А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Остров Россия" (страница 15)

   Для более четкого понимания проблемы Слипченко приводит такие данные о высокоточном оружии. Если во время Второй мировой войны, чтобы уничтожить железнодорожный мост через крупную реку, надо было послать туда 4,5 тысячи самолетовылетов (один самолет должен участвовать в бомбардировках много раз) и сбросить на этот мост порядка 9 тысяч авиационных бомб, то во время войны во Вьетнаме такой мост уничтожался, примерно, посредством 90 самолетов, которые приносили туда 200 управляемых авиабомб. А вот в Югославии в 1999 году такой мост уничтожался одним самолетом и одной крылатой ракетой.
   Так к какой же войне должна готовиться Россия? Наш лектор считает что «сейчас Россия находится в четвертом поколении войн. То есть это контактные войны прошлого поколения, времен Великой Отечественной войны».
   У России нет практики ведения бесконтактных войн, хотя оружие для его ведения – крылатые ракеты и другая техника у нее вроде бы есть. Но все это, увы, в плачевном состоянии – нет необходимых средств связи, что доказали военные действия на Кавказе, причем не только в Южной Осетии, нет сверхточных электронных карт для систем наведения, нет самих систем наведения и связи (есть опасность, что ГЛОНАСС еще будут доводить до ума годами, пока не закупят что-нибудь импортное и более надежное). Как говорят мои друзья-коряки, «много чего ничего нет». США между тем с 1991 г. ведут дистанционные бесконтактные войны. Возьмем пример первой войны в Персидском заливе.
   Когда в 1991 году началась эта война, Ирак был очень хорошо подготовлен к войне четвертого поколения. У него было 60 ракет «Скадов», дальность поражения у которых доходила до 400 километров. У него была мощнейшая авиационная группировка: более 300 боевых самолетов. 35 зенитно-ракетных комплексов, достаточно современных. Очень много пусковых механизмов ПВО, которые позволяют с плеча выстрелить по летящей цели. Они не наводятся, просто сами ищут цель. И плюс к этому 20 дивизий сухопутных войск! Почему же Хусейн эту войну проиграл?
   «С самого начала войны, – рассказывает Слипченко, – были уничтожены все ракеты и вся система ПВО – бесконтактным способом. А по сухопутным войскам американцы жалели наносить удары высокоточными боеприпасами, потому что в той войне у США было всего около 300 крылатых ракет, и все они пошли на военную инфраструктуру и на экономику. И 85% экономического потенциала было уничтожено бесконтактными средствами. Я назвал эту войну прообразом войны будущего. Многие с этим были не согласны: «Нет, это случайно. Такого не может быть. Это просто эпизод, который был сформирован американцами. В следующих войнах такого не будет». Но в следующих войнах это повторилось вновь. Скажу больше: готовясь к этой войне в 1991 году. американцы испугались, что, если Ирак первым начал сухопутную войну, а они сами не успели бы приготовиться к другой войне, им пришлось бы понести большие потери.
   Американцы призвали в армию специалистов по моделированию войн. Эти специалисты промоделировали порядка 200 различных вариантов войны с Ираком. Из них было отобрано 22. Потом 3. И, наконец, 1, последний. Согласно этой схеме, если американцы будут вести войну бесконтактным способом, то она будет закончена через 35 суток без потерь и без применения сухопутных войск. Американцы пошли на такую войну. И действительно: хоть не через 35, но через 38 суток война была практически закончена».
   Война в зоне Персидского залива была сюрпризом и для самих американцев, – считает Слипченко. Но они научились и дальше так воевать, дистанционным бесконтактным способом во всех последующих войнах.
   «Война в Югославии, которую я называю уже образом войны будущего, была проведена по графику дистанционной бесконтактной войны, – продолжает наш аналитик. – Ее можно условно разделить на два периода: первые шесть недель и вторые пять недель – всего было 11 недель, 78 суток. Первые шесть недель шла дистанционная бесконтактная война. Было применено порядка полутора тысяч высокоточных крылатых ракет. Они были пущены с большого расстояния: ни один самолет и ни одна лодка не зашли в зону поражения ПВО Югославии. Сама система ПВО была уничтожена в течение первых суток. Почему? Откровением для нас, и в том числе для меня, стало то, что американцы использовали то, что все системы ПВО в мире, в том числе и российская, построены на базе активной радиолокации. Нельзя уничтожить самолет, если его не обнаружить радиолокатором. Если его не подсветить другим локатором. Если не навести на эту цель зенитную ракету. Американцы это использовали. Они запустили несколько спутников «Лакрос», которые висели над театром военных действий и регистрировали каждое включение локатора на земле. После этого они немедленно посылали в точку излучения снаряд с воздушного или морского носителя. Таким образом, в течение суток было уничтожено 75% зенитно-ракетных комплексов ПВО. Сербы испугались. Они практически лишились системы ПВО. То, что у них осталось, они выключили и спрятали под землей. Поэтому что-то сохранилось, но в целом система ПВО была разрушена именно из-за того, что она была основана на радиолокации. Забегая вперед, скажу, что это очень опасно для России, потому что точно таким же образом построена и наша система ПВО.
   Высокоточные крылатые ракеты запускались с расстояния от 80 до 800 километров и очень точно поражали все цели. На территории Сербии и Косово подлежало уничтожению порядка 900 объектов экономики и военной инфраструктуры. Туда было отправлено 1,5 тысячи высокоточных крылатых ракет, которые все это уничтожили с эффективностью порядка 75 – 80%.
   В этой войне не было театра военных действий. Когда он есть? Когда противники встречаются в противоборстве. А здесь не было борьбы: один наносит удар из воздушно-космического пространства, а второй не может его отразить, ему нечем его отразить. В своих книгах я называю это «театром войны». Он отличается от театра военных действий тем, что там господствует одна сторона, в то время как на театре военных действий активно участвуют обе стороны. Американцы оторвались от всех стран мира, в том числе и от России: у них есть театры войны, но нет театров военных действий. Им пока никто не может эффективно противостоять.
   Обратите внимание: поскольку югославские вооруженные силы отстали от американских, они остались в прошлом четвертом поколении войн, которые основываются на базе сухопутных войск.
   Американцы преподнесли сюрприз: они вообще не били по войскам. За 78 дней войска Милошевича в Сербии и Косово потеряли всего 524 человека убитыми, 37 человек пропали без вести. Менее одного процента военной техники было выведено из строя. Это были косвенные потери, никто специально за ними не гонялся. Американцы экономили высокоточное оружие и направляли его только на экономику и военную инфраструктуру. Поражению подвергалась не только радиолокация. Системы радиоэлектронной борьбы, компьютерные центры, телевидение, радиостанции, ретрансляторы – все, что было связано с прямым или косвенным излучением, подвергалось уничтожению.
   Более того, американцы провели, и это было для нас достаточно интересным сюрпризом, операции против информационного ресурса Югославии. Они уничтожили не только все излучающие ресурсы, но даже и бумажные: редакции также были уничтожены. Население не должно было получать информацию об истинном ходе этой войны».
   Вскоре после того, как война с Югославией закончилась, Пентагон получил от американского конгресса миллиард долларов для создания электронной карты нашей планеты с трехмерным объемным изображением. Такая карта была создана. 22 февраля 2000 года американский многоразовый челнок «Эндевер» садится на базе во Флориде, и оттуда выходят шесть астронавтов – все они картографы из Пентагона. Что они сделали на «Эндевере»: Земля снималась с двух точек, которые были разнесены на 60 метров. Это стереоскопическая съемка. Таким образом американцы сняли нашу планету от 56-го градуса южной широты до 60-го градуса северной широты: по всему кругу с дискретностью в 30х30 метров и с трехмерным электронным изображением. «При помощи этой карты, – говорит Слипченко, – они могут наносить удар по стране, по отдельному городу, по отдельному зданию и по отдельному окну. Высочайшая разрешающая способность до нескольких сантиметров позволяет очень точно обозначить то место, куда надо прислать крылатую ракету. Это уже опасно: никто в мире кроме американцев такой карты не имеет. Думается, что они это сделали для того, чтобы вести войну не с конкретным противником, а с любым противником на нашей планете, где бы он ни находился».
   За шесть недель войны в Югославии, продолжает лектор, США испытали много новых высокоточных крылатых ракет, другого оружия. «Была отработана воздушно-космическо-морская военная операция. Впервые в истории человечества. Мы внимательно следили за этой операцией, потому что она дает новые стратегические варианты ведения войны. В следующие пять недель война пошла в другом плане. Американцы как бы вернулись в четвертое поколение войн. Они стали добивать неразрушенные объекты пилотируемым способом. Но второй период был направлен не на добивание, а на то, чтобы пропустить через это весь основной и резервный летный состав ВВС США и некоторых стран НАТО. Тем летчикам, которые сейчас находятся в строю, предстоит еще 10-15 лет воевать, быть может, контактным способом. И им дали возможность постажироваться. Они прилетали в гражданских костюмах, переодевались, делали 10-15 самолетовылетов на боевом самолете, один раз с инструктором, потом без инструктора; наносили удар по тем целям, которые для них были обозначены. Они очень часто допускали ошибки. Как вы помните, во время войны в Югославии били по колоннам тракторов, по беженцам, по больницам. Это делали те, кто прилетал на стажировку из резерва. Не действующие летчики, а резервисты били по гражданским объектам. Зато они получили большую практику, так что сейчас ВВС США имеют практически два комплекта летного состава: тот, который служит, и резервный, прошедший стажировку на войне.
   Таким образом, война в Югославии была названа мною образом войны будущего. Вот к такой войне нам надо готовиться».
   Соединенные Штаты последние 40 лет ведут также разработку лазерного оружия для таких войн и в последнее время добились на этом направлении немалых успехов. По сообщению газеты The Los Angeles Times американская оборонная корпорация Northrop Grumman объявила, что ей удалось разработать твердотельный электрический лазер мощностью около 100 киловатт. Еще несколько лет назад большим достижением считался луч мощностью в 10 киловатт. Луч нового лазера образовывается за счет электричества, вырабатываемого двигателем самолета или танка. Это важный шаг на пути к созданию боевого лазера. Корпорация подготовила испытания нового лазерного оружия в полевых условиях, чтобы протестировать его возможности по уничтожению ракет, как в шахтах, так и на мобильных установках. Кроме этого, предстоит проверить, можно ли использовать его в экстремальных условиях на поле боя. По оценкам специалистов, возможность установки такого оружия на боевые самолеты, танки и корабли появится не раньше середины следующего десятилетия. Ведутся также работы по созданию мощного лазера для орбитальных космических платформ. И это уже не фантастика, а реальность. Последняя разработка Northrop Grumman, как отметил в интервью The Los Angeles Times директор программы лазерного вооружения армии США Брайан Стрикленд, является практическим доказательством, что мощности луча, вырабатываемого с помощью электричества, достаточно для уничтожения целей на поле боя. По его словам, это важный шаг на пути разработки такого вооружения и он подтверждает, что создание и практическое применение электрических лазеров сегодня стало возможным. (The Los Angeles Times, 18.03.09.)
   Отметим еще один аспект – будущие войны немыслимы без новых информационных технологий, которые уже используются в ходе информационных войн. Замначальника Генштаба ВС России генерал-полковник Анатолий Ноговицын считает, что развитые страны в ближайшие несколько лет получат возможность вести полномасштабные информационные войны. При этом на разработку и применение информационного оружия требуются незначительные затраты. «Основными задачами в информационных войнах будут дезорганизация (нарушение) функционирования ключевых военных, промышленных, административных объектов и систем противника, а также информационно-психологическое воздействие на его военно-политическое руководство, войска и население, прежде всего, с использованием современных информационных технологий и средств», – сказал Ноговицын. Для противодействия такому оружию в России пока нет даже учебных пособий.
   Соединенные Штаты явно готовятся к крупномасштабному конфликту и к глобальной войне за контроль над мировыми энергетическими и другими ресурсами. Бесконтактные войны, как мы видели в фантастических фильмах про войны с космическими пришельцами, обладающими сверхоружием, производят ошеломляющий эффект и тотально деморализуют население. В реальности это мы наблюдали и в Югославии, и в Ираке. Именно такие войны, скорее всего, и будут вестись в будущем. В силу того, что новым претендентам на мировое господство и контроль мировых богатств не нужны земли и люди, зараженные радиацией, ядерное оружие если и будет применяться, то только точечно. Массированного удара, скорее всего не будет. Ставка делается на безответный удар, способный полностью деморализовать противника, которому останется только сдаться на милость победителя после того, как в считаные минуты будет уничтожен его военный потенциал, его инфраструктуры и, если понадобится, политическое руководство. Пентагон каждый год закупает дистанционное бесконтактное высокоточное оружие на 50-60 миллиардов долларов. «Это будет продолжаться до 2010 года, – считает Слипченко. – Идет ожесточенная конкурентная борьба между фирмами-производителями. Пентагон не покупает то оружие, которое еще не было проверено войной. Для проведения экспериментов и получения «сертификата качества» для вооружений требуются войны. Мы с вами станем свидетелями еще многих конфликтов, которые будут представлять собой образцы дистанционной бесконтактной войны. Это может быть Северная Корея, Иран или другие страны, которым создается имидж стран-изгоев и по которым необходимо нанести удар.
   Американцы начали очень интенсивно укреплять свои военно-воздушные силы и военно-морской флот. Утрируя, я могу сказать, что все дистанционные бесконтактные войны на сухопутных театрах [военных действий]: в Ираке, в Афганистане – все они были выиграны американскими моряками. (Вспомним визит флота НАТО в Черное море!– В.Б.) Именно они внесли основной вклад в уничтожение экономики и военной инфраструктуры противника. Не ВВС, а именно военно-морские силы. Поэтому сейчас эти два виды вооруженных сил активно развиваются в США, и нам надо обратить на это внимание: мы здорово отстаем. Идет скрытая гонка высокоточных вооружений, в которой мы пока отстаем».
   Ниже будет сказано о причинах этой отсталости. Но, как говорил профессор Преображенский, «разруха, прежде всего, – в головах». Военная мысль в России по-прежнему вертится вокруг наземных и морских стратегических операций Второй мировой. А в наше время, как подчеркивает Слипченко, «координаты войны оторвались от земли и ушли в воздушно-космическое пространство… Обратите внимание: на территорию Югославии не ступил ни один сапог американского солдата. Земля не стала театром военных действий. Роль американских сухопутных войск во всех этих войнах была сведена к нулю. Американцы перешли к совершенно другой структуре вооруженных сил. Меняются такие основные понятия, как «фронт», «тыл», «передний край». Вы помните, раньше эти слова были у всех на устах во время любой войны, вне зависимости от того, понимали люди, что это значит, или нет. Сейчас они уходят в прошлое, и им на смену приходят всего два оборота: «подлежит поражению» и «не подлежит поражению» – высокоточным дистанционным ударом. Поэтому и некоторые локальные войны будут вестись посредством высокоточных средств».
   Что будет, если в будущей войне встретятся страны, которые, используя терминологию Слипченко, принадлежат к разными поколениям войн: к 6-му и к 4-му? На этот вопрос уже ответили войны в Югославии и Ираке. Шансов на выигрыш у тех, кто способен вести только войны «четвертого поколения», нет никаких. «В дистанционных бесконтактных войнах не надо искать конкретного противника. Надо быть готовым к войне с любым противником, где бы он ни находился, – поясняет лектор. – Поэтому вооруженные силы и техника должны развиваться таким образом, чтобы достать этого противника, откуда бы он нам ни угрожал. Если мы будем готовы к такой войне, то не проиграем никакое противоборство. Если мы будем ориентироваться на какого-то конкретного противника, наверное, это будет сложнее. Во всяком случае, американцы создают свои вооруженные силы, не ориентируясь на какого-либо конкретного противника. Они просто накапливают потенциал для ведения войн нового поколения на нашей планете».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация