А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Праотец Мосох" (страница 14)

   6. Библейская генеалогия славян

   Для начала следует привести некоторые общие сведения о хеттах (греч. Χετταΐοι, самоназвание неситы, nesili или kanesili, по городу Канесу). Что касается показаний Библии на их счет, то согласно книги Бытия (10:15) они произошли от Хета, сына Ханаана и внука Хама. Хетты неоднократно упоминаются среди жителей Ханаанской земли (Быт. 23; 25:9; Исх. 3:8; Чис. 13:30; Нав. 3:10; 9:1). «Цари Хеттейские» упомянуты в 3-й и 4-й книгах Царств (3Цар. 10:29; 4Цар. 7:6). Хетты называются среди людей Давида: Ахимилех (1Цар. 26:6), Урия Хеттеянин (2Цар. 11). В 3-й книге Царств (11:1) говорится о хеттеянках, живших в гареме Соломона.
   Согласно Библии, хетты проживали в Ханаане во времена самого патриарха Авраама и жены его Сарры. Когда Сарра умерла в Хевроне, Авраам пришел к хеттам и купил у них землю для погребения: «И отошел Авраам от умершей своей, и говорил сынам Хетовым, и сказал: я у вас пришлец и поселенец; дайте мне в собственность [место] [для] гроба между вами, чтобы мне умершую мою схоронить от глаз моих» (Быт. 23:3–4).
   Библия упоминает также, что хетты проживали в Палестине непосредственно перед вторжением сюда изгнанной из Египта Большой орды. Так, Господь говорит Иисусу Навину: «Встань, перейди через Иордан сей, ты и весь народ сей, в землю, которую Я даю им, сынам Израилевым. Всякое место, на которое ступят стопы ног ваших, Я даю вам, как Я сказал Моисею: от пустыни и Ливана сего до реки великой, реки Евфрата, всю землю Хеттеев; и до великого моря к западу солнца будут пределы ваши» (Ис. Нав. 1:2–4). В соответствии с указанием Господа, Большая орда переправилась через Иордан и обосновалась в горах Иудеи, т. е. в той самой местности, которая в книге Чисел (Чис. 13:30) названа областью расселения хеттеев, иевусеев и амореев.
   О.Р. Герни задается вопросом: «Кто же такие «хеттеи», обитавшие некогда в палестинских горах?»[179] и указывает на весьма любопытное предположение выдвинутое в свое время Э. Форрером[180]. Дело в том, что когда в «стране Хатти» в первые годы правления Мурсили II (ок. 1330 г. до н. э.) началась эпидемия[181], царь велел пересмотреть архивы в поисках причины божественного гнева, и обнаружились две таблички, подсказавшие жрецам ответ. Из сообщения одной из табличек явствовало то, что в свое время жрецы пренебрегли неким религиозным праздником. В другой табличке, где, среди прочего, упоминается город Курустамма, утверждалось следующее:
   «Когда хаттийский бог грозы привел людей Курустаммы[182] в землю египетскую, и когда хаттийский бог грозы связал их[183] договором с народом Хатти, и они поклялись именем хаттийского бога грозы, то народ Хатти отступился (?) от присяги, связавшей его [таким образом] во имя хаттийского бога грозы с народом египетским, и тотчас же попрал клятву именем бога, и отец мой послал пеших воинов и воинов на боевых колесницах, и они вторглись в землю у границ Египта, в землю Амка[184], и снова послал он их, и снова они вторглись…».
   Далее в табличке повествуется о том, что предпринятое вторжение оказалось успешным, и хетты захватили множество пленных, но именно среди этих пленников и началась эпидемия, распространившаяся затем по всей стране Хатти. С точки зрения Мурсили, бог грозы таким образом отомстил хеттам за нарушение клятвы. Э. Форрер полагал, что некая группа хеттов (т. е. подданных царя Хатти) переселилась на территорию, подвластную египтянам, и не исключал, что они обосновались именно в горах Палестины, где плотность населения в то время была невелика.
   Особый интерес вызывают хеттские религиозные представления, в основе которых лежит культ солнечной богини Аринны «царицы земли Хатти, царицы Неба и Земли, госпожи царей и цариц земли Хатти, направляющей царя и царицу Хатти в их правлении». Впрочем, верховным божеством хеттского пантеона являлась не она, а некий, достаточно абстрактный, Бог Солнца, который упоминается на первом месте в большинстве списков богов перечисляющихся в договорах. Так, царь Муваталли обращался к нему следующим образом:
   «Небесный бог солнца, господин мой, пастырь рода человеческого! Ты восходишь, о небесный бог солнца, из моря и поднимаешься в небеса. О небесный бог солнца, господин мой, каждодневно ты восседаешь в судилище над человеком, собакой, свиньей и дикими зверьми полевыми»[185].
   Мужем Аринны был бог грозы Хатти, который также являлся богом воинов и покровительствовал военному делу. Наиболее значительные его храмы обнаружены в районах Тавра и Северной Сирии. Он изображался с топором в одной руке и символической молнией – в другой, иногда разъезжающим на повозке запряженной быками. Позднее религия хеттов попала под сильное хурритское влияние, очевидно это было связано с включением в Хеттское царство территорий населенных хурритами. Во всяком случае, как указывает О.Р. Герни, в XIII веке до н. э. это влияние проявляется особенно сильно. Хурритские боги грозы это Тешуба и его супруга Хебат, им поклонялись в Алеппо, Самухе (современная Малатья), Кумманни (античная Комана), Уде (античная Гида), Хурме и Апцисне. Дж. Г. Маккуин полагает, что хурритизация хеттской религии началась около 1450 г. до н. э. с восшествия на престол Тудхалии I[186].
   Кстати говоря, прежде чем довериться мнению многих современных ученых историков и библеистов, что гиксосы представляли из себя смешанную в этническом отношении общность при доминировании, якобы, хуррито-семитского элемента, нелишним делом будет обратить пристальное внимание на фигуру божества Яхве.
   Во-первых, он обладает явным сходством с богом-громовиком. Вот так выглядит, к примеру, его явление на горе Синай: «На третий день, при наступлении утра, были громы и молнии, и густое облако над горою, и трубный звук весьма сильный» (Исх. 19:16), «Он сокрывает в дланях Своих молнию и повелевает ей, кого разить» (Иов. 36:32). Во-вторых, как было уже сказано выше, имя Яхве (Jahve, Yhwh) обнаруживает определенное схождение с «Jupiter/Jove/Jovus», т. е. с Юпитером, образ же бога грозы, стоящего на спине быка, появившийся в эпоху Римской империи (ср. с хеттским богом грозы), известен под именем Юпитера Долихена[187]. Любопытно также и то, что образ бога-громовержца характерен именно для индоевропейской среды (воинский, дружинный бог), а не семитской.
   Сейчас вспомним, что хурритские языки обнаруживают такой ряд соответствий с нахско-дагестанскими языками, которые позволяют предположить их родственность. Так вот, в вайнахском фольклоре присутствует такой персонаж как Пиръон, чье имя не выводится из вайнахского корнеслова[188]. По фольклорным сведениям Пиръон мог бы претендовать на роль божества, поскольку им созданы небеса из различных металлов; он способен уходить в мир мертвых и возвращаться оттуда; он производит гром; он претендует на единовластие среди богов, но он не настоящий бог. Дело в том, что у вайнахов XIX века хорошо сохранилась система собственных языческих верований и место громовика в ней занимает Села, старший в пантеоне. Таким образом, Пиръон это чужое божество не вошедшее в вайнахский пантеон и оказавшееся фольклорным героем.
   Как попал Пирьон на Кавказ и является ли он не кем иным, как славянским Перуном, мы сейчас можем только догадываться. Вполне возможно, что так оно и есть. Здесь я рекомендую читателю книгу «Воскрешение Перуна» проф. Л.С. Клейна, в которой он и занимается данным вопросом.
   Бог-громовик присутствует в языческом сонме практически всех индоевропейских народов. Что касается именно Перуна, то, к примеру, у индийских ариев это Парджанья, а у кельтов начальное п(р) выпадало и превращалось в эрк– (herc-), отсюда произошел ряд соответствующих топонимов Центральной Европы, обозначающих горы[189]. У всех индоевропейцев бог грома связан с горой. В хеттском слово гора это peruna, в готском – fairguni, у скандинавов мать Тора носит имя Fiorgyn (в германских языках индоевропейское «p»(п) заменяется «f») и т. д. Любопытно, что Яхве являет себя также на горе (Синай, он же Хорив). Кстати говоря, Л.А. Гиндин показал, что главный бог города Канеса, по которому и называются собственно индоевропейцы-хетты (т. е. канеситы), назывался Перуа (Perwa/Pirwa), а у фракийцев (к ним относятся геты) был Херос Перкос[190].
   Есть еще одна деталь, о которой необходимо упомянуть.
   Примечателен анализ хеттской литературы сделанный одним из крупнейших лингвистов современности акад. В.В. Ивановым, который отмечает, что в хеттских гимнах Солнцу «обнаруживаются разительные совпадения с современными им египетскими. Из черт, общих для хеттского гимна Солнцу и для египетской надписи Аменхотепа IV (Эхнатона) – клятвы Солнцу, следует особо выделить мотив колесницы Солнца, запряженной конями. Речь идет о новом, скорее всего, по происхождению митаннийском (хурритском) мотиве, сходном с индоиранским (позднейший отзвук того же мотива видят в «4 Книге Царств»). В этой связи обращают на себя внимание и другие черты, объединяющие хеттский гимн с индоиранскими. Строки в хеттском гимне, где речь идет о божественном «вознице» солнечной колесницы и где к Солнцу автор обращается:

Слева от тебя летят по небу Страхи,

   – находят разительную аналогию в Авесте («Яшты», X, 126), где демон Рашну летит слева от Митры… Наряду с чертами, которые можно считать архаическими, в хеттских гимнах Солнцу находятся и мотивы, перекликающиеся с позднейшей ветхозаветной литературой и даже ее продолжениями, в частности, характерно выражение: «Я иду своей дорогой правды» (ср. «Книгу притчей Соломоновых», гл. 8, 20) – и мысль о боге как покровителе обиженных:

Как родным, обиженным ты людям
Покровительствуешь сиротливым,
И возмездие один даешь ты
За обиженных и сиротливых…

   Из многочисленных аналогий ветхозаветной и новозаветной литератур, обнаруживаемых в среднехеттских текстах, следует отметить образ вина как крови, сопоставляемой с символом причастия, который употребляется в среднехеттском тексте военной присяги (выделено мной. – К.П.)»[191].
   До конца XIX века о хеттах мало что было известно. В 1906 г. Г. Винклер, при раскопках Богазкея, открыл здесь хеттскую столицу Хаттусу. Найденный в Богазкее клинописный архив, состоявший из десятка тысяч табличек на нескольких языках Ближнего Востока, содержал также и документы на неизвестном языке, который был расшифрован в 1915 г. чехом Б. Грозным. Он же впервые отнес его к индоевропейской лингвистической семье. Таким образом, носители открытой Г. Винклером культуры были сопоставлены с библейскими хеттянами и получили название хетты. Однако в дальнейшем выяснилось, что этноним хетты – звучит еще и как хатти, и при этом относится фактически к двум различным этносам.
   Один из этих народов, более древний автохтонный, историки стали называть хатты (ранее называемые протохетты). Индоевропейские мигранты же, которые смешались с местным хаттским населением самоназывались неситы (канеситы). Хеттами/хаттами (собственно, «людьми страны Хатти») неситы стали называть себя только по занятой ими стране автохтонов-хатти и не ранее XVII в. до н. э. До того они именовались по занятому ими городу Канишу-Несе (Кнесе)[192]. Последующие поколения автохтонов Хатти усвоили индоевропейский хеттский язык (называемый nesummili, т. е. понесийски)[193], но себя считали хаттами и наследовали культуру именно хаттов. Подобным образом оказались организованы многие индоевропейские этнические группы, к примеру, современные германцы.
   Так, выдающийся французский лингвист Антуан Мейе объясняет генезис германских языков следующим образом: «Германский язык, столь резко порвавший с индоевропейскими навыками, является индоевропейским языком, на котором говорит новая народность, принявшая индоевропейский, но произносящая его частично на новый лад; завоеватели, принесшие с собой индоевропейский язык, не были ни достаточно многочисленны, ни достаточно могущественны, чтобы навязать свой способ произношения; население, покоренное ими и принявшее их язык, способствовало распространению типа произношения, отличного от старого, и новых тенденций»[194].
   Что касается хеттского языка, то его нельзя отнести к какой-либо из существующих ныне групп индоевропейских языков по вполне понятным причинам. Пришельцы-неситы, скорее всего, представляли из себя сравнительно немногочисленную воинскую группу, которая оказалась вмонтирована в хаттскую народность на правах военно-княжеского слоя. Соответственно, их язык оказался усвоен аборигенами на местной фонетической основе и с большим количеством субстратной лексики.
   Следует отметить также одно, и весьма интересное, обстоятельство. По словам О.Р. Герни «древнее название этого (хеттского. – К.П.) языка в текстах не зафиксировано. Форрер назвал его «табалским», так как бóльшая часть этих надписей обнаружена в области, которая в ассирийскую эпоху именовалась «Табал» (в Ветхом Завете – «Тувал»)»[195]. О кавказских тобельцах и рос-мосохах сказано выше по тексту.
   Важнейшая этнографическая характеристика, погребальный обряд хеттов, в целом обычна для индоевропейских народов. Это кремация. Есть сходство между хеттским погребальным ритуалом, так как он описывается в хеттских письменных источниках, и ритуалом, описанным в гомеровской «Илиаде». Заключается оно в следующем: 1) тело сжигают; 2) огонь погребального костра заливают напитками; 3) кости погружают в масло или покрывают жиром («туком»); 4) кости заворачивают в лен и в тонкую ткань; 5) кости помещают в каменную усыпальницу; 6) после погребения устраивают пиршество (тризну). Отличия же состоят в следующем: 1) гомеровские воины помещают кости, обернутые туком, в золотой сосуд, в хеттском ритуале кости выкладывают на стул или скамеечку; 3) в хеттском ритуале кости хранят в «каменном доме», т. е. склепе, в гомеровском – урну с прахом хоронят в земле; 4) хеттский ритуал включал в себя магические операции, а гомеровский – игры атлетов. Между тем, известно, что в Микенской Греции покойников не сжигали: практику кремации греки приняли только после падения Микенской культуры[196].
   Впрочем, Дж. Г. Маккуин, указывает, что в Греции кремация практиковалась и в бронзовом веке, а в Центральной Анатолии она была распространена с самого начала хеттского периода. В Богазкее к настоящему времени обнаружено большое количество захоронений глиняных урн с прахом кремированных людей. Как отмечает Дж. Г. Маккуин, в здешних захоронениях обнаружены также кости животных, представляющих остатки погребальных трапез, а наличие останков лошадей несомненно «свидетельствует о древнейшей связи с кочевой жизнью в русских степях»[197].
   Хеттское царство было экспансионистским государством и во времена царя Мурсили II (1340–1305 гг. до н. э.) хетты вышли к берегам Эгейского моря. Очевидно тогда же в состав их государства вошла Троя (основана ок. 3000 г. до н. э. и существовала до 500 г. н. э.), которая играла в древнем мире исключительную роль. Дело в том, что ее географическое положение (вблизи Дарданелльского пролива) позволяло с легкостью контролировать движение кораблей через Геллеспонт, а также сухопутные пути, соединявшие Европу и Азию. По этой причине, данное место была заселено, практически постоянно, на протяжении трех с половиной тысячелетий, а вся троянская история оказалась полна военных конфликтов.
   Конец могуществу Хеттского царства положила война с Египтом, когда последним правил известный нам Рамсес II. В состоявшемся генеральном сражении при Кадеше (1274 г. до н. э.) египетскому фараону чудом удалось избежать поражения, не в последнюю очередь благодаря своему личному мужеству. По результатам битвы Египет заключил с хеттами мир, а спустя 16 лет Рамсес II взял в жены хеттскую принцессу, старшую дочь Хаттусилиса III. Египетская помощь впоследствии пригодилась хеттам для отражения натиска Ассирии.
   История Хеттского царства закончилась в начале XII века до н. э., обычно полагают, что оно пало под натиском «народов моря»[198]. Известнейшую Троянскую войну связывают именно со вторжением последних. Любопытно, что первое нашествие «народов моря» на Египет приходится на 1219 г. до н. э., т. е. на время правления Мернептаха, при котором, как выше было упомянуто, и произошел исход большой оравы. Затем на Египет обрушилась еще более мощная волна завоевателей, часть из которых передвигалась водным путем, за что и получила название «народов моря». Окончательно ликвидировать данную угрозу удалось только Рамсесу III (1190–1159 гг. до н. э.) на 8-м году своего правления[199].
   Рамсес III восстановил боеспособность армии, увеличил ее численность и реформировал военно-мобилизационную систему. «В египетском войске увеличилось количество наемников, причем их набирали из тех же ливийцев и «народов моря», которые теперь воевали со своими соплеменниками, нападавшими на владения фараона»[200]. Отброшенные египтянами группы завоевателей, осели на побережье Палестины, усвоили культуру и язык местного населения и получили название «филистимлян».
   В Библии, в 1-й книге Маккавеев присутствует крайне загадочная фраза-отрывок из дипломатической переписки иудеев со спартанцами: «Вот и список писем, которые прислал Дарий [Арей]: «Царь Спартанский Онии-первосвященнику – радоваться. Найдено в писании о Спартанцах и Иудеях, что они – братья и от рода Авраамова» (1Мак. 12:19–21). Предками спартанцев являлись дорийцы, чье вторжение на территорию Греции, привело к краху Микенской цивилизации. Присутствовали ли дорийцы среди нападавших на Египет «народов моря» неизвестно, однако Геродот упоминает об «азиатских дорийцах» (Кн. I, 6), которые, как это обычно указывается, проживали на западном побережье Малой Азии.
   Между тем, у Геродота есть и такие сведения: «Если же перечислить по порядку каждого предка Данаи, дочери Акрисия, то, конечно, вожди дорийцев окажутся настоящими египтянами. Такова родословная спартанских царей по сказаниям эллинов (выделено мной. – К.П.)…А почему эти египтяне и за какие подвиги получили царскую власть над дорийцами, я рассказывать не буду, так как об этом уже говорили другие писатели» (Кн. VI, 53–55). На мой взгляд, если учесть вышеприведенные слова Геродота, то библейские показания о родственности иудеев и спартанцев можно объяснить тем, что в составе «народов моря», атаковавших Египет при Мернептахе, находились «азиатские дорийцы». Очевидно, несколько позже, они нашли более выгодным делом устроиться наемниками в египетское войско. Так некоторые дорийцы попали в состав Большой орды и были выдворены вместе с ней.
   Но что же стало с хеттами?
   Дж. Г. Маккуин пишет, что «страна хеттов была разорена, а ее столица сожжена дотла»[201]. Современные российские историки Волков А.В. и Непомнящий Н.Н., основываясь на последних данных археологии, утверждают, что Хаттуса просто-напросто была заброшена, а основная часть хеттов во главе с царем Суппилулиумом II, мигрировала из Хаттусы в неизвестном направлении в начале XII в. до н. э. Данная миграция, возможно, была вызвана определенными обстоятельствами, к примеру, изменением маршрута торговых путей[202].
   Действительно, подобные вещи в истории происходили не раз. А именно – затухание жизнедеятельности крупных торговых центров и даже угасание целых государств.
   К примеру, во второй половине XVII века начинает пользоваться популярностью быстрый, дешевый и безопасный торговый путь вокруг Африки. Этот маршрут составил конкуренцию старым путям морской и караванной торговли, соединявшим Индию через Персидский залив и Иран с бассейнами Черного и Средиземного морей или через Красное море и Египет с бассейном Средиземного моря. Данное обстоятельство привело к упадку таких торговых центров, как Каир в Египте, Дамаск в Сирии, Измир в Турции, Тебриз в Иране, Кабул и Кандагар в Афганистане и Лахор в Индии[203].
   Вполне возможно, что нечто подобное произошло и с Хаттусой, столицей Хеттского царства.
   В.Г. Манягин в книге «История русского народа от потопа до Рюрика» реконструирует картину эвакуации Хаттусы следующим образом: «Уехали не все, а прежде всего, обладатели боевых колесниц – благородные люди, владельцы больших и малых земельных наделов-«домов», хеттские «дворяне», способные содержать упряжку лошадей и выезжать на поле боя в тяжелом вооружении. А благородные – это и есть арии. С собой они захватили ремесленников, которые в те времена почти всегда были полузависимыми служащими царской фамилии и высокопоставленных придворных. Купцы, имеющие капиталы и возможность воспользоваться транспортом и охраной, примкнули к уходящим. Таким образом, все, что составляет основу государства: правительство, чиновники, армия, обслуживающие их ученые, ремесленники, слуги, купцы – покинули гибнущее царство. Вполне возможно, что сначала это было спланированное отступление на «заранее приготовленные позиции» – в города Восточной Анатолии и Северной Сирии. Из них наиболее известны Мелитена, ставшая после разгрома Новохеттской империи столицей одного из ее осколков, т. н. Великого Хатти (Восточная Анатолия), и Каркемиш, главный город другого карликового «царства» – «просто» Хатти (Северная Сирия)[204]. Правители этих княжеств именовали себя впоследствии, подобно великим хеттским царям, «царями из Хатти». Но в древности для такой преемственности нужны были веские основания»[205].
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация