огромного государства. Назад переселенцы или же их потомки уже не вернулись, и ныне они считаются потерянными коленами. Таким образом, после 772 г. до н. э. начинается новый этап еврейской истории, а именно история Иудеи. Нас она, в данный момент, не особенно интересует, кроме того факта, что в VII в. до н. э. в этих местах побывали скифы, а следы их пребывания можно лицезреть на карте приложенной к русской Библии 1995 года, изданной в Москве Российским Библейским обществом. Во времена Нового Завета в Палестине, в непосредственной близости от севера Самарии, на территории Десятиградья[136], существовал город Скифополь.

   Может показаться, что первыми людьми, пред которыми открылся Господь, были евреи, и они с тех пор несут светоч истины в мир полный мрака и невежества. Увы. Данная картина несколько идеализирована. На этот счет стоит привести весьма любопытный диалог между Господом и Моисеем, который состоялся перед исходом.
   «И сказал [Бог]: Я буду с тобою, и вот тебе знамение, что Я послал тебя: когда ты выведешь народ из Египта, вы совершите служение Богу на этой горе. И сказал Моисей Богу: вот, я приду к сынам Израилевым и скажу им: Бог отцов ваших послал меня к вам. А они скажут мне: как Ему имя? Что сказать мне им? Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий. И сказал: так скажи сынам Израилевым: Сущий [Иегова] послал меня к вам» (Исх. 3:12–14)
   Вопросы Моисея, на первый взгляд, вызывают недоумение. Впрочем, в них нет ничего удивительного, если учесть тот исторический факт, что он являлся египтянином (возможно гиксосского происхождения) и жрецом Осириса из Гелиополя и понятия не имел о религиозных представлениях небольшой этнической группы, вошедшей в состав разноплеменного сброда, депортированного из Египта.
   Открывался ли Господь людям во времена более ранние, чем те, в которые состоялся исход из Египта большой оравы?
   Если предположить, что XVIII династия фараонов была все-таки гиксосского происхождения, а основания для такого предположения у нас есть, то следует вспомнить, что одним из ее представителей был никто иной, как известнейший фараон Эхнатон (Аменхотеп IV) 1365–1348 гг. до н. э., религиозные реформы которого считаются одной из первых попыток внедрения монотеизма в широкую общественную жизнь. Напомню, вкратце, как обстояло дело.
   Религиозные преобразования Эхнатона отличались определенной эволюционностью и не были настолько резкими, чтобы немедленно возмутить подвластное ему население. Египтолог О.И. Павлова выделяет следующие этапы реформ[137]. Первый этап характеризовался введением особого солнечного имени: Солнце Вышнего (Гор) небосклона, ликующее на небосклоне, ибо имя Его – «Свет» (Шу), пребывающий в солнечном диске. Данному имени соответствовал образ сокологоловой человеческой фигуры, увенчанной солнечным диском, который появился еще в учении гелиопольских жрецов.
   На втором этапе (с конца четвертого года правления Эхнатона) образ божества, почитавшегося под прежним именем, был полностью лишен зооморфных и антропоморфных черт и стал представлять собой солнечный диск с уреем[138] и со многими лучами-руками, держащими символ жизни «анх». Сам же Эхнатон отныне изображается не в виде божества, а натуралистически.
   На третьем этапе (6-й год правления) фараон меняет свое традиционное родовое имя Аменхотеп на Эхнатон и начинает строительство новой столицы – Ахетатон. Еще через три года, по указанию фараона, начинаются преследования иных египетских божеств и связанных с ними верований. Единственным залогом бессмертия становится отныне только поклонение Атону.
   На последнем этапе (12-й год правления) удаляются имена Гора и Шу, а Бог теперь именуется: Солнце – властитель небосклона, ликующее на небосклоне, ибо имя Его – Солнце-Отец, явившееся солнечным диском. В этот период слова боги и бог в теологическом лексиконе заменяются словами властитель, владыка[139].
   Следует обратить внимание читателя на следующие обстоятельства вышеуказанных реформ. Во-первых, Эхнатон пошел по тому же пути, по которому, впоследствии, совершенно независимо от него, пошли инки. Т. е. он оставил, скорее всего для простонародья, зрительный образ Солнца как зрительный образ Божества. Во-вторых, он, при внедрении монотеистических взглядов, не стал коренным образом отвергать все существовавшие до этого религиозные представления, а использовал некоторые из них, подобно тому как через почти три тысячи лет будут действовать христианские миссионеры. Здесь, вероятно, использовался все тот же лейтмотив о восстановлении древней истинной веры. В-третьих, Эхнатон объявил Бога своим отцом, опередив в этом вопросе Христа на тысячу с лишним лет.
   В-четвертых, Эхнатона интеллектуально и политически поддерживало именно гелиопольское жречество, а Мозес, как это следует со слов Манефона, был жрецом из Гелиополя. В политической ретроспекции также следует учитывать, что ниспровергатели политической власти гиксосов и родоначальники XVIII династии Камесу и его брат Яхмос опирались на Фивы и на фиванское жречество в борьбе за власть над Египтом. Соответствующим образом, группа фиванских жрецов Амона составила оппозицию и Эхнатону.
   Здесь также следует отметить вот какой нюанс. Очевидно, что под реформами Эхнатона не было какой-то политической подоплеки. Это были сугубо мировоззренческие преобразования. Тем не менее, поскольку реформы поддерживали или отвергали люди, занимающие определенное положение в обществе, они оказались сопровождены и политической борьбой.
   Авторы «Истории Древнего Востока» под редакцией В.И. Кузищина указывают, что противниками преобразований Эхнатона стала влиятельная группа номовой аристократии, опирающаяся на идеологическую поддержку вышеупомянутого фиванского жречества, а вот сторонниками новой веры выступила служилая знать, т. е. командный состав армии и чиновничество. (Как мы уже знаем, военные командиры Нового царства очень часто с успехом замещали вакансии в гражданском аппарате.) По словам авторов: «Между номовой знатью и фиванским жречеством, с одной стороны, и служилой знатью – с другой, намечается нарастание противоречий, которые, в конце концов, вылились в религиозную реформу Эхнатона»[140].
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация