А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Остров Россия" (страница 32)

   Огонь по штабам

   Конечно, модернизация Вооруженных сил России давно уже назрела. «И в 2008 году, – писал «Коммерсантъ», – вся Российская армия представляет собой сильно уменьшенную (сокращенную крупными кусками) копию громоздкой и устаревшей советской военной машины, созданной для ведения глобальной войны». Это все признавали, но общая иллюзия по поводу того, что «на нас не нападут» и вечное русское «авось пронесет», до поры до времени поддерживали в российских верхах почти что горбачевскую эйфорию относительно «миролюбия Запада». Реформы откладывали, ограничиваясь полумерами вроде передачи всех воинских частей на Камчатке Тихоокеанскому флоту. Война в Южной Осетии заставила руководство России всерьез задуматься о состоянии отечественных армии и флота. Уже 11 сентября 2008 г. в Кремле прошло совещание по вопросам развития Вооруженных сил. По его итогам 15 сентября президент Дмитрий Медведев, как Верховный главнокомандующий, утвердил «новую конфигурацию облика армии». Речь идет о документе «Параметры боевого состава Вооруженных сил России до 2020 года». Это документ и лег в основу военной реформы-2008, более известной в армии, как «реформа Сердюкова». Новые параметры подразумевают, в частности, перевод всех боевых соединений в категорию постоянной готовности, оснащение самым современным оружием, в том числе высокотехнологичным. «К 2020 г. должно быть обеспечено гарантированное решение ядерного сдерживания в различных военно-политических условиях, а также комплексное оснащение формирований новыми образцами вооружений и средствами разведки», – сказал Медведев. «Мы должны добиваться превосходства в воздухе, в нанесении высокоточных ударов по наземным и морским целям, в оперативной переброске войск», – добавил президент. «Запланировано серийное строительство боевых кораблей, в первую очередь атомных подводных крейсеров с крылатыми ракетами и многоцелевых подводных лодок», – добавил глава государства. «Будет создаваться система воздушно-космической обороны», – сообщил он. «Эта работа рассчитана до 2020 года, но самое главное, чтобы к декабрю у нас уже был четкий план действий на предстоящую перспективу», – заявил Медведев.
   Проржавевшая бюрократическая машина Министерства обороны заработала после этого на повышенных оборотах. Уже в октябре были скорректированы планы закупок вооружений. Увеличен военный бюджет. Участились военные учения. Президент Медведев потребовал у Минобороны скорректировать первоочередные закупки в сторону самого необходимого (в итоге только по программе ГЛОНАСC финансирование решено было увеличить сразу на 67 млрд. рублей). Лозунгом дня стало: «Современного оружия должно быть достаточно». В предыдущие годы, как известно, гособоронзаказ финансировался минимально. Оружие в войска поступало поштучно. На 2002 год весь ГОЗ был в размере 150 миллиардов рублей. По свежим следам августовской «пятидневной войны» Федеральное собрание без особых затяжек утвердило новый военный бюджет России. Объем гособоронзаказа на 2009 – 2011 годы побил все рекорды. Согласно данным замминистра обороны РФ по вооружению генерала армии Владимира Поповкина, финансирование ГОЗ на период 2009 – 2011 годов, несмотря на кризис, не будет урезано и общий объем ГОЗ на указанный период составит 1,5 трлн. рублей. На развитие РВСН и морской компоненты стратегической триады, на их модернизацию будет истрачено до четверти объема ГОЗ. По словам начальника вооружений, в 2009 году для нужд ВВС будет закуплено 50 новых боевых самолетов, в том числе и «из задела промышленности». Вопрос только в том, что опять Минобороны закупает вооружения заведомо устаревшие. Половину закупок составят 24 МиГ-29СМТ из алжирского возврата. (На тебе, боже, что нам, т.е. Алжиру, не гоже.) Еще восемь машин составят истребители Су-27СМ, модернизированные по контракту от 2007 года. Вероятно, они станут последними самолетами этого типа – от машин версии «СМ» решено отказаться в пользу более глубокой модернизации Су-27СМ2. Шесть или восемь самолетов будут модернизированными штурмовиками Су-25СН и примерно 10 – 12 машин – модернизированные фронтовые бомбардировщики Су-24М2. Полностью новыми будут лишь два (всего-то!) бомбардировщика Су-34, передача которых намечена на 2009 год. Что касается поступления в ВВС заявленного числа новых вертолетов, то известно, согласно отчету ОАО «Вертолеты России», что в 2008 году в нашей стране произведено 169 винтокрылых машин, а в 2009-м, согласно плану, будет построена как минимум 231. Сколько из них получат войска, Поповкин не уточнил. Число основных боевых танков, которые получат ВС в 2009-м, не превысит батальонный комплект – это менее 40 машин Т-90.
   Дальнейшие перспективы таковы. В интервью «Российской газете» («РГ», 26.02.09) куратор оборонной отрасли вице-премьер РФ Сергей Иванов сообщил, что новая госпрограмма вооружений рассчитана на период с 2011 по 2020 год. На ГОЗ будут тратить до триллиона рублей в год. К 2020 году будут переоснащены стратегические ядерные силы. Произойдет полная замена российской спутниковой группировки на более современные аппараты. Будет создано единое информационное пространство поля боя. Произойдет переход на совершенно новые, интеллектуальные образцы вооружения и военной техники. Достаточно ли этого при таком обилии проблем в российских Вооруженных силах? И прав ли Анатолий Цыганок, который считает, что необходимо 3-4 полных бюджета России для того, чтобы переоснастить всю армию и подготовить ее к боевым действиям? По его мнению, увеличения военных расходов в полтора раза в бюджете на 2009 – 2011 годы явно недостаточно, ведь большая часть этих средств пойдет на перевооружение ВМФ и около одной трети – на перевооружение ракетных систем. Получается, что на перевооружение всей остальной армии останется всего лишь одна четвертая этих средств, а это очень мало. Надо к тому же учесть, что, хотя военный бюджет Российского государства при сохранении доли в 2,6-2,7% ВВП в абсолютных цифрах постоянно растет, это, вот парадокс, не приводит к увеличению в армии новой техники или вооружений. Планирование гособоронзаказа идет на несколько лет вперед (3 года минимум). Но только в 2008 году впервые ввели фиксированные цены на военную продукцию, стало действовать жесткое правило: цена, объявленная производителем на момент проведения закупочного тендера, не может быть изменена им к концу исполнения обязательств. Но соблюдать это не всегда получается. Так, в 2007 году при составлении гособоронзаказа Минэкономразвития рекомендовало военным планировать расходы, исходя из роста цен на металл в 8%, а в итоге они выросли на целых 45%. В ближайшие три года для Российской армии будет закуплено более 70 стратегических ракет; свыше 30 ракет для оперативно-тактического комплекса «Искандер»; 48 боевых самолетов; 6 беспилотных летательных аппаратов; более 60 вертолетов; 14 кораблей; почти 300 танков; более 2 тысяч автотранспортных средств. Это и другое вооружение и военная техника помогут переоснастить порядка 40 соединений и частей Вооруженных сил.
   План производства и закупок этого арсенала утвержден, и деньги на него выделены. Но вот только доходят ли они до российской оборонки? Увы, сплошь и рядом если и доходят, то с большим опозданием, что влечет отсрочки и опоздания по всей цепочке от цеха до воинской части. Дело дошло до того, что президент Дмитрий Медведев в июне 2009 г. поручил министру обороны Анатолию Сердюкову лично следить за тем, чтобы средства, выделяемые в рамках гособоронзаказа, не задерживались на счетах головных предприятий, а перечислялись реальным исполнителям работ.
   «Мало перечислить деньги, надо, чтобы они разошлись. Деньги должны уходить, и вы за этим лично следите», – говорил Медведев Сердюкову. – А то получается, что для Министерства обороны все в порядке, для Минфина все в порядке, только для предприятий не все в порядке: процент исполнения высокий, а денег нет ни фига. С кем из губернаторов ни поговори, все говорят, что деньги есть. Но предприятия их не получали, потому что они либо в Минобороны, либо еще где-нибудь, либо у «головников», которые должны деньги разверстать по предприятиям» (цит. по «Интерфакс», 10.06.2009).
   А это ведь не просто непорядок и отсутствие финансовой дисциплины. Российские «головники» и их напарники в Минобороны давно научились искусственно задержанные деньги прокручивать под большие проценты через прирученные ими банки. В результате чего предприятия оборонки не получают выделенные им фонды, а рабочие сидят без зарплаты.
   Как будут решаться задачи финансирования медведевской программы модернизации Вооруженных сил в условиях финансового кризиса, от которого России не избавиться минимум до 2010 года, при растущей инфляции и катастрофическом падении цен на нефть? Тут с прогнозами напряженно. Но ясно одно, что для выполнения поставленных президентом задач денег потребуется больше в разы.
   И все же здесь проблем, как оказывается, куда меньше, чем с поспешной военной реформой, которая получила название «Реформа Сердюкова» по имени назначенного Путиным министра обороны. Анатолий Сердюков, как известно, тоже из питерских. Свою карьеру начинал в одном из мебельных магазинов Ленинграда. При Путине возглавил Федеральную налоговую службу, а оттуда перешел в Минобороны, в 2007 г. сменив на этом посту Сергея Иванова, который, после очередного «выброса наверх» по Паркинсону, стал вице-премьером РФ.
   Новый министр у большинства кадровых военных ничего кроме идиосинкразии не вызывал. Он им отвечал взаимностью. Сердюков с самого начала вошел в клинч с начальником Генерального штаба генералом Юрием Балуевским, который решительно воспротивился тем реформам, которые Сердюков принялся осуществлять еще до августовского конфликта на Кавказе. Еще при министре Иванове Балуевский предложил свою идею реформирования армии. В соответствии с ней на стратегических направлениях он предлагал создать территориальные командования «Север», «Восток» и «Юг», которые заменили бы отчасти военные округа, а отчасти – столь же многочисленные московские командования. Сердюков принял эти идеи в штыки. Кончилось дело тем, что накануне грузинской агрессии Балуевский был снят с должности, а вместе с ним подал в отставку и начальник Главного оперативного управления генерал Ракшин. Каток сердюковских реформ подмял и еще нескольких видных военачальников.
   14 октября по завершении коллегии Министерства обороны Сердюков публично разъяснил, что означает реформа, названная его именем. Таких потрясений военная система России не испытывала с 1945 года. Даже при Хрущеве в начале 60-х годов прошлого века, когда из армии уволили 1,2 миллиона военнослужащих, в том числе около 500 тысяч офицеров, не менялась так радикально структура вооруженных сил, прежде всего армии, и их система управления.
   Новый начальник Генерального штаба ВС РФ – первый заместитель министра обороны России генерал армии Николай Макаров был назначен как раз «под реформу». По его словам (см. «Красная звезда», 11.12.2008), при подготовке реформы были детально проанализированы военно-политическая обстановка и тенденции ее развития, обозначены угрозы для России, которые могут иметь место в обозримой перспективе. Был рассмотрен также и опыт развития своих вооруженных сил ведущими странами мира и рассматриваемые ими способы ведения боевых действий. В этой работе учитывался также экономический, политический и демографический факторы. «Проанализировав все обстоятельства, мы пришли к выводу, что существовавшие до настоящего времени Вооруженные силы не вполне адекватно отвечали стоящим перед ними задачам», – подчеркнул Николай Макаров. В ходе реформы система управления Вооруженных сил перейдет с четырехзвенной (военный округ – армия – дивизия – полк) на трехзвенную (военный округ – армия – бригада). Будут ликвидированы дивизионное и полковое звенья. Вместе с тем после реформирования сохранится система военных округов. Таким образом, по словам Н. Макарова, проводившийся до недавнего времени эксперимент по созданию региональных командований, например «Восток», завершен. Основным его итогом стало то, что проведенные в его рамках учения подтвердили целесообразность создания оперативно-стратегических командований именно на базе военных округов. Таким образом, округам будет придан статус оперативно-стратегических командований (ОСК) по руководству всеми структурами Вооруженных сил, находящихся на их территории. Кроме того, после реформирования сохранятся и существующие ныне три вида и три рода войск: СВ; ВМС; ВВС, ПВО; РВСН; ВДВ и Космические войска. В Сухопутных войсках все воинские соединения и части будут только постоянной боевой готовности (ПБГ), укомплектованными по штатам военного времени. Комплектоваться они станут как на контрактной, так и смешанной основе. Полностью контрактными станут воинские соединения и части, дислоцирующиеся на Юге России. «Сегодня, – как пояснил начальник Генштаба, – лишь небольшая группа соединений и частей относится к категории ПБГ. Большая же их часть в составе нынешних ВС является соединениями и частями сокращенного состава и кадрированными. В ходе реформы вторая группа частей будет заменена частями ПБГ. «Создаваемые мотострелковые и танковые бригады будут общевойсковыми, чтобы они могли действовать на любом, в том числе изолированном, операционном направлении», – подчеркнул начальник Генерального штаба. Каждая такая бригада будет иметь соответствующие подразделения усиления. Бригада станет автономной, способной решать все задачи. Ей придадут модульный характер. Она будет оснащаться исходя из условий театров военных действий, на которых находится. Российские военные базы за рубежом также перейдут на бригадную структуру, а недавно созданные горные бригады останутся в своем нынешнем виде.
   В соответствии с утвержденной концепцией развития ВВС в их составе, как и в СВ, будут находиться только соединения и воинские части ПБГ, которые соответственно будут укрупнены. Значительные средства выделяются на ремонт техники и авиационных средств поражения, а также на ускоренное переоснащение ВВС на новую технику. Части армейской авиации пока останутся в составе ВВС. В ходе реформы они будут укомплектованы новыми вертолетами (Ми-28Н, Ка-52), и только затем может встать вопрос об их передаче в Сухопутные войска.
   Расформировываемое Командование специального назначения (КСпН) в ходе реформирования вольется в создаваемое командование Воздушно-космической обороны. В ВДВ сохранится дивизионная структура, а в военных округах будут созданы десантно-штурмовые бригады. Сохранится в своем нынешнем виде и артиллерийско-пулеметная дивизия КДВО. После завершения реформы численность Вооруженных сил России составит 1 млн. человек. Из них 15 проц. – офицеры. Под эту численность будет реорганизован и управленческий аппарат, в том числе Минобороны и Генштаб.
   Вопросов «реформа Сердюкова» вызывает немало. Основным сокращениям подвергнутся Сухопутные силы. К 2012 году из 1890 частей и соединений останется менее одной десятой – 172, т.е. будет проведено их сокращение почти в 12 раз.
   На базе дивизий Сухопутных войск планируют к 2012 г. создать более 40 мотострелковых бригад постоянной готовности. Речь идет о небольших по численности – порядка 3-4 тысяч солдат и офицеров – высокомобильных и хорошо оснащенных ударных группировках, комплектовать которые будут «в основном контрактниками». «В основном» – значит, в частях ПБГ будут служить и призывники. Со всеми отсюда вытекающими…
   Реформа пошла довольно быстрыми темпами. Одной из первых, как объявили в октябре 2008 г., была разделена на более мобильные подразделения 106-я Тульская воздушно-десантная дивизия. Уже в начале 2009 года началось расформирование легендарной 2-й Таманской мотострелковой дивизии. Затем разделение на бригады ожидает не менее легендарную 4-ю Кантемировскую танковую дивизию и 98-ю Свирскую (Ивановскую) дивизию ВДВ. Для своих экспериментов министр обороны выбрал дивизии знаковые, наиболее продвинутые и лучше всех вооруженные. Видимо, неспроста.
   В целом к 2012 г. количество соединений и частей ВВС и ВМФ сократится в два раза, с 340 до 180 у летчиков и с 240 до 123 у моряков. Ракетные войска стратегического назначения предполагается урезать на треть, а ВДВ – на 20%. На 90% будут сокращены Железнодорожные войска и Служба военных сообщений. Генеральский корпус (около 1,1 тыс. человек) сократится примерно до 900 человек. Численность центрального аппарата Минобороны и органов военного управления (всего 21 813 человек) к 2012 году также уменьшится в 2,5 раза и достигнет 8,5 тысячи. Фронда Генерального штаба при Балуевском окончательно разгромлена – Генштаб сокращается более чем в два раза. По плану Минобороны до 2012 г. будет сокращено всего 205 000 офицерских должностей, а 118 700 военных, носящих ликвидируемые звания прапорщика и мичмана – уволены или понижены до сержанта. В целом офицерский корпус сокращается в три раза (с 450 до 150 тыс.). Количество полковников сократят почти в три раза (с 25 тысяч до 9), майоров – ровно в четыре (со 100 до 25 тысяч), капитанов более чем в два раза (с 90 до 40 тысяч). Старших лейтенантов и лейтенантов, наоборот, станет 60 тысяч, больше на 20%. Особые опасения вызывает то, что под сокращение в первую очередь попадут наиболее опытные офицерские кадры с выслугой от 25 лет и более. И одно дело сокращать управленческий аппарат Минобороны, а другое – боевых офицеров, высококвалифицированных специалистов своего дела, младший командный состав на котором держится дисциплина в армии и на флоте. Надо учитывать, что в таких видах Вооруженных сил, как ВВС, РВСН, ВМФ, в системах ПВО, ПРО И ПКО, офицеры составляют 60-70 процентов от общей численности личного состава. Их тоже сократят в три раза? Наконец, система подготовки военных кадров. Избыточное количество старших офицеров, как и большое количество неукомплектованных полностью (кадрированных) частей, в России традиционно объяснялось тем, что отражать военную угрозу предполагалось путем массовой мобилизации. Министр обороны решил отказаться от этих частей, от «кадра» на военном жаргоне, что вызвало бурные протесты военных специалистов, которые предупреждали об опасности таких сокращений, ибо они приведут к резкому снижению уровня переподготовки и мобилизационной готовности армии и флота. В ответ этим критикам авторы «реформы Сердюкова» заявляют, что в современной войне, будь то война полномасштабная с использованием стратегического оружия, или локальный конфликт, времени для мобилизации, да и нужды в ней просто не будет. Поэтому очевидно, что массовое сокращение офицерского корпуса означает конец концепции массовой мобилизации. Это подтверждается и тем, что Генштаб намерен ввести добровольную оплачиваемую службу для тех, кто захочет быть резервистами. Однако по заявлению президента, призывная армия сохранится в России до 2030 года.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация