А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пекло" (страница 8)

   Но если не она, тогда кто?
   Глянув в заделанное армированным стеклом, растрескавшееся от ударов дверное окошечко, мы никого не обнаружили. В двери и стене имелись пулевые отверстия, которые, возможно, объясняли, почему молчит пленница. Зэки не причинили ей вреда. Зато мы навредили тут всем без исключения – и правым и виноватым.
   Издержки войны…
   – Эй, сестричка! – Бледный требовательно постучал в дверь. – Если жива, открывай! Все закончилось! Преступники уничтожены, ты свободна!
   – Слава богу! Ну наконец-то! А я уж думала, никто за мной не придет! – раздался из-за двери взволнованный голос, после чего нам на глаза показалась сама потерпевшая. Она действительно лежала на полу. Но была цела и невредима, поскольку, когда раздалась стрельба, без подсказок догадалась, как ей уберечься от шальных пуль.
   Сообразительная девка, что ни говори.
   Дверь отворилась, и нашим взорам предстала невысокая миловидная брюнетка лет тридцати, одетая в зеленый хирургический костюм. Шокированной до полусмерти она не выглядела. Сестричка оказалась весьма храброй, в чем мы уже убедились по ее грамотному поведению под огнем.
   – Спасибо вам огромное, господа военные! – поблагодарила она нас и даже попыталась улыбнуться. – Ну, раз все в порядке, тогда я, пожалуй, пойду, хорошо?
   И продолжая испуганно улыбаться, стала бочком пробираться между нами и валяющимися на полу трупами к выходу.
   – Погоди, красавица, не торопись, – придержал ее за плечо Бледный. – Там, на нижних этажах, еще не всех ублюдков перестреляли. Лучше посиди здесь, пока наши всю больницу не зачистят.
   – Да… я поняла, спасибо, – закивала брюнетка. – Я… так и сделаю. Только пойду в какую-нибудь палату. Просто здесь так много крови, и порохом воняет, а у меня голова кружится.
   – Ладно, иди, – махнул я ей рукой, не видя смысла задерживать бывшую пленницу. – И не пугайся: там, в холле, громила с большой пушкой – это наш человек, а не уголовник.
   В дверях сестричка еще раз нам улыбнулась и, помахав ручкой, скрылась. А мы с Крупье вошли в подсобку и вновь обратились к дескану, уточняя, где может лежать пакаль.
   – Что за простипома, мать ее?! – вырвалось у капитана, когда мы с ним взглянули на приборный дисплей. – Какого хрена здесь творится?!
   – Вот сучка! – не сдержался и я. – Да ведь она свистнула наш пакаль!
   И действительно, отметка на мониторе, что до этого оставалась неподвижной, теперь стремительно от нас удалялась. Судя по направлению ее движения – как раз по больничному коридору.
   Я кинулся к выходу из ординаторской и, высунувшись в дверь, прокричал:
   – Гробик! Задержи девку!
   Однако было поздно. Фигура в зеленой больничной одежде уже миновала холл и мелькала в противоположном конце коридора. Гробику оставалось разве что подобно мне заорать ей вслед, поскольку он не мог бросить ответственный пост. Сестричка на его окрик даже не обернулась, а припустила быстрее и вскоре завернула за угол. Туда, где в отходящем от коридора маленьком «аппендиксе» был оборудован лаз на крышу и приделанная к нему лестница.
   – Врет, не уйдет! – злорадно крикнул Бледный, когда мы, покинув ординаторскую, рванули в погоню за беглянкой. – Стерва думает, что мы проникли сюда через крышу, и хочет сбежать от нас той же дорогой. Хрена ей лысого, а не пакаль!
   Майор не ошибся. Когда мы вчетвером ворвались в тот закуток, сестричка уже убедилась, что люк по-прежнему заперт и что ей от нас не уйти. Она стояла, повернувшись к нам лицом, и, подняв руки вверх, примирительно улыбалась. Страха она все так же не выказывала. Вместо страха в настороженном взгляде загадочной особы читалось, скорее, любопытство. И еще – искорки азарта. Она как будто играла с нами и вовсе не считала себя проигравшей, хотя мы и загнали ее в угол.
   – Пакаль! – потребовал я, протягивая руку, а другой целясь в незнакомку из автомата. – Живо!
   – Хрена с два! – с вызовом ответила она, при этом глаза ее загорелись еще сильнее. – Я первая нашла эту железку! Она – моя!
   Вместо ответа я спустил курок. Короткая автоматная очередь вспорола покрытый линолеумом, деревянный пол прямо у ног сестрички. Взвизгнув, она в испуге отпрянула и уперлась спиной в лестницу. После чего судорожно сглотнула и затараторила:
   – Ладно, ладно, успокойтесь! Все, теперь вижу, у кого тут пушки и железные яйца! А я кто? Я – никто, и звать меня никак! И вообще, чихать я на всех вас хотела!
   – Пакаль! Или свинцовый педикюр! Что выбираешь? – вновь обратился я к упрямице, продолжая держать на мушке ее ступни. Можно было, конечно, не заниматься ерундой, а просто двинуть ей по голове прикладом и забрать пакаль силой. Вот только всех нас терзало любопытство, откуда вообще взялась эта девица, и каким образом она узнала, что ей в руки попал действительно ценный предмет. Бесспорно, что ей есть, о чем нам рассказать. А значит, оглушать ее и причинять ей боль будет неразумно. Хватит и простого запугивания.
   – Да нате, подавитесь! – фыркнула брюнетка и, вытащив из кармана артефакт, брезгливым жестом сунула его мне в ладонь. – Не больно-то он мне и нужен!
   Пакаль действительно оказался зеркальным. В этот раз рисунок на нем не вызвал у меня никаких ассоциаций, как бывало прежде: расставившая руки в стороны, человеческая фигура, вокруг которой вились языки пламени. Горящий человек? Непохоже, чтобы он агонизировал. А значит, это, скорее всего, не человек, а какой-то демон, пусть и без демонических атрибутов вроде хвоста, рогов и крыльев.
   Однако сейчас меня больше интересовал не рисунок на пакале и даже не он сам, а загадочная особа, у которой мы его отобрали.
   – Ты ведь не медсестра, верно? – спросил я у нашей пленницы. – Будь ты ею, тебя бы эвакуировали с остальным персоналом. Для охотницы за пакалями ты тоже чересчур странная. И кто ты такая, черт тебя побери?
   – Вы и сами не слишком похожи на военных, – огрызнулась брюнетка. – А конкретно твою рожу я где-то раньше видела. И точно не в телепередаче «На службе отечеству».
   – Полагаю, я знаю, кто эта мадемуазель, – неожиданно осенило Бледного. – Я тут на одну любопытную комнатку наткнулся, когда мы палаты зачищали. Вроде камеры-одиночки, только вещички в ней разбросаны не мужские, а женские. Готов поспорить, что, если я сейчас принесу оттуда расческу и мы сравним застрявшие в ней волосики с волосами этой бестии, совпадение будет стопроцентным.
   – Нет, вы посмотрите, какой любознательный мальчик! – съязвила «бестия», но настороженности в ее глазах стало больше. – А в ящике с нижним бельем ты там случайно не порылся? Обнюхать меня не желаешь?
   – И пороюсь, и обнюхаю, если понадобится, – ничуть не смутился Бледный. – Только зачем? И ежу ясно, кто ты такая. Мотала срок в женской колонии где-то неподалеку, а сюда угодила, видимо, из-за болезни, которую врачи вашей санчасти не смогли вылечить. А как началась заваруха, ты тоже решила дать деру, переодевшись под шумок в медсестру. Однако местные зэки так сильно к тебе привязались, что просто не захотели тебя отпускать, пока ты не приласкаешь каждого из них на прощанье.
   – Он прав? – осведомился я у «сестрички».
   – Ну, допустим, – насупилась она. – Вам-то что с того? Вы свое получили и можете проваливать туда, откуда пришли. Или хотите, чтобы я и вашу банду напоследок приласкала? Хрен вам с кисточкой! Перебьетесь! Не на ту напали!
   Дробовик Гробика шарахнул еще несколько раз – видимо, бунтари не оставляли попыток прорваться на третий этаж. Капитану пока не требовалось подкрепление, но и так было понятно, что нам нельзя тут задерживаться. Мы достигли своей цели и больше не горели желанием почем зря подставлять головы под пули и транжирить патроны.
   – Как насчет сделки? – предложил я. – Мы вытаскиваем тебя на свободу, а ты рассказываешь нам, с чего вдруг уголовница вроде тебя прониклась страстью к блестящим железкам. Только не советую нам лгать! Мы в этом искусстве тоже подкованы и быстро тебя раскусим, если ты вздумаешь водить нас за нос.
   – Для кого – уголовница, а для кого – жертва политического режима! – с вызовом заявила «сестричка», но долго раздумывать над моим предложением не стала: – Ладно, громилы, уболтали – я с вами! По рукам, но чур – рук не распускать! Я, между прочим, порядочная женщина и могу за себя постоять. А то, что я очутилась среди здешнего отребья – с кем не бывает. Вам ли этого не знать, господин Грязный Ирод! Это ведь на самом деле вы, я правильно угадала?..

   Глава 4

   После того, как перебивший отряд спецназа огненный призрак вырвался на волю, Кальтер был просто обязан заглянуть внутрь «Фантома». Или хотя бы попытаться это сделать. Он все еще надеялся отыскать на станции аномальный разлом или пакаль. Была вероятность, что Верданди не обнаружила последний, потому что обшивка модуля экранировала излучение металлоискателя. И пока в наполовину засыпанный обломками кратер снова не нагрянули военные, Куприянову предстояло либо подтвердить свою теорию, либо полностью ее опровергнуть.
   Он был почти уверен, что пакаль не мог погибнуть в пожаре. В Дубае он держал в руках артефакт, пробывший более суток в зубах гигантского монстра и не получивший при этом ни единой царапины. Исключительная прочность пакалей косвенно свидетельствовала о том, что уничтожить их огнем тоже вряд ли удастся. И раз уж демоническое пламя не расплавило станцию, значит, оно наверняка пощадило разыскиваемый агентами предмет.
   Оставив Веру наблюдать с вершины вала за обстановкой, Куприянов снова спустился в воронку. Предчувствия его не обманули. Обвал действительно не докатился до главного модуля. Лишь несколько обломков лежали возле проломленного шлюза, но они не мешали в него проникнуть. Пожар внутри погас, но, как теперь догадывался Кальтер, его там и не было. Просто запертый в ограниченном пространстве демон (за неимением иного определения этому существу, Кальтер, не мудрствуя лукаво, прозвал его так) превращал модуль в натуральную печку. Которая тут же потухла, как только живое пламя выбралось наружу.
   Куда оно делось после того, как на него обрушилась стена элеватора, было непонятно. Возможно, бетонная лавина все-таки убила его… или, правильнее сказать, «погасила». Хорошо, если это действительно так. Также хорошо, что сейчас ночь, и можно будет сразу заметить вспыхнувший поблизости огонь. Или это сделает Вера. После чего она подаст дяде Косте знак, и он немедля покинет опасную зону.
   Дозиметр показывал, что уровень радиации остался неизменным: слегка повышенным, но в целом неопасным. Из модульного шлюза, будто из дверей натопленной бани, продолжало выходить тепло, но без источника огня температура там быстро упала и сейчас была уже терпимой. Кальтер подставил под этот жаркий поток сначала руку, затем лицо, убедился, что все в порядке, надел защитную дыхательную полумаску и полез в люк.
   Человек, повидавший в жизни множество чудес, он все же испытывал легкий трепет, когда ступил на борт настоящей космической станции, пускай это было и менее экзотично, чем путешествия во времени. После того, как отсюда вырвался демон, Кальтер был готов к любым неожиданностям. Вот только «глок», нож и стальной протез казались ему неподходящими инструментами для борьбы с такой угрозой. Хотя, как показывал плачевный опыт бойцов Тульского, против демона был бессилен даже гранатомет. Так что, не имея при себе мощного оружия, Куприянов, можно сказать, ничего не терял.
   Утроба станции сильно выгорела. И это, в отличие от похожего на копоть покрытия ее корпуса, был уже настоящий нагар. Воняло паленым пластиком, обгорелой электрической изоляцией и еще какой-то непонятной дрянью. Полумаска защищала Куприянова от летучих примесей, но не от запахов, которые ему приходилось стойко терпеть.
   Пробравшись через шлюз, он включил фонарик и выпрямился в полный рост – это было возможно, даже несмотря на то, что «Фантом» чуть помялся в момент приземления. Правда, стоять приходилось на покатой поверхности, поскольку модуль лежал, зарывшись одним краем в грунт. Но изнутри стена отсека изобиловала выступами и неровностями, что позволяло Кальтеру без проблем находить себе точки опоры.
   С поиском интересующих его объектов все обстояло не так удачно. Обнаружить в темном, задымленном помещении, среди обугленной и закопченной обстановки «черную кошку» являлось той еще морокой. Несколько похожих на пакаль металлических предметов оказались на поверку деталями разбитого оборудования. Кальтер потратил уйму времени, извлекая их из-под завалов и оттирая от сажи, но все трофеи пришлось в итоге выбросить. Однако, когда он уже разуверился получить за свои труды хоть какую-то награду, она неожиданно сама его отыскала. Это было не то, на что рассчитывал Куприянов, и все же результат стоил затраченных усилий.
   Проходя мимо непонятной конструкции, напоминающей одновременно и кольцеобразную антенну диаметром два метра, и большой индейский оберег под названием «ловец снов», Куприянов остановился и задержал на ней луч фонарика. Его заинтересовал не сам прибор, хотя и тот, полностью покрытый тем же черным материалом, что и обшивка станции, вызывал у агента любопытство. Его внимание привлекла небольшая, величиной с полкирпича, серебристая коробочка, лежащая на столе, к которому была приделана антенна.
   Кальтера озадачили две вещи. Во-первых, коробочка не падала с наклонной поверхности, тогда как ей следовало бы валяться сейчас в другом конце отсека, вместе с улетевшим туда хламом. А, во-вторых, она была практически чистая, в то время, как стол под ней был засыпан сантиметровым налетом пепла.
   Первая загадка была разгадана сразу же: стол оказался магнитным. Что, впрочем, не объясняло, почему контейнер не отскочил от него при ударе, поскольку магнитное притяжение было слабым. Возможно, полный ответ на этот вопрос скрывался внутри коробочки. Ее содержимое нужно было в любом случае проверить, ведь в ней мог оказаться пакаль.
   Ларчик открылся простейшим способом, но лишь после того, как, нажав на встроенный в крышку клапан, Кальтер впустил внутрь воздух. Агент действовал аккуратно, дабы убедиться, что за крышкой не тянутся какие-нибудь подозрительные проводки. Под нею оказалась половинка обычного бумажного листа с запиской, начертанной от руки по-английски: «Отшельник, если вы живы, срочно доложите обстановку!»
   Кальтер чертыхнулся. Вот так всегда: вместо ответов лишь новые загадки! Если Отшельник – тот самый демон, то кто тогда оставил ему записку? И сделано это было совсем недавно – перед самым приходом Кальтера, поскольку ящичек лишь слегка запорошило пеплом. Но на том же пепле должны были остаться чьи-то следы, а их не наблюдалось. Куприянов дотошно осмотрел модуль и был совершенно уверен, что кроме него после бегства демона сюда никто не входил.
   Однако едва он сунул бумажку в карман, чтобы поразмыслить над нею в более спокойной обстановке, как вдруг металлическая паутина в кольце антенной рамы засветилась, подобно горящей вполнакала спирали электрической лампочки. Вместе с этим в центре окружности, что не был покрыт сияющей сеткой, возникла дрожащая черная клякса. Она все время меняла очертания, но в целом ее площадь оставалась примерно одинаковой и не превышала размеры канализационного люка.
   Клякса настолько походила на разыскиваемый Кальтером разлом – да что там, она была копией этой аномалии, только сильно уменьшенной! – что агент на миг растерялся и схватился за пистолет. И выхватил его из кобуры как раз в тот момент, когда перед антенной упала и прилипла к магнитному столу еще одна такая же серебристая коробочка. Стрелять в нее было бы глупо, поэтому, подержав ее немного на мушке, Кальтер опустил пистолет, а к тому времени погас и «ловец снов». Клякса тоже исчезла, после чего все стало как прежде, и отсек снова погрузился во мрак.
   Продолжая соблюдать осторожность, Куприянов вскрыл второй контейнер. В нем опять обнаружилась записка, слово в слово повторяющая первую: «Отшельник, если вы живы, срочно доложите обстановку!» Агент смекнул, что для отправки ответного послания его нужно запечатать в эту же коробочку, затем выкачать из нее воздух (это можно было сделать с помощью самого клапана), активировать антенну и бросить «почту» в черную кляксу. Устраивать переписку с неизвестным адресатом – логика подсказывала, что тот должен находиться на одной из секретных военных баз США, – Кальтер не собирался. А даже если бы хотел, он все равно понятия не имел, как пользоваться антенной-телепортом и уцелел ли пульт управления ею. Да и о чем ему говорить с хозяевами Отшельника? Кто они такие, чтобы Кальтер докладывал им обстановку? Ну а чтобы снабжать их дезинформацией, требовалось сначала узнать, есть ли в этом смысл, и продумать тактику такой операции. Чем Кальтер и подавно не планировал сейчас заниматься.
   Забрав на всякий случай и вторую записку, он решил исследовать оставшуюся часть модуля. Как знать, возможно, ему повезет найти еще что-нибудь любопытное. Но поиски его были вскоре прерваны, потому что спустя пять минут «ловец снов» заработал вновь. И выплюнул контейнер гораздо большего размера, чем предыдущие. В этот поместилась бы уже не половинка кирпича, а десяток целых, если уложить их в два слоя боковыми поверхностями друг к другу.
   Судя по грохоту, с каким коробка упала на стол, в ней лежало что-то подобное. Оставить без внимания такой подарок Кальтер, естественно, не мог. Вернувшись к антенне, он собрался изучить содержимое посылки, но тут его дозиметр словно взбесился: громко затрещал и замигал тревожным красным светодиодом.
   Догадка, вспыхнувшая в мозгу Куприянова, бросила его в холодный пот. Что, впрочем, не повлияло на трезвость его рассудка и инстинкт самосохранения. Подскочив к антенне, он оторвал от стола радиоактивную коробку. Пришлось поднатужиться, стараясь, чтобы протез не прилип к магнитной поверхности. Да и сам подарок далеких друзей Отшельника весил как минимум два пуда. Но как только Кальтер совладал с ним, проделать дальнейшее было уже нетрудно.
   Упершись правой рукой в торец контейнера, Куприянов толкнул его обратно в черную кляксу, словно увесистое полено – в дверцу топки. К счастью, мини-разлом еще не закрылся, и груз пролетел в него, не встретив никакого сопротивления. А пролетев, сгинул бесследно, как исчезали те предметы, что порой попадали в другой известный Кальтеру разлом – дубайский.
   Избавившись от коробки, он тем не менее на этом не остановился. Выхватив из «разгрузки» две компактные кумулятивные мины, Куприянов прилепил их к антенне (основание мин также было магнитным), поставил таймеры детонаторов на десять секунд и что было духу рванул к выходу. Взрывчатка не поможет, если хозяева контейнера успеют снова забросить его сюда. Но подрывник надеялся, что так быстро они не отреагируют, и что мины повредят антенну прежде, чем радиоактивный груз повторно прибудет в Скважинск.
   Кальтер не мог быть до конца уверенным в том, какой подарок прислало Отшельнику его командование. Существовала вероятность, что это всего-навсего какие-нибудь инструменты, необходимые для консервации остатков станции, или типа того. Вот только Куприянов был реалистом и мог просчитать ход мысли хозяев «Черного фантома», ведь он на их месте поступил бы так же.
   Сотрудничали они с «серыми» или нет, неизвестно. Но на орбите им, похоже, удалось создать действующую модель первого в истории Земли телепорта. Судя по тому, что для его активации требовалось специальное оборудование, а сам разлом получался очень маленьким, и проводились такие исследования в условиях невесомости, эта технология была еще далека от совершенства. Она требовала особых условий производства и огромных затрат. Но даже в зачаточном виде она обладала колоссальным стратегическим потенциалом. И попади эти материалы в руки вероятного противника – то есть русских, – такой расклад мог, ни много ни мало, изменить весь ход мировой истории.
   У разработчиков и испытателей телепорта был только один способ не допустить подобного фиаско. Способ предельно жестокий, но вполне оправданный. Выяснив, что после падения «Фантома» канал телепортической связи продолжает работать, они отправили по нему на станцию портативный ядерный заряд. Вряд ли взрыв уничтожил бы весь Скважинск. Но для гарантированной утилизации базового модуля потребовалось бы снести как минимум всю промзону элеватора и ее окрестности. После чего списать катастрофу на взрыв «фантомного» реактора, выразить России соболезнования по поводу инцидента и оказать ей щедрую помощь в ликвидации последствий аварии. И стоимость этой помощи будет уже сущей мелочью в сравнении с убытками, что понесла бы Америка, заполучи русские на халяву ее перспективные научные разработки.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация