А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Остров Россия" (страница 29)

   Клебанова никак нельзя считать украшением путинской команды, хотя он и пользовался не раз покровительством Путина. «Чиновник, лоббирующий интересы бизнеса, не справившийся ни с одной поставленной перед ним задачей, опозорившийся на весь мир из-за трагедии, унесшей более ста человеческих жизней (имеется ввиду публичное вранье нашего героя по поводу причин гибели подводной лодки «Курск». – Авт.), и при этом до сих пор занимающий один из важных государственных постов, – явление уникальное», – писала газета «Вокруг новостей» об одном из, скажем мягко, абсолютно нехаризматичных госчиновников России Илье Клебанове. Этот «чиновник с темным прошлым» (термин «Вокруг новостей», 06. 04.2007) к несчастью для нашей «оборонки» довольно долгое время ей командовал. За крутой взлет своей карьеры госчиновника Клебанов должен благодарить Анатолия Чубайса, в то время первого вице-премьера, с которым он познакомился при приватизации засекреченного оптико-механического объединения (ЛОМО), которое выпускало военную оптику и зенитно-ракетные комплексы (ПЗРК) под названием «Игла». В период клебановского руководства, а Илья Клебанов с 1992 года возглавлял ЛОМО и, соответственно, подписывал все документы и контракты, в оборонной промышленности начали происходить чудеса. Один из ведущих инженеров ЛОМО тех лет Виктор Павлов рассказал в ходе следствия, что в 92 – 93-м годах совершенно секретное ноу-хау по «Игле» ушло на Запад через польскую фирму «Неска», причем под видом гражданского изделия ИК-1. А документы по комплексу были вынесены с ЛОМО на обычных дискетах. Совершенно неожиданно налаживать производство этого самого комплекса «Игла» стали не только в Польше, но и в Израиле. И, что самое странное, никаких контрактов на право производства «Иглы» в третьих странах не существовало. То есть зарубежные оружейники осваивали наши ПЗРК без лицензии! Клебанову за все это даже выговор не объявили. Покинув ЛОМО, он стал первым вице-губернатором города на Неве, а в 1999 году вместе с другими выдвиженцами-питерцами перебрался в Москву, в кресло вице-премьера, курирующего ВПК. «Об успехах Ильи Клебанова на ниве отечественного ВПК написаны уже целые тома. СМИ неоднократно рассказывали о многочисленных преобразованиях оборонных предприятий, в ходе которых ликвидировались уникальные производства. Еще чаще описывалась история с развалом военного экспорта», – отмечает «Вокруг новостей». С 1999 года Клебанов, став вице-премьером, начинает работать «по-крупному». Так, он придумал совершенно оригинальный способ списания государственных долгов России другим странам. В еще доперестроечное время ОКБ имени Яковлева создало для российских ВВС уникальный учебно-тренировочный самолет Як-130, вызывавший зависть у самолетостроителей всех европейских стран. Но после развала СССР финансирование разработок Як-130 прекратилось, и ОКБ договорилось с крупной итальянской авиастроительной компанией Aermacchi о небольших совместных работах по доведению этого самолета до ума. Предполагалось, что итальянцы сделают некоторое бортовое оборудование и выступят агентами по продаже этой супермодели на Западе. Самолет даже переименовали в Як-АМ-130. «Вот тут-то, – сообщает „Вокруг новостей“, – и вступил в дело вице-премьер Илья Клебанов. Он заявил, что проект совместного создания самолета будет завершен в рамках схемы „долги за инвестиции“, то есть Россия профинансирует работы, необходимые для окончательной доводки самолета, а итальянцы в обмен на это погасят часть еще советских долгов. Вроде бы идея неплохая. Но красиво все выглядело лишь в выступлениях Клебанова. На самом же деле за всей этой историей скрывается банальная афера по передаче уникальной технологии российского самолета Як-130 в собственность итальянской компании Aermacchi. Права собственности на Як-130 до вмешательства в дело Ильи Клебанова принадлежали ОКБ им. Яковлева и Aermacchi в пропорции 50 на 50. Но итальянская компания использовала эту модель как базовую для создания собственного самолета М-346, который к россиянам уже не имеет никакого отношения. Чтобы развернуть его выпуск, Aermacchi не хватало только российской документации. Вот именно ее и передал итальянцам Клебанов в счет долга. Теперь „итальянский“ М-346 демонстрируют покупателям салона в Ле-Бурже, а российское ОКБ им. Яковлева, практически создавшее этот суперсамолет, даже не упоминается в рекламных проспектах. Aermacchi активно продает М-346 (тот же Як-130) в Грецию, Индию и другие страны, которые ранее планировали закупать „яки“ у России. Вот таким способом вице-премьер Илья Клебанов „списал“ России 77 миллионов долларов долга Италии, но при этом потерял сотни миллионов, которые мы могли бы получить от продажи Як-130, который сейчас успешно продает итальянская компания Aermacchi. Разумеется, для Клебанова все закончилось хорошо. Никто и не подумал поинтересоваться, почему российская „оборонка“ распродается за границу? И куда деваются вырученные за нее „копейки“?» Воодушевленный очередным успехом, Клебанов пошел еще дальше. Именно по инициативе Ильи Иосифовича возникло загадочное «Российское агентство по системам управления» (РАСУ), чья лицензия позволила еще более загадочной фирме «Оборонительные системы» продать в неизвестном направлении новейшую модификацию зенитно-ракетного комплекса «ЗРК С-300». Этот комплекс предназначался для Вооруженных сил Казахстана, но потом исчез с территории России, и найти его не могут до сих пор. Известно только, что в Казахстан «С-300» не попал, а также примечателен и тот факт, что за обладание этим комплексом арабские страны готовы были платить десятки миллионов долларов. Странно и то, что, как только «С-300» исчез с российского горизонта, интерес к нему у арабов полностью пропал».
   3 января 2002 г. «Рособоронэкспорт» подписал с Минобороны КНР контракт на поставку ВМС Китая двух эсминцев проекта 956 ЭМ (класс «Современный») на сумму около $1,4 млрд. С этого момента началась настоящая промышленная война между «Северной верфью», контролируемой группой НПК во главе с Борисом Кузыком, и Балтийским заводом, контролируемым группой ИСТ, за участие в реализации контракта. Сначала правительственная комиссия во главе с Ильей Клебановым передала право на выполнение контракта Балтийскому заводу, с которым Клебанов давно связан. Однако премьер Михаил Касьянов отменил это решение и своим распоряжением определил исполнителем контракта «Северную верфь». Тогда Балтийский завод отказался поставлять комплектующие для эсминцев. Только через год правительству удалось уладить этот конфликт. А между тем выгодный китайский заказ едва не был сорван. Скандал между премьером и его замом нарастал. Бесконечные аферы вице-премьера вызвали в прессе такой шум, что 18 февраля 2002 года по представлению премьера Михаила Касьянова Владимир Путин отстранил Клебанова от должности, сохранив за ним лишь пост министра промышленности, науки и технологий. Вопросы, находившиеся в ведении Клебанова, Михаил Касьянов оставил за собой.
   Причины карьерного краха Клебанова назывались самые различные: чрезмерное лоббирование интересов тех или иных бизнес-структур, повышение таможенных пошлин на иномарки, провал с подписанием контракта на 1 млрд. долл. по продаже Индии авианосца «Адмирал Горшков» и т.д. Но все скандалы для непотопляемого Клебанова заканчивались разве что легким испугом, как история с группой ИСТ, поглощавшей одно оборонное предприятие за другим, включая питерский Балтийский завод, как скандал с крупным контрактом от ВМС Индии на целых три фрегата. По этому контракту был выделен и первый крупный транш – свыше 40 миллионов долларов». Но деньги эти разворовали еще до спуска первого фрегата на воду. «Когда спустили на воду первый фрегат «Тальвар», индусы ахнули. На корабле был смещен гребной винт, корпус стал ребристым от некачественной сварки, палуба вибрировала, а ракеты с комплексов ПВО взрывались, едва поднявшись с корабля. Скандал как– то удалось замять, на очереди был второй фрегат» («Вокруг новостей», 06. 04.2007). 5 июня 2003 г. министр Клебанов объявил о планах создать до конца года интегрированный судостроительный холдинг, в который должны были войти «Адмиралтейские верфи» и центральное конструкторское бюро «Рубин». Предполагалось, что на базе нового холдинга будет образована единая петербургская судостроительная компания, куда войдут две частные компании – Балтийский завод и «Северная верфь». Министр не исключил государственного вмешательства для привлечения их в холдинг. Разразился новый скандал. Так открыто лоббировать свои деловые интересы с государственного поста еще никто до Клебанова не рисковал. После этого бывшему экс-вице-премьеру самое время было уходить в рядовые депутаты, дабы заполучить на всякий случай неприкосновенность от Генпрокуратуры, но он получил неожиданное предложение от Владимира Путина.
   1 ноября 2003 г. Илья Клебанов был освобожден от должности министра промышленности, науки и технологий и назначен полпредом президента РФ в Северо-Западном федеральном округе. И щуку бросили в реку. Клебанов, конечно, не щука, а крупная акула. Но сколько таких хищников наживались и наживаются на грабеже нашей оборонки.
   В результате приватизации 90-х годов многие ведущие оборонные заводы оказались в заложниках у новых хозяев, единственной заботой которых было набить себе карманы и удрать за границу. В 90-х годах оборонку принялись добивать рейдеры, против которых нет никакой защиты. 24 ноября 2008 г. заместитель начальника департамента экономической безопасности МВД России Юрий Попугаев официально заявил, что МВД России прогнозирует рост количества рейдерских захватов оборонных предприятий, владеющих большими земельными участками. Он отметил, что только в 2007 г. было выявлено 309 фактов рейдерских захватов в оборонке. Типичен в этом отношении петербургский машиностроительный завод «Арсенал». В конце 90-х на «Арсенале» после приватизации и преобразования его в ООО у государства остался пакет в 7,89% и золотая акция. После ряда махинаций фактическим владельцем завод стал один из «прихватизаторов» Михаил Сапего, тесно связанный с криминалом Санкт-Петербурга. «С 2006 года различные объекты недвижимости завода по неизвестным причинам начали продавать некоему ЗАО «Арсенал-Недвижимость», – писал в «живом журнале» Solomin О.Заботин. – Примечательно в этой компании то, что она на 100 процентов принадлежит мальтийской компании «Арсенал Групп Лимитед». То есть офшору. Кто является бенефициарием, установить могут только следственные органы, но на «Арсенале» все уверены – это офшор принадлежит Михаилу Сапего. История карьеры Сапего в общем-то обычна для руководителей «Арсенала» – попал на завод по распределению, занимал маленькую должность, потом дорос до руководящих постов. Между тем недавно еще абсолютно благополучное и успешное оборонное предприятие начинает сдавать позиции. Срываются сроки поставок по заказам, а новые руководители поссорились с рядом ключевых фигур в оборонной отрасли, набирается большое количество кредитов, а деньги интенсивно обналичиваются. Естественно, наличные деньги нужны для удержания контроля над заводом (кто же помогает потенциальным уголовникам разваливать оборонное предприятие). Во всей этой истории пока никак не проявил себя один акционер – государство. Что странно, ведь «Арсенал» – ключевое предприятие, производимые здесь орудия для военных кораблей на сегодня не делает больше никто, а космическая техника абсолютно уникальна. Загнется «Арсенал», как тогда собираются власти обновлять российский военно-морской флот. Пока же участие государства ограничивается присутствием в Совете директоров представителей Роскосмоса. Последние активно поддерживают Михаила Сапего, а один из них тоже с недавних пор фигурант уголовного дела – чиновника поймали на взятке. Не зря же Сапего портфель, с которым ездит в Москву, называет «кошельком» (www.solomin.ru, 13.08.2009). К моменту публикации статьи Заботина скандальное дело с «Арсеналом» в конечном итоге попало в суд. Но судят аферистов и мошенников вроде Сапего за разного рода мелкие финансовые грехи, но не предъявляют ни им, ни окончательно обнаглевшим рейдерам более серьезных обвинений – в подрыве обороноспособности страны. Для этого действительно нужна только политическая воля федеральных властей. Но ее, увы, в российских верхах проявляют в таких случаях весьма неохотно.
   Но вернемся к проблеме реорганизации, начатой Путиным. Президент последовательно добивался полного перехода оборонки и торговли оружием под госконтроль.
   Уже 29 октября 2001 г. Путин подписал указ о создании авиационной холдинговой компании (АХК) «Сухой», полностью принадлежащей государству. Позднее в АХК были переданы пакеты акций ОКБ Сухого (51%), НПК «Иркут» (14,7%), Таганрогского АНТК имени Бериева (38%). Указ также предусматривал акционирование Комсомольского-на-Амуре и Новосибирского авиапроизводственных объединений с передачей 74,5% их акций в АХК. В начале ноября В.Путин на заседании комиссии по вопросам ВТС потребовал навести порядок в области послепродажного обслуживания военной техники и поставок запчастей. 10 декабря он подписал указ, позволяющий предприятиям вести самостоятельную внешнеторговую деятельность в области поставки запасных частей, агрегатов, учебного и вспомогательного имущества к ранее поставленной военной технике и вооружениям, а также самостоятельно проводить работы по ее техобслуживанию. Тем самым ответственность за это была снята с «Рособоронэкспорта», фактически провалившего поставки запчастей за границу. 17 января 2002 г. правительство выделило на закупку военной техники в рамках государственного оборонзаказа на 2002 год 79 млрд. руб. С этого момента начался резкий рост гособоронзаказа, однако это не привело к росту закупаемой на предприятиях ВПК техники. Минобороны объявило, что основные средства пойдут на модернизацию техники и научные разработки. Новая техника по-прежнему практически не закупалась. 24 января был создан первый государственный военно-промышленный холдинг – корпорация «Тактическое ракетное вооружение». Головная структура – ГНПЦ «Звезда-Стрела» (город Королев, Московская область). Кроме него, в концерн вошло еще пять предприятий. В конце марта гендиректор «Рособоронэкспорта» Андрей Бельянинов направил Владимиру Путину проект указа о лишении всех предприятий-производителей права самостоятельного экспорта готовой продукции. На тот момент таким правом обладали пять предприятий. Президент отверг это предложение. 13 апреля Михаил Касьянов отправил в отставку главу Российского агентства по системам управления Владимира Симонова, считавшегося ставленником Ильи Клебанова. Симонов стал жертвой битвы за создание концерна ПВО, куда должны были войти основные разработчики и производители средств противовоздушной обороны. По предложению Клебанова и Симонова создание холдинга планировалось провести на основе ФПГ «Оборонительные системы», в которой Клебанов занимал пост председателя совета управляющих. Альтернативный план создания холдинга ПВО на базе НПО «Алмаз» и концерна «Антей» предложил заместитель главы президентской администрации Виктор Иванов. Владимир Путин одобрил план Иванова. 23 апреля Владимир Путин подписал указ «Об открытом акционерном обществе «Концерн ПВО «Алмаз-Антей». Документ предусматривал формирование холдинга на базе концерна «Антей» и НПО «Алмаз». В концерн были включены более 40 предприятий, специализирующихся на разработке и производстве систем ПВО и противоракетной обороны для всех видов вооруженных сил. Новому концерну были переданы основные заводы, входившие ранее в группу «Оборонительные системы». 19 июля 2002 г. было зарегистрировано ЗАО «Объединенная промышленная корпорация «Оборонпром», 50% акций которого принадлежит «Рособоронэкспорту», а другие 50% – Государственной инвестиционной корпорации. «Оборонпром» был создан по инициативе руководства «Рособоронэкспорта». В «Оборонпром» были переданы принадлежащие «Госинкору» акции ОКБ Сухого и Улан-Удинского авиационного завода. Позднее «Оборонпром» приобрел пакеты акций завода имени Дегтярева и Курганмашзавода. 24 июля корпорация «Иркут» объявила о планах создания авиастроительного холдинга. К тому моменту она уже приобрела пакеты акций Таганрогского авиационного научно-технического комплекса имени Бериева и ряда приборостроительных предприятий. 16 сентября 2002 г. Владимир Путин утвердил список из 46 предприятий, которым КВТС может предоставить право самостоятельного экспорта запчастей и проведения техобслуживания.
   11 марта 2003 г. был создан Государственный комитет по оборонному заказу при Министерстве обороны РФ (Госкомоборонзаказ). Комитету поручено отвечать за проведение единой государственной политики в области разработки, производства, унификации и стандартизации вооружения и военной техники общего назначения. Председателем комитета в ранге первого замминистра обороны назначен еще один чекист и коллега Путина – бывший директор ФАПСИ Владимир Матюхин. В марте руководство «Рособоронэкспорта» направило в администрацию президента и правительство предложение об акционировании своего предприятия, передаче 100% его акций государству и создании на базе ОАО «Рособоронэкспорт» системообразующего холдинга в области ВТС. Было предложено передать в ОАО «Рособоронэкспорт» блокирующие пакеты акций (25% плюс одна) основных предприятий ВПК. 19 апреля Владимир Путин подписал указ о назначении генерал-майора Александра Бурутина, служившего до этого в Главном оперативном управлении Генштаба, своим советником по вопросам военно-технической политики. В его ведение попали проблемы реформирования ВПК, гособоронзаказ и ВТС. 24 апреля Владимир Путин назначил вице-премьером по промышленной политике Бориса Алешина. В его ведение попала часть функций, которые ранее выполнял Илья Клебанов.
   17 июня вице-премьер Борис Алешин объявил о планах создания в течение двух лет объединенной самолетостроительной корпорации, в которую должны войти все разработчики и изготовители военных и гражданских самолетов. Сначала предполагалось создать частно-государственный консорциум с управляющей компанией, доля государства в которой составит от 25,5% до 51%. Затем должна быть образована корпоративная структура в виде холдинговой компании. В августе 2003 г. гендиректором концерна ПВО «Алмаз-Антей» был назначен еще один чекист – выходец из Санкт-Петербурга генерал-майор ФСБ Владислав Меньшиков. 29 сентября на заседании правительства Владимир Путин вновь раскритиковал послепродажное обслуживание военной техники, поставленной за рубеж. Вслед за этим глава КВТС Михаил Дмитриев объявил, что его комитет приостановит выдачу лицензий на самостоятельную поставку запчастей и проведение техобслуживания. В итоге такое право получили лишь 14 предприятий из 46 намеченных. 1 октября завершено юридическое оформление АХК «Сухой», 100% акций которой принадлежат государству. Президентом компании назначен Михаил Погосян, занимавший до этого пост главного конструктора КБ Сухого. 4 ноября Михаил Касьянов освободил от должности гендиректора и генконструктора РСК МиГ Николая Никитина. Официально Никитину поставлены в вину серьезные финансовые проблемы корпорации и провал выполнения программы производства пассажирских самолетов Ту-334. 14 ноября на пост гендиректора-генконструктора РСК МиГ назначен заместитель гендиректора АХК «Сухой» Валерий Торянин. Смена руководства МиГа произошла накануне подписания компанией двух крупных контрактов на общую сумму более $1,5 млрд. 4 ноября 2003 г. В. Путин подписал указ о хозяйственном подчинении «Рособоронэкспорта» КВТС. Президент оставил за собой право назначать и снимать гендиректора предприятия. Этот указ похоронил планы руководства «Рособоронэкспорта» по акционированию предприятия.
   24 февраля 2004 г. Владимир Путин отправил в отставку правительство Михаила Касьянова. Пал последний бастион ельцинской «семьи». В ходе реорганизации правительства были ликвидированы оборонные агентства по обычным вооружениям, по системам управления, по судостроению и по боеприпасам. Их функции переданы Федеральному агентству по промышленности (ФАП) при Министерстве промышленности и энергетики. Кроме того, в ведение ФАП из «Росавиакосмоса» передана авиастроительная отрасль. Сам «Росавиакосмос» преобразован в Федеральное космическое агентство. КВТС преобразован в Федеральную службу по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) при Минобороны, а Госкомоборонзаказ – в Федеральную службу по оборонному заказу (ФСОЗ) при Минобороны РФ. 12 марта распоряжением нового премьер-министра Михаила Фрадкова бывший вице-премьер Борис Алешин назначен главой ФАП, а во главе Федерального космического агентства поставлен командующий космическими войсками РФ Анатолий Перминов. В тот же день РСК МиГ и нижегородский авиационный завод «Сокол» подписали меморандум о начале процедуры вхождения «Сокола» в состав МиГа. Для этого компания «Каскол» передала 38,38% акций «Сокола» в управление менеджмента РСК МиГ. 25 марта корпорация «Иркут» первым из предприятий ВПК провела первичное размещение акций на российском фондовом рынке. Часть вырученных средств направлена на приобретение 75,46% акций ОКБ имени Яковлева. 29 марта глава ФАП Борис Алешин внес в Минпромэнергетики проект создания холдинга «Вертолеты Миля», который должен объединить предприятия, разрабатывающие и изготавливающие вертолеты марки «Ми». Управляющей компанией холдинга должен стать «Оборонпром». 2 апреля Государственная дума РФ приняла в первом чтении поправки к закону «О государственном регулировании развития авиации». Поправки расширяют допустимую долю участия иностранного капитала в уставном капитале авиационных предприятий с 25% до 49%. 9 апреля Владимир Путин назначил Андрея Бельянинова директором ФСОЗ, освободив его от должности гендиректора «Рособоронэкспорта». Глава КВТС Михаил Дмитриев назначен главой ФСВТС. 28 апреля гендиректором «Рособоронэкспорта» назначен Сергей Чемезов.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация