А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Остров Россия" (страница 18)

   Что в ядерных закромах Родины?

   Рассмотрим ядерный арсенал России по состоянию на начало 2009 г. по отдельности.
   Ракетные войска стратегического назначения (РВСН). Этот новый вид вооруженных сил был создан в СССР в 1959 году и остается по сей день, говоря словами Александра III, самым надежным союзником России. И когда после окончания «пятидневной войны» Президент России Дмитрий Медведев поставил задачу перед Вооруженными силами к 2020 году решить вопросы гарантированного сдерживания, он имел в виду, в первую очередь, тот ядерный щит, который обеспечивает РВСН. Командующий РВСН генерал-полковник Николай Соловцов в интервью агентству Интерфакс (1 декабря 2008 г.) заявил, что «существующий состав РВСН достаточен для гарантированного решения совместно с другими компонентами Вооруженных сил России задачи сдерживания». По его словам, структура и состав вверенных ему войск постоянно усовершенствуются, и уже в 2009 году предусматривается ввод в боевой состав РВСН ракетных комплексов нового поколения. Речь идет, прежде всего, о «межконтинентальной баллистической ракете РС-24, оснащенной более совершенными средствами преодоления и противодействия ПРО США».
   РВСН, как и другие компоненты российских СЯС, подверглись сокращению в рамках выполнения Россией Договора СНП – о сокращении стратегических наступательных потенциалов. Как сообщил генерал Соловцов Интерфаксу, в результате очередных сокращений «РВСН к 2016 году будет включать четыре ракетных соединения со стационарными ракетными комплексами и пять – с мобильными». С его точки зрения этого будет достаточно для того, чтобы «к 2020 году являться убедительным гарантом обеспечения безопасности России и ее союзников». На 10 июня 2009 г. всего в группировке РВСН насчитывалось около 500 межконтинентальных баллистических ракет, из них около 50 – комплексы «Тополь-М». Стартовый вес этой ракеты «составляет 47,2 т, боевая нагрузка – 1200 кг, дальность полета – более 10 тыс. километров. К 2016 г. количество межконтинентальных баллистических ракет в составе РВСН уменьшится при одновременном качественном их преобразовании. По словам командующего, в 2016 г. ракетные комплексы с продленными сроками эксплуатации составят примерно 20%, а новые ракетные комплексы – не менее 80% группировки.
   С учетом того, что в США ведутся работы по размещению ударных средств в космосе, в РВСН уже с начала 1990-х годов принимаются «меры повышения живучести ракет в условиях возможного воздействия ударных средств космического эшелона перспективной системы ПРО США». Так, в ракете «Тополь-М» «внедрены такие эффективные способы преодоления космического эшелона ПРО, как существенное снижение продолжительности и высоты активного участка траектории полета ракеты, многократное повышение стойкости к воздействию лазерного оружия за счет применения специальных защитных покрытий и ряд других. Разрабатывается перспективное боевое оснащение ракет, полет которого не попадает в зону воздействия ударных средств космического эшелона системы ПРО» и т.д. Командующий РВСН сообщил также и о разработке «перспективных межконтинентальных баллистических ракет, которые планируется создать до конца 2020 года». В них предусматривается «внедрить нанотехнологии, обеспечивающие дальнейшее повышение живучести ракет в условиях поражающего воздействия космического оружия». Правда, командующий оговорился, что эти меры «являются адаптивными и будут реализованы на ракетах в случае реального развертывания ударных средств космического эшелона системы ПРО». Весь вопрос в том, успеем ли мы вовремя «адаптироваться» к достижениям американского ВПК и к новому витку гонки вооружений даже путем «адекватных», а не буквальных решений. Ведь Улита, по имени российская «Оборонка», едет не быстро и когда-то будет?
   Известно, что в США в последние годы была разработана «концепция безответного ядерного удара». Она, по сути, предусматривает полную нейтрализацию ответных действий российских Стратегических ядерных сил, то есть уничтожение всех атакующих ракет. При этом предполагается, что большая часть ракетных комплексов РВСН будет уничтожена в местах их базирования в результате так называемого упреждающего контрсилового удара стратегических наступательных сил США. Оставшиеся стартовавшие российские ракеты планируется поразить американскими противоракетными комплексами. Осуществима ли на практике такая концепция безнаказанной агрессии? Командующий РВСН уверен, что нет.
   «Существующая, а тем более перспективная российская система предупреждения о ракетном нападении, – говорит генерал Соловцов, – способна своевременно обнаружить массированный ракетно-ядерный удар по территории России и выдать соответствующую информацию на пункты государственного и военного управления. После получения санкции Верховного Главнокомандующего Вооруженными силами Российской Федерации потребное для нас, стратегических ракетчиков, время для выполнения задачи по пуску ракет не превысит 2-3 минут. Это означает, что ударная группировка РВСН всегда готова к ответно-встречному удару.
   При реализации такого вида удара старт большей части ракет будет осуществлен до момента воздействия боевых блоков противника по позиционным районам ракетных соединений. Это обеспечивается высокой оперативной и технической готовностью к немедленному боевому применению, а также оперативностью и устойчивостью боевого управления в условиях противодействия противника. Ежедневно до 96% пусковых установок ракетной группировки поддерживается в установленной готовности к пуску. При этом обеспечивается гарантированное решение задачи поражения наиболее важных объектов, составляющих основу военно-экономического потенциала любого агрессора».
   Ну а если все же не удастся ракетчикам РВСН нажать кнопки до того, как ракеты противника поразят цели на нашей территории? Счет ведь будет идти на секунды? Ну, а что, если министра обороны опять вовремя не найдут, как в ночь начала «пятидневной войны» на Кавказе? Или если вовремя не удастся получить «санкции Верховного Главнокомандующего»? Я понимаю, что на все эти вопросы любой представитель РВСН четко отрапортует, что тут все схвачено и учтено и «проспать» вражеский ракетный удар, откуда бы его ни нанесли, невозможно. Увы, я сам служил в войсках ПВО в советские еще времена и скажу, что даже тогда случались такие «проколы», что и сейчас, когда вспоминаешь об этом, дрожь берет. А уж теперь…
   Соловцов утверждает, что вверенные ему войска «готовы и к наихудшему варианту развития ситуации в ядерном конфликте. Благодаря наличию мобильной составляющей ударной группировки, обладающей повышенной живучестью, Ракетные войска обладают потребным потенциалом для решения поставленных задач и в так называемом глубоком ответном ударе, когда пуски ракет проводятся после состоявшегося ядерного воздействия агрессора. Это не голословное мое утверждение, оно базируется на результатах научно-практического моделирования самых различных ситуаций развязывания и протекания ракетно-ядерных конфликтов.
   Наконец, необходимо отметить, что группировка перспективных ракетных комплексов, планируемая нами к вводу в строй, будет, как я уже говорил, обладать высокими показателями эффективности преодоления эшелонированной системы ПРО США. Все эти факторы, в конечном итоге, обусловят гарантированное выполнение РВСН боевых задач в различных условиях военно-стратегической обстановки».
   Я далек от того, чтобы упрекать командующего РВСН России в излишнем оптимизме. Но не могу не привести здесь мнения независимых военных экспертов. Они считают, что в отношении Ракетных войск стратегического назначения, руководство России изначально оказалось заложником решений, принятых еще в СССР. Имеется в виду решение о развитии мобильных ракетных комплексов РС-12 «Тополь». Оно мотивировалось тем, что повышение точности американских МБР снижает боевую устойчивость отечественных МБР шахтного базирования. Выход был найден в создании комплексов, обладающих высокой мобильностью и способных в угрожаемый период уйти из-под удара. Однако бурное развитие новейших технологий привело к созданию новых всепогодных радиолокационных спутников, о которых выше мы уже говорили. В США это спутники «Лакросс», которые активно использовались в войне в Югославии и Ираке. Разрабатывается также проект перспективной космической системы, состоящей из 24 космических аппаратов с разрешением от 0,3 до 3 м, обеспечивающих обнаружение и контроль наземных целей, движущихся со скоростями от 4 до 100 км/ч в любое время дня и ночи, при любой облачности. Системы космической радиолокационной разведки разрабатываются также в Японии, Китае, Германии, Италии, Израиле и Корее. Если в 2005 году на орбиту был выведен только один такой спутник, а в 2006 г. – 3, то в 2007 году на орбиты выведены следующие спутники видовой радиолокационной разведки, имеющие разрешение менее одного метра: IGS (Япония), COSMO-1 и COSMO-2 (Италия), SAR – Lupe2, SAR – Lupe3 и TerraSAR-X (Германия), а также с разрешением пока более одного метра – Yaogan-2 и Yaogan-3 (Китай).
   «Важным боевым свойством «Тополя-М», – как сообщил командующий РВСН Соловцов 10 июня 2009 г. на выездном заседании общественного совета при Минобороны, – является живучесть, которая достигается за счет создания неопределенности местоположения пусковой установки в районе патрулирования. По сравнению с предшествующими однотипными ракетными комплексами живучесть «Тополя-М» значительно повышена». Увы, военные эксперты так не считают. В результате развития тех космических технологий, о которых речь шла выше, преимущество мобильных «Тополей» стало, по сути, нулевым. Место базирования «Тополей» известно США с точностью до сантиметра. Наивно предполагать, что стотонный 22-метровый тягач, перевозящий «Тополь», обладающий высокой заметностью в оптическом, радиолокационном и инфракрасном диапазонах, может «стремительно» раствориться в российских просторах. Уничтожить такую ракету теперь достаточно просто. В ближайшей перспективе США достигнут возможности поражать боевые машины комплекса «Тополь» обычным высокоточным оружием с малозаметных самолетов, а возможно, и боевых беспилотных летательных аппаратов, которые в условиях продолжающейся деградации системы противовоздушной обороны России смогут беспрепятственно проникать в ее воздушное пространство. Наконец, машина комплекса «Тополь» может быть выведена из строя выстрелом из тяжелой снайперской винтовки диверсанта. Применительно к шахтным МБР такой сценарий нереализуем из-за мощности конструкции шахты, ее подземного расположения и усиленной охраны данных объектов. На уничтожение каждой ракеты в шахте требуется ядерный заряд, причем необходимо добиться прямого попадания в шахту или очень близкого к ней взрыва… Если уж говорить о мобильности, то действительно высокой боевой устойчивостью обладал мобильный железнодорожный комплекс РТ-23, ракета которого имела не один заряд, как у «Тополя», а десять. В походном положении комплекс имел вид обычного вагона-рефрижератора, поэтому обнаружить его средствами наблюдения было невозможно. Симптоматично, что руководство США совершенно спокойно относится к наличию в РВСН комплексов «Тополь», однако настойчиво требовало от России ликвидировать РТ-23. В 1990-е годы все комплексы РТ-23 были ликвидированы.
   Необходимо учитывать также, что американцы вот уже несколько лет подряд совершенствуют комплекс мероприятий (Оперативно-стратегическая концепция «Глобальный удар»), обеспечивающих обнаружение, идентификацию, точное определение координат мобильных наземных ракетных комплексов. Особое внимание при этом уделяется совершенствованию системы планирования и способам боевого применения ударных средств по нанесению превентивных ударов по российским мобильным целям («Единый оперативный план поражения стратегических целей» – OPLAN 8044; «Концептуальный план нанесения превентивных ударов по наиболее важным российским мобильным и стационарным объектам» – CONPLAN 8022). Это означает, что вскоре грунтовое подвижное базирование МБР утратит всякий смысл и наши ракеты «Тополь-М» уже не смогут выжить при нанесении по ним первого удара и превратятся в беззащитную цель. Поэтому все разговоры о гиперзвуковых скоростях, маневрирующих боеголовках и других новинках «Тополя-М» никакого смысла не имеют, поскольку до ответного удара эти ракеты просто не доживут.
   Многозарядные МБР шахтного базирования РС-18 и РС-20, несмотря на многократное продление срока их службы, с конца ХХ века в ускоренном темпе выводятся из эксплуатации. Дело в том, что все ракеты РС-20Б, снимаемые с вооружения, согласно российско-американским договорам о сокращении стратегических наступательных вооружений, подлежали уничтожению до 31 декабря 2007 года. К концу 2008 г. на боевом дежурстве находилось около 180 ракет «Сатана». Россия имеет право не превращать их в металлолом, а переоборудовать в космические носители. Этим еще в 1997 году и занялось некое ЗАО «Космотрас». Идея состояла в том, чтобы переоборудовать «Сатану» в ракету-носитель «Днепр» (для этого на РС-20Б необходимо было установить третью ступень – разгонный блок ЛиФт, с помощью которого можно выводить спутники на различные орбиты). Увы, найти необходимые $20 млн. для доработки созданного в НПО имени Лавочкина ЛиФта «Космотрас» не смог. Он пошел другим путем – доработал систему управления «Сатаны», а в качестве третьей ступени решил использовать штатный автономный блок разведения ядерных боеголовок. А сделав это, пообещал зарабатывать до $15 млн. на одном пуске. Возможности Байконура позволяли провести до конца 2007 года почти 150 пусков. Получалось более $2 млрд. На эти деньги можно построить целый авианосец. Но в российских войсках творилось такое, что сейчас, наверное, никто не сможет сказать, сколько было заработано денег путем «утилизации» боевых ракет России и куда эти деньги делись. (В связи с этим полезно почитать результаты расследования деятельности космодрома Байконур, проведенного Счетной палатой РФ).
   Вот всего лишь одна история. 26 сентября 2005 г. из шахтной пусковой установки космодрома Байконур стартовала тяжелая межконтинентальная ракета РС-20Б «Сатана» с пятью иностранными коммерческими космическими аппаратами на борту. Сам факт того, что она наконец улетела, – необъяснимая удача наших ракетчиков. Дело в том, что удачной попытке запустить «Сатану» предшествовала другая, неудачная. Старт должен был состояться еще 25 августа. Однако за 40 секунд до пуска автоматика дала отбой. Неисправность оказалась настолько серьезной (не происходил наддув топливных баков РС-20Б), что пуск не смогли произвести и на следующий день. В результате с «Сатаны» сняли головную часть со спутниками, слили топливо, извлекли из шахты и отправили в Россию. А спутники запустили на другой ракете. Неудача спасла ракетчиков от больших неприятностей. Дело в том, что осуществлявший коммерческие пуски РС-20Б «Космотрас» не потрудился надлежащим образом документально оформить проведение запуска. В результате к августовскому пуску не было подготовлено распоряжение правительства, без которого космический пуск «Сатаны» (если бы он состоялся) стал бы контрабандным. Соответствующий документ тогдашний премьер-министр Михаил Касьянов подписал лишь 21 сентября, хотя по всем правилам распоряжение должно было появиться за полтора месяца до старта. Видимо «Миша два процента» чего-то выжидал.
   Коммерция в системе Минобороны РФ сплошь и рядом становилось на первое место, оттесняя приоритеты обеспечения стратегической безопасности страны. В результате хронической нехватки ассигнований на оборону и тотального воровства бюджетных средств, разработка новых ракет велась из рук вон плохо. Замена мобильного «Тополя» на шахтный вариант – тому пример.
   Если МБР РС-20 может выводить 8,8 т полезной нагрузки, РС-18 – 4,3 тонн, то «Тополь» – всего одну тонну, «Тополь-М» – 1,2 т. К тому же «Тополь» изначально создавался как однозарядная ракета, и конструкторы признают, что попытка изменить данную концепцию приведет к ухудшению его тактико-технических характеристик. Конечно, держаться за устаревшую доктрину подвижного грунтового базирования сегодня просто нелепо, но еще более нелепо ставить в шахты моноблочные «Тополя-М» вместо снимаемых шестиблочных ракет УР100НУТТХ. В 48 шахтах эта процедура к началу 2009 г. уже была проведена, следовательно, из этих шахт изъято 288 боезарядов, а установлено только 48, соответственно вместо изъятых 208,8 т забрасываемого веса установлено всего 57,6 т. Такова цена перехода на твердотопливные ракеты в наземной группировке (см. «Отечественные записки», 11.09.2008).
   26 ноября 2008 г. в России с космодрома Плисецк с мобильной пусковой установки был осуществлен испытательный запуск межконтинентальной баллистической ракеты нового поколения РС-24 с разделяющейся головной частью. Ракета эта была разработана под руководством генерального конструктора Юрия Соломонова в Московском институте теплотехники, где сделали «Тополь-М» и доводят до ума морскую «Булаву-30». На новой ракете могут быть установлены от шести до десяти боеголовок индивидуального наведения мощностью от 100 до 300 килотонн каждая. Кроме того, двигатели, работающие на жидком топливе, расположенные на третьей ступени ракеты, дают ей возможность маневрировать на заключительном участке траектории и – почти как легкой крылатой ракете – уходить от средств ПРО. Особенностью новой ракеты является и то, что боеголовки с нее могут сбрасываться не единым блоком, а по очереди, увеличивая, таким образом, ареал поражения. Это был третий пуск РС-24 с 2006 г. Считается, что трех успешных пусков подряд достаточно, чтобы с декабря 2008 года поставлять ее в Космические войска. «Ракетный комплекс пятого поколения РС-24 с разделяющимися головными частями индивидуального наведения заменит на боевом дежурстве те ракетные комплексы, у которых истекают гарантийные сроки», – заявил командующий РВСН. Речь идет о том, что РС-24 заменит устаревшие «Стилет», «Сатану», Р-36МУТТХ и Р-36M2 «Воевода» (SS-18 по натовской классификации).
   Основной интригой испытаний стало то, что новая ракета с разделяющимися боеголовками должна поступить в войска в декабре 2009 года, ровно к моменту окончания сроков действия договора СНВ-1, который такие виды вооружений категорически запрещает. Но так как администрация Джорджа Буша не спешила продлевать срок действия договора и в декабре 2008-го российско-американские консультации по этому поводу закончились ничем, Россия в одностороннем порядке оставила за собой право иметь наступательные вооружения последнего поколения. Предполагается поэтому, что вместе с «Тополем-М», у которого с декабря 2009 года в «голове» тоже могут появиться три боевых блока индивидуального наведения, РС-24 в перспективе составит основу ударной группировки Ракетных войск стратегического назначения.
   Однако гладко было на бумаге… При крайне низком, как сегодня, темпе строительства новых ракет и ускоряющемся выводе старых в ближайшие десять лет РВСН могут сократиться до 100-200 однозарядных МБР. Переломить эти тенденции в рамках нынешней военной политики невозможно. Создатель «Тополя», Московский институт теплотехники, и его производитель, Воткинский завод, сегодня монополисты в сфере строительства межконтинентальных ракет. Никакой конкуренции они не позволят – допуск к бюджетным ассигнованиям для «варягов» надежно перекрыт. Между тем по своим возможностям это весьма слабые производства. Взять хотя бы Воткинское предприятие, где делают «Тополь-М». Более 7-8 «изделий» в год оно не выпускает. А надо делать еще и новую стратегическую «Булаву» для новых подводных лодок, и оперативно-тактическую ракету для комплекса «Искандер» для Сухопутных войск. А теперь еще и РС-24. Чем объясняется в таком случае выбор Минобороны? О том, что в подобных случаях фирма-производитель «распиливает» бюджет совместно с посредниками и высшими чинами заказчика, т.е. генералами из Минобороны, написаны тома. Они предпочитают иметь дело только со «своими». Получается замкнутый круг – государство выделяет огромные средства на перевооружение армии, а те, кто этой армией непосредственно руководит, объективно делают все, чтобы этот процесс затянуть. И разорвать этот порочный круг нельзя без разработки, испытаний и запуска в производство тяжелых многозарядных МБР нового поколения. Для этого понадобятся еще многие годы и сотни миллиардов рублей, а также формирование качественно новых конструкторских бюро и создание новых предприятий-производителей. И конечно – успехи в борьбе с коррупцией на всех фронтах.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация