А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Остров Россия" (страница 28)

   «Пока у России сохранялась гарантированная возможность нанесения мощного ответного удара, а потенциальный противник это видел и прекрасно понимал, что его ждет, если он рискнет совершить такое нападение, мы могли спокойно заниматься своими делами, с достоинством реагируя или вовсе не реагируя на высказывания в наш адрес, – пишет профессор Григорьев. – Теперь все изменилось. Американцы, глядя на то, как мы упорно и настойчиво уничтожаем все стратегические ракеты, которые раньше обеспечивали поддержание стратегического равновесия, решили, что их звездный час настал. Но они прекрасно понимают, что развязывание ядерной войны, т.е. нанесение первого ядерного удара, при любом развитии ситуации приведет к всемирной катастрофе. Поэтому США вышли из Договора по ПРО, взяв четкий курс на создание высокоточных безъядерных стратегических вооружений, способных уничтожить стратегические ядерные силы любой страны безъядерными средствами. При этом непрогнозируемый, но, вполне возможно, сохранившийся остаток ядерных ракет этой страны, стартовавших в ответном ударе, они смогут перехватить системой ПРО, тем самым полностью обезопасив себя от возмездия. Особенно четко эта позиция США проявилась при форсировании соглашений о размещении ПРО в Чехии и Польше после событий в Южной Осетии».
   Понятно, что 10 антиракет, установленных в Польше, погоды не делают. И для адекватного ответа на их размещение вполне хватило бы того решения, о котором президент России Дмитрий Медведев объявил в своем Послании Федеральному собранию 5 ноября 2008 г., – разместить в Калининградской области ракеты «Искандер» и при необходимости вести оттуда же электронное подавление элементов системы ПРО США в Польше и Чехии. Оперативно-тактический ракетный комплекс (ОТРК) «Искандер» – высокоточное оружие, способное поражать цели на расстоянии до 300 километров. Планируется, что «Искандер» пойдет в серию с 2009 года после государственных летных испытаний. По сведениям «Газеты.Ru», кроме «Искандеров», на Балтфлоте также намечено заменить зенитно-ракетные комплексы С-300 на их следующее поколение – С-400 «Триумф». Если новейшие комплексы «Искандер» и ЗРС С-400 будут размещены в Калининградской области, то практически вся территория Польши, Чехии и Прибалтики оказывается под контролем России. А в силу того, что Россия заморозила свое участие в ДОВСЕ, следовательно, НАТО и американцам будет сложно с юридически обязывающей точки зрения проконтролировать, какими боевыми зарядами – обычными или ядерными – будут оснащены комплексы «Искандер».
   Но военная техника не стоит на месте. Для реализации концепции безъядерного первого удара США начали ряд новых разработок, а именно:
   1. Оснащение части морских ядерных ракет «Трайдент-2» неядерными боеголовками, заполненными тысячами вольфрамовых штырей, которые входят в атмосферу со скоростью до 5,5 км/с и за счет высокой кинетической энергии поражают слабо защищенные цели на площади около одного квадратного километра, например, незащищенные подвижные ракетные комплексы типа «Тополь», стоящие в ангарах или в лесу.
   2. Создание гиперзвуковой крылатой ракеты с безъядерным боезарядом, которая сначала выводится самолетом на высоту 13 – 14 км, затем поднимается ускорителем до высоты 29 км, после чего продолжает полет на собственном прямоточным воздушно-реактивном двигателе. Проведены первые наземные испытания такого гиперзвукового летательного аппарата X-51A, способного развивать скорости в диапазоне от 4,5 до 6,5 скоростей звука (1,3 – 1,9 км/с). Летные испытания X-51A планируется начать в 2009 г.
   3. Использование в качестве безъядерного высокоточного оружия уже имеющихся у США тысячи крылатых ракет с обычным снаряжением, а также 13-тонные авиационные бомбы. Разрабатываются также боеголовки с урановым ядром, способным за счет большой кинетической энергии разрушать заглубленные в земле объекты, например, МБР шахтного базирования, командные пункты и подземные бункеры для политического руководства.
   В этой ситуации положение России становится неустойчивым, если не будет принято радикальных мер по быстрому восстановлению нашего стратегического потенциала.
   В числе таких мер профессор Ю.П. Григорьев называет следующие:
   1. Для быстрого воссоздания системы стратегических вооружений подключить к работе НПО машиностроения и ГРЦ «КБ машиностроения им. академика В.П.Макеева».
   2. Задействовать ракетную промышленность жидкостного направления и разработать жидкостную МБР с РГЧ (10 боезарядов средней мощности, забрасываемый вес 4,5 т, стартовый вес около 100 т), оснащенную современным комплексом средств преодоления ПРО. Эту ракету размещать в шахтах, оснащенных надежной защитой, как от ядерного удара, так и от высокоточных безъядерных средств нападения.
   Если это по каким-то неведомым нам причинам сделать невозможно, то нужно просто ставить в освобождающиеся шахты надежную и высокоэффективную жидкостную БРПЛ с РГЧ «Синева», на которую может быть установлено или 4, или 10 боезарядов. Эта ракета изготавливается серийно, и не потребуется никаких доработок. Необходимо только разработать пусковой контейнер, имитирующий внутренние обводы корабельной шахты, при этом длину контейнера можно было бы увеличить на 1,5 – 2 метра, чтобы обеспечить возможность дальнейшей модернизации ракеты. Потребуется также доработка системы амортизации с учетом изменений габаритно-массовых и центровочных характеристик амортизируемого объекта и размещение новых систем подготовки ракеты к старту.
   3. Срочно решить вопрос о кораблях для размещения БРПЛ «Синева», иначе в ближайшее десятилетие Россия рискует остаться вообще без морской стратегической группировки.
   4. Приступить к созданию баллистических ракет воздушного базирования (БРВЗ), размещаемых на самолетах или иных скоростных летательных аппаратах, поскольку запрет на их разработку, содержащийся в Договоре СНВ-1, кончается 5 декабря 2009 года. В России самый большой опыт создания комплексов с ракетами, стартующими с самолета, имеется у Государственного ракетного центра «Конструкторское бюро им. академика В.П.Макеева». МБР «Тополь-М» с РГЧ может быть трансформирована в БРВЗ.
   Эти рекомендации вместе с выводами профессора о недопустимом ослаблении стратегической безопасности России появились в печати вскоре после окончания войны в Южной Осетии. Конечно, они, равно как и другие обращения профессиональных военных в Кремль слишком серьезны, чтобы их игнорировать, и были услышаны, о чем можно судить, в частности, по Посланию Президента РФ Д.Медведева Федеральному собранию.
   Он, в частности, принял решение оставить на боевом дежурстве три ракетных полка ракетной дивизии, дислоцированной в Козельске, которые планировалось с такого дежурства снять, а саму дивизию к 2010 году расформировать. Решение это, увы, скорее вынужденное, промежуточное, чем радикальное. Дело в том, что дивизия в Козельске оснащена устаревшими ракетами РС-18 («Стилет» по классификации НАТО). Первый полк «Стилетов» был поставлен на боевое дежурство еще в 1979 году. Максимальная их дальность – 10 тыс. км, мощность ядерных боеголовок – от 0,55 до 0,75 мегатонны. РС-18 трижды исчерпала заложенные в нее гарантийные сроки эксплуатации, однако РВСН приняли решение продлить ресурс ракеты. Последние успешные испытания «Стилета» были проведены в октябре 2008 г.. Как сообщила тогда пресс-служба РСВН, сразу после этого было решено, что РС-18 останутся на боевом дежурстве и после 2010 года.

   Переворот в оборонке, или 18 брюмера Владимира Путина

   К числу тех рекомендаций, что предложил г-н Григорьев, нередко присовокупляют и весьма радикальную, а именно – резко ограничить продажи иностранцам современной российской техники и оружия, которых, как воздуха, не хватает отечественным вооруженным силам, на пять-шесть лет, и за сей период обеспечить ВС РФ этим дефицитным товаром. Ведь не секрет, что помимо морально устаревших вооружений еще советских времен за рубеж поставляются самые современные образцы российского оружия и боевой техники, которые даже не поступали на вооружение ВС России, и вовсе не факт, что поступят туда в ближайшем будущем. Вот лишь несколько примеров. За четыре года (с 2004 по 2008 г.) «Рособоронэкспорт» экспортировал более 200 боевых и транспортно-боевых вертолетов суммарной стоимостью более 1,5 млрд. долларов. Как уже говорилось, перед началом «пятидневной войны», боевые части Северо-Кавказского военного округа не имели ни автоматизированных образцов вооружения, ни всепогодных вертолетов, ни современных образцов бронетехники. Танкисты из 58-й армии не видели в глаза модернизированных российских танков Т-90, которые были у грузинской армии, и, захватив эти танки в бою, не смогли отогнать их на базу трофейного оружия и вынуждены были использовать для этого пленных танкистов-грузин.
   Напомню, что только в течение 2003 года на экспорт было поставлено 36 Су -27/30 и 4-8 МиГ -29, 2 фрегата проекта 11356, 80 танков Т-90С, зенитно-ракетных комплексов С-300ПМУ-2 на общую сумму $5,56 млрд. Одновременно российская армия при ГОЗ – $3.8 млрд. модернизировала 5 Су-27 по стандарту Су-27СМ, отремонтировала 5 подводных лодок, получила 14 танков Т-90С[2]. Еще большие диспропорции наблюдались в 2004 г., когда в Индию были поставлены 310 танков Т-90, а в российскую армию – 31 танк (1 танковый батальон). Российская армия получила 4 самолета, а на экспорт отправлено 55 самолетов различных типов (24 Су-30МК2, 4 Су-30МК2в, 10 Су-30МКИ, 6 Ил-78МКИ, 9 Миг-29СЭ, 2 – МиГ-29УБТ). В 2008 г. Рособоронэкспорт заключил контракт с Индией на 1,5 млрд. долларов на поставку 347 танков Т-90 С. (Данные обнародовал 02.09.2005 Анатолий Цыганок, профессор, руководитель независимого военного центра). В дальнейшем экспорт вооружений только наращивался.
   «Пятидневная война» заставила руководство России обратить особое внимание на отечественный ОПК. Сегодня в России насчитывается 1400 стратегических предприятий ОПК, включенных в соответствующий реестр. Они расположены в 70 субъектах РФ. В отрасли работают около полутора миллионов человек – это больше, чем вся наша армия («РГ», 26.02.09). Правительство утвердило список предприятий, которым была гарантирована господдержка. Среди них 42 организации ОПК. Это – предприятия, выпускающие около 70 процентов всего объема гособоронзаказа, производители вооружения для РВСН и флота, крупные заводы авиации и судостроения, космических аппаратов и техники для сухопутных войск, в том числе оперативно-тактических комплексов «Искандер». Словом, те, кто делает основные системы вооружения.
   Кроме финансовой помощи предприятиям ОПК – это снижение банковской учетной ставки по кредитам для «оборонки» до минимума и 100-процентное финансирование модернизации предприятий ОПК, в рамках программы президента Медведева по модернизации Вооруженных сил РФ было решено, как уже говорилось выше, и увеличить закупки вооружений. Гособоронзаказ только в 2009 году вырос, как никогда, – на 27 процентов. В бюджете РФ на 2009 г. предусматривалось выделить дополнительно 60 млрд. руб. на покупку вооружения, военной техники и НИОКР. С другой стороны, наблюдался такой же рост заказов из-за границы в рамках военно-технического сотрудничества (ВТС). За 2008 год ВТС составило 8,5 млрд. долларов. А в качестве цифры ГОЗ называют 1, 5 триллиона рублей на 2009 – 2011 гг., или около 50 млрд. долларов. На самом деле это ассигнования на бюджетную графу «Национальная оборона», в которую, кроме закупки вооружений, входят материально-техническое обеспечение войск, оплата научно-исследовательских работ, строительство объектов. На последние три планируется истратить более 170 млрд. рублей. В любом случае, заказы огромные. Справится ли наша «оборонка» с таким портфелем? Ведь еще до «послеосетинского» рекордного госзаказа в российском ОПК не заключали договоров о поставках за рубеж раньше, чем на 2012-2013 гг.
   Помимо кадровых и других проблем в оборонке и торговле оружием, есть немало проблем других. Прежде всего – это внутренняя конкуренция поставщиков оружия, которая идет куда ожесточеннее внешней. Но это все же государственные поставки. А есть еще и «черный экспорт». По данным еженедельника «Аргументы недели» (13.03.2008), мировой «черный рынок» оружия контролируют семь «олигархов особого назначения» из бывшего СССР. Ассортимент в их каталогах такой, – пишет еженедельник, – что Рэмбо и не снился. На продажу предлагается любое ручное оружие, танки, мины, гранаты, ПЗРК, истребители, подводные лодки и вертолеты. Бизнес оружейных баронов поставлен на широкую ногу. По разным оценкам, «черная» торговля оружием приносит 5 – 10 млрд. долл. в год. По данным ООН, четверть стрелкового оружия в мире продается на «черном рынке»! Большая часть прибылей оседает в карманах «великолепной семерки» – семи олигархов, которые контролируют «черный рынок» оружия и боевой техники. Эти люди достаточно богаты, чтобы позволить себе гигантские авиапарки в 50 транспортных самолетов и собственные флотилии грузовых судов». Весной 2008 г. в Таиланде по наводке американцев был арестован российский гражданин Виктор Бут, подозреваемый в нелегальной торговле оружием. Французское правосудие неоднократно возбуждало дело против российско-израильского олигарха Аркадия Гайдамака по обвинению в нелегальных поставках оружия в Анголу.
   До избрания Владимира Путина президентом вряд ли кто мог сказать со всей определенностью, кто в России контролирует производство и сбыт оружия. В середине 90-х многие предприятия ВПК не только были акционированы, но и вышли из-под контроля государства. У одних новыми владельцами стали менеджеры – так произошло, например, в корпорации «Иркут», выпускающей истребители семейства Су-27. Другие были куплены крупными частными финансово-промышленными группами – например, «Северная верфь», доставшаяся группе НПК. Путин понимал, что, если не ликвидировать тот бардак, который царил в российском ВПК (или ОПК, как его сейчас называют), на ниве торговли оружием будут и впредь процветать разного рода буты и гайдамаки. А на этой ниве крутятся огромные деньги. В государственную казну оттуда попадали крохи. Напомним, что за 2000 – 2003 годы Россия поставила за рубеж продукции военного назначения на общую сумму более $17 млрд. Все эти годы объем продаж оружия постоянно рос, достигнув в 2003 году $5 млрд. («Коммерсант-Власть», 25.05.2004). Еще на посту премьер-министра В.Путин начал наводить порядок в «оборонке», преодолевая чудовищное сопротивление разложившихся госчиновников, коррумпированного генералитета и нечистых на руку дельцов. То, что он сделал в этой области, едва получил пост премьер-министра в 1999 году, не зря называют его «18 брюмера в оборонке». История эта полна драматизма и во многом до сих пор скрыта от глаз исследователей. В своей битве за контроль государства над оборонкой Путин сделал ставку, прежде всего, на свою команду чекистов и тех, кого знал по совместной работе в Питере. Вот как это происходило. (Справочные данные приведены по «Коммерсант-Власть», 25.05.2004.)
   В течение 2000 г. Путин серьезно изменил структуру финансирования ВПК. Если в 90-е годы военный экспорт был основным источником финансовых поступлений в оборонку, то с 2000 г. крупным финансистом ВПК становится государство. В апреле 2000 г. В. Путин своим указом включил одного из трех государственных посредников в области ВТС, компанию «Российские технологии», в состав другого – «Промэкспорта». За три года объем ежегодного экспорта «Ростехнологий» не превышал $20 млн., и Путин эту фирму ликвидирует.
   4 ноября 2000 г. Владимир Путин подписал указ о слиянии двух госпосредников в области ВТС – «Промэкспорта» и «Росвооружения». В результате был создан единый госпосредник – предприятие «Рособоронэкспорт». Глава «Росвооружения» Алексей Огарев был отправлен в отставку. Огарев учился в МАИ вместе с Алексеем Дьяченко, будущим мужем Татьяны Ельциной. Работал в МИДе, участвовал в переговорах по разоружению. В 1997 году стал заместителем главы администрации Бориса Ельцина, курировал вопросы ВТС. В феврале 1999 года назначен заместителем секретаря Совета безопасности. В августе того же года возглавил «Росвооружение». Однако в ноябре 2000 года при объединении «Росвооружения» и «Промэкспорта», несмотря на возражения Михаила Касьянова, лишился своего поста. Сергей Чемезов, руководивший «Промэкспортом», был назначен первым заместителем гендиректора, а пост главы «Рособоронэкспорта» получил замдиректора «Промэкспорта», уже знакомый нам Андрей Бельянинов. Напомню, что Бельянинов и Чемезов – бывшие сослуживцы Владимира Путина по Первому главному управлению КГБ. Бельянинов работал в 1-м главном управлении (ПГУ) КГБ СССР (внешняя разведка) с 1978 года. Во время работы в ГДР познакомился с сотрудниками дрезденской резидентуры ПГУ Владимиром Путиным и Сергеем Чемезовым. В 1991 году уволился из КГБ, работал в РЭА-банке. Затем перешел в Новикомбанк, где в 1998 – 1999 годах занимал пост председателя правления. В декабре 1999 года стал заместителем генерального директора «Промэкспорта» Сергея Чемезова. В ноябре 2000 года Владимир Путин неожиданно назначил Бельянинова генеральным директором «Рособоронэкспорта». В апреле 2004 года он стал директором Федеральной службы по оборонному заказу, а оттуда в 2007 г. перешел в ФТС. До этого в системе Путина и, в частности, в том, что касается торговли оружием, таможня была слабым местом «питерцев».
   Чемезов, работая в ПГУ КГБ с 1983 по 1988 год, возглавлял представительство экспериментально-промышленного объединения «Луч» в ГДР, где познакомился с Владимиром Путиным и Андреем Бельяниновым. В конце 1996 года после назначения Путина заместителем управляющего делами президента Чемезов возглавил отдел внешнеэкономических связей управделами. Спустя три года Путин назначил его генеральным директором «Промэкспорта». В ноябре 2000 года при образовании «Рособоронэкспорта», руководителем которого стал Андрей Бельянинов, Сергей Чемезов стал его первым заместителем, хотя по сути был негласным главой «Рособоронэкспорта». В апреле 2004 года после перевода Андрея Бельянинова в ФСОЗ Сергей Чемезов официально занял пост генерального директора «Рособоронэкспорта». 1 декабря 2000 г. Владимир Путин подписал указ о создании Комитета РФ по военно-техническому сотрудничеству с иностранными государствами (КВТС), подотчетного Минобороны РФ. КВТС стал федеральным органом исполнительной власти по вопросам регулирования и контроля военного экспорта. Во главе КВТС был поставлен бывший чекист Михаил Дмитриев. Окончив МГИМО, он стал сотрудником ПГУ КГБ. Работал за рубежом – в частности, советником посла в ЮАР. Занимал посты в СВР, закончил службу в звании генерал-лейтенанта и должности начальника информационно-аналитического управления СВР. В августе 2000 года назначен заместителем министра промышленности, науки и технологий, но уже в ноябре того же года возглавил КВТС в должности замминистра обороны. В апреле 2004 года при реорганизации структуры правительства сохранил свои функции, получив пост главы ФСВТС. Кураторство ВТС было передано от подчиненного Михаилу Касьянову Министерства промышленности и науки Министерству обороны, напрямую подчиняющемуся президенту.
   За время первого президентского срока Владимира Путина государственный оборонный заказ России вырос в абсолютном исчислении в два с половиной раза, достигнув в бюджете 2004 года около 136 млрд. руб. ($4,7 млрд). К началу второго президентского срока Путина в 2005 году гособоронзаказ превысил поступления от военного экспорта. Государство контролирует теперь как военный экспорт (94% поставок оружия за рубеж в 2008 году прошло через госпосредника «Рособоронэкспорт»), так и распределение гособоронзаказа, по-прежнему будет играть ключевую роль в развитии отрасли.
   В середине февраля 2001 г. «Рособоронэкспорт» и предприятия, обладающие правом экспорта готовой военной продукции, получили указание от правительства, согласно которому экспортные контракты по линии военно-технического сотрудничества впредь должны обслуживать специально уполномоченные правительством банки. К этому моменту все счета «Рособоронэкспорта» решено было перевести в государственные банки. До этого счета единого госпосредника обслуживали свыше десяти коммерческих банков, в частности, Альфа-банк, Банк Москвы, Номос-банк, МДМ-банк, Моснарбанк, Росбанк, СВА-банк и др. Неразбериха царила полная. Воровство и коррупция соответственно процветали. «Оборотни в погонах» из Министерства обороны разлагались на корню. 28 марта секретарь Совета безопасности РФ Сергей Иванов, работавший до 1998 года в Службе внешней разведки РФ, был назначен министром обороны. 27 июля на заседании правительства одобрена федеральная целевая программа развития ВПК на 2001-2006 годы. К 2006 году в ВПК планировалось создать 74 концерна и холдинга, контролируемых государством. В 2002 году количество планируемых холдингов было сокращено до 42. 17 октября Владимир Путин освободил от должности министра промышленности, науки и технологий Александра Дондукова. На этот пост назначен Илья Клебанов, сохранивший должность вице-премьера. Получив пост министра, он замкнул на себя не только вопросы ВПК, но и ВТС.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация