А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Остров Россия" (страница 16)

   Союзники России сегодня

   «Пятидневная война» на Кавказе заставила по-новому посмотреть на реальное соотношение сил в мире и трезвее оценить возможности России. В те осенние дни, видимо, и российские руководители окончательно убедились в правоте российского императора Александра III и в мудрости его знаменитого изречения: «У России есть только два союзника – армия и флот». В современной войне их должно быть больше, и на первое место в списке этих союзников России следует поставить стратегические ядерные силы (СЯС), космические войска и авиацию. Каковы же состояние боеготовности этих главных союзников России и их способность ее защитить в случае нападения извне, дать отпор любому агрессору в свете всего вышесказанного?
   В феврале 2008 г. в Лондоне вышел 50-й выпуск сборника «Военный баланс-2008» (Military Balance 2008. London, 2008), по традиции представленный британским Международным институтом стратегических исследований (IISS). Сборник содержит информацию о вооруженных силах и военной политике более 50 государств мира. России в нем посвящена целая глава, в которой подробно описаны вопросы военного строительства, состояния ВПК и динамики военных расходов. «По нашей оценке, состояние и боеготовность Вооруженных сил России за последние несколько лет значительно улучшились, – сообщила директор программ России и Евразии IISS Оксана Антоненко. – Мы считаем, что военные реформы после десяти лет медленного продвижения начали давать реальные результаты. Это не только увеличение, но и качественное улучшение расходов на содержание ВС и других военных структур. Проводится больше учений, идет более серьезная подготовка, созданы и финансируются специализированные горные бригады и другие типы частей, которые могут, с нашей точки зрения, серьезно повысить боеготовность ВС».
   По мнению большинства российских военных экспертов, однако, этот оптимизм аналитиков IISS реальному положению дел в Российской армии и военно-промышленном комплексе не соответствует. «Создается впечатление, – считает заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа РФ Александр Храмчихин, что информация о вооруженных силах РФ в британском «Военном балансе-2008» искажена намеренно, а «характеристики IISS больше напоминают тезисы бодрых выступлений первых лиц России и руководства ее военного ведомства. На самом деле все гораздо скромнее».
   Да, оптимистичных рапортов о боеготовности ВС РФ после развала СССР было немало. Только назначат какого-нибудь генерала на высокий пост, он тут же рапортует в духе «Красная Армия всех сильней». На первый взгляд, вроде бы так оно и есть. Даже по тем цифрам, которые доступны широкой публике, военные расходы в России немалые. Так, назначенец министра обороны РФ Сердюкова начальник Главного управления боевой подготовки и службы войск ВС РФ генерал-лейтенант Владимир Шаманов (впоследствии его вернули в ВДВ на пост командующего) сообщил журналистам, что в 2007 г. Россия потратила на боевую подготовку 200 млрд. руб., а еще 300 млрд. было освоено при совершенствовании учебно-материальной базы боевой подготовки. В 2008 году на боевую подготовку было выделено уже 320 млрд. руб., то есть почти миллиард рублей в день! Да за эти деньги можно Российскую армию натренировать до уровня американской морской пехоты. Но, как говорят, российские военные «не надо путать финансы с качеством боевой подготовки, которое продолжает, мягко говоря, желать лучшего». По данным ISS, в 2007 году военные расходы России превысили $80 миллиардов. Если это соответствует действительности, что довольно сложно определить по причине далеко не всегда оправданной закрытости статей военных расходов РФ, то возникает вопрос: куда уходят такие колоссальные деньги при столь черепашьих закупках новых техники и вооружений? Военный бюджет США на 2008 г., например, составил по общему объему расходов $696,4 млрд. Документ предусматривал расходы в размере 99,2 млрд. долларов для закупок существующих систем вооружений и 73,7 млрд. долларов для разработок новых вооружений. На концептуальные проектно-конструкторские разработки по проекту «глобального быстрого удара» (Prompt Global Spanlike), включая новую крылатую ракету, было выделено 100 млн. долларов.
   Эксперты ISS, как очевидно, включили в военные расходы России и расходы, связанные с оборонной промышленностью. Если взять чисто военные расходы, то они будут куда меньше, хотя сумма все равно получается огромная. В 2008 г., согласно докладу Стокгольмского международного института проблем мира (SIPRI), Россия заняла пятое место в рейтинге государств, лидирующих по объему военных расходов. Абсолютным лидером остаются США, на их долю приходится более 40% оборонных расходов. Всего за 2008 год на оборону, ведение войн или подготовку к ним было израсходовано $1,464 млрд., что на 4% больше, чем годом ранее. Согласно документу, Россия в списке из десяти государств, лидирующих по объему оборонных расходов, заняла по итогам 2008 года пятую строчку с $58,6 млрд. Первое место досталось США ($607 млрд.), за ними следуют Китай ($84,9 млрд.), Франция ($65,7 млрд.), Великобритания ($65,3 млрд.), Германия ($46,8 млрд.), Япония ($46,3 млрд.), Италия ($40,6 млрд.), Саудовская Аравия ($38,2 млрд.) и Индия ($30 млрд.). Активность в оборонной сфере в прошлом году проявили также Иран, Израиль, Бразилия, Южная Корея, Алжир и Великобритания. По отношению к данным 1999 года общее увеличение расходов на оборону составило 45%. При этом 58% прироста за десятилетний период приходится на США. Ежегодно эта страна увеличивает военные расходы в среднем на $219 млрд. (в ценах 2005 года). Только военные кампании в Ираке и Афганистане увеличили расходы на $903 млрд. По данным SIPRI бурными темпами наращивают оборонные расходы также Россия (на $24 млрд. больше) и Китай (прирост в $42 млрд.). Вместе эти два государства за десятилетие увеличили военные расходы втрое (см. Infox.ru 07.06.2009).
   Если принять цифры IISS как истинные, то выходит, что Россия хотя и отстает от США, прежде всего по статье «закупка вооружений», тем не менее, выделяет почти такую же сумму из бюджета на военные расходы. Но где же они тогда? Что закупают для нашей армии?
   Александр Храмчихин, ознакомившись с докладом IISS, недоумевал: из чего сделан вывод об улучшении состояния российских Вооруженных сил? «Если говорить о боевой подготовке, то очень сложно говорить, насколько она улучшилась. Военные расходы, безусловно, растут, но, как известно, воюют не деньгами, а тем, что на них закупается. А именно с этим-то и есть основные проблемы. Российская армия закупает еще советские, то есть морально устаревшие, образцы вооружения, и то в совершенно микроскопических количествах, – считает Храмчихин. – Если сравнить «восьмилетку» Ельцина и «восьмилетку» Путина, то окажется, что при последнем, как ни парадоксально, вооружений закуплено было гораздо меньше, чем при Ельцине. Хотя, казалось бы, куда уж меньше. «Боевые вертолеты, танки и самолеты поступают в войска поштучно, – утверждает эксперт, – не говоря уже о ракетах различной дальности, высокоточном оружии, беспилотных летательных аппаратов и многом другом».
   Российская армия, судя по ее действиям во время конфликта против Грузии, плохо подготовлена к ведению боевых действий против сильного противника, обладающего современным вооружением, говорится в докладе американской компании «Джейнз стратиджик эдвайзори сервисез», специализирующейся на вопросах, связанных с обороной. Главный недостаток Российской армии, по мнению авторов доклада, – это ориентация на противника, обладающего огромной огневой мощью. В то же время гораздо меньше внимания уделяется подготовке к столкновениям с немногочисленными, но лучше подготовленными и более гибкими силами. Авторы документа констатируют, что «российским военным требуются улучшения в том, что касается командования и системы подготовки, а также использование гибкого, современного вооружения, перед тем как они будут в состоянии противостоять противникам, которые обладают большей численностью или более современным вооружением, чем грузинская армия».
   По следам этого доклада свою статью на ту же тему опубликовала весьма осведомленная «Нью-Йорк таймс». Слова президента Медведева о том, что в 2009 году расходы Российского государства на «оборонку» будут сопоставимы с расходами СССР, – сообщала газета, – американских специалистов не впечатлили. «Россия склонна к грандиозным военным планам, – утверждают они. – Все это мы слышали не раз!» Солдаты-срочники, пишет газета, за год службы не осваивают даже базовые навыки, военная бюрократия в России коррумпирована, 40% военного бюджета разворовывается или растрачивается». (New York Times, 19.10.08) Выступая 17 марта 2009 г. на расширенной коллегии Министерства обороны РФ, где присутствовал и президент Медведев, Сердюков признал, что «уровень оснащенности Вооруженных сил основными видами вооружения и военной техники к концу 2008 г. составлял от 60 до 100 процентов. Но большая их часть физически и морально устарела, а естественная убыль не компенсируется закупками. Как следствие – доля современных образцов вооружения и военной техники составляет около 10%». (Сайт Министерства обороны РФ – www.mil.ru 18.03.09.) Положение просто катастрофическое. Говоря о планах перевооружения армии, Сердюков пообещал, что только к 2015 году доля современных образцов вооружений в ВС РФ будет доведена до 30%, а к 2020 году – до 70%. (Там же.) А если завтра война? Попросить агрессора подождать до 2020 года?
   Надежд на то, что боеготовность Российской армии удастся поднять ударными темпами, увы, нет. Кризис серьезно ударил и по военному бюджету. Расходы на национальную оборону, по словам главного армейского финансиста Любови Куделиной, уже в марте 2009 г. были сокращены на 8%, но в итоге секвестр оказался более внушительным – на 142 млрд. руб., или на 10%. Как в этих условиях закупать вооружения и проводить реформу? Особенно, если учесть, что существенного снижения цены на высокотехнологичную продукцию ВПК, по мнению военных аналитиков, ожидать в ближайшие годы не стоит. (Данные – «Ведомости», 18.03.09) «Сокращение почти на 16 млрд. руб. федеральной целевой программы комплектования армии и флота контрактниками, урезание на 3,4 млрд. руб. средств на ядерно-оружейный комплекс – лишь видимая и открытая обществу часть снижения расходов на реформу и закупки вооружений, – писала на следующий день после эпохальной коллегии МО РФ газета «Ведомости». – Эксперты опасаются, что снижение закупок обычной боевой техники и вооружений будет существенным – на 25-30%. Тогда предложенная президентом массовая закупка техники взамен ремонта представляет собой политическое решение, чреватое тем, что в частях не будет новых и боеспособных (пусть и морально устаревших) танков, орудий и самолетов. Беспокоит и другое – на 20-25% сокращаются расходы на закупку горючесмазочных материалов. Эксперты топливного рынка не ожидают сопоставимого падения цен на бензин и дизельное топливо. Это означает, что даже имеющаяся боевая техника будет реже ездить, летать и выходить в море» («Ведомости», 18.03.09). И какое же нашли здесь решение? На взгляд военных экспертов, мягко говоря, непродуманное – решили использовать для боевой подготовки… неприкосновенный запас ГСМ.
   Однако самое возмутительное решение в рамках секвестра бюджета Минобороны касается военной техники. И именно для войн будущего. Несмотря на введенный правительством запрет РФ на сокращение гособоронзаказа (ГОЗ), замминистра обороны РФ Л. Куделина объявила в феврале 2009 г., что военное ведомство «рассматривает возможность прекращения финансирования научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР), которые в 2009 – 2010 годах не приведут к получению финальных образцов». Помните лозунг советских времен «Даешь вал!». Известно, что военная наука, как и иная научная сфера, далеко не всегда дает мгновенные результаты. В США 40 лет работали над созданием боевого лазера и только в 2009 году приступили к его полевым испытаниям. Расходы на НИОКР – это важнейшая статья ГОЗ. И доля НИОКР в гособоронзаказе, как правило, составляет от 30 до 60%. Если учесть, что на ближайшую трехлетку в бюджете страны расходы на разработку и закупку вооружений и военной техники должны были составить 1,5 трлн. руб., подобный секвестр должен прозвучать, как сигнал тревоги. Член комитета Госдумы по обороне, бывший командующий Черноморским флотом, депутат-коммунист, адмирал Владимир Комоедов полагает, что проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ – это и есть создание нового облика армии. «Мы против сокращения расходов на национальную оборону, тем более расходов на НИОКР, – говорит адмирал. – Расходы на НИОКР должны быть оставлены в полном объеме. И нечего трогать неприкосновенный запас. Россия в состоянии обеспечить и себя, и многие страны углеводородами. Зачем сокращать ГСМ и экономить на армии?» По сути, в ведомстве Сердюкова решили приостановить разработку некоторых новых видов вооружений. И это в ситуации, когда со всех трибун говорят о новом облике армии, о нановооружениях, о суперсовременном оружии для бесконтактных войн. Когда ракета «Булава» никак не взлетит, когда беспилотники закупаются в Израиле, а связь в войсках остается на уровне Второй мировой! Браво госпожа Куделина!
   Владимир Мухин, обозреватель «Независимой газеты», точно подметил, к чему ведут такие бухгалтерские решения Сердюкова с Куделиной: «Похоже, в военном ведомстве запутались в приоритетах. Если экономить на военной науке, нет смысла приступать к созданию нового облика армии. Потому что новый облик со старым вооружением, даже если напялить на солдат гимнастерку от Юдашкина, будет попахивать нафталином» («Независимая газета», 19.02.09).
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация