А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Подельница" (страница 17)

   12

   Спускаясь по простыням в окно следующего этажа, Нестор почувствовал невыносимую боль в левой лопатке. Он уже не мог хотя бы еще пару раз перехватиться руками за простыни. До земли лететь было целых четыре этажа. А этажи в больницах были высокие, не меньше трех метров. В общем, если рухнуть вниз, то, учитывая его открывшуюся рану, летальный исход гарантирован. В лучшем случае инвалидность. В голове пронеслись все последние события. «Зачем поторопился, ведь мог бы насвязывать простыней, чтобы достали до самой земли и тогда бы ищи ветер в поле!..» – Его мысль прервала ужасная боль. Нестор прикрыл глаза и отпустил левую руку. Немного боль отпустила и, открыв глаза, он понял, что держится за простыню зубами, своими ровными молодыми зубами! Собрав в кулак всю волю, он дважды перехватился зубами и правой рукой за простынь. Его нога наконец нащупала подоконный металлический слив. Нестор крикнул от боли и, схватившись правой рукой за оконный переплет, как только мог, толкнул непослушное тело в раскрытый проем. Он не помнил, как упал на пол, опрокинув на себя стол и вазу с цветами.
   Очнулся он в другой палате. Боли не чувствовалось, просто в голове стоял какой-то непонятный гул. Он повернул голову и увидел зарешеченное окно. Присмотревшись к сумраку, Нестор различил стол рядом с входной дверью, за столом сидел полицейский в накинутом на плечи белом халате. Хотелось пить.
   – Слышь, начальник? – окликнул Нестор полицейского. – Попить не найдется? – Тот стряхнул с себя дремоту.
   – А пару телок в постель не подложить? – сердито ответил на его просьбу Семенов. Нестор узнал по голосу бывшего соседа по палате.
   – А-а, это ты, тюкнутый… Да-а, не смог я тебя сделать. Если бы до ночи дотерпел, не поторопился, хрен бы ты меня увидел! Ну, ладно, твоя взяла. Дай водички-то… что-то башка какая-то…
   – Вон кран в углу. Пей хоть до посинения, – ответил ему Семенов и, дотянувшись до выключателя, включил общий свет. Нестор медленно приподнялся, сел, свесив ноги с кровати. Немного посидел и пошел к белевшей в углу раковине. Он отвернул кран и долго смотрел на сверкающую прозрачную струю. Когда вода немного захолодела, он пригоршнями напился и пошел к своей постели.
   Понаблюдав за Нестором еще минут десять, Семенов достал из кармана мобильник и набрал лейтенанта Сорокину.
   – Але, это Семенов. Клиент проснулся, – тихо доложил он Ольге.
   – Он в состоянии разговаривать? – спросила в свою очередь Сорокина.
   – Еще в каком… – улыбнулся в трубку Семенов.
   – Я сейчас подойду.
   Ольга только что вернулась с совещания от Аверкина, на котором также присутствовал новый сотрудник их отдела Семен Львович Замятин. Он, как выяснилось, в ее отсутствие накопал немало деталей по трупу строителя. Теперь, имея за пазухой множество аргументов и фактов, она могла задать этому несусветному ворюге Нестору массу интересующих ее вопросов. Пока дело и тело шли на поправку. Волновало только то, что Вася Мышкин, сосланный в Питер, не давал о себе знать. «Словно провалился сквозь землю! Целую неделю ни звука. Хоть бы мяукнул!» – подумала Ольга, выстукивая каблучками по коридору травматологического отделения городской больницы. Она подошла к палате, где теперь находился Нестор, и постучала в металлическую дверь.
   – Да, – послышался голос Семенова. Ольга вошла. Приодетая в аккуратно подогнанный по ее фигуре милицейский мундир, она произвела огромное впечатление на обоих мужчин.
   – Привет, мальчики, – проговорила она так, словно явилась на какую-нибудь тусовку.
   – П-привет, – ответил Семенов, приподнявшись над стулом. Ольга на ходу выдернула из-под него стул, подошла к кровати Нестора, уселась поближе к тумбочке и положила на нее кожаную папку.
   – Как ваше самочувствие после полуденного забега? – шутливо спросила Ольга, располагая преступника к разговору.
   – Спасибо, хреново, – ответил тот и повернулся лицом к стене, дав понять, что беседы не будет. Ольга раскрыла папку, достала из нее фотографию Потапова.
   – Ладно, понимаю. Кодекс чести замарать боитесь. Мол, с «ментовкой базарить западло»? Так и не базарь. – Она специально перешла на «ты». – Глянь сюда и кивни головой. Этот в тебя нож сунул? – Ольга привстала и, наклонившись над Нестором, поднесла к его глазам фотографию. Тот упорно не хотел разговаривать. – Между прочим, это матерый преступник, на котором пять трупов. Он отсидел двадцать лет, а теперь снова орудует на свободе. И методы его стали намного изощренней. Если бы ты не попал в рыбацкие сети, был бы у него шестым. Нам его необходимо навсегда упрятать за решетку, потому что он очень опасен для нашего общества, а без твоей помощи ничего не выйдет. Ну, так как, поможешь?
   – Сам, без вас разберусь.
   – Э-э, парень! Я думала, ты умнее. На кой тебе самому париться, если можно чужими руками? Да и пока у тебя то да се, ускользнет. Он ведь, повторяю, намного хитрее нас всех. – Они долго молчали. Ольга специально дала ему время подумать. Через пять минут она поднялась со стула, сунула фото в папку и застегнула молнию. – Ну, раз так, прощайте. Другого раза не будет. – Ольга быстро протопала каблучками к выходу. Нестор вдруг начал кулаком дубасить в подушку.
   – Да он это! Он! – прокричал Нестор Ольге вдогонку.
   – Кто он? – обернувшись, спросила Сорокина.
   – Тот, который в меня нож на мосту… а потом через перила в реку столкнул!
   Ольга медленно, уже не топая, вернулась на прежнее место.
   – А он там был один? – спокойно спросила она.
   – Где, на мосту?
   – Да, на мосту.
   – Один.
   – А что вы с ним на мосту делали, рыбу удили? – снова спросила Ольга, наблюдая, как Нестора от воспоминаний начинает трясти.
   – Какую, на хрен рыбу! Пивом я накачался, вот и остановились отлить.
   – А-а, так вы на машине ехали… а куда? – осторожно спросила Ольга, опасаясь, как бы тот снова не пошел в отказ. Но видно было, что она его зацепила за живое, и Нестору надо было выплеснуть из себя все накопившееся. Теперь он точно ответит на интересующие ее вопросы, которые касаются его знакомства с Потаповым. – Так куда тебя вез Потапов?
   – К нему, в деревню, – отвечал тот, украдкой осушая слезы с глаз.
   – Зачем?
   – Бабла у него зашибил малость, а у него оно в деревне. Вот и поехали.
   – И много зашибил?
   – Не ваше дело. Я все сказал. Отстаньте от меня! – Нестор снова занервничал.
   – Скажи сколько, и я отстану, – сказала Ольга тихо, даже как-то ласково. Нестор немного помолчал и ответил:
   – Десять штук…
   – Десять штук чего? – тем же тоном переспросила Ольга.
   – Не деревянных же! – нервно ответил тот.
   – Десять тысяч долларов за клетку с какой-то вонючей вороной!? И ты ему поверил?
   – Да я тоже сначала удивился. А он говорит, мол, очень ценная птица, потому и никаких денег не жалко. А как вы узнали про ворону, если не секрет?
   – Секрет. А отмычки куда спрятал? Не с собой же таскал?
   – Тоже секрет, – Нестор накрыл голову одеялом, давая понять, что теперь беседа закончена точно.
   – Н-ну, ладно, – выдохнула Ольга. – А фамилия твоя как? Надо же в протоколе прописать…
   – Пушкин Александр Сергеевич, вор-рецидивист, последнее погоняло Нестор Забайкальский, не имею ни паспорта, ни родины, ни флага. Все?
   – Нет, не все. Пока не скажешь настоящие фамилию, имя, отчество, я не уйду, – сказала Ольга, прихлопнув ладошкой по папке.
   – Вот никто не верит! В паспортном столе метрику изъяли. Сказали, что пока фамилию не сменю, ксивы не выдадут. А я виноват, что мне в детдоме такую фамилию приклеили? Директриса у нас любила раздавать разные экзотические фамилии, там: Ульянов, Хрущев, Лаппалайнен…
   – Так ты тоже шкет? – грустно сказала Ольга. Нестор Забайкальский тихонько повернулся на живот.
   – Че, тоже, что ли?.. – тем же тоном спросил он Ольгу. – И как ваш домзак назывался?
   – Он из одних найденышей да подкидышей состоял. Вот и получалось, что нас всех в капусте нашли. Так и детдом назывался «Капустник». Правда, смешно?
   – Да, уж, прямо обхохочешься, – серьезно сказал вор. – А у нас так и назывался «Домзак».
   – Ну, ладно. На сегодня хватит, а то вижу, устал ты. Если какие подробности, детали вспомнишь, позовешь через дежурного. – Ольга поднялась со стула, выключила в кармане диктофон и направилась к выходу.
   – Какие еще детали? Я и так лишку наболтал.
   – Ну, мало ли… до свидания. – Она вышла и прикрыла за собой тяжелую металлическую дверь.
   На следующее утро, во время обхода, лейтенант Сорокина попросилась на выписку.
   – Пожалуйста, – сказал лечащий врач, – если вы считаете, что уже поправились…
   – Ну… не совсем… еще… – растерялась Ольга.
   – Не совсем, так лежите и лечитесь, – резко отрубил док.
   – Ну, а можно мне хотя бы ненадолго отлучаться? – продолжала доставать доктора Ольга. – Дел много, а работать некому.
   – Ну, разве что… как бы на прогулку… на свежий воздух…
   – Спасибо, – сказала Ольга, глядя на вспотевший лоб лечащего врача.

   Подполковник Аверкин подвинул к себе телефон и, искоса поглядывая в записную книжку, набрал номер питерских коллег. Отсутствие связи с лейтенантом Мышкиным серьезно всех озадачило. Шла уже вторая неделя после того, как он отбыл в командировку. В трубке щелкнуло, и послышался мужской суровый голос.
   – Капитан Моченков, слушаю вас.
   – Добрый день, капитан! Из Заозерска беспокоим, подполковник Аверкин, убойный отдел…
   – Так. Что случилось, товарищ подполковник?
   – В недалеком прошлом мы к вам обращались по гражданину… э-э Фатееву, подозреваемому в убийстве.
   – Так, помню.
   – Так вот: мы послали к вам в Питер нашего сотрудника поискать этого Фатеева. Но он куда-то запропастился.
   – И как давно?
   – Да уже вторую неделю ни звука, – ответил Аверкин, заслышав хихиканье коллеги с другого конца провода. – Вы не могли бы посодействовать в его розыске, а то у меня людей нет.
   – В розыске кого, товарищ подполковник, Фатеева, или вашего сотрудника? – переспросил капитан, едва сдерживая смех.
   – Так… обоих… бы… – Аверкин расслабил узел на галстуке, давившем горло, и обтер шею носовым платком. – Ну и духотища сегодня, – сказал он, лишь бы не молчать.
   – И у нас тоже. На прошлой неделе гроза прошла, и все.
   – А у нас еще ни одной не было. Может быть, в начале мая…
   – Может… быть… – капитан снова выдерживал паузу. Аверкин даже представил себе, как он, зажав микрофон ладошкой, покатывается со смеху над ним и пропавшим без вести Васей Мышкиным.
   – Але, – сказал в трубку Аверкин.
   – Але, – ответил капитан.
   – Ну, так чего решили? Поможете? – сдерживая бешенство из последних сил, спросил подполковник Аверкин.
   – Ну, так… поможем, чем можем… как его?
   – Лейтенант Мышкин.
   – Хорошо, записал. А как он насчет выпить? – явно издеваясь, спросил капитан.
   – Да нормально… норму…
   – Понятно, а норма – ведро. Обзвоним полицейские отделения, больницы, морги…
   – Что ты! Типун тебе на язык, капитан… – не выдержал Аверкин издевательств. – На вокзалах посмотрите, а может, к гастарбайтерам прибился… А что, вдруг у него деньги кончились…
   – Знаете ли, в питерском угро безработицы нет, чтобы мы вашей ерундой занимались. В общем, глубоко не полезем, а чем можем, тем поможем. Да вы и сами давайте, работайте. До свидания. – Трубка не успела придавить клавишу аппарата, и Аверкин успел услышать из Питера громкий хохот целого отдела.
   – Ну, Вася, рыло в мясе! Вернешься, разжалую в рядовые! – вслух произнес подполковник Аверкин и, оскорбленный питерскими коллегами, набрал номер Замятина.
   – Слушаю внимательно, Палыч, – ответил тот.
   – Сколько ты еще будешь держать засаду!? – резко задал вопрос Аверкин.
   – Так вчера же решили, пока не возьмем Потапова.
   – Оставь пока этого Потапова. Никуда он не денется. Сейчас отлежится на дне и где-нибудь вынырнет. Ты хорошо знаешь Питер?
   – Нормально, а что?
   – Слушай, съездил бы, а? Надо Мышкина найти, – просящим тоном сказал Аверкин.
   – Так позвонил бы товарищам, пусть посодействуют…
   – Да каким товарищам!? Они меня только на смех подняли. Ржут, как пацаны у подъезда. Самим, мол, надо, работать…
   – Так можно съездить ненадолго…
   – Ненадолго, Львович, ненадолго! Командировку и суточные сейчас же оформлю. Все, как положено. И куда он там мог деться?
   – Только засаду давай снимать пока не будем. Печенкой чувствую, он где-то рядом. Не бросит же он свое столь выгодное предприятие. Жрицы говорили, что их у него четыре смены. Прям как на беспрерывном производстве.
   – Ладно, пусть покараулят еще пару дней…. А ты тогда давай, собирайся.
   – Понял, Палыч. Сейчас ребятам провиант доставлю и соберусь. Да, это… дай-ка машину часа на два. Надо за своей съездить, а то стоит в лесу, боюсь, как бы не напакостил кто.
   – Так ты ее все еще не забрал?!
   – А когда было?..
   – Ну, ты, брат даешь! Тебе машину куда прислать? Ты где сейчас? – услужливо говорил Аверкин.
   – Да дома. Клару кормлю.
   – Какую Клару? – Не понял Аверкин.
   – Ну, Клару… воровку-домушницу, – пояснил Замятин. – Она сейчас у меня находится, как бы под домашним арестом.
   – А-а… Машину, значит, к дому подать? – уточнил начальник.
   – Если можно…
   – Только долго не задерживай, а то мало ли куда выехать…
   – Понял, не задерживать, – весело ответил Замятин и выключил телефон.
   После удачного разговора с Замятиным Аверкину немного полегчало. Он поднялся из-за стола, подошел к сейфу, раскрыл его и, отвинтив пробку с бутылочки, принял подряд две стопки коньяка. Закусив конфеткой, проделал все это в обратном порядке. Он откинул голову назад и прикрыл глаза, но вздремнуть ему не дали, послышался стук в дверь. Аверкин встрепенулся и уставился в стол.
   – Да, войдите, – проговорил он сурово. В дверях стояла лейтенант Сорокина.
   – Разрешите, товарищ подполковник? – спросила она, улыбаясь.
   – Проходи, проходи, Олюшка. По устам вижу, не с пустыми руками… – весело заговорил Аверкин, указывая сотруднице на стул рядом со своим столом.
   – Не с пустыми, Алексей Палыч. А от лейтенанта Мышкина ничего нет? – спросила она как бы невзначай. Аверкин развел руками.
   – Только что Замятина подрядил в Питер съездить, разобраться.
   – Питер – мой город. Я его как свои пять знаю. Сейчас там белые ночи…
   – Ну-ну! Я тебе покажу белые ночи. И не мечтай. В отпуске будешь, тогда – пожалуйста. А сейчас лечись, основательно лечись. – Аверкин наставлял лейтенанта Сорокину, словно родную дочь. – И давай, давай, чего там нарыла?
   – Допросила этого Нестора. Неохотно, но раскололся. Потапова признал. Он в него нож сунул. Пообещал ему десять тысяч баксов, если он у Замятина украдет ворону.
   – Десять тысяч за ворону? Что хоть за ворона-то такая, хоть бы одним глазом взглянуть. Кстати, Замятин ее обратно к себе забрал.
   – Как это? – удивилась Ольга.
   – По наводке пошел брать Потапова… на Заре Свободы… Ну, ты знаешь, где это, а его там не оказалось. Как в воду канул. Глянули на лоджию, а там ворона… в клетку посаженная. Ну, он ее и забрал себе обратно. Тот вернется, расстроится, наверное. Ладно, давай по твоему, этому… как его? Нестору.
   – Ну, тот заказ выполнил сразу, Потапов и не ожидал от него такой прыти. Мол, здесь такой суммы у него нет, поехали в деревню, там есть. Но чтобы не рассчитываться, Потапов его пивом накачал и решил по пути убрать. Ну, когда Нестору захотелось до ветру, Потапов остановил машину именно на мосту. Пока тот расстегивался, он в него нож – и через перила в речку… в надежде, что течением труп унесет куда подальше. А тот неподалеку от дороги запутался в рыбацкой сетке. Благо рыбаки были в это время там и вытащили его еще живого. Видать, холодная вода ослабила кровотечение или еще почему…
   – Ну, а рыбаков этих нашли? Ведь они его в больницу-то привезли? – нетерпеливо спросил начальник.
   – Если их искать, только время потеряем. Я тут навела кое-какие справки. Дело в том, что рыбаки эти скорей всего браконьеры. И если даже их вычислить, то все равно они ни в чем не сознаются.
   – Почему?
   – Потому, что во время половодья по этой речке из одного озера в другое мигрирует на нерест щука, а они ее вылавливают сотнями килограммов, доят из нее икорку, а саму рыбу выбрасывают по течению.
   – А что, сама-то щука их не интересует? – спросил Аверкин.
   – В данный период времени нет. Потому что икра – товар дорогой и более компактный – что ли?
   – Ну, варвары! Да за это!..
   – Вот поэтому-то их лучше не искать. Проку от них как от свидетелей, мало, а мороки… – Ольга показала ладонью выше своей головы.
   – М-да-с, – произнес Аверкин. – А сам Нестор, значит, подтверждает личность Потапова?
   – Да, почти сразу подтвердил. Думаю, что здесь все ясно. Покушался на его убийство Потапов, ему не впервой. А браконьеры его сами в больницу привезли, так что они отпадают. Алексей Павлович, мне нельзя эти оба дела, Потапова и Нестора взять с собой? Я бы, пока лежу в больнице, покопалась в них.
   – Ну, это же серьезное нарушение. А если проверка? Полетят наши с тобой головушки, – прошептал начальник.
   – Ну, если что, могу взять на себя. Мне пока все равно, две звездочки на погоне или одна, – улыбнулась Оля.
   – Я вот тебе третью прошу, а ты и от этих отказываешься! Что за молодежь! Ну, ничего им не надо, – сказал Аверкин, осуждающе качая головой. – В общем, картина такая: дело Потапова читай, только в моем кабинете и при мне. Потому, что в нем десять томов. Сама подумай, куда ты понесешь? А на этого… Нестора, ничего пока не нарыто, одна страница по неудавшемуся ограблению квартиры. Он даже фамилию свою не успел назвать, как вы с Васей его подпрягли на… шабашку. На нем пока еще висит только одна замятинская каркуша. Хотя хватка у него, по всему видать, ворюги несусветного, – сказал Аверкин, вытирая платком пот с шеи и лысины.
   – Ну, фамилию он мне назвал, хотя маловероятную, – сказала Оля. Аверкин вскинул на нее любопытный взгляд.
   – Небось, Пушкиным, или еще кем назвался? Раз маловероятно.
   – Точно. Пушкин Александр Сергеевич. Последняя кличка Нестор Забайкальский.
   – Забайкальский, говоришь? А вот возьми да и пошли запрос по факсу в Забайкалье! Какая там теперь у них столица? И фотографию его приложи. Чего они ответят?
   – Так дорого же, Алексей Павлович, – смутилась Ольга, зная скупость своего шефа.
   – Не дороже денег. Надо бороться и искать. Не отпускать же его на волю, этакого красавца. А? – уставился Аверкин на сотрудницу.
   – Хорошо, я сделаю запрос. Можно еще один зудящий вопрос? – спросила Ольга, пробарабанив ногтями по крышке стола.
   – Конечно.
   – Вы сказали, что Замятин шел брать Потапова по наводке. А тот как в воду канул. Я когда ходила осматривать десятую квартиру, заметила одну интересную вещь. На новых дверях в ванной, с внутренней стороны, было прикреплено зеркало. И когда дверь была открытой, в зеркале отражалась половина кухни. То есть от входной двери можно было увидеть табурет, на котором сидел и ремонтировал кипятильник убитый. Вполне возможно, что Потапов, увидев его одного, преднамеренно включил тумблер в щитке.
   – Громоздкая версия. Замятин уже раскрыл это убийство, и подельника знаем, но до Потапова и того брать нельзя. Кроме того, нам нужен Фатехин. Надо выяснить, каким боком он относится к этому делу. В общем, получается так, что Потапова надо брать. Но чтобы его раскрутить по полной программе, нам нужны показания не только Завадского и его соседа Толяна, но и Фатехина, и той девочки, которая якобы спрашивала у Потапова про этих самых работников.
   – Ну, хорошо, оставим это. Дело в другом. Когда я стала закрывать дверь в ванную, через открытую входную дверь увидела, как приоткрылась дверь двенадцатой квартиры.
   – Ну и что? – пожал плечами Аверкин.
   – А то, что все соседи утверждают, что эта квартира давно пустует. Где-то около трех лет. А кто тогда приоткрыл дверь и, увидев нас, сразу закрыл?
   – Тебе не могло показаться?
   – Нет, я не пьющая. И двери этих квартир расположены почти вплотную друг к другу. Ну, между ними примерно расстояние в полметра, не больше. Вот внутри, от этого простенка должна быть межквартирная стена. Либо капитальная, либо гипсовая. Это можно уточнить через строительный архив. Вполне возможно, что эти две квартиры, однушка Потапова и двушка опустевшая, теперь являются совмещенными.
   – Ты хочешь сказать, что Потапов после смерти бабули прихватил ее квартиру?
   – Это только предположение. Толкает на него то, что Замятин был точно уверен в присутствии Потапова в одиннадцатой квартире. Но его там не оказалось. Он что, испарился? Через лоджию уйти – высоковато будет.
   – Да он там был не один. Еще трое… – Аверкин достал из ящика стола мобильник, набрал номер. – Добрый день, товарищ генерал…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация