А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Остров Россия" (страница 30)

   Таким образом, придя к власти, В. Путин поменял всех ключевых госчиновников, контролирующих производство и экспорт военной продукции. Но главное в другом, как писал в газете «Коммерсант-Власть» ее корреспондент К. Лантратов: «Теперь государство хочет не только управлять, но и владеть предприятиями ВПК». С приходом Путина к власти государство практически полностью прекратило приватизацию оборонки. В августе 2001 года, например, в правительстве был утвержден список из почти 500 предприятий, подлежащих продаже в 2002 году. Такой распродажи госимущества в России после окончания ваучерной приватизации больше не было. Но среди этих предприятий было лишь 20 оборонных, да и те были подобраны весьма специфически. С молотка пошли второстепенные, малопривлекательные для инвесторов предприятия, в которых государству принадлежало менее 25% акций, а также те, у которых доля госзаказа в общем объеме продукции составляла существенно меньше 30%. Все это означало только одно: правительство больше не хочет видеть частный капитал в оборонной отрасли. Акционирование предприятий ВПК, конечно, отнюдь не прекратилось, просто государство почти всегда стало оставлять за собой 100% акций. Во второе президентство Путина этот курс только укрепился: вместо приватизации фактически наступила национализация. Если у государства есть выбор, кому отдать экспортный заказ, оно всегда предпочитает предприятия, контролируемые государством. Частным предприятиям остается либо переквалифицироваться на гражданскую продукцию, либо погибнуть в неравной конкурентной борьбе. В таких условиях приватизированным оборонным предприятиям выгоднее вновь стать государственными. Так случилось, например, при формировании холдинга «Вертолеты Миля», в который включили всех разработчиков и производителей вертолетов марки «Ми». Управляющей компанией холдинга стало ЗАО «Объединенная промышленная корпорация «Оборонпром», которым в равных долях владеют две госкомпании – «Рособоронэкспорт» и Государственная инвестиционная корпорация. Владимир Путин окончательно сумел довершить отлучение «семьи» от денег «Росвооружения» и «Промэкспорта» только к концу своего второго президентского срока. Хотя даже после того, как он отправил в отставку Касьянова, позиции «семьи» и связанных с ней олигархов в «оборонке» были все еще сильными. Путину удалось добиться поставленной цели только после того, как контроль за системой военно-технического сотрудничества (ВТС) был выведен из сферы правительства и сосредоточен непосредственно в руках президента. Таким образом, поток ежегодных 5 млрд. долларов и выше, которые гарантированно давала торговля оружием и военной техникой на мировых рынках, был поставлен под контроль команды чекистов и «питерцев». Всю эту решительную реконструкцию ВТС провел тогдашний секретарь Совбеза Сергей Иванов, которому предстояло затем стать министром обороны.
   Закулисное противоборство бывших чекистов с генералами-бизнесменами из Министерства обороны и коррумпированным чиновничеством за монопольный контроль над экспортом оружия закончилось 18 января 2007 г. В тот день Путин подписал указ о том, что внешнеторговую деятельность в отношении всей продукции военного назначения, предусмотренной Федеральным законом от 19 июля 1998 года «О военно-техническом сотрудничестве РФ с иностранными государствами», осуществляет ФГУП «Рособоронэкспорт». Так «Рособоронэкспорт» стал единственным поставщиком российского оружия и боевой техники за рубеж. (До этого право самостоятельного выхода на мировой оружейный рынок, кроме Рособоронэкспорта, имели Российская самолетостроительная корпорация «МИГ», Научно-производственное объединение машиностроения (г. Реутов, Московская область), Конструкторское бюро машиностроения (г. Коломна, Московская область) и Конструкторское бюро приборостроения (г. Тула). Еще 18 оборонных предприятий были заняты поставками на экспорт запчастей и сервисного обслуживания эксплуатирующихся за рубежом боевой техники и оружия.) Система эта была одной из самых непрозрачных в структуре российского бизнеса. И в этой «мутной воде» водились такие монстры коррупции и воровства, что можно только удивляться, как в нашей «оборонке» вообще что-то еще осталось.
   В конце 2007 г. президент Путин подписал указ о создании специального агентства по закупкам оружия и военной техники для нужд Министерства обороны. На эту должность он назначил еще одного выходца из КГБ – генерала полиции (есть теперь в России и такой чин), бывшего руководителя Госнаркоконтроля, а в советском прошлом шефа ленинградского КГБ Черкесова. Осведомленные люди знали, что этот указ Путина, как и его указ о монополии «Рособоронэкспорта», в деле торговли оружием не в последнюю очередь был направлен против не чистых на руку дельцов в Министерстве обороны РФ. Они использовали гособоронзаказ, формально ориентированный на обслуживание внутренних запросов Минобороны, для экспорта военной продукции. Дело в том, что вскоре после развала СССР Министерство обороны наделило себя правом самостоятельной модернизации и правом поставок продукции военного назначения, минуя «Рособоронэкспорт». Генералы-бизнесмены бились за эту привилегию до конца. Главной их задачей было «выбить» бюджетные деньги для так называемой «модернизации и предпродажной подготовки». Зачем это понадобилось? Как действовал этот механизм на практике? На мировых рынках цены распродажи вооружения Министерством обороны наполовину, а по некоторым позициям и на 80% были ниже цен мирового рынка. Например, по данным Счетной палаты, цена МиГ-29 на мировом рынке составляет $15 млн., а Минобороны продает самолет за $10 млн. Или другой пример – танк Т-64 на мировом рынке стоит $0,6 млн., а продается за $0,1 млн. Распродавать всегда есть что. Часть вооружений списывается, взамен теоретически должно быть куплено что-то новое, адекватно заменяющее списанное. Но вот с этим постоянно у генералов-бизнесменов была неувязка. По данным Министерства обороны, до 2005 года высвободилось: 150 атомных подводных лодок, 90 дизельных подводных лодок, 600 надводных кораблей, 2000 самолетов и вертолетов, 8000 танков, 1 000 000 автоматов, винтовок и пистолетов, 1500 радиолокационных станций. На военных базах скопились для утилизации 33 000 вагонов боеприпасов и ракет. Впору было открывать интернет-магазин по продаже военной техники. И, как мы увидим дальше, этот «магазин» без дела не стоял.
   В том самом 2005 году было объявлено, что Министерство обороны планирует закупить всего навсего: 17 танков Т-90, 24 боевых машин пехоты БМП-3, 92 бронетранспортера, 2 пусковые установки ракетного комплекса «Искандер-М», один дивизион (6 ПУ) С-400. ВВС получат 1 новый и 1 модернизированный ракетоносец Ту -160, 7 модернизированных фронтовых истребителей Су -27 СМ, новые высокоточные ракеты «воздух – земля». МО планировало также закупить 4 ракеты стратегического назначения и 5 ракет-носителей. Одновременно были подготовлены на экспорт до 2008 года для Индии: 40 палубных истребителей МиГ-29К и МиГ-29К-УБ, 2 подводные лодки проекта 971 и 2 проекта 877, модернизация ТАВКР проекта 11434 «Адмирал Горшков», сдача в лизинг 3 Ту-22МР и одного Ту-134УБЛ. Для Китая запланированы поставки 8 зенитно-ракетных дивизионов ЗРС С-300 ПМУ -2 «Фаворит», не считая поставок в Марокко российской бронетехники и ЗПРК « Тунгуска».
   Если сравнивать эти цифры, невольно задумаешься о том, почему российский военно-промышленный комплекс занимает такое нелепое положение. По сути, получается, что танковая промышленность работает на Индию, бронемашины производятся для Ближнего Востока и Африки, авиационная промышленность сориентирована на Китай и Индию, военное судостроение большей частью на Индию, меньшей – на Китай. При Путине эта направленность российской оборонки не переменилась. Напротив – стала основной его ориентацией. Что же изменилось со сменой власти в Кремле?
   В ходе визита в Латинскую Америку в декабре 2008 года президента России Дмитрия Медведева Бразилия объявила о намерении приобрести 12 российских ударных вертолетов Ми-35М с ориентировочной стоимостью около 14 миллионов долларов. Ударная версия вертолета Ми-35М – это экспортный вариант многоцелевого ударного вертолета Ми-24. Он оснащен двумя газотурбинными двигателями ТВ3-117ВМА, способен развивать максимальную скорость 320 километров в час и транспортировать боевую нагрузку весом 900 килограмм, боевая дальность действия – 450 километров. Он оборудован комплектом управляемого вооружения 9К113К, включающим обзорно-прицельную систему ОПС-24Н и современный комплекс БРЭО, способен выполнять задачи круглосуточно в сложных метеоусловиях. Вертолет может нести противотанковые управляемые ракеты «Штурм-В», 80-мм НУР С-8 и 240-мм С-24, 12,7-мм или 7,62-мм пулемет, 30-мм гранатомет, а также бомбовую и минную нагрузку. В российских войсках об этом пока могут только мечтать.
   В том же декабре Россия сделала прекрасный новогодний подарок Ливану – десять истребителей Миг-29. Интересно, что сначала, когда встречались министры обороны двух стран, речь шла лишь о поставках этих самолетов. Но уже на следующий день директор Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Михаил Дмитриев сообщил, что эти самолеты мы просто дарим. Российская армия подобных подарков не получала с начала 90-х годов. В течение последних 20 лет Минобороны не покупало «миги», поскольку было не по карману. Их гнали на экспорт. Свои, поставленные еще при СССР, самолеты собирались лишь модернизировать. Причем «осовременить» обещали не более 40 машин. Но и эти обещания не выполнили: военный бюджет не потянул. А тут вдруг, в случае с Ливаном, потянул. Справедливости ради надо сказать, что деньги будут не из казны Минобороны и, уж понятно, не за счет фирмы-производителя. Расплатится государство. Стоимость одного «мига» в экспортном варианте 30 – 35 млн. долларов. То есть в Ливан улетает порядка 350 млн. долларов. Вполне «антикризисная» мера. И еще. Начальник Генштаба Николай Макаров заявил, что из 150 полков ВВС всего пять находятся в постоянной боевой готовности. Они имеют по 24 самолета. В полках, где 40 – 36 летчиков, есть всего по два исправных самолета. Вот почему летчики деградируют. Надо что-то делать. «Давайте всей страной скинемся по 2 доллара и купим для нашей армии 10 истребителей МиГ-29, – ехидничал по этому поводу «Московский комсомолец» в своей статье об этом «подарке». – Согласны? Скорее всего, да. А теперь представьте, что вы уже скинулись, а наши власти самолеты потом взяли и подарили Ливану. Не согласны? А вас никто не спрашивал. Это уже сделано».
   28 октября 2008 г. президент Дмитрий Медведев, выступая на заседании Комиссии по вопросам военно-технического сотрудничества России с иностранными государствами озвучил цифры, характеризующие масштабы бизнеса Рособоронэкспорта. «По состоянию на 1 октября, – сказал он, – суммарный объем военного экспорта превысил аналогичный показатель за прошлый год, увеличились валютные поступления, а портфель заказов заметно пополнился, и сейчас оценивается в сумме более чем в 30 миллиардов долларов. Партнерами России в этой области является 81 государство. Более 80% экспортного объема приходится на нашего госпосредника – Рособоронэкспорт». (Цит. по сайту president.kremlin.ru 28.10.08.) На кого приходятся остальные 20% военных поставок за рубеж, президент не уточнил, обозначив их термином «другие субъекты военно-технической деятельности». Из этого следовало, что введенная указом Путина монополия Рособоронэкспорта в деле поставок оружия и военной техники за рубеж, при Медведеве была отменена. Не исключено, что это косвенное свидетельство разногласий между президентом РФ и экс-президентом в том, что касается производства и торговли оружием. Любопытно, что вскоре после этого выступления Медведева Путин вывел из подчинения президента и перевел в подчинение премьер-министра, т.е. в свое личное, и службу генерала Черкесова по военным поставкам.
   По данным печати (см. «Известия» – 29.10.08) экспорт российских вооружений и военной техники подошел в 2008 г. к 8,5 млрд. долларов. В том, какие первоочередные задачи российское руководство ставит на ближайшее будущее перед отечественным ВПК, президент Медведев определил весьма четко: «Ростехнологиям и Рособоронэкспорту и другим субъектам ВТС следует обеспечить гарантированное выполнение объемов и сроков поставки». По американским данным экспорт оружия из России превышает не восемь, а 10 млрд. долларов, что выводит ее на второе место в мире по торговле оружием. Она опережает даже Великобританию (менее 10 млрд. долларов). Это рекорд, хотя и по этому показателю Россия от США (в 2007 г. США поставили оружия на 24 млрд. 531 млн. долларов) сильно отстает. Но в США не возникает проблемы, чьи запросы удовлетворять в первую очередь – своих военных или зарубежных. Приоритет всегда Америке и ее безопасности.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [30] 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация