А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Остров Россия" (страница 43)

   Главный архитектор Москвы Александр Кузьмин объявил в июне 2009 г., что к 2025 г. все здания до 5 этажей в Москве и некоторые более высокие придут в состояние ветхости. До 2025 года в столице необходимо снести 20 млн. кв. метров такого жилья. Начало сноса некомфортного жилья, а его насчитывается 45 млн. кв. м, запланировано на 2011 г. По словам Кузьмина, в то время как общий жилой фонд в Москве составляет 220 млн. кв. м. 117 млн. кв. м. уже включено в программу проведения капитального ремонта на ближайшие годы. Можно себе представить, в каком же состоянии находится жилой фонд российской столицы, если большая его половина требует срочного капитального ремонта!
   МЧС не прогнозировал увеличения количества авиационных происшествий, хотя и предсказал, что продолжится рост происшествий, связанных с авариями в малой авиации, что в значительной степени связано с несовершенством нормативно-правовой базы в этой сфере, а также с низким уровнем контроля технического состояния малой авиации, с нарушениями правил выполнения полетов. Аварии с вертолетами, в том числе в Иркутской области, где погиб губернатор Есиповский, и на Алтае, были, правда, связаны с VIP-охотниками.
   Количество крупных дорожно-транспортных происшествий, как ожидали, превысит уровень 2008 года. Наибольшее количество крупных ДТП прогнозировали на Европейской территории страны.
   Водный транспорт. Параметры аварийности на грузовых, пассажирских судах и судах рыбной промышленности установили выше уровня 2008 года. Основные виды происшествий: посадка на мель, столкновения, опрокидывание судна; основные причины – судоводительские ошибки, повреждения и пробоины судна. Все сбылось.
   В 2009 году предсказали вероятность чрезвычайных ситуаций, вызванных природно-очаговыми инфекциями, в связи с положительным отклонением температур от климатической нормы в осенне-зимние месяцы текущего года.
   На Европейской территории страны ожидали, что аномально теплые ноябрь – декабрь и наличие кормовой базы за счет высокого урожая зерновых приведет к увеличению численности грызунов, что крайне негативно скажется на эпидемиологической обстановке. В 2009 году прогнозировали повышенную вероятность роста заболеваний, передающихся клещами, что обусловлено двумя аномально теплыми зимами, способствующими увеличению популяции переносчиков в природных очагах. Клещей действительно было весной видимо-невидимо не только в Сибири, но даже в Подмосковье, в том числе энцефалитных.
   В 2009 году ждали и возникновения ЧС, обусловленных сибирской язвой и бешенством. Возникновение эпизоотических очагов сибирской язвы наиболее вероятно на территориях Южного, Центрального, Приволжского и Сибирского ФО, что обусловлено выпасом скота на зараженной территории в зоне скотомогильников или в местах падежа животных от сибирской язвы с последующим заражением людей. Выше среднемноголетних значений прогнозировали количество очагов бешенства среди животных преимущественно в Центральном, Приволжском и Южном ФО, в связи с чем сохраняется высокий риск заражения людей с наибольшим числом пострадавших среди городских жителей. Это обусловлено низким уровнем контроля за миграцией и численностью диких плотоядных и безнадзорных домашних животных.
   МЧС предсказывало также новые вспышки африканской чумы свиней в Кавказском регионе, в субъектах с высокой численностью поголовья домашних свиней частных подворий и мелких свиноводческих хозяйств, где отсутствует закрытый тип производства. Не исключали риск заноса и на крупные свиноводческие предприятия при сбоях в организации мер по охране хозяйств от заноса инфекционных болезней. (Этот прогноз МЧС, кстати, полностью оправдался, когда в апреле 2009 г. вспыхнул «свиной грипп» в Мексике и перебросился оттуда на США, а дальше пошел гулять по всему миру.)
   В 2009 году повышается опасность распространения на территорию РФ измененных вариантов вируса гриппа птиц H5N1, от которых вакцинированная птица не защищена, и возникновение эпизоотических вспышек. Для своевременного проведения профилактических мероприятий необходим постоянный мониторинг вирусов гриппа среди диких птиц.
   Из-за теплой зимы может произойти вспышка численности саранчи и других вредителей.
   Кроме того, в МЧС озабочены проблемами, вызванными глобальным потеплением. Это – дальнейший рост среднегодового количества осадков преимущественно за счет их увеличения в холодный период. К 2015 г. на преобладающей части территории России зимой будет выпадать осадков на 4-6% больше, чем в настоящее время. Самое существенное увеличение количества осадков зимой ожидается на севере Восточной Сибири (прирост до 7-9%). Это приведет к проблемам, связанным с наводнениями и паводками. Из-за повышения среднестатистической летней температуры по сравнению с текущими значениями к 2015 г. прогнозируется увеличение числа дней с пожароопасной обстановкой.
   В настоящее время в России общая площадь районов распространения многолетней мерзлоты составляет около 10,7 миллиона квадратных километров, или порядка 63%, однако в будущем она может сократиться на 10 – 18% и граница многолетней мерзлоты сместится к северо-востоку на 150 – 200 километров. Это окажет негативное влияние на все наземные транспортные коммуникации. Так, по многолетней мерзлоте проходит 80% Амурской железной дороги. Число зданий, получивших различного рода повреждения из-за неравномерных просадок фундаментов вследствие увеличения сезонного протаивания, в 2000-2008 гг. возросло по сравнению с двумя предшествующими десятилетиями на 42% в Норильске, на 61% в Якутске и на 90% в Амдерме. Наибольшей опасности будут подвержены сооружения на Чукотке, в бассейнах верхнего течения Индигирки и Колымы, на юго-востоке Якутии и на значительной части Западно-Сибирской равнины, на побережье Карского моря, на Новой Земле, а также на Крайнем Севере Европейской территории России. В этих районах имеется развитая инфраструктура, в частности, газо– и нефтедобывающие комплексы, система трубопроводов Надым-Пур-Таз на северо-западе Сибири, Билибинская атомная станция и связанные с ней линии электропередачи от Черского до Певека.
   Если вчитаться внимательные в прогноз МЧС, станет ясно, что после 2008 г. нас ждет не год катастроф, а десятилетие катастроф, которые повлекут за собой не только человеческие жертвы, но и уничтожение жизнеобеспечения, инфраструктуры, даже атомных электростанций.
   Мер, принятых накануне 2009 г., хватит разве что для предотвращения 5-10 процентов бедствий, прогнозируемых МЧС. Только в январе 2009 г. на территории РФ, по данным Национального центра управления кризисными ситуациями МЧС, в результате различных ЧС погибли 2 тыс. 123 человека, спасены около 7 тыс. человек. В январе произошло, в частности, 14 тыс. 330 пожаров, 88 происшествий на водных объектах.
   Мы становимся суеверными. И со страхом ждем августа – месяца катастроф. 2009 год эти страхи оправдал полностью. Гибель «Витязей» над Жуковским. Страшный теракт в Назрани. Обрушение домов в результате взрыва бытового газа в Приморье и на Кубани. Взрыв нефтехранилища в Ханты-Мансийске от удара молнией. И вот на экране телевидения страшные кадры новой катастрофы.
   …19 августа 2009 г. в Хакасии, в городке со сказочным именем Дивногорск, на берегу Енисея хоронили погибших. Страшная авария на Саяно-Шушенской ГЭС (СШГЭС) унесла утром 17 августа жизни семидесяти шести человек. На восстановление СШГЭС потребуется минимум 10 миллиардов рублей. Общие потери от аварии оценили не менее чем в 27 миллиардов рублей. Президент РФ Дмитрий Медведев заявил, что авария на Саяно-Шушенской ГЭС стала беспрецедентной по масштабам техногенной катастрофой. Эта ГЭС – верхняя в каскаде енисейских гидроэлектростанций, крупнейшая в России и одна из крупнейших в мире: установленная мощность – 6,4 миллиона кВт и среднегодовая выработка – 22,8 миллиарда кВт•час электроэнергии. Плотина Саяно-Шушенской ГЭС – самая высокая из построенных в России. В результате аварии станция полностью вышла из строя. На ее восстановление потребуется минимум четыре года. В Алтайском крае, Кемеровской и Томской областях, республиках Хакасия и Алтай сразу же после аварии начались веерные отключения энергии, но это только начало. Перебои с электричеством теперь станут в этом регионе постоянными. Без электроэнергии СШГЭС временно остались и промышленники. Сильнее всего пострадал крупнейший производитель алюминия в мире «Русал», заводы которого, выпускающие более 830 тысяч тонн алюминия в год, потребляли более 75 процентов электроэнергии СШГЭС. Пострадали и другие компании. В частности, ограничения в поставках затронули Новокузнецкий и Западно-Сибирские металлургические комбинаты Evraz Group. Без достаточного объема электричества на время остались несколько шахт и угольных разрезов Кузбасса. Были также остановлены Алтайский завод агрегатов, «Алейскзернопродукт», «Барнаульская мельница», дрожжевой завод, ЗАО «Ремметалл» и Алтайский завод прецизионных изделий. В долине Енисея началась паника – боялись, что вся плотина рухнет, что поставило бы под угрозу десятки городов, включая Красноярск и Абакан. По рассказам очевидцев, жители городков возле аварийной ГЭС сначала бросились на заправки и в магазины, а потом стали покидать свои дома. Цены на бензин подскочили до 40 рублей за литр. Потом он просто пропал. Из-за перегрузок стала давать сбои сотовая связь, что подлило масла в огонь паники. Впрочем, и руководители на местах не знали, что делать. Руководители больниц и государственных учреждений стали отпускать людей домой для подготовки к возможной эвакуации. Панику с трудом удалось остановить, когда министр МЧС С.Шойгу заявил по телевидению, что угрозы разрушения плотины нет. Что же все-таки произошло и почему? В этой трагедии, как в зеркале, отразились беды российской экономики, которая после развала СССР напоминает тихо разрушающийся город Припять у Чернобыля после того, как его навсегда покинули жители.
   Прежде всего, исключим версию теракта – специалисты из ФСБ, работавшие на месте аварии, следов взрывчатых веществ не нашли. В день аварии на Саяно-Шушенской ГЭС проводились ремонтные работы. Неожиданно вода хлынула в машинный зал. Вода падала вниз по тоннелю толщиной примерно с московское метро с высоты 150 метров. Она пошла напрямую в машинный зал и разнесла на куски все, что там было. Именно в машинном зале и прилегающих помещениях и находятся люди, которые обслуживают работу станций. Почти все они погибли. По мере расследования выяснилось, что первейшей причиной аварии, как и на Чернобыле, оказалось «несоблюдение технических регламентов», т.е. привычное российское разгильдяйство и надежда на авось в обращении, не терпящей такой фамильярности техникой. Утверждают, что во время не сработали автоматические гидротормоза, которые могли бы остановить турбину, прежде чем ее разнесло на куски. Находившиеся в машинном зале ремонтники забыли, что надо за этим следить, и не перевели гидротормоза в соответствующий режим. Да и сами тормоза уже выработали свой ресурс, как и гидротурбины. В общем – дальше пошло-поехало. Бывший гендиректор Саяно-Шушенской ГЭС заявил, что авария произошла из-за срыва крышки турбины в машинном зале. Комментируя эту версию, один из экспертов в области машиностроения для энергетики напомнил, что подобные турбины при тщательном уходе за оборудованием и постоянном контроле безаварийно работают до 30 лет. Посчитаем – первый гидроагрегат ГЭС принял промышленную нагрузку в декабре 1978-го, десятый – в 1985-м. В этом семилетнем промежутке и следует искать ответ на вопрос, почему оно рвануло. 30-летняя гарантия безаварийности истекла или истекает.
   А кто позаботился о том, чтобы эту гарантию должным образом продлить? Как и повсюду в России, приватизаторы, заполучив в свои руки производственные мощности, стремились выжать из них максимум прибыли и не вкладывали в обновление инфраструктуры ни копейки или только копейки. Реформа электроэнергетики, разделившая РАО «ЕЭС России» в 2008 году на компании, проданные частным инвесторам в обмен на инфраструктурные инвестиции, а также те, что были полностью переданы государству, по признанию Минэнерго, «частично провалилась». Ну, это, право, напоминает термин «частично беременна». Владелец СШГЭС компания «Русгидро» могла бы вложить необходимые средства в модернизацию электростанции – только в первом квартале 2009 года прибыль компании превысила 18 миллиардов рублей. Но, как сообщали в том же Минэнерго, «многие новые владельцы энергокомпаний из-за кризиса были вынуждены отказаться от развития полученных активов». Дело, однако, не в этом. И до кризиса они не больно-то раскошеливались, хотя СШГЭС имела ряд конструктивных недостатков, которые периодически давали о себе знать и раньше. Так, 23 мая 1979 г. в ходе паводка вода проникла в здание ГЭС и затопила первый пусковой гидроагрегат. Неудачная конструкция штатного водосброса неоднократно приводила к разрушению водобойного колодца, из-за чего в 2005 г. было начато строительство берегового водосброса.
   С 2011 г. на ГЭС планировалось начать постепенную замену рабочих колес гидроагрегатов, конструкция которых оказалась не самой удачной. В них наблюдалось повышенное трещинообразование, что ограничивало эксплуатацию гидроагрегатов на определенных режимах. Чего же ждали господа? Дело в том, что «птенцы из гнезда Чубайса», как называли выходцев из РАО ЕЭС, дожидались роста цен на электричество и соответственно своих прибылей за счет увеличения доли продаж электроэнергии на свободном рынке. До 1 января 2009 года 75 процентов электроэнергии в России продавалось по тарифам, которые устанавливает государство, а еще 25 процентов – на свободном рынке. При этом на свободном рынке цены на электроэнергию в среднем на 50 процентов выше регулируемых. Полная либерализация рынка намечена на 2011 год. Даже на аварии на СШГЭС они сумели нажиться. Стоимость энергии на Саяно-Шушенской ГЭС была самой дешевой в России. Но уже 17 августа, сразу же после аварии, индекс цен на рынке электроэнергии Сибири увеличился в пять раз, преодолев цену в одну тысячу рублей за МВт ч. Патологическая жадность, свойственная всем олигархам, – одна из главных причин, погубивших СШГЭС и работавших там людей.
   С другой стороны, эта катастрофа – неизбежное следствие и показатель изношенности всей инфраструктуры в России. На Западе именно так эту аварию и расценили. «Если из аварии на Саяно-Шушенской ГЭС и можно извлечь что-то позитивное, так это то, что она может придать срочный характер усилиям по модернизации, которые Россия должна была сделать национальным приоритетом после краха Советского Союза 18 лет назад, – пишет британская газета The Independent. – Ремонтные работы выявят большую дыру в российском бюджете, который медленно оправляется от последствий мирового кризиса и снижения цен на сырьевые товары в прошлом году. Однако это происшествие также является предвестником того, чего давно боялись российские лидеры, а именно неотвратимой деградации инфраструктуры советской эпохи. От электростанций и портов и аэропортов, от трубопроводов и железных дорог до городских теплоцентралей и московского метро – почти все срочно нуждается в ремонте», – отмечается в тексте The Independent. И вот что еще отметила эта британская газета: «Эта авария некоторым образом, может стать почти столь же разрушительной для России, как чернобыльская катастрофа 1986 года для Советского Союза» (The Independent, 19.08.2009).
   В Кремле такие оценки вызывают вполне понятное раздражение. «После того, что произошло на Саяно-Шушенской ГЭС, появилась масса апокалиптических комментариев по этому поводу и у нас в стране, и за границей. Смысл их сводится к одному: все, приплыли – это начало технологического конца России, Чернобыль XXI века», – сказал на очередном совещании 24 августа президент Дмитрий Медведев. Президент не выбирал выражений. «Руки начали потирать те, кому не нравится Россия в действующих границах и ее роль на международной арене, – сказал он. – Мы все понимаем, что, несмотря на всю тяжесть произошедшего, несмотря на то, что погибли люди, все это – брехня». И все таки признал очевидное: «Правда здесь только в одном: наша страна очень сильно технологически отстала».
   Отставание это, конечно, началось не сегодня. Оно чревато еще не одной катастрофой. И то, что произошло на СШГЭС, увы, как ни раздражает это Президента РФ, вполне сравнимо с Чернобылем, тем более что последствия этой драмы на Енисее пока что трудно даже предвидеть. Это признает не кто-нибудь, а очевидец происшедшего, житель Красноярска, кандидат биологических наук, ученый секретарь Института биофизики СО РАН Егор Задереев, член Координационного совета по делам молодежи в научной и образовательной сферах при президентском Совете по науке, технологиям и образованию. «Эту аварию в сети уже сейчас начинают сравнивать с Чернобылем. И это вполне правомерно, – говорит Задереев. – В самом худшем варианте прорыва ГЭС под угрозу попадает порядка 1 миллиона человек. После того как работа станции была практически парализована, для остановки потока воды были перекрыты заслонки, которые пропускают воду к агрегатам. Но ГЭС не может стоять и не пропускать воду – тогда начнет повышаться уровень водохранилища и вода в итоге может пойти через верх. Для того чтобы избежать этого, были открыты водосбросы. Устройства для сброса воды есть на любой ГЭС. Они служат для сброса излишков воды в случае паводка или малой нагрузки на станции. Здесь начинает проявляться другая проблема. Водосброс на Саяно-Шушенской ГЭС – это давняя головная боль. Вода, падающая с высоты сто метров, разрушает скальное основание, на котором стоит плотина. Безусловно, для того, чтобы этого избежать, при строительстве ГЭС в месте падения воды при сбросе делают специальное ложе из сверхпрочного бетона. Но то ли были какие-то ошибки при проектировании, то ли слишком высокие нагрузки – это ложе стабильно разрушалось. Проблема со сбросом была известна давно, и чтобы избежать размывания скального основания, было начато строительство обводного тоннеля для сброса излишков воды в обход плотины. Строительство тоннеля шло полным ходом, и его сдача была запланирована на 2010 год». Увы, катастрофа произошла раньше и устоит ли в конечном счете СШГЭС, одному Богу известно.
   К проблеме катастроф необходим системный подход. Но он у нас, увы, как всегда, бессистемный. Так, реальное состояние тех же теплосетей – самой уязвимой составной части нашей инфраструктуры – никому не известно. По мнению специалистов, для того чтобы правильно оценить состояние теплотрасс и других объектов теплообеспечения, необходимо было бы провести объективную инвентаризацию всех объектов. Но это не делается годами. Где-то заменят лопнувшую трубу. Где-то залатают дыру на месте провалившегося покрытия дороги. Где-то зальют прямо по снегу или дождю рытвину на шоссе. Но все это не ремонт и не профилактика. Латают дыры по принципу починки «тришкиного кафтана» – от подола отрезали, к рукаву пришили. Любой автомобилист знает, как у нас ремонтируют дороги, громко именуемые федеральными автотрассами. На Минском шоссе водители уже давно рыдают от промятой в асфальте колеи, которая идет от самой польской границы до нашей Первопрестольной. На Ярославском шоссе – то же самое, но там по крайней мере ставят предупреждение об этой беде наших дорог, для которой даже нашли новый термин: «колейность». При гололеде попасть в такую колею просто опасно для жизни. Я просто ахнул, когда обнаружил однажды «колейность» даже на правительственном Рублевском шоссе, по которому со своих загородных дач в Кремль и Белый дом и обратно с мигалками и пищалками проезжают ежедневно на бешеной скорости сотни высокопоставленных чиновников, включая президента и премьер-министра. Неужели они даже о собственной безопасности не хотят позаботиться? До каких же высот дошел в России наш легендарный пофигизм?! Чем больше об этом думаешь, тем чаще приходишь к выводу, что перечисленные ведомством Шойгу катастрофы заложены в нашу экономику как норма. Разруха в России, повторим Булгакова, прежде всего в головах.
   А катастрофы, замечу, очень дорогое удовольствие, о чем свидетельствуют подсчеты того, во что обойдется ремонт Саяно-Шушенской ГЭС. Один час восстановительных работ обходится примерно в 60 тысяч рублей. Как сократить число катастроф и можно ли как-то регулировать весь этот ужас? Оказывается, можно не только с помощью профилактических мер техногенного характера. Было бы желание. Возьмем авиакатастрофы. С началом ХХI века один за другим на внутренних линиях России стали разбиваться пассажирские лайнеры частных компаний, созданных для конкуренции «Аэрофлоту», вместе с сотнями пассажиров. Родственникам погибших выплачивались немалые суммы. Но только в 2008 г. после того, как эти суммы были значительно увеличены вместе со штрафными санкциями, частные авиакомпании, и то не все, подсчитав потенциальные убытки, решили снять с рейсов все устаревшие самолеты, закупить новые и впредь не допускать к полетам летчиков, выработавших свой ресурс по возрасту и состоянию здоровья, а также пилотов, не налетавших достаточное количество часов для безопасных полетов. И для этого не понадобилось никаких «проработок», статей в газетах и прочих мер административного и общественного порицания. Сработали, по сути дела, рыночные механизмы. При «допустимом» с точки зрения получения прибыли возможном ущербе, авиакомпаниям-частникам было выгодно использовать устаревшие самолеты, бракованные запчасти и негодных летчиков. После принятия в 2008 году новых ужесточенных санкций, это стало для них уже неприемлемым. Можно ли таким же образом предотвратить и другие возможные катастрофы? Можно. Если ядерную войну удается сдерживать только потому, что потенциальный агрессор не нажмет кнопку пуска ядерных ракет, опасаясь ответного удара, который может нанести его стране «неприемлемый ущерб», точно на основе такого же принципа можно повысить ответственность всех звеньев государственной власти и корпоративных структур за возможные техногенные катастрофы. Пока этого не будет сделано, все эти катастрофы из вышеперечисленного списка будут, говоря языком Дмитрия Медведева, «кошмарить» Россию, истощать ее бюджет и государственные резервы.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 [43] 44 45 46 47 48 49 50

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация