А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пекло" (страница 30)

   – Эй, парни! – крикнула нам Шира. Поскольку майор говорил негромко, его гипотезу о старушке маме она не расслышала. – Эта штука только что звонила! И индикатор показывает, что связь есть!
   Мы удивленно переглянулись и резво потянулись за лежащей позади нас одеждой, которую мы сняли перед тем, как лезть в реку. Достав из карманов наши мобильники, мы сразу убедились, что Крамер не врет: связь действительно восстановилась. После чего я ради эксперимента дозвонился до Крупье, пускай он при этом находился всего в двух шагах от меня.
   Кто звонил спецназовцу, определить не удалось – на дисплее телефона высвечивались лишь инициалы абонента, – но это вполне могли быть разыскивающие его соратники. Теперь, когда связь заработала, они могли задействовать специальное оборудование и вычислить местонахождение пропавших товарищей по их телефонам и переговорным устройствам. Поэтому их мобильники и передатчики были немедленно сброшены в водопад. Однако это еще не гарантировало, что мы вовремя спохватились и предприняли все меры безопасности. Возможно, что эти средства связи уже были отслежены, и как раз сейчас сюда мчится спасательная команда, встреча с которой не сулит нам ничего хорошего…
   Тяжелого багажа у нас с собой не было. Одевшись и похватав оружие, мы бросили прощальный взгляд на это злополучное место и поспешили к железнодорожной насыпи. А когда выбрались на нее, направились в сторону автомобильного тоннеля, неподалеку от которого был оставлен наш «Додж».
   Мы прошли всего ничего, когда над нами пронесся беспилотный самолет-разведчик. Заметив отсутствие плазмодемона, военные, похоже, немного осмелели. Но, не желая рисковать пилотами, выпустили сначала в небо крылатого робота – БПЛА, – тем более что теперь с ним можно было поддерживать связь.
   Следуя профессиональному инстинкту, при появлении «беспилотника» я, Бледный, Гробик и Крупье дружно опустили лица вниз, чтобы не угодить в прицелы его камер. Если военные не просто ведут съемку местности, а задействовали попутно разведывательно-аналитические программы, те могли вычислить нас по видеоизображению, сравнив его с хранящимися в армейской базе данных нашими фото. И даже при неполном компьютерном опознании внешности Грязного Ирода поднимется нешуточный переполох. Сначала – в штабе Округа, а затем и в Скважинске. «А оно таки нам надо?» – как сказала бы Шира Крамер.
   – Не смотрите в небо! – велел я Шире и аль-Наджибу, которые, в отличие от нас, не понимали, чем это нам грозит, и без задней мысли уставились на пролетающий мимо самолет. У разведки вряд ли имелось досье на Крамер, но она засветилась в СМИ, и ее личность также легко определят. Про шейха и говорить нечего. Его арабская внешность привлечет внимание даже в том случае, если у здешних аналитиков нет доступа к базам данных по Ближнему Востоку. Наш отряд и без прапорщика-араба выглядел подозрительно, если присмотреться к нам взглядом опытного разведчика. А такие профи гарантированно были привлечены к скважинской операции, ведь на город упал не обычный спутник связи, а ни много ни мало сам «Черный фантом».
   – Если связь восстановилась, означает ли это, что Скважинская зона прекратила свое существование и игра закончилась? – спросил я у аль-Наджиба, косясь на удаляющийся самолет-разведчик. – И почему в таком случае Мастер Игры продолжает нас игнорировать?
   – «След Иблиса», где бы он ни был, исчез – это однозначно, – ответил шейх. – Думаю, не ошибусь, если предположу, что других пакалей здесь больше нет. Как нет и самой зоны. Ну а насчет Мастера… Если он не объявился, значит, подводить итоги турнира пока рановато.
   – Если мы собрали все пакали, с кем и во что еще нам нужно играть на потеху «серым»? – Я старался не показывать, что вся эта неопределенность начинает действовать мне на нервы, но у меня это плохо получалось.
   – Полковник! – внезапно обратился ко мне Гробик. – Кажется, «беспилотник» возвращается.
   – Вот же простипома! – вырвалось у Крупье. – И правда, заходит на второй круг!
   Так и было – крылатый разведчик, заложив крутой вираж, делал разворот. Обычно БПЛА летают запрограммированными маршрутами по плавным траекториям, а резко меняют курс, только когда их наземный оператор замечает внизу что-то подозрительное и переходит на ручное управление. Если сейчас «беспилотник» повернет на девяносто градусов, ничего страшного. Но если на сто восемьдесят, можно с полной уверенностью сказать, что его хозяевам захотелось взглянуть на наши лица повнимательнее.
   – Возможно, теперь мы ведем игру с ним, – предположил шейх, показав украдкой на БПЛА. – Не берусь предположить, насколько эта штука опаснее плазмодемона, но, кажется, она тоже к нам неравнодушна.
   – Прибавим шаг, – распорядился я. – Смотрим только в пол. Делаем вид, что мы спешим по очень срочному делу и нам некогда таращиться по сторонам и в небо!
   Чутье меня не подвело. «Беспилотник» сделал петлю и полетел нам навстречу обратным курсом.
   Выбрав кратчайший путь к пикапу, кое в чем мы все-таки просчитались. На этом участке железнодорожной магистрали было невозможно укрыться от объективов воздушного шпиона. По правую руку от нас тянулся высокий забор комбината леспромхоза, по левую – заборы огородов. Можно было, конечно, перемахнуть через один из них и затаиться в кустах какой-нибудь смородины. Но сейчас, когда мы уже привлекли к себе внимание, метаться в поисках укрытия было не самой удачной идеей. Все, что нам теперь оставалось, это сохранять невозмутимость и продолжать двигаться в прежнем направлении. Вполне возможно, что операторы «беспилотника» просто собирают информацию о разбросанных по городу армейских подразделениях и им хочется разглядеть не лица, а всего лишь нашивки на форме. Чтобы удостовериться, кто мы такие и к какому ведомству приписаны.
   Второй раз БПЛА пролетел над нами не так стремительно. После чего снова развернулся, но теперь лег на новый курс и вскоре скрылся с наших глаз, умчавшись в сторону «Скважины». Впрочем, потеря его интереса к нам еще ни о чем не говорила. И мы в любом случае должны как можно быстрее добраться до машины и удрать из города.
   «Додж» стоял там же, где мы его бросили: на обочине, неподалеку от тоннеля. Никто на него не покушался – стекла кабины, дверные замки, колеса и тайники были нетронутыми. Движок тоже завелся без проблем. Все, казалось бы, складывалось очень неплохо, и история с самолетом-разведчиком отошла для нас на второй план, едва мы тронулись с места. Но «серые» не были бы «серыми», если бы позволили нам уехать спокойно, не вытащив напоследок из своего мешка с сюрпризами еще одну гадость.
   Ехать пришлось недолго – всего лишь до первого перекрестка, того самого, откуда мы обстреливали ракетами Отшельника. Вернее, мы даже не доехали до перекрестка, когда нам наперерез выскочили два «уазика» и «Тигр» с установленным на крыше крупнокалиберным пулеметом. Еще до того, как внедорожники полностью остановились, из них начали выпрыгивать солдаты, а пулеметчик на броневике развернул ствол орудия в нашу сторону. Поскольку в эту минуту по идущей от тоннеля дороге больше никто не двигался, не было сомнений, что пулемет, а также солдатские автоматы нацелены на наш пикап.
   В руках выскочившего из «уазика» офицера были пистолет и мегафон. Первый тоже моментально был нацелен на нас, а второй офицер поднес ко рту и заорал в него грозным голосом. Слов мы не разобрали, но и так было понятно, что нам приказывают немедленно остановиться.
   – Тормози! – скомандовал я Бледному, и он остановил машину, не доехав до кордона три десятка метров. Обогнуть его, свернув с дороги, не представлялось возможным. Справа была канава, слева – бетонный забор какого-то склада. Идти напролом тоже не стоило рисковать. Скважинская зона исчезла, но чрезвычайное положение здесь пока никто не отменял. И стоит нам выказать неповиновение, как солдаты без колебаний откроют по нам огонь. «Додж», конечно, хорошая машина, но от пуль она не защитит, а пулемет и вовсе прострелит ее навылет.
   Я, а следом за мной и остальные обернулись назад. Отступать тоже было поздно – из тоннеля выезжали еще три армейских «уазика» и БТР. Надо думать, они также появились здесь не случайно, а были отправлены по тревоге на наш перехват.
   – Полковник? – поинтересовался из кузова Гробик. «Милка» была заряжена, и стоит мне дать ему отмашку, он выпустит в противника шесть гранат всего за три секунды. Одно плохо: потом все мы погибнем, так как сзади по нам ударят пулеметы бронетранспортера, который уже навел их на наш пикап.
   – Отставить, капитан, – приказал я. – Поздно дергаться. Опусти оружие – эту драку нам не выиграть.
   Гробик с явной неохотой положил «Милку» на дно кузова. А между тем позади нас образовался второй кордон, еще более крепкий, поскольку один только БТР сразу перегородил полдороги. Криков, правда, оттуда не раздавалось. Вторая группа вояк предоставила право орать в мегафон тому, кто уже начал это делать.
   Теперь он велел нам выходить из машины без оружия и с поднятыми руками. А когда выйдем, нам прикажут лечь на землю лицом вниз и скрестить пальцы на затылке. После чего все станет вконец дерьмово, потому что тогда ни я, ни остальные уже ничем не сможем себе помочь. На каждого из нас набросятся по нескольку человек, которые скуют наши руки наручниками, опустошат нам карманы, оденут на головы мешки из плотной ткани и увезут в неизвестном направлении.
   Но пока этого не случилось, и мои руки были свободны, я еще мог попытаться всех нас защитить. Но принимать решение следовало очень быстро, потому что, если мы тотчас не выйдем из машины, по нам откроют огонь на поражение. Уж если на наш перехват бросили столько сил, значит, в нас заподозрили особо опасных преступников. А с такими при задержании, как правило, не церемонятся.
   – Что посоветуете, Демир-паша? – обратился я к шейху, вынимая из кармана все три пакаля. – Черный и зеркальный? Или два зеркальных?
   – Я бы остановился на первом варианте, – ответил шейх, но голос его звучал неуверенно. Впрочем, он больше нервничал из-за окруживших нас солдат, а не из-за эксперимента, который я собрался провести. – Однако не факт, что это сработает, когда рядом находится еще один зеркальный пакаль. Ну а второй вариант, он, знаете ли… Он кажется мне слишком радикальным. Мы только что избавили Скважинск от кошмара, а сталкивая зеркальные пакали, рискуем устроить здесь повторную катастрофу. Причем, не исключено, гораздо более страшную.
   – А в случае, если нам повезет?
   – В этом случае тоже может случиться все, что угодно. И неизвестно, что будет для нас лучше: остаться здесь или очутиться в каком-нибудь многомерном мире, где наши мозги вскипят при первой же попытке сориентироваться в пространстве.
   – Проклятье… Ладно, проверим. – Я взял черный пакаль и стукнул им о зеркальный – тот, на котором был изображен мост.
   Ничего.
   Я развернул пакаль на сто восемьдесят градусов и повторил попытку.
   Все без изменений.
   Замена одного «большого босса» другим тоже оказалась бесполезной. Пакали стучали друг о друга, но с тем же успехом я мог бы отложить их и просто хлопать в ладоши. Шейх был прав: помехи от одного зеркального артефакта не позволяли другому вступить в полноценный контакт с пакалем мастью ниже.
   Солдаты снаружи понятия не имели, чем мы там занимаемся. Но они заметили, что я произвожу какие-то действия, и заволновались. Офицер проорал в мегафон последнее предупреждение, и у меня не было оснований ему не верить. Он и так сильно рисковал, позволяя нам под дулами автоматов заниматься подозрительными манипуляциями, и запас его милосердия практически иссяк.
   – Куда ни кинь, всюду клин, – в сердцах бросил я. – Ну, раз ни так ни этак, значит, швыряем все в один котел и варим солянку!
   Я переложил черный пакаль в левую руку, поверх зеркального, а в правую взял второго «большого босса», чтобы соединить не два, а три пакаля – Кальтер проводил подобный эксперимент в Дубае, и у него все получилось. Правда, тогда он использовал пакали мелкой масти, но результат был удачным. По крайней мере, для Безликого и Веры.
   – Даже не вздумайте, мой друг! Остановитесь! – вскричал аль-Наджиб, увидев, что я замыслил, и ухватил меня за плечо, пытаясь мне помешать…
   Он опоздал. Зато я – нет, поскольку промедли я еще несколько секунд, и в итоге опоздали бы мы все. А куда и успели бы, так это на собственные похороны.
   С силой соединив пакали, я не расслышал их стука – верный признак того, что у нас получилось. Мир вокруг стал размытым, как будто мы угодили внутрь гигантского мыльного пузыря, покрытого разноцветными разводами. Никаких звуков при этом до нас не доносилось. Единственное, что я сейчас слышал, был звон в ушах.
   А еще меня посетило ощущение, что мы откуда-то падаем. И мне очень хотелось бы знать, откуда именно. Как показывал опыт, в целом подобная телепортация была безопасна, но иногда она могла преподнести сюрприз, забросив нас в реку или иное малоприятное место.
   Впрочем, не успел я пошевелиться, как разводы на оболочке пузыря пришли в движение и в следующий миг сложились в отчетливую картину окружающего мира. И мир этот не стоял на месте, а двигался снизу вверх.
   Все верно – мы падали. Но, как было и после телепортации «Фантома» из промзоны на берег, наше падение опять выдалось коротким. Не успел никто из нас и слова сказать, как оно закончилось.
   Приземлились мы достаточно мягко. Никакого удара о землю – «Додж» лишь резко просел на рессорах, и только. Зато грохоту при этом получилось не в пример больше. Такое впечатление, что наш пикап весил не несколько тонн, а в десять тысяч раз больше. И пыли при этом взметнулось вверх не меньше, чем при падении всех обломков «Фантома», вместе взятых. Только взметнулась она почему-то не из-под автомобиля, а в радиусе полусотни метров от него. Отчего вокруг нас вмиг образовалась кольцеобразная пылевая стена, которую ветер сразу же превратил в обычную тучу.
   Туча быстро заволокла округу, но прежде, чем это случилось, я заметил то, чего больше всего опасался. Как было и тогда, в случае с Кальтером, мы тоже перенеслись не одни, а вместе с нашими врагами. И теми, что блокировали нас спереди, и теми, что отрезали нам пути к отступлению. И не только с врагами. Под колесами у нас был отрезок дороги, по которой мы ехали от тоннеля к перекрестку. А справа и слева от нас тянулись замусоренные обочины той самой дороги. Только выглядели они уже не такими ровными, как прежде. Теперь их пересекали десятки трещин. Между трещинами фрагменты дороги располагались уже не на одинаковой высоте. Некоторые из них вспучились, некоторые, наоборот, просели, будто выбивающиеся из общего ряда нажатые клавиши гигантского пианино.
   На сей раз пакали зашвырнули незнамо куда не только нас и целый взвод солдат вместе с техникой, но и изрядный кусок Скважинска! Но куда? То, что не в многомерный мир, как боялся аль-Наджиб, это очевидно. Наши мозги не закипели, я чувствовал привычную атмосферу и гравитацию, а также видел свет и слышал звуки. И пусть это были звуки разрушения – массивный пласт земли под нами продолжал трескаться и рассыпаться, – тем не менее они меня радовали. Мы не рухнули в море – будь оно так, вместо пыли нас захлестнули бы волны, – а упали на твердую поверхность и вроде бы не повредили пикап. В общем, легко отделались. И наши враги – тоже. Они попадали с ног, и им было сейчас не до нас, но их техника и оружие тоже наверняка уцелели. А, значит, нам не следовало здесь задерживаться ни минуты.
   Проехать по растрескавшейся дороге теперь можно было разве что на танке, да и тот прошел бы явно не везде. Впрочем, если свернуть направо или налево, то можно двигаться параллельно трещинам и, достигнув края земляного пласта, съехать с него на твердую землю… или не на твердую, но что на землю, это точно.
   – Выруливай налево! – велел я Бледному, стягивая соединенные пакали тугой резинкой и складывая их в карман. Для страховки: разъединив их, мы перенесемся обратно в Скважинск. Туда нам, естественно, очень не хотелось возвращаться, но, если вдруг выяснится, что мы очутились в непригодном для жизни месте, придется волей-неволей идти на попятную.
   За те мгновения, пока мы падали, я вроде бы успел разглядеть высокие деревья – кажется, вековые ели – и верхушки гор. Воздух, проникавший в приоткрытое стекло кабины, был свежим, но не холодным. Все это мало-мальски обнадеживало. Было бы гораздо досадней, зашвырни нас «серая» фортуна в Сахару или Гоби, амазонскую сельву либо вообще за Полярный круг. Гористая тайга – тоже далеко не подарок и, скорее всего, пикап нам придется бросить. Но здесь есть вода, а у нас при себе оружие и много полезных вещей, так что не пропадем. По крайней мере, в ближайшие дни.
   Но об этом мы позаботимся после того, как распрощаемся с нежелательными попутчиками. Стрелять вслепую они не станут – обе группы побоятся задеть друг друга, – и, пока над нами висит пылевая завеса, этим надо воспользоваться.
   Мы телепортировали с собой внушительный кусок Скважинска, и на том месте, откуда мы его выдрали, в земле сейчас наверняка зияет огромная воронка. В то время как нам пришлось скатываться с крутой горки. Несмотря на то, что мы двигались под уклон, Бледному приходилось выжимать из машины все, на что она была способна. Колеса вязли в земле и глине, и «Додж» в любой момент мог сесть брюхом на кочки. Мы не съехали, а практически сползли по грязи с высоты порядка сорока метров, оставив солдат наверху гадать, что же с ними такое произошло.
   На самом деле высота была гораздо больше. Склон на этом не закончился, а плавно перешел в другой – естественный, каменистый, поверх которого и упал наш земляной пласт. Просто в какой-то момент пикап выехал на твердую поверхность, и хоть вокруг нас все было засыпано глиной, мы покатились под уклон намного резвее. Колеса «Доджа» прекратили утопать в рыхлой почве, и теперь Бледный не снимал ногу с педали тормоза. Вдобавок навстречу стали попадаться толстые древесные стволы, разминуться с которыми на большой скорости было бы весьма проблематично.
   Да и куда теперь гнать? Мы вырвались из окружения и сейчас спускались в полную неизвестность. Впереди нас могло ожидать все, что угодно: от какого-нибудь мегаполиса до горной пропасти, на дне которой и завершится наше очередное путешествие.
   Но нет, мы не попали в город и не свалились с обрыва на камни. Наш крутой спуск, в процессе которого «Додж» нацеплял на себя целый ворох еловых сучьев, завершился в мелкой речушке, текущей по горному ущелью. Облако пыли, что все это время напрочь заслоняло нам обзор, осталось позади – или, вернее, наверху, – и здесь уже можно было осмотреться.
   Затянутое тучами небо, но дождя в ближайшее время, кажется, не намечается.
   Крутые, но не слишком высокие горы.
   Густой лес с ковром мха, укрывающего корни разлапистых елей.
   Мерно журчащая речка, чья глубина на видимом нам участке невелика – по щиколотку, не больше.
   Настораживающих звуков вроде выстрелов и взрывов не слышно. До нас доносится лишь рокот падающих по склону комьев глины, многие из которых докатываются до речки и баламутят воду. Гарью не пахнет, столбов дыма тоже нигде не наблюдается. Если не брать в расчет все еще находящихся в опасной близости от нас солдат, наши дела не так уж плохи. Разве только…
   Стоило мне подумать о том, какая угроза нависла у нас над головами, как в этот миг она сама напомнила о себе. Огромная глыба величиной с два наших пикапа сшибла молодую ель и выкатилась в реку прямо нам наперерез. А следом за ней, судя по грохоту и треску, со склона падало еще несколько таких «подарков».
   – Вперед! – крикнул я Бледному, указав рукой туда, куда текла речушка и куда нам было проще всего сейчас удирать. – Давай вывози нас отсюда!
   Вздымая тучи брызг, «Додж» ринулся по руслу прочь от места, что стало похожим на гигантскую засыпаемую могилу. Спешка была как нельзя кстати. До тех пор, пока река не сделала извилину и опасный склон не скрылся с наших глаз, мы оглядывались и замечали все новые и новые скатывающиеся глыбы. Занесенный сюда фрагмент нездешней земной коры разваливался на части, и, если солдаты промешкают, оставаясь наверху, им крепко не поздоровится. Но сейчас нам было не до них. Мы видели впереди пригодную для езды дорогу, пускай она вовсе таковой не являлась. И уносили ноги от места нашего громкого и эффектного прибытия. Такое вряд ли останется незамеченным, даже очутись мы посреди глухой тайги, за тысячи километров от ближайшего города. Наверняка сейсмографы некоторых научных станций зашкалило после того, как кусок Скважинска грохнулся прямо на… э-э-э…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [30] 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация