А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Остров Россия" (страница 33)

   Буря в «Аквариуме»

   Под реформы Сердюкова попала и военная разведка – решено было реорганизовать Главное разведывательное управление Генерального штаба Вооруженных сил РФ (ГРУ ГШ) – центральный орган управления военной разведкой в Вооруженных силах России. Это одно из самых секретных ведомств России и одно из самых результативных. (Все данные о ГРУ в этом разделе приведены по официальным источникам, в том числе по материалам агентства РИА «Новости». – В.Б.). За всю историю ГРУ более 700 военных разведчиков стали Героями Советского Союза и Героями Российской Федерации. Однако до сих пор о большинстве этих героев не говорят и их имен не называют, настолько секретен характер их работы. Известны нам поименно немногие – Рихард Зорге, Ян Черняк, Федор Кравченко, Вера Волошина, Мария Полякова…
   Важность военной разведки понимали издавна. Еще во времена Киевской Руси разведка была делом государственной важности. Для сбора данных привлекались послы, гонцы, торговые люди, жители пограничных областей и воинские отряды. Позднее, уже при царе Алексее Михайловиче, в 1654 году был основан Приказ тайных дел – прообраз разведывательного управления того времени. В Воинском уставе 1716 года Петр I подвел под разведывательную работу законодательную и правовую базу. В царствование императора Александра I в январе 1810 года по инициативе Барклая де Толли была создана Экспедиция секретных дел при Военном министерстве, в январе 1812 года ее переименовали в Особенную канцелярию при военном министре. Особенная канцелярия решала важнейшие задачи: ведение стратегической разведки (сбор стратегически важных секретных сведений за рубежом), оперативно-тактической разведки (сбор данных о войсках противника на границах России) и контрразведки (выявление и нейтрализация агентуры противника).
   В советские времена крестным отцом пролетарской военной разведки стал председатель Реввоенсовета Лев Троцкий. Своим указом он преобразовал созданное 12 октября 1918 г. «информационное бюро» при штабе Красной Армии в Регистрационное управление полевого штаба РККА (РУПШКА). Управление было создано для координирования усилий разведслужб фронтов и армий и для подготовки информации для Главного штаба Красной Армии. Первым начальником военной разведки был назначен Семен Иванович Аралов, большевик из числа ветеранов разведки русской армии времен Первой мировой войны. Помимо стратегической и оперативной разведки, управление вело работы по добыванию военно-технической информации, сведений о передовых научных достижениях в военной области. В апреле 1921 года РУПШКА преобразовано в 4-е (разведывательное) управление штаба РККА. Позднее советская военная разведка стала именоваться в официальных документах как 4-е Управление Генштаба, в/ч №44388. Приказом наркома обороны от 16 февраля 1942 года Разведуправление было реорганизовано в Главное разведывательное управление с соответствующими структурными и штатными изменениями. 22 ноября 1942 года приказом наркома обороны войсковая разведка была выведена из состава ГРУ, а разведотделам фронтов запретили вести агентурную разведку. Одновременно ГРУ перешло из подчинения Генштабу РККА в подчинение наркому обороны, а его задачей стало ведение всей агентурной разведки за рубежом и на оккупированной немцами территории СССР. Тем же приказом в составе Генштаба было создано Разведывательное управление (РУ), на которое возлагалось руководство войсковой разведкой. Официальное название военной разведки несколько раз менялось. В 1934 – 1939 годах – Разведывательное управление РККА, в 1939 – 1940 годах – 5-е управление РККА; в 1942 – 1947 годах – Главное разведывательное управление Генштаба; в 1947-1949 годах – 2-е Главное управление комитета информации при Совете министров СССР; в 1949 – 1953 годах – 2-е Главное управление Генштаба и с 1953 года – Главное разведывательное управление Генштаба Вооруженных сил. В 1955 – 1991 годах – Главное разведывательное управление ГШ ВС СССР, с 1991 года по 2009 г. – Главное разведывательное управление (ГРУ) ГШ ВС РФ. Не менялось только неофициальное наименование ГРУ – «Аквариум». Это лишний раз подчеркивает, что современная структура и численность Главного разведывательного управления ГШ России составляет государственную тайну. Начальник ГРУ подчиняется только начальнику Генштаба и министру обороны. Нигде официально не указывается и адрес ГРУ. Хотя, конечно, для того, чтобы догадаться о том, где находится «Аквариуим», к гадалке можно не ходить.
   Широкой публике, для которой большой разницы нет, откуда разведчик Штирлиц – из КГБ или из ГРУ, больше известен знаменитый спецназ ГРУ. Он был создан в 1950 году и не раз использовался руководством страны в сверхсекретных операциях. Самая известная его операция – захват дворца Амина в Кабуле и его ликвидация. В интервью «Известиям» 3 ноября 2006 г. тогдашний начальник ГРУ генерал армии Валентин Владимирович Корабельников сказал о возможностях спецназа следующее: «ГРУ является органом внешней разведки Министерства обороны. В соответствии с законом «О внешней разведке» на ГРУ возложены функции выявления и прогнозирования угроз интересам страны. У нас есть силовая составляющая – спецназ ГРУ, который многие не без оснований считают элитой Вооруженных сил. Всегда и везде наши спецназовцы с честью решали и решают поставленные задачи. Практически во всех последних вооруженных конфликтах спецназ принимал самое непосредственное участие. За его плечами 10 лет боевых действий в Афганистане, выполнение боевых задач на Северном Кавказе. Если говорить конкретно о Чечне, то с 1999 года в этой республике разведывательными подразделениями уничтожено более 3 тысяч боевиков и более 1500 задержано по подозрению в причастности к незаконным вооруженным формированиям». В соответствии с законом «О внешней разведке» ГРУ решает ряд задач военно-политического, военно-технического, собственно военного и военно-экономического характера. ГРУ имеет возможность вести космическую разведку, и этими услугами по запросу часто пользуются Федеральной службы безопасности СБ и СВР РФ. Кроме того, ГРУ располагает довольно широкой агентурной сетью на территории зарубежных стран. Говоря о том, какую роль до недавнего времени, т.е. до реформ Сердюкова, выполняло ГРУ, генерал Корабельников в уже упомянутом интервью «Известиям» отметил:
   «В сфере наших интересов – региональные и локальные вооруженные конфликты, армии иностранных государств, их техника и вооружение, оборудование возможных театров военных действий, а также экономика, задействованная в интересах вооруженных сил. Все, что происходило, происходит и будет происходить в мире и вблизи границ нашей страны, всегда будет внимательно оцениваться военной разведкой и представлять для нее интерес. При необходимости мы готовы действовать в любой точке земного шара. Наша военная разведка неоднократно убедительно доказывала свою эффективность во время войны во Вьетнаме, Камбодже, арабо-израильского конфликта, в Анголе, Эфиопии, Афганистане, Югославии, Ираке и других кризисных точках и регионах мира. Однако возможности любой разведслужбы не безграничны, разведка не может и не должна знать все. Поэтому мы периодически перераспределяем свои усилия исходя из приоритетов, обозначенных руководством страны. Степень внимания к тому или иному региону напрямую зависит от важности развертывающихся там событий с точки зрения безопасности России. От нас ждут не дублирования сообщений средств массовой информации о свершившихся событиях, а упреждающих прогнозов. Поэтому нам еще задолго до того, как грузинские власти пошли на беспрецедентное обострение отношений с Россией, было известно, какие цели они при этом преследуют. В поле зрения ГРУ находится обстановка в многочисленных зонах военных конфликтов и политической нестабильности. Нужно учитывать и еще один аспект – сегодня спектр угроз безопасности страны не ограничивается пределами стран и регионов. «География действий» может распространяться, например, на информационную сферу или космос. Новые угрозы – тот же международный терроризм – не знают границ. Внимание всех военных разведок мира в той или иной степени обращено на «горячие точки». ГРУ в данном случае не исключение. В эпоху глобализации «удаленных кризисов» не бывает. Косвенные последствия происходящих, казалось бы, на другом континенте событий могут затронуть российские интересы, да еще и самым непосредственным образом. Поэтому проблема ближневосточного урегулирования, обстановка в Ираке – а там вообще накопился огромный конфликтный потенциал, переплелись острые противоречия политического, экономического, военного, национально-религиозного, социального характера – постоянно отслеживаются нашими специалистами. Подробные доклады об обстановке в «горячих точках» каждое утро ложатся на стол министра обороны, начальника Генерального штаба Вооруженных сил, а в последующем представляются руководству страны для принятия соответствующих решений. В настоящее время наше внимание также акцентировано на угрозах, связанных с появлением дестабилизирующих вооружений, в том числе ядерных боезарядов малой мощности, планами использования стратегических баллистических ракет с неядерными боеголовками и вывода оружия, включая ядерное, в космос. Самое худшее – если такое оружие попадет в руки террористов. Последствия могут быть печальными – техногенная катастрофа, несанкционированное применение средств массового поражения. Мы помним, какой резонанс получили предпринятые несколько лет назад на Западе теракты с применением простейших отравляющих веществ и биологических агентов. Но страшно подумать, что может произойти, окажись в руках фанатиков «грязная» или, что хуже, ядерная бомба… известно, какие цели они при этом преследуют».
   Интервью Корабельникова было напечатано в «Известиях» в ноябре 2006 г., и тогда никто не ставил вопроса о том, насколько его ведомство необходимо для защиты национальных интересов России, или о том, насколько оно соответствует современному уровню развития вооруженных сил. При Корабельникове это была самая продвинутая в российских ВС служба. Но вот пришел в Минобороны г-н Сердюков. С Корабельниковым он также не сошелся, как и с Балуевским. Начались конфликты. Появились сообщения, как писала весьма осведомленная Интернет-газета «Частный корреспондент», что «генерал Корабельников положил на стол вышестоящей инстанции рапорт – не хочу, мол, дальше лямку тянуть под вашим началом, уж увольте… Но этот рапорт якобы не был подписан, потому что все его заместители дружно… «отказались от предложения занять эту должность»! Если бы все это было чистой правдой – это даже не просто скандал, а почти бунт на корабле, казус поистине беспрецедентный. ГРУ – не контора, где просят и уговаривают, а организация сугубо военная, где пререкания, обсуждения приказа (публичные!) и прочие разговорчики в строю немыслимы по определению. А тут еще источники утверждали, что консолидированная позиция руководителей этого ведомства – демарш, направленный против начавшейся ликвидации ряда бригад спецназа ГРУ».
   Слухи об отставке Корабельникова, гулявшие несколько месяцев по страницам и сайтам российских СМИ, подтвердились 24 апреля 2009 г. В тот день пресс-служба президента сообщила, что Медведев подписал приказ о его отставке, точнее, подписал рапорт начальника ГРУ с просьбой уволить его «по достижении пенсионного возраста». Героя России Корабельникова проводили с почестями, наградив орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени». В неофициальной иерархии орденов РФ это означает, что не признать заслуг не могли, но обласкать и приблизить не пожелали. Официозная «Российская газета» написала по этому поводу:
   «Корабельникову исполнилось 63 года, он давно перехаживал предельный возраст службы, и завершение его армейской карьеры не выглядело бы большой неожиданностью. Скорее, неожиданным оказалось известие, что генерала пока оставляют на посту. Официальные чины в Минобороны объяснили решение тем, что начальник ГРУ уже занимается реорганизацией главка. Менять руководителя в столь ответственный момент не с руки. Военная разведка – слишком тонкая материя, от нее слишком много зависит, чтобы доверять ее реформирование непрофессионалу» («Российская газета», 24.04.09).
   Даже из этого сообщения ясно, что уход генерала со своего поста стал результатом некоей многоходовой игры. И даже указание на предельный возраст – не столь уж и точно. «Решение об уходе Корабельников принял из-за несогласия с планами реформирования ведомства, которые подразумевали переподчинение некоторых частей ГРУ службе внешней разведки и командованию военных округов, – сообщил сайт «Русская линия» в день его отставки. – В частности, планировалось передать командованию сухопутных войск бригады спецназа ГРУ. Однако 18 и 19 марта 2009 года появились сообщения о продлении генералу Корабельникову срока службы. По одним данным, его продлили на год, по другим – на два, до достижения генералом предельного возраста. 4 января Корабельникову исполнилось 63 года, законодательство ограничивает предельный возраст службы 65 годами». Итак, до «предельного возраста» ему оставалось еще два года. Да и специалист он настолько уникальный, что в нормальной ситуации никто на его возраст не обратил бы никакого внимания. Главное – дело, которым он владел, как никто другой. «Бессмысленное расформирование бригад спецназа – это наглядная демонстрация того, что власть хочет взнуздать «империю ГРУ», не считаясь с последствиями, – писал «Частный корреспондент». – Уже одно то, что о секретной службе, каковой по определению является военная разведка, судачат чуть не на каждом углу, – событие серьезное, явный признак интриги. Вброс таких данных в СМИ явно не в интересах руководства ГРУ, потому, похоже, именно ему и адресован. Назовем вещи своими именами: военная разведка ныне спецслужба не просто достаточно самостоятельная и обособленная – фактически самодостаточная. И удивительно стабильная: хотя попыток подчинить эту структуру людям со стороны хватало, за последние 17 лет начальников в ГРУ было лишь два! И это в то время, когда президентов – три, министров обороны – пять, а руководителей Генштаба – шесть. Что уже говорит: структура эта не просто грозная – непробиваемо кастовая и чрезвычайно замкнутая. И в составе Генштаба находящаяся, в общем, номинально. Да и в военном ведомстве, если уж разобраться: у нее собственная система подбора кадров, их подготовки, да много чего еще своего. Центральный аппарат МО эту службу если и контролирует, то символически. Чужаков мощный организм ГРУ всегда успешно отторгал. Или переваривал. И ничего поделать с этим было нельзя – столь велики и потребность в этой службе, и ее возможности. Конечно, совсем уж бесконтрольной служба не была: существовали достаточно серьезные рычаги воздействия на нее – в лице отдела административных органов ЦК КПСС, курировавшего армию, госбезопасность, МВД, прокуратуру и судебные органы. Однако сей отдел приказал долго жить в августе 1991-го, действенной замены ему создать не смогли. «Аквариум» оказался как бы сам по себе, что, разумеется, не устраивает очень многих, особенно конкурентов с Лубянки. Но даже при Путине от чекистских поползновений «Аквариум» отбился, орешек оказался не по зубам. С этим смирились, поскольку альтернатива одна – разгон, а обойтись без ГРУ нельзя! Но и оставлять за своей спиной такую фронду показалось чревато. И, похоже, после затяжной предварительной подготовки руководству «Аквариума» фактически предъявили ультиматум: разгоним весь центральный аппарат, набрав новый заново – из кадров низовых структур. Угроза в условиях массовых увольнений офицеров из армии весьма действенная. Параллельно в СМИ проходят сообщения не только о планируемом сокращении центрального аппарата, но и вообще грядущей реорганизации военной разведки – вплоть до переподчинения ее низовых структур командующим планируемыми направлениями».
   О том, что Корабельников в опале, стали говорить открыто после того, как пришло сообщение: «Начальника ГРУ не было на расширенном заседании коллегии Минобороны 17 марта». Отсутствие начальника военной разведки на столь важном мероприятии, где с программными речами выступили президент и министр обороны, – случай беспрецедентный. Да и сведения о том, кто отсутствовал на коллегии, могли просочиться только из предельно ограниченного круга источников: администрации президента, Совета безопасности и собственно военного ведомства. Официально отсутствие начальника ГРУ на расширенном заседании коллегии МО объяснили тем, что Корабельников… «находился в отпуске». Что и вовсе смешно: такие спецмероприятия планируются заранее, да и отпуск начальник ГРУ проводит явно не в Куршевеле – мог быть. Значит, «не пригласили» и ситуация вокруг ГРУ действительно накалена».
   На этом фоне весьма зловеще прозвучало сообщение Минобороны: «Генерал армии Валентин Корабельников, которому 4 января исполнилось 63 года, выразил желание изменить структуру ГРУ и после подбора себе замены уйти в отставку… Планируется оптимизировать численный состав подразделений военной разведки, будет усилено руководящее звено, укреплен кадровый состав…»
   В каком виде Корабельников передал ГРУ своему заместителю генерал-лейтенанту Александру Шляхтурову, официально известно мало. О переменах в таких структурах вслух не говорят нигде в мире. «Из официальных сообщений Минобороны известно, что бригады спецназа сокращение не миновало, – писала, комментируя отставку Корабельникова, «Российская газета». – Так, из двух разведывательных частей в Сибирском округе оставили только одну – в Иркутске. Военные также упоминали об «укреплении кадрового состава» в московской штаб-квартире ГРУ, известной как «Аквариум». Была информация, что в ее ведении останется космическая разведка. Что же касается других вариантов реформирования главка, в частности, разговоров о его переводе в разряд обычного управления Генштаба или переподчинения Службе внешней разведки, они пока так и остаются разговорами. О документальных подтверждениях таких решений ничего не известно («Российская газета», 24 апреля 2009 г.).
   В армии перетряски в ГРУ вызвали бурную реакцию. Как сообщал 9 марта 2009 г. ТАСС-Сибирь, в Бердске, городе-спутнике Новосибирска, прошел митинг против расформирования 67-й отдельной бригады специального назначения ГРУ. На центральную площадь города вышли более тысячи человек, которые потребовали отменить решение о расформировании воинской части, а также отправить в отставку министра обороны России Анатолия Сердюкова. Среди них были и военнослужащие бригады спецназа, которые вопреки запрету своего руководства приняли участие в митинге. Против расформирования бригад спецназа выступил, как стало известно, и командующий воздушно-десантных войск генерал-лейтенант Валерий Евтухович, герой Афганистана и командующий Российским воинским контингентом (Миротворческих сил ВДВ) в Косово. Он был назначен на этот пост в ноябре 2007 г. уже при Сердюкове. И вдруг в мае 2009 г. появилось сообщение, что он отправлен в отставку «по выслуге лет». Евтуховичу исполнилось всего 55 лет! (К счастью, на его место назначили не тыловика со связями, а боевого генерала-десантника Шаманова.)
   «Буря в «Аквариуме» еще не раз даст о себе знать. «Наезд» на Корабельникова и ГРУ в целом вызвал резкую реакцию в военном сообществе России. «Генерал Корабельников на протяжении длительного времени возглавлял ГРУ. Эта структура под его руководством по сути дела оставалась единственной полноценной, дееспособной разведслужбой Российской Федерации. Поскольку Первое Главное управление КГБ СССР, позже Служба внешней разведки – под руководством господина Примакова была в основном разгромлена, сейчас ставится задача разгрома Главного разведывательного управления. Насколько мне известно из информации, полученной мною от офицеров Генерального штаба, все последние годы генерал Корабельников принимал всевозможные меры для того, чтобы предотвратить расчленение ГРУ. Теперь ему, видимо, это не удалось, а участвовать в разгроме своего детища он не захотел. Известно, что не его уволили, а он сам написал рапорт на увольнение, будучи не согласен с подобными действиями так называемых «реформаторов». К сожалению, мы теряем единственную оставшуюся дееспособной разведслужбу Российской Федерации. Я скорблю», – сказал 24 апреля 2009 г. в интервью «Русской линии» вице-президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук Константин Сивков, комментируя отставку Корабельникова. – Готовящийся разгром ГРУ пройдет наряду с разгромом системы мобилизационного развертывания вооруженных сил, наряду с разгромом тыла вооруженных сил, поскольку передача их в гражданские руки будет означать, что в случае начала боевых действий эти службы не смогут решить задачу тылового обеспечения ведения операций Вооруженных сил Российской Федерации. Тыловое и техническое обеспечение операций является основной частью операции, это должны делать военные люди, а не гражданские «шпаки». Более того, надо напомнить, что основной задачей ведения боевых действий в рамках операций как наших, так и иностранных, является изоляция района боевых действий, то есть нанесение ударов с использованием тылового и техобеспечения. Вряд ли господа коммерсанты полезут под бомбы и пули. Воровать и хапать они будут с удовольствием, но, когда придет время защищать Родину, они спрячутся в кусты. 20 лет идет развал страны и ее вооруженных сил, и я не думаю, что это делается неосознанно», – заметил Константин Сивков. Сивков, возможно, излишне резок в своих суждениях. Но он не одинок. В Российской армии, униженной и доведенной до нищеты за годы перестройки и последующего разграбления России, прежде всего в офицерской среде, все громче звучит вопрос: «Доколе?»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [33] 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация