А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Записки алкоголика" (страница 1)

   Андрей Сагалаев
   Записки алкоголика

   www.napisanoperom.ru
   Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.
   © А.Сагалаев, 2013
   © ООО «Написано пером», 2013

   Попойка сильная пошла…

   Попойка сильная пошла
   И, как всегда, меня нашла.
   Веселье мнимое витало,
   Мутнел рассудок, разбирало.
   Зеленый змий достал уж жало.
   Оно похлеще-то кинжала.
   А утром рано пробудился,
   Стаканом водки похмелился,
   Задал себе такой вопрос:
   «Ну до чего же я дорос?»
   Жена из дома убежала,
   И на развод она подала.
   Таких, как я, в России много.
   И не судите, люди, строго.
   Когда народ наш выпивает,
   То он про меру забывает.
   Ну как все это происходит?
   Так до ума и не доходит.
   Вот бы с этим разобраться
   И до истины добраться.
   Пока совсем не занемог,
   Начну, пожалуй, монолог
   От алкоголиков страны,
   В которой все мы рождены.

   Из века в век, из года в год
   В России водку пьет народ.
   И перед нею все равны,
   Не признает она чины:
   Врачи, артисты, полисмены,
   Рабочие и бизнесмены,
   Солдаты и миллионеры,
   И старые пенсионеры.
   Подростки тоже стали пить,
   Никто не может запретить.
   Статуправленье утверждает:
   «На душу в год едва хватает
   Тех двадцать литров алкоголя,
   Что человек лакает с горя».
   Американцы и канадцы,
   Пуштуны, негры, португальцы,
   А также прочие народы,
   Не признавая нашей моды,
   Над русской нацией смеются,
   И анекдоты так и льются,
   Что Ваня выпил б море водки,
   Хватило бы на то селедки.
   Ну нет культуры пития!
   Такая вот история.

   Так где же водка родилась?
   И почему так Русь спилась?
   Столетий девять мы отбросим
   И век двенадцатый попросим
   На это нам открыть глаза,
   Да так, чтобы пошла слеза.
   В те времена не знали водку
   И ею не мочили глотку.
   В народе прямо говорили,
   Что мед и пиво они пили,
   А также бражное вино,
   То, что на радость им дано.
   При этом лоб всегда крестили
   И как бы черта отводили.
   Не напивались, не чудили,
   Вино свое боготворили.
   Напиток винный сделать можно,
   И это уж совсем не сложно.
   Вода, закваска, хлеб да мед,
   И ожидает свой черед,
   Пока бродит в дубовой бочке
   На полке в темном погребочке.
   Вот время быстро пролетает,
   Напиток бражный мир встречает.
   Но он еще того не знает,
   Прадедом русской водки станет.

   Ну почему, никто не знает,
   Над Русью рок всегда витает.
   И вот по ней монгол шагает,
   И на пути он все сжигает
   Чингиз великий, спору нет,
   Одел ярмо на триста лет.
   Удавку крепко затянул,
   Чтоб люд побольше спину гнул.
   Князей он данью обложил,
   Чтобы монгол прекрасно жил.
   Люд все терпел, но не стонал
   И про вино не забывал.
   Китай – древнейшая страна,
   Вокруг нее стоит стена.
   Китайцы мало говорят,
   И чудеса они творят.
   Фарфор и порох, шелк и краска —
   Все это вам совсем не сказка.
   Китай природу наблюдал,
   Куб-дистилятор он создал.
   Китай в то время тоже пал
   И перед Ханом трепетал.
   Добычей вражьей куб тот стал
   И как трофей на Русь попал.
   А наш народ учить не надо,
   Смекалка у него что надо.
   Куб-дистилятор осмотрели,
   И мысли сразу полетели.
   Напиток бражный перегнали,
   Сивушный спирт они создали.
   Потом все это осознали
   И в удивлении упали.
   А удивиться есть чему.
   И вот отвечу, почему.
   Тот спирт горел огнем чудесным,
   Каким-то пламенем небесным.
   И градус крепкий он имел,
   Не каждый выпить его смел.
   А кто посмел, валился с ног
   И долго встать потом не мог.
   Зеленоватым и вонючим,
   Горючим, мутным, но могучим
   На свет предстал «дед» русской водки,
   Что был похлеще даже плетки.
   Себя он миру объявил
   И уваженье получил.
   И люд всегда его любил,
   Но только слишком много пил
   И этим сам себя губил,
   Ведь самогон крепчайшим был.

   Век тринадцатый подходит,
   У винокуров мысль бродит:
   «Облагородить надо б «деда»,
   Вот это бы была победа».
   Куб перегонный открывают,
   Туда «дедулю» загоняют,
   Разочка два перегоняют
   И уголечком очищают.
   Его водичкой разбавляют,
   Тем самым градусы снижают.
   «Папашу» водочки встречают
   И вином хлебным нарекают.
   Когда с водою спирт мешался,
   То градус разный получался.
   Раствор по-разному все звали,
   Но водкой редко называли.
   Век девятнадцатый настанет,
   Тогда лишь водка водкой станет.
   Есть чисто водочный закон,
   И этим славит водку он.
   Сорок градусов раствор —
   Это строгий приговор.

   А мы опять назад вернемся,
   И до царей мы доберемся.
   Идут года, идут столетья,
   Но не проходят лихолетья.
   И только хлебное вино
   Уже народное давно.
   Век шестнадцатый настал,
   Иван Грозный править стал.
   Страной жестоко управляет
   И никому не доверяет.
   Вино налогом обложил,
   В продажу тут же запустил.
   И начал он поить народ,
   Чтоб получить в казну доход.
   Доход не малый оказался,
   Хотя народ уже спивался.
   И генофон его менялся,
   А Ваня хитро улыбался.
   И нету мыслей у народа,
   Откуда же взялась невзгода.
   Проблемы быстро все решает,
   Пойдет в кабак и там гуляет.
   Выпьет кружку, выпьет две,
   Захмелеет в голове.
   Жизнь покажется иной,
   А затем ползет домой.
   Чтоб народ поставить в стойло,
   Узаконил Иван пойло.
   Кнут да водку применять,
   Можно Русью управлять.
   Их на службу он поставил,
   Узаконил и оставил,
   Чтобы все цари потом
   Славно правили «скотом».
   Чтоб народ им подчинялся,
   В кабале он оставался,
   Кроме царского указа
   Для народа нет приказа.
   Иван Грозный трон любил
   И на нем с ума сходил,
   Но вдруг за шахматной доской
   В мир отправился иной.
   Самозванцы не дремали,
   За корону воевали.
   Смутны были времена,
   Долго мучилась страна.
   Туда-сюда все трон ходил
   И царя не находил.
   Наконец он появился.
   Патриарх о том молился.
   Внук Ивана Михаил
   На трон царский заступил.
   Час Романовых пробил,
   А народ все водку пил.
   Все замешано на водке,
   На крови, на царской плетке.
   Русь Романовы подняли,
   Ивана метод применяли.
   Только вот последний царь,
   Уже державы государь,
   Начал думать о народе,
   И реформы были в моде.
   Вводит царь сухой закон,
   Запрещает водку он.
   Наш народ так пить бросает,
   Он законы уважает.
   Кнут ведь царь не отменяет,
   Чуть не так, и применяет.
   Шесть столетий зелье пили,
   А потом вдруг запретили.
   Мозг народный возмутили,
   Отрезвили и отмыли.
   Вместо браги мысль бродит,
   И люд к выводу приходит,
   Очень плохо он живет,
   Очень рано как-то мрет.
   Все Россию поднимает,
   Вечно строит и копает,
   Нефть и злато добывает
   И на войнах пропадает.
   Сеет хлеб и землю пашет,
   Царь ему лишь ручкой машет.
   В нищете всегда он ходит,
   Светлой жизни не находит.
   А тут и Ленин объявился
   И даже не перекрестился.
   И стал народ он обучать
   Из искры пламя получать.
   То пламя быстро получили
   И революцию родили.
   Ильич всю власть в стране забрал,
   Ее народною назвал.
   Царя с семьею расстрелял,
   Попов анафеме предал,
   Буржуев из страны прогнал,
   До основанья все сломал.
   Газету «Правда» он издал,
   Чтобы народ не голодал.
   И завещанье написал,
   В котором Кобе указал,
   Как светлый путь во тьме искать,
   Чтоб коммунистами всем стать.
   Потом жить долго приказал
   И в мавзолей себя сослал.
   Вот править Сталин начинает.
   Он Карла с Вовой почитает,
   Но Ваню сразу вспоминает,
   Сухой закон он отменяет
   И ГОСТ на водку налагает,
   Инстинкт народный пробуждает,
   С руин державу поднимает,
   Но много крови проливает.
   Когда вождя похоронили,
   То в нем культ личности открыли,
   На съезде строго осудили,
   Потом на сорок лет забыли.
   В пятидесятые года
   Водку пили хоть куда.
   Кукуруза в огороде,
   Гармонь, гитара были в моде.
   Хрущев страною управлял
   И все Америку пугал.
   Эпоха Брежнева пришла,
   Страна совсем в запой ушла.
   Тогда застолья уважали
   И Брежнева все восхваляли.
   Ему награды присуждали
   И их, конечно, обмывали.
   Назвали время то застоем,
   Теперь о нем мы сильно воем.
   Когда же правил Михаил,
   Сухой закон он объявил.
   Царя ошибку повторил
   И тем державу развалил.
   Потом в Германию свалил,
   Хоть и красиво говорил,
   Где труд ученый написал
   И человеком мира стал.
   И вот Россией Ельцин рулит,
   Взгляд открыт и глаз не жмурит.
   Державы нет, не существует,
   Но демократию раздует.
   Что делать дальше, он не знает.
   Как править, он не понимает.
   Одно лишь Ельцин точно знал,
   Что водка нам поставит бал.
   Она проблемы заглушит,
   А дальше бог все сам решит.
   Век демократии настал,
   Страною править Путин стал.
   Себя он сразу показал,
   Борьбу с коррупцией начал.
   Как гидре, лапы отрубил,
   Потом хвосты укоротил,
   Но только что-то упустил,
   Башку ей так и не срубил.
   И разрасталась гидра та
   От головы и до хвоста.
   Есть анекдот такой в народе.
   Спросил Иосиф у Володи:
   «В стране порядок держишь вроде?»
   На что Владимир отвечает:
   «Коррупция одолевает».
   Не понял Сталин этих слов,
   Хотя ответ уж был готов:
   «А может, лучше расстрелять
   И все у них конфисковать?
   Займет все это пару дней,
   И нет коррупции твоей».
   На что Владимир отвечает:
   «Да демократия мешает!».
   Сталин трубку закурил,
   Усы погладил, дым пустил:
   «Ты знаешь, Вова, у меня
   Такого не было и дня.
   А ты публично расстреляй,
   Демократично, как Китай».
   Не будем Сталина хвалить,
   Не будем Путина винить.
   При них народ стал водку пить,
   Сухой закон смогли забыть.
   Путин править продолжает,
   И пусть ему черт не мешает.
   Медведев мало был у власти,
   Но он наладил быстро снасти.
   Он сразу зубы показал,
   Саакашвили наказал.
   Хозяина Москвы убрал,
   Тот даже кепку потерял.
   Страну от кризиса увел
   И с алкоголем не подвел.
   Президентов и царей,
   Первых генсекретарей
   Нам пора уже оставить,
   Не мешать им миром править.
   Но мы попали точно в масть,
   Вместе ходят водка, власть.
   Генофон наш изменили,
   Водки ген уже привили.
   Все! С царями расстаемся
   И рассказами займемся.
   Все из жизни в них берется.
   Наш народ совсем сопьется.

   Мечтал мужик купить машину…

   Мечтал мужик купить машину,
   Нашу русскую «Калину».
   Деньги года три копил,
   Очень мало ел и пил.
   Жена беременна была,
   Как цветок, она цвела.
   Она хотела родить дочку,
   Но муж поставил в этом точку
   И на оборт ее послал,
   Когда про это он узнал.
   Жену работать он заставил,
   Привычки вредные оставил.
   На трех работах сам пахал
   И очень сильно исхудал.
   Три года как-то пролетели.
   Жена теперь лежит в постели.
   Рожать она уже не может,
   И медицина не поможет.
   А наш мужик, хотя не пил,
   Гастрит и язву подцепил.
   Вот долгожданный час пробил,
   «Калину» Ладу он купил.
   И тут к нему пришли друзья,
   Покупку не обмыть нельзя.
   Машину сперва осмотрели,
   Потом за стол, конечно, сели.
   И ну давай ее хвалить
   И меж тостами водку пить.
   Хозяин тоже не стерпел,
   «На грудь» принял и «окосел».
   Три года этого не смел,
   Машину очень он хотел.
   А когда уж все допили,
   Прокатиться вдруг решили.
   Вот за руль мужик садится,
   Ничего он не боится.
   Рядом верные друзья,
   Не прокатить никак нельзя.
   Ключ зажиганья достает,
   И вот уже мотор ревет.
   Машина скорость набирает,
   В окошке ветер напевает.
   Очнулся наш мужик в больнице,
   В его костях сидит по спице.
   И в травмах верные друзья,
   Без них лежать никак нельзя.
   Машина вдребезги разбита.
   Вот неудача, ведь «обмыта».
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация